Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

НАТЮРМО́РТ

Авторы: Н. А. Истомина

НАТЮРМО́РТ (франц. nature morte, итал. natura morta, букв. – мёрт­вая при­ро­да; голл. stilleven, нем. Stilleben, англ. Still life, букв. – ти­хая, спо­кой­ная жизнь), жанр изо­бра­зит. иск-ва, по­свя­щён­ный изо­бра­же­нию не­оду­шев­лён­ных объ­ек­тов.

Фреска из Виллы Юлии Феликс в Помпеях. Сер. 1 в. н. э. Национальный археологический музей (Неаполь).

На­тюр­морт­ные мо­ти­вы вклю­ча­лись в сю­жет­ные ком­по­зи­ции уже в Древ­нем Егип­те: пред­ме­ты, изо­бра­жён­ные в на­стен­ной жи­во­пи­си и рель­е­фах гроб­ниц, име­ли сим­во­лич. зна­че­ние и долж­ны бы­ли, по­доб­но ре­аль­ным, слу­жить умер­ше­му в за­гроб­ной жиз­ни. От­да­лён­ны­ми пред­ше­ст­вен­ни­ка­ми Н. мож­но счи­тать изо­бра­же­ния да­ров в ри­ту­аль­ных ше­ст­ви­ях на сте­нах др.-вост. (ас­си­рий­ских, пер­сид­ских) и крит­ских двор­цов. Н., от­ра­жаю­щие яв­ле­ния по­все­днев­ной жиз­ни, встре­ча­лись в др.-греч. ва­зо­пи­си. Са­мое ран­нее в ис­то­рии опи­са­ние Н.-«об­ман­ки» со­хра­ни­лось у Пли­ния Стар­ше­го, рас­ска­зы­ваю­ще­го о ху­дож­ни­ке Зев­кси­се, ко­то­рый пер­вым столь ис­кус­но изо­бра­зил ви­но­град, что пти­цы, при­няв его за на­стоя­щий, сле­та­лись кле­вать его. Реа­ли­стич­ные ком­по­зи­ции из бы­то­вых пред­ме­тов, на­пи­сан­ные с ис­поль­зо­ва­ни­ем пер­спек­ти­вы, есть в др.-рим. на­стен­ной жи­во­пи­си и на­поль­ных мо­заи­ках (Пом­пеи, Гер­ку­ла­нум, вил­лы Бос­ко­реа­ле). Час­то встре­чаю­щим­ся мо­ти­вом здесь бы­ла стек­лян­ная ва­за с фрук­та­ми. Де­ко­ра­тив­ные мо­ти­вы-эмб­ле­мы в де­ко­ре рим. вилл име­ли ал­ле­го­рич. зна­че­ние: снедь и цве­ты оли­це­тво­ря­ли гос­те­при­им­ст­во хо­зя­ев и вре­ме­на го­да; че­реп – брен­ность жиз­ни (ино­гда он со­про­во­ж­дал­ся над­пи­сью «Omnia mors aequat» – «Смерть всё урав­ни­ва­ет»). От­го­ло­ски этой тра­ди­ции ощу­ти­мы в ран­не­хри­сти­ан­ских и ран­неви­зан­тий­ских мо­заи­ках с их прав­до­по­доб­ны­ми на­тюр­морт­ны­ми мо­ти­ва­ми  в ре­лиг. ком­по­зи­ци­ях. В ср.-век. ев­роп. иск-ве Н. как та­ко­вой от­сут­ст­во­вал; пред­ме­ты уп­ло­ща­лись и пре­вра­ща­лись в сим­во­лы ве­щей, зна­ки, оп­ре­де­ляю­щие об­ста­нов­ку, с ко­то­рой был свя­зан свя­щен­ный эпи­зод.

В пе­ри­од позд­ней го­ти­ки и Ран­не­го Воз­ро­ж­де­ния как у италь­ян­ских, так и у сев.-ев­роп. мас­те­ров вновь воз­ни­ка­ет ин­те­рес к ма­те­ри­аль­но­му ми­ру и к кон­крет­но-чув­ст­вен­ной кра­со­те ве­щей, в этот пе­ри­од на­тюр­морт­ные мо­ти­вы яв­ля­ют­ся ча­стью мо­ну­мен­таль­ных рос­пи­сей или ал­тар­но­го об­раза и име­ют сим­во­лич. зна­че­ние. Н.-«об­ман­ки» ши­ро­ко ис­поль­зу­ют­ся в ре­нес­санс­ных ин­тар­си­ях, ко­то­ры­ми ук­ра­ша­лись створ­ки шка­фов, кас­со­не, си­де­нья цер­ков­ных хо­ров, сте­ны ка­би­не­тов. Пер­вым стан­ко­вым Н.-«об­ман­кой» в ев­роп. иск-ве ста­ла «Ку­ро­пат­ка со стре­лой и же­лез­ны­ми пер­чат­ка­ми» Яко­по деи Бар­ба­ри (1504, Ста­рая пи­на­ко­те­ка, Мюн­хен).

Вел. гео­гра­фич. от­кры­тия, а так­же ув­ле­че­ние ев­ро­пей­цев са­до­вод­ст­вом (раз­ве­де­ние цит­ру­со­вых се­мей­ст­вом Ме­ди­чи, тюль­па­нов в Ни­дер­лан­дах и т. п.) спо­соб­ст­во­ва­ли раз­ви­тию ин­те­ре­са к ми­ру при­ро­ды. В 16 в. поя­ви­лись бо­та­нич. кни­ги с на­уч. ил­лю­ст­ра­ция­ми и свя­зан­ные с ни­ми на­тур­ные шту­дии рас­те­ний (Ле­о­нар­до да Вин­чи, А. Дю­рер). Экс­по­на­ты кол­лек­ций эк­зо­тич. рас­те­ний, на­се­ко­мых, ми­не­ра­лов и разл. «ди­ко­ви­нок» в кун­ст­ка­ме­рах при дво­рах ев­роп. пра­ви­те­лей (кол­лек­ция имп. Ру­доль­фа II Габс­бур­га) слу­жи­ли мо­де­ля­ми для жи­во­пис­цев, ра­бо­ты ко­то­рых тя­го­те­ли ли­бо к на­уч. доку­мен­та­лиз­му (Х. Хоф­ман), ли­бо к при­чуд­ли­вым ана­мор­фо­зам (Дж. Ар­чим­боль­до). В жан­ро­вых про­из­ве­де­ни­ях ни­дер­ланд­цев П. Арт­се­на и И. Бей­ке­ла­ра, Я. Брей­ге­ля «Бар­хат­но­го», италь­ян­цев В. Кам­пи, бр. Кар­рач­чи и др. боль­шое ме­сто уде­ля­ет­ся изо­бра­же­нию пред­мет­но­го ми­ра, на­де­лён­но­го по­ка ре­лиг. сим­во­ли­кой. По­яв­ле­ние ав­то­ном­но­го Н. в Ита­лии свя­за­но с ре­фор­ма­ми Ка­ра­вад­жо и его об­ра­ще­ни­ем к «низ­ким» мо­ти­вам: его «Кор­зи­на с фрук­та­ми» (1598–1601, Пи­на­ко­те­ка Ам­бро­зиа­на, Ми­лан) яв­ля­ет­ся од­ним из пер­вых при­ме­ров чис­то­го на­тюр­мор­та.

Окон­чат. са­мо­стоя­тель­ность Н. как жанр об­рёл в иск-ве 17 в. Итал. Н. 17 в. (М. Кам­пи­до­льо, Дж. Рек­ко, Э. Бас­ке­нис, П. П. Бон­ци и др.) раз­ви­вал ка­ра­вад­жи­ст­ские прин­ци­пы: мощ­ную све­то­тень, скульп­тур­ность фор­мы, на­ту­ра­лизм. Жанр бо­де­го­нес в исп. жи­во­пи­си, на­сле­дуя тра­ди­ции ка­ра­вад­жиз­ма, пред­став­ля­ет пре­дель­но про­стые, на­ме­рен­но ог­руб­лён­ные пред­ме­ты, спе­ци­аль­но рас­став­лен­ные пе­ред зри­те­лем, слов­но на при­лав­ке; ме­ж­ду пред­ме­та­ми все­гда со­хра­ня­ют­ся про­стран­ст­вен­ные це­зу­ры (Х. Сан­чес Ко­тан, Ф. Сур­ба­ран, А. Пе­ре­да и др.).

А. ван Бейерен. «Натюрморт». Ок. 1652. Рейксмюсеум (Амстердам).

Наи­боль­шее раз­но­об­ра­зие форм Н. об­рёл в голл. иск-ве 17 в. В Ут­рех­те и Ам­стер­да­ме, где бо­лее все­го со­хра­ня­лась ка­то­лич. пыш­ность, бы­ли раз­ра­бо­та­ны тип Н. «цве­ты и фрук­ты» (А. Бос­харт Стар­ший, Р. Са­ве­рей, Б. ван дер Аст, Я. Д. де Хем), «охот­ни­чьи» Н. (Я. Ве­никс и М. Хон­де­ку­тер), в Гаа­ге с её мор­ски­ми про­мыс­ла­ми – «рыб­ный» Н. (А. ван Бей­ерен), в уни­вер­си­тет­ском Лей­де­не – «учё­ный» Н. ти­па «vanitas» (Ю. ван Стрек), в де­мо­кра­тич­ном Рот­тер­да­ме – «ку­хон­ный» Н. Са­мый из­вест­ный тип голл. Н. – «зав­тра­ки» – воз­ник в Хар­ле­ме (П. Клас, В. К. Хе­да). В не­оду­шев­лён­ных пред­ме­тах голл. ху­дож­ни­кам ви­де­лась осо­бая, скры­тая жизнь, свя­зан­ная с жиз­нью че­ло­ве­ка, его бы­том, при­выч­ка­ми, вку­са­ми. Тон­кость и прав­ди­вость в вос­соз­да­нии дей­ст­ви­тель­но­сти со­че­та­лись у голл. мас­те­ров с ост­рым чув­ст­вом кра­со­ты, от­кры­вае­мой в лю­бом жиз­нен­ном яв­ле­нии, да­же са­мом не­при­мет­ном и буд­нич­ном. Соз­да­те­лем фла­манд­ско­го Н. стал Ф. Сней­дерс, су­мев­ший при­вне­сти в этот жанр па­фос жиз­не­ут­вер­жде­ния, свой­ст­вен­ный флам. иск-ву в це­лом (боль­шой фор­мат хол­ста, ди­на­мич­ные ком­по­зи­ции, раз­но­об­ра­зие фак­тур пред­ме­тов, соч­ный ко­ло­рит и т. д.). Бо­лее скром­ные Н. вы­пол­нял Я. Фейт. Франц. Н. стре­мил­ся к объ­е­ди­не­нию итал. и сев.-ев­роп. черт, что на­шло от­ра­же­ние в твор­че­ст­ве Л. Бо­же­на, ра­бо­тах Ж. Б. Мон­ну­айе и его шко­лы, спе­циа­ли­зи­ро­вав­ших­ся на Н. с цве­та­ми и фрук­та­ми. Круп­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми нем. Н. бы­ли К. Пау­дис, Г. Фле­гель.

Ж. Б. С. Шарден. «Натюрморт с атрибутами искусств». 1766. Эрмитаж (С.-Петербург).

В 18 в. Н. окон­ча­тель­но по­те­рял связь с ре­лиг. и ал­ле­го­рич. жи­во­пи­сью. В иск-ве ро­ко­ко рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли эф­фект­ные Н. с изо­бра­же­ни­ем эк­зо­тич. ве­щей или пред­ме­тов рос­ко­ши, пред­на­зна­чен­ные для ук­ра­ше­ния ин­терь­еров особ­ня­ков, охот­ни­чьи Н. (Ф. Дю­порт, Ж. Б. Уд­ри), а так­же «об­ман­ки» (франц. trompe-l’œil; Г. Грес­ли, П. Со­важ, Л. Л. Бу­а­льи). Са­мым зна­чит. мас­те­ром Н. в 18 в. был франц. ху­дож­ник Ж. Б. С. Шар­ден, его ком­по­зи­ци­он­но стро­гие и од­но­вре­мен­но по­этич­ные про­из­ве­де­ния опи­ра­ют­ся на дос­ти­же­ния голл. шко­лы 17 в. Про­стые пред­ме­ты бы­та в его кар­ти­нах ста­но­вят­ся мо­ну­мен­таль­ны­ми и на­де­ля­ют­ся осо­бой зна­чи­мо­стью.

П. Сезанн. «Натюрморт с драпировкой». Ок. 1899. Эрмитаж (С.-Петербург).

В кон. 18 – нач. 19 вв. во франц. яз. за­кре­пил­ся тер­мин «nature morte» (упот­реб­ляе­мый ещё Д. Дид­ро в «Са­ло­нах»), ко­то­рый под­чёр­ки­вал низ­кий ста­тус Н. в ака­де­мич. ие­рар­хии жан­ров. Гос­под­ство ака­де­мич. док­три­ны фак­ти­че­ски вы­тес­ни­ло жанр Н. из ев­роп. иск-ва это­го вре­ме­ни, ос­та­вив ему роль уче­ни­че­ской шту­дии. Про­ти­во­пос­та­вив­шие се­бя клас­си­циз­му ху­дож­ни­ки ро­ман­тич. эпо­хи (Ф. Гойя, Э. Де­лак­руа) соз­да­ют Н. на­строе­ния, пе­ре­да­вая в них силь­ное эмо­цио­наль­ное впе­чат­ле­ние. По­бор­ник реа­лиз­ма Г. Кур­бе пре­вра­тил Н.-шту­дию в са­мо­цен­ное про­из­ве­де­ние. Спе­циа­ли­ста­ми в жан­ре Н. в 19 в. бы­ли фран­цуз А. Фан­тен-Ла­тур (изящ­ный цве­точ­ный Н.) и аме­ри­ка­нец У. Хар­нет. Э. Ма­не, опи­рав­ший­ся из­на­чаль­но на про­из­ве­дения Ж. Б. С. Шар­де­на, стал ро­до­на­чаль­ни­ком им­прес­сио­ни­сти­че­ско­го Н. Рас­цвет Н. в кон. 19 в. свя­зан с дея­тель­но­стью мас­те­ров им­прес­сио­низ­ма (К. Мо­не, О. Ре­ну­ар и др.), ре­шав­ших в этом жан­ре про­бле­мы ос­ве­ще­ния, пост­им­прес­сио­низ­ма (В. Ван Гог, П. Го­ген и осо­бен­но П. Се­занн, чья кон­цеп­ция Н. ока­за­ла влия­ние на раз­ви­тие это­го жан­ра в 20 в.) и сим­во­лиз­ма (груп­па «На­би», О. Ре­дон и др.); у по­след­них Н. за­час­тую воз­вра­ща­ет се­бе сим­во­лич. зна­че­ние.

В аван­гар­диз­ме нач. 20 в. Н. иг­рал ис­клю­чи­тель­ную по сво­ей важ­но­сти роль, впер­вые за­няв гла­вен­ст­вую­щее по­ло­же­ние сре­ди др. жан­ров и став по­лем для ху­дож. экс­пе­ри­мен­тов. В ос­но­ве Н. фо­виз­ма (А. Ма­тисс, А. Де­рен, М. де Вла­минк и др.) ле­жа­ли по­ис­ки экс­прес­сив­но­го столк­но­ве­ния цве­тов и фак­тур, у мас­те­ров ку­биз­ма (П. Пи­кас­со, Ж. Брак, Х. Грис, Ф. Ле­же и др.) – со­от­но­ше­ния фор­мы пред­ме­та и ок­ру­жаю­ще­го его про­стран­ст­ва (при этом ис­поль­зо­ва­лись не толь­ко двух­мер­ные, но и объ­ём­но-про­стран­ст­вен­ные ком­по­зи­ции). От­кло­нив ку­би­сти­че­ские по­ис­ки, ли­дер да­да­из­ма М. Дю­шан в ка­че­ст­ве Н. ис­поль­зо­вал т. н. ре­ди-мейд, вы­рван­ный из кон­тек­ста и со­про­во­ж­дае­мый аб­сурд­ны­ми над­пи­ся­ми («Фон­тан», «По­че­му не чи­ха­ет Ро­зе Се­ла­ви?»). Пы­та­ясь вос­ста­но­вить сим­во­лич. зна­че­ние Н., ху­дож­ни­ки сюр­реа­лиз­ма соз­да­ва­ли не­обыч­ные со­че­та­ния пред­ме­тов, по­ме­щая их в свои фан­та­стич. ланд­шаф­ты. Ряд мас­те­ров 1-й пол. 20 в. со­еди­нял но­вые под­хо­ды с клас­сич. от­но­ше­ни­ем к жан­ру (Дж. Мо­ран­ди в Ита­лии, П. Пи­кас­со во Фран­ции, А. Ка­нольдт в Гер­ма­нии). Ва­ри­ант реа­ли­сти­че­ско­го, со­ци­аль­но зна­чи­мо­го Н. пред­став­лен в твор­че­ст­ве Р. Гут­ту­зо (Ита­лия), Д. Ри­ве­ры, Д. Си­кей­ро­са (оба – Мек­си­ка). В 1960–70-х гг. поп-арт пол­но­стью из­ме­нил от­но­ше­ние к Н.: опи­ра­ясь на опыт да­да­из­ма, ху­дож­ни­ки сде­ла­ли пред­ме­та­ми Н. рек­ла­му, эти­кет­ки, го­то­вый ком­мерч. про­дукт (Э. Уор­хол, Р. Лих­тен­стайн). Н. в ги­пер­реа­лиз­ме 1970-х гг. яв­ля­ет­ся спла­вом объ­ек­та, изо­бра­же­ния и ком­мерч. про­дук­та (Д. Эд­ди, Р. Го­ингс). В кон. 20 – нач. 21 вв. Н. вы­шел за гра­ни­цы жан­ра изо­бра­зит. иск-ва: рас­ши­рил­ся круг его тех­ник (фо­то­гра­фия, муль­ти­ме­диа), фор­мы пред­став­ле­ния (ин­стал­ля­ции и др.), ме­то­ды, дос­туп­ные ху­дож­ни­кам (вклю­че­ние зри­те­ля в ра­бо­ту) и т. д.

П. В. Кузнецов. «Натюрморт с подносом». 1915–16(?). Русский музей (С.-Петербург).
И. Т. Хруцкий. «Натюрморт со свечой». 1830-е гг. Русский музей (С.-Петербург).

В рус­ском ис­кус­ст­ве ста­нов­ле­ние жан­ра Н. сов­па­да­ет с по­яв­ле­ни­ем свет­ско­го иск-ва Но­во­го вре­ме­ни; Н. раз­ви­ва­ет­ся до кон. 19 в. под влия­ни­ем зап.-ев­роп. об­раз­цов и док­три­ны пе­терб. АХ. Н. – не­по­пу­ляр­ный жанр в 18 в., оп­ре­де­лён­ное рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли толь­ко «об­ман­ки» (Г. Н. Те­п­лов, П. Г. Бо­го­мо­лов, Т. Уль­я­нов и др.). В 1-й пол. 19 в. по­яви­лись скром­ные по ком­по­зи­ции и по­ста­нов­кам Н. с тре­пет­ным от­но­ше­ни­ем к обы­ден­но­му пред­ме­ту (И. Т. Хруц­кий, шко­ла А. Г. Ве­не­циа­но­ва, Ф. П. Тол­стой). Во 2-й пол. 19 в. мас­те­ра об­ра­ща­лись к Н. ис­клю­чи­тель­но как к этюд­но­му ма­те­риа­лу (И. Н. Крам­ской, И. Е. Ре­пин, В. И. Су­ри­ков, И. И. Ле­ви­тан и др.). Ин­те­рес к Н. как к са­мо­сто­ят. жан­ру про­явил­ся у ху­дож­ни­ков ру­бе­жа 19–20 вв. (М. А. Вру­бель, В. Э. Бо­ри­сов-Му­са­тов, В. А. Се­ров). Рас­цвет рус. Н. при­шёл­ся на нач. 20 в., ко­гда жанр по-раз­но­му транс­фор­ми­ро­вал­ся в разл. те­че­ни­ях и объ­е­ди­не­ни­ях: им­прес­сио­низ­ме (К. А. Ко­ро­вин, И. Э. Гра­барь), «Ми­ре ис­кус­ст­ва» (А. Я. Го­ло­вин), «Го­лу­бой ро­зе» (П. В. Куз­не­цов, Н. Н. Са­пу­нов, С. Ю. Су­дей­кин, М. С. Сарь­ян), «Буб­но­вом ва­ле­те» (П. П. Кон­ча­лов­ский, И. И. Маш­ков, А. В. Ку­прин, В. В. Ро­ж­де­ст­вен­ский, А. В. Лен­ту­лов, А. А. Ос­мёр­кин, Р. Р. Фальк, Н. С. Гон­ча­ро­ва, М. Ф. Ла­рио­нов). В 1920–30-х гг. Н. раз­ви­вал­ся в со­от­вет­ст­вии с про­грам­мой со­циа­ли­сти­че­ско­го реа­лиз­ма: де­мон­ст­ра­ция бо­гатств сов. зем­ли в пол­но­кров­ных по ком­по­зи­ции и ко­ло­ри­ту бра­вур­ных про­из­ве­де­ни­ях, по­ис­ки гар­мо­нии и по­эзии уют­но­го ми­ра ве­щей (В. В. Ле­бе­дев, Н. А. Тыр­са и др.), раз­ра­бот­ка сю­жет­но-бы­то­во­го Н. (Ю. И. Пи­ме­нов). На этом фо­не вы­де­ля­лись фи­ло­соф­ские по со­дер­жа­нию и экс­пе­ри­мен­та­тор­ские по сти­лю про­из­ве­де­ния К. С. Пет­ро­ва-Вод­ки­на, Д. П. Ште­рен­бер­га, Н. И. Альт­ма­на. В сер.– 2-й пол. 20 в. раз­ра­ба­ты­ва­лись уже най­ден­ные ра­нее прин­ци­пы Н. (А. М. Ге­ра­си­мов, П. В. Куз­не­цов, А. Ю. Ни­кич, В. Ф. Сто­жа­ров).

Лит.: Gwynne-Jones A. Introduction to still-life. L., 1954; Bergström I. Dutch still-life painting in the seventeenth century. N. Y., 1956; Pa­vière S. H. A dictionary of flower, fruit and still-life painters. Amst., 1962; Куз­не­цов Ю. И. За­пад­но­ев­ро­пей­ский на­тюр­морт. Л.; М., 1966; Глоз­ман И. М. К ис­то­рии рус­ско­го на­тюр­мор­та XVIII в. // Рус­ское ис­кус­ст­во XVIII в. Ма­те­риа­лы и ис­сле­до­ва­ния. М., 1968; Ра­ко­ва М. М. Рус­ский на­тюр­морт кон­ца XIX – на­ча­ла XX в. М., 1970; Пуш­ка­рев В. И., Пру­жан И. Н. Рус­ский и со­вет­ский на­тюр­морт. М.; Л., 1971; Stilleben in Europa. (Kat.). Mün­ster, 1980; Sterling C. Still-life painting: from antiquity to the twentieth century. N. Y.; L., 1981; Та­ра­сов Ю. А. Гол­ланд­ский на­тюр­морт XVII в. СПб., 2004; Вип­пер Б. Р. Про­бле­ма и раз­ви­тие на­тюр­мор­та. СПб., 2005.

Вернуться к началу