Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

МОСКО́ВСКАЯ ШКО́ЛА

Фото В. М. Паппе Рождественский собор Саввино-Сторожевского монастыря. 1404–05.

МОСКО́ВСКАЯ ШКО́ЛА, од­на из школ др.-рус. иск-ва в 14–16 вв. Сло­жи­лась и ин­тен­сив­но раз­ви­ва­лась в эпо­ху уси­ле­ния Моск. кн-ва. Роль Мо­ск­вы как цен­тра объ­е­ди­не­ния рус. зе­мель уже в 1320–1330-х гг. обу­сло­ви­ла ши­ро­кий раз­мах цер­ков­но­го зод­че­ст­ва (со­бо­ры – Ус­пен­ский, 1326–27, и Ар­хан­гель­ский, 1333; ц. Спа­са на Бо­ру, 1330; все в Мо­с­ков­ском Крем­ле, не сохр.), а за­тем и кре­по­ст­но­го строи­тель­ст­ва (бе­ло­ка­мен­ные сте­ны и баш­ни Мо­с­ков­ско­го Крем­ля, 1366–68; не сохр.). На ос­но­ве пе­ре­ра­бот­ки ар­хит. тра­ди­ций вла­ди­ми­ро-суз­даль­ской шко­лы в кон. 14 – нач. 15 вв. воз­ни­ка­ет моск. тип бе­ло­ка­мен­но­го хра­ма: ком­пакт­ный, 4-столп­ный, с по­вы­шен­ны­ми под­пруж­ны­ми ар­ка­ми, яру­са­ми ко­кош­ни­ков, рез­ны­ми де­ко­ра­тив­ны­ми поя­са­ми на фа­са­дах (ц. Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы на Се­нях в Мо­с­ков­ском Крем­ле, 1393–94; Ус­пен­ский со­бор на Го­род­ке, ок. 1400; Ро­ж­де­ст­вен­ский со­бор Сав­ви­но-Сто­ро­жев­ско­го мо­на­сты­ря, 1404–05, оба в Зве­ни­го­ро­де; Тро­ицкий со­бор Трои­це-Сер­гие­вой лав­ры, 1422–23). В ди­на­мич­ной, с по­ни­жен­ны­ми уг­ло­вы­ми час­тя­ми ком­по­зи­ции Спас­ско­го со­бо­ра Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря за­мет­но влия­ние юж.-слав. зод­че­ст­ва. Ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние в кон. 14 в. по­лу­чил но­вый тип не­боль­шо­го, скром­но де­ко­ри­ров. хра­ма с при­стен­ны­ми опо­ра­ми (цер­ковь в с. Ка­мен­ское Моск. обл., 2-я пол. 14 в.). Ка­мен­ное строи­тель­ст­во так­же ве­лось в Чу­до­вом и Воз­не­сен­ском мо­на­сты­рях в Мо­с­ков­ском Крем­ле, в Си­мо­но­вом мо­на­сты­ре, в Ко­лом­не, Сер­пу­хо­ве, Мо­жай­ске.

Икона «Борис и Глеб с житием». Сер. 14 в. Третьяковская галерея (Москва).

Жи­во­пись М. ш. в 14 в. раз­ви­ва­лась на ос­но­ве син­те­за ме­ст­ных тра­ди­ций и те­че­ний ви­зант. и юж.-слав. иск-ва (ико­на «Спас Ярое Око», 1340-е гг., Ус­пен­ский со­бор Мо­с­ков­ско­го Крем­ля). Воз­мож­но, кня­же­ски­ми мас­те­ра­ми сер. 14 в. соз­да­ны ми­ниа­тю­ры т. н. Сий­ско­го Еван­ге­лия (1339, БАН), ико­ны «Бо­рис и Глеб с жи­ти­ем» (ГТГ) и «Трои­ца Вет­хо­за­вет­ная» (за­пи­са­на Ти­хо­ном Фи­ла­тье­вым в 1700; Ус­пен­ский со­бор Мо­с­ков­ско­го Крем­ля). С сер. 14 в. по­яв­ля­ют­ся 2 сти­ли­стич. ли­нии: свя­зан­ная гл. обр. с мо­на­стыр­ским иск-вом (ико­ны «Ни­ко­ла в жи­тии» из Ни­ко­ло-Уг­реш­ско­го мон., ГТГ) и ли­ния мо­ну­мен­таль­ных и мас­штаб­ных об­ра­зов (ико­ны «Бо­рис и Глеб на ко­нях», ГТГ; «Страш­ный суд», Ус­пен­ский со­бор; «Ар­хан­гел Ми­ха­ил с дея­ния­ми», Ар­хан­гель­ский со­бор Мо­с­ков­ско­го Крем­ля). Рас­цвет М. ш. в кон. 14 – нач. 15 вв. свя­зан с дея­тель­но­стью Фео­фа­на Гре­ка, Ан­д­рея Руб­лё­ва, Да­нии­ла Чёр­но­го, в твор­че­ст­ве ко­то­рых глу­бо­кая ре­ли­ги­оз­ность со­че­та­лась с про­ник­но­вен­ным ли­риз­мом, не­по­сред­ст­вен­но­стью чув­ст­ва.

Фор­ми­ро­ва­ние в кон. 15 в. Рус. гос-ва во гла­ве с Мо­ск­вой оп­ре­де­ли­ло но­вый рас­цвет М. ш. При пе­ре­строй­ке Мо­с­ков­ско­го Крем­ля со­труд­ни­че­ст­во ме­ст­ных мас­те­ров с при­гла­шён­ны­ми в Мо­ск­ву псков­ски­ми (Бла­го­ве­щен­ский со­бор, 1484–89) и итал. (Ус­пен­ский со­бор, 1475–79, арх. А. Фио­ра­ван­ти; Ар­хан­гель­ский со­бор, 1505–08, арх. Але­виз Фря­зин Но­вый, и др.) зод­чи­ми да­ло воз­мож­ность усо­вер­шен­ст­во­вать тех­ни­ку строи­тель­ст­ва, обо­га­тить ар­се­нал форм и вы­ра­зит. воз­мож­но­стей др.-рус. ар­хи­тек­ту­ры. В 1-й пол. 16 в. со­хра­ня­лись тра­ди­ция бе­ло­ка­мен­ной ар­хи­тек­ту­ры и т. н. ран­не­мос­ков­ский тип цер­ков­но­го зод­че­ст­ва с по­вы­шен­ны­ми под­пруж­ны­ми ар­ка­ми и яру­са­ми ко­кош­ни­ков (со­бор Ро­ж­де­ст­ва Бо­го­ро­ди­цы Ро­ж­де­ст­вен­ско­го мон. в Мо­ск­ве).

Тра­ди­ции иск-ва Ан­д­рея Руб­лё­ва и мас­те­ров его кру­га во 2-й пол. 15 – нач. 16 вв. по­лу­чи­ли раз­ви­тие в ико­нах и рос­пи­сях Дио­ни­сия, при­вле­каю­щих изы­скан­но­стью про­пор­ций, де­ко­ра­тив­ной празд­нич­но­стью ко­ло­ри­та, гар­мо­нич­ной урав­но­ве­шен­но­стью ком­по­зи­ций. Влия­ние икон Ан­д­рея Руб­лё­ва ска­за­лось и в про­из­ве­де­ни­ях при­клад­но­го иск-ва М. ш. (мас­тер Ам­вро­сий). Ху­дож. дос­ти­же­ния М. ш. яв­ля­ют­ся од­ной из вер­шин др.-рус. иск-ва, они ока­за­ли ре­шаю­щее влия­ние на раз­ви­тие в 16 в. об­ще­рус­ско­го сти­ля.

Лит.: Жид­ков Г. В. Мо­с­ков­ская жи­во­пись се­ре­ди­ны XIV в. М., 1928; Не­кра­сов А. И. Воз­ник­но­ве­ние мо­с­ков­ско­го ис­кус­ст­ва. М., 1929. Т. 1; Во­ро­нин Н. Н. Зод­че­ст­во Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си XII–XV вв. М., 1962. Т. 2; Мне­ва Н. Е. Ис­кус­ст­во Мо­с­ков­ской Ру­си. Вто­рая по­ло­ви­на XV–XVII вв. М., 1965; Ла­за­рев В. Н. Ан­д­рей Руб­лев и его шко­ла. М., 1966; он же. Мо­с­ков­ская шко­ла ико­но­пи­си. 2-е изд. М., 1980; Древ­не­рус­ское ис­кус­ст­во. Ху­до­же­ст­вен­ная куль­ту­ра Мо­ск­вы и при­ле­жа­щих к ней кня­жеств. XIV–XVI вв. М., 1970; По­до­бе­до­ва О. И. Мо­с­ков­ская шко­ла жи­во­пи­си при Ива­не IV: Ра­бо­ты в Мо­с­ков­ском Крем­ле 40-х–70-х гг. XVI в. М., 1972; Мак­си­мов П. Н. О ком­по­зи­ци­он­ном мас­тер­ст­ве мо­с­ков­ских зод­чих на­ча­ла XV в. // Ар­хи­тек­тур­ное на­след­ст­во. М., 1973. Вып. 21; По­пов Г. В. Жи­во­пись и ми­ниа­тю­ра Мо­ск­вы се­ре­ди­ны XV – на­ча­ла XVI в. М., 1975; Ни­ко­лае­ва Т. В. При­клад­ное ис­кус­ст­во Мо­с­ков­ской Ру­си. М., 1976; она же. Древ­не­рус­ская жи­во­пись За­гор­ско­го му­зея. М., 1977; Дио­ни­сий и ис­кус­ст­во Мо­ск­вы XV–XVI сто­ле­тий. Кат. вы­став­ки. Л., 1981; Древ­не­рус­ское ис­кус­ст­во. Сер­гий Ра­до­неж­ский и ху­до­же­ст­вен­ная куль­ту­ра Мо­ск­вы XIV–XV вв. СПб., 1998; Ико­ны Мо­ск­вы XIV–XVI вв. М., 2006; Му­ра­тов П. П. Рус­ская жи­во­пись до се­ре­дины XVII в. СПб., 2008; Смир­но­ва Э. С. Мо­с­ков­ская ико­на XIV–XVII вв.: [аль­бом]. СПб., 2008.

Вернуться к началу