Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ИСТОРИ́ЧЕСКИЙ ЖАНР

ИСТОРИ́ЧЕСКИЙ ЖАНР, жанр изо­бра­зит. иск-ва, по­свя­щён­ный ис­то­рич. со­бы­ти­ям и дея­те­лям. Об­ра­щён­ный в осн. к про­шло­му, И. ж. вклю­ча­ет так­же изо­бра­же­ния не­дав­них со­бы­тий, ис­то­рич. зна­че­ние ко­то­рых при­зна­но со­вре­мен­ни­ка­ми. Зна­чи­мость за­пе­чат­лён­но­го со­бы­тия по­зво­ля­ет раз­гра­ни­чи­вать соб­ст­вен­но И. ж. и про­из­ве­де­ния на ис­то­рич. те­мы, близ­кие бы­то­во­му жан­ру.

"Битва Александра Македонского с Дарием при Иссе". Мозаика из "Дома Фавна" в Помпеях. 2 в. до н. э. Копия с картины греческого художника Филоксена из Эретрии (4–3 вв. до н. э.). Национальный арх...

Осн. ви­ды про­из­ве­де­ний И. ж. – ис­то­рич. кар­ти­ны, рос­пи­си, рель­е­фы, мо­ну­мен­таль­ная и стан­ко­вая скульп­ту­ра, ми­ниа­тю­ра, книж­ная и стан­ко­вая гра­фи­ка. И. ж. час­то пе­ре­пле­та­ет­ся с др. жан­ра­ми: порт­ре­том (изо­бра­же­ния дея­те­лей про­шло­го, порт­рет­но-ис­то­рич. ком­по­зи­ции), пей­за­жем («ис­то­ри­че­ский пей­заж»). Осо­бен­но тес­но с И. ж. смы­ка­ется ба­таль­ный жанр – в тех слу­ча­ях, ко­гда рас­кры­ва­ет­ся ис­то­рич. смысл во­ен. со­бы­тий. Изо­бра­жае­мые ре­аль­ные ис­то­рич. со­бы­тия на­сы­ща­лись ми­фо­ло­гич., биб­лей­ски­ми, ал­ле­го­рич. пер­со­на­жа­ми, по­лу­ча­ли ле­ген­дар­ное ис­тол­ко­ва­ние. Эво­лю­ция И. ж. обу­слов­ле­на не толь­ко сме­ной ху­дож. сти­лей, но и раз­ви­ти­ем ис­то­рич. воз­зре­ний, со­ци­аль­но-по­ли­тич. взгля­дов, а пе­рио­ды его подъ­ё­ма свя­за­ны с уси­ле­ни­ем со­ци­аль­ных, нац. и гос. кон­флик­тов, воз­ник­но­ве­ни­ем но­вых об­ществ. дви­же­ний.

Колонна Траяна на форуме Траяна в Риме. 111–114. Деталь. Архитектор Аполлодор из Дамаска.

Ис­то­ки И. ж. вос­хо­дят к глу­бо­кой древ­но­сти, ко­гда вос­по­ми­на­ния о ре­аль­ных ис­то­рич. со­бы­ти­ях (вой­нах, пе­ре­се­ле­ни­ях пле­мён, фор­ми­ро­ва­нии на­ро­дов, гocударств и др.) со­еди­ня­лись с фольк­лор­ным вы­мыс­лом и ми­фа­ми. К про­из­ве­де­ни­ям И. ж. мож­но от­не­сти свя­щен­ные изо­бра­же­ния, свя­зан­ные с куль­том пред­ков, раз­ме­щён­ные в свя­ти­ли­щах – гроб­ни­цах и хра­мах. В Древ­нем Егип­те и Ме­со­по­та­мии ис­то­рич. со­бы­тия изо­бра­жа­лись ли­бо в ус­лов­ных сим­во­лич. ком­по­зи­ци­ях (апо­фе­оз во­ен. по­бед мо­нар­ха, пе­ре­да­ча ему вла­сти бо­же­ст­вом и т. п.), ли­бо в цик­лах, по­ве­ст­вую­щих гл. обр. о под­ви­гах пра­ви­те­ля и его вой­ска (рель­е­фы или рос­пи­си на те­мы битв, по­хо­дов, осад го­ро­дов, пу­те­ше­ст­вий и т. п.). В Древ­ней Гре­ции пред­став­ле­ния об ис­то­рич. со­бы­ти­ях, как пра­ви­ло, во­пло­ща­лись в ми­фо­ло­гич. те­мах и об­раз­ах, но из­вест­ны и обоб­щён­но-иде­аль­ные изо­бра­же­ния ре­аль­ных ис­то­рич. сцен и ге­ро­ев (груп­па «Ти­ра­но­убий­цы» ра­бо­ты Кри­тия и Не­сио­та, 477–476 до н. э.; см. илл. к ст. Гре­ция Древ­няя). С рас­па­дом ми­фо­ло­гич. ми­ро­воз­зре­ния и фор­ми­ро­ва­ни­ем иск-ва порт­ре­та ста­ло воз­мож­ным и изо­бра­же­ние не­дав­не­го ис­то­рич. со­бы­тия с ре­аль­ны­ми ге­роя­ми (кар­ти­на греч. жи­во­пис­ца Фи­лок­се­на из Эрет­рии со сце­ной бит­вы Алек­сан­д­ра Ма­ке­дон­ско­го с Да­ри­ем при Ис­се, 4–3 вв. до н. э.; из­вест­на по рим. мо­за­ич­ной ко­пии 2 в. до н. э., Нац. ар­хео­ло­гич. му­зей, Не­аполь). Идеи мо­гу­ще­ст­ва гo­cу­дарства и культ им­пе­ра­то­ров на­шли вы­ра­же­ние в др.-рим. ис­то­рич. рель­е­фах со сце­на­ми во­ен. три­ум­фов (рель­е­фы ар­ки Ти­та в Ри­ме, 81 н. э.) и в до­ку­мен­таль­но-по­ве­ст­во­ват. фри­зах с эпи­зо­да­ми во­ен. по­хо­дов (ко­лон­на Трая­на в Ри­ме, 111–114). В ср.-век. Ев­ро­пе ис­то­рич. сю­же­ты ши­ро­ко пред­став­ле­ны в ми­ниатю­рах хро­ник и ко­дек­сов, мо­заи­ках и вит­ра­жах, в про­из­ве­де­ни­ях де­ко­ра­тив­но-при­клад­но­го иск-ва (эпи­зо­ды нор­манд­ско­го за­вое­ва­ния Анг­лии 1066, за­пе­чат­лён­ные на т. н. Ков­ре из Байё, ок. 1080, Му­зей ко­ро­ле­вы Ма­тиль­ды, Байё; см. илл. к ст. Байё).

Б. Пинтуриккьо. «Сцены из жизни Энея Сильвия Пикколомини». 1502–07. Либрерия (библиотека) Пикколомини (Сиена).

Изо­бра­же­ния ис­то­ри­ко-ба­таль­но­го и ис­то­ри­ко-бы­то­во­го ха­рак­те­ра час­то встре­ча­ют­ся в древ­нем и ср.-век. иск-ве Азии. В Древ­нем Ки­тае с яр­ки­ми под­роб­но­стя­ми изо­бра­жа­лись бит­вы и по­хо­ды (рель­е­фы гроб­ни­цы се­мьи У в пров. Шань­дун, эпо­ха Хань, 147–163; сви­ток «Вла­сте­ли­ны раз­ных ди­на­стий» Янь Ли­бэ­ня, эпо­ха Тан, 7 в., и др.). Ис­то­ри­ко-бы­товые сю­же­ты по­яв­ля­ют­ся с 11–12 вв. в япон. жи­во­пи­си, с 15–16 вв. в ми­ниа­тю­рах Ира­на, Ин­дии (мо­голь­ская ми­ниа­тю­ра 16–17 вв.), Ср. Азии и др. Чер­ты ис­то­рич. дей­ст­ви­тель­но­сти от­ра­жа­ют­ся пре­им. в ми­фо­ло­гич. фор­ме в ср.-век. рос­пи­сях и рель­е­фах Ин­дии, стран Юго-Вост. Азии.

Соб­ст­вен­но И. ж. на­чал скла­ды­вать­ся в эпо­ху Воз­ро­ж­де­ния в Ев­ро­пе. Куль­ту­ра гу­ма­низ­ма, про­бу­ж­де­ние ин­те­ре­са к ис­то­рич. зна­ни­ям спо­соб­ст­во­ва­ли ук­ре­п­ле­нию пред­став­ле­ния об эпи­зо­дах Свя­щен­но­го Пи­са­ния как фак­тах об­ще­че­ло­ве­че­ской ис­то­рии. «Бо­го­слов­ские» сю­же­ты в эту эпо­ху бы­ли до­пол­не­ны об­ра­ще­ни­ем к ан­тич­ной ми­фо­ло­гии, а так­же лит. сю­же­та­ми, по­черп­ну­ты­ми не толь­ко из древ­них (Го­мер, Ови­дий, Вер­ги­лий), но и совр. (Дан­те, А. По­ли­циа­но и др.) ав­то­ров. Кар­ти­ны на лит. и ми­фо­ло­гич. сю­же­ты со­вре­мен­ни­ки на­зы­ва­ли «ис­то­рия­ми» и «по­эзия­ми». Соз­да­ва­лись и изо­бра­же­ния на те­мы ак­ту­аль­ных совр. со­бы­тий, слу­жив­шие уже в 14 в. сред­ст­вом про­па­ган­ды но­вых об­ществ. идей. В 15 – нач. 16 вв. вы­пол­ня­лись стен­ные рос­пи­си и кар­ти­ны с изо­бра­же­ни­ем битв (П. Уч­чел­ло), тор­жеств. со­бы­тий совр. жиз­ни, раз­вёр­ты­ваю­щих­ся на фо­не ре­аль­ных ар­хит. фо­нов и ин­терь­е­ров (Ме­лоц­цо да Фор­ли, Джен­ти­ле Бел­ли­ни, Б. Пин­ту­рик­кьо, В. Кар­пач­чо, Д. Гир­лан­дайо и др.); не­ред­ко они вклю­ча­лись в ком­по­зи­ции на ре­лиг. сю­же­ты. А. Ман­те­нья и Пье­ро дел­ла Фран­че­ска об­ра­ща­лись к со­бы­ти­ям ан­тич­ной ис­то­рии как к ге­ро­ич. идеа­лу, об­раз­цу для со­вре­мен­но­сти. Соз­да­ва­лись и соб­ст­вен­но ис­то­рич. ком­по­зи­ции, трак­то­ван­ные в иде­аль­но-обоб­щён­ном, вне­вре­мен­ном пла­не (не­со­хра­нив­шие­ся ба­таль­ные кар­то­ны Ле­о­нар­до да Вин­чи и Ми­ке­ланд­же­ло). В ра­бо­тах мас­те­ров Позд­не­го Воз­ро­ж­де­ния на­хо­дят ме­сто под­роб­ное, до­ку­мен­таль­но точ­ное от­ра­же­ние совр. бы­та (П. Ве­ро­не­зе), пред­став­ле­ния о люд­ской мас­се как об од­ном из гл. ге­ро­ев ис­торич. со­бы­тий (Я. Тин­то­рет­то). Из­вест­ны и ано­ним­ные кар­ти­ны 16 в. с ост­ры­ми ис­то­рич. сю­же­та­ми («Казнь Са­во­на­ро­лы» и др.). В иск-ве Се­вер­но­го Воз­ро­ж­де­ния от­ра­же­ние совр. ис­то­рич. со­бытий об­на­ру­жи­ва­ет­ся в ми­ниа­тю­рах Ж. Фу­ке и С. Мар­мио­на, в ме­мо­ри­аль­ной пла­сти­ке (рель­е­фы гроб­ни­цы Фран­ци­ска I, скульп­тор П. Бон­тан, 1551–56, цер­ковь аб­бат­ст­ва Сен-Де­ни, Па­риж); в жи­во­пи­си П. Брей­ге­ля Стар­ше­го. К ан­тич­ной те­ме об­ра­щал­ся А. Альт­дор­фер.

К. Ф. Лессинг. «Гуситская проповедь». 1836. Государственные музеи (Берлин).

В 17–18 вв. ака­де­мизм и клас­си­цизм вы­дви­ну­ли И. ж. на пер­вый план, ут­вер­див пред­став­ле­ния о нём как о «вы­со­ком» жан­ре, вклю­чаю­щем ре­ли­ги­оз­ные, ми­фо­ло­гич. и соб­ст­вен­но ис­то­рич. сю­же­ты. Офор­мил­ся и тип тор­жеств., иде­аль­но-обоб­щён­ной по по­строе­нию мно­го­фи­гур­ной ис­то­рич. кар­ти­ны. Соб­ст­вен­но ис­то­рич. сю­же­ты по­лу­ча­ли ус­лов­ное, де­ко­ра­тив­ное во­пло­ще­ние у бо­лон­ских ака­де­ми­стов 17 в. (До­ме­ни­ки­но и др.), в кар­ти­нах С. Ро­зы. Пом­пез­ные ис­то­ри­ко-ал­ле­го­рич. ком­по­зи­ции пред­став­ля­ли мо­нар­хов в об­ли­ке ан­тич­ных пол­ко­вод­цев (Ш. Леб­рен и П. Минь­яр). Од­на­ко важ­ней­шие ис­ка­ния, на­ме­тив­шие бу­ду­щие пу­ти И. ж., свя­за­ны с твор­че­ст­вом круп­ней­ших ху­дож­ни­ков 17 в. – Н. Пус­се­на, Д. Ве­ла­ске­са, П. П. Ру­бен­са, Рем­бранд­та. В скульп­туре 17–18 вв. ис­то­рич. те­ма­ти­ка бы­ла пред­став­ле­на рель­е­фа­ми П. Пю­же, па­мят­ни­ка­ми и над­гро­бия­ми с порт­рет­ны­ми и ал­ле­го­рич. фи­гу­ра­ми (Ф. Жи­рар­дон, А. Куа­зе­вокс, Ж. Б. Пи­галь).

Ж. Л. Давид. «Смерть Марата». 1793. Королевский музей изящных искусств (Брюссель).

Для иск-ва 18 в. в Ита­лии ха­рак­тер­ны эф­фект­ные мо­ну­мен­таль­но-де­ко­ра­тив­ные ре­ше­ния ис­то­рич. тем (Дж. Б. Тье­по­ло). В эпо­ху Про­све­ще­ния воз­рас­та­ет идео­ло­ги­че­ски-вос­пи­тат. зна­че­ние И. ж. По­ступ­ки древ­них и совр. ге­ро­ев вос­при­ни­ма­ют­ся как об­раз­цы вы­со­кой об­ще­ственной мо­ра­ли. Ус­пе­хи ар­хео­ло­гии, ин­те­рес к ис­то­рии куль­ту­ры вле­кут за со­бой тре­бо­ва­ние на­ту­раль­но­сти, ис­то­рич. точ­но­сти де­та­лей. По­лу­ча­ет ши­ро­кое раз­ви­тие жанр ис­то­рич. порт­ре­та (скульп­ту­ра Ж. А. Гу­до­на во Фран­ции, жи­во­пись Дж. Рей­нол­дса в Ве­ли­ко­бри­та­нии и др.). На­ка­ну­не Франц. ре­во­лю­ции 18 в. му­же­ст­вен­но-стро­гие кар­ти­ны круп­ней­ше­го мас­те­ра клас­си­циз­ма Ж. Л. Да­ви­да, изо­бра­жаю­щие ге­ро­ев рес­пуб­ли­кан­ско­го Ри­ма, ста­ли во­пло­ще­ни­ем идей борь­бы с ти­ра­ни­ей, под­ви­га во имя гражд. дол­га; в го­ды ре­во­лю­ции он в ге­рои­че­ски-при­под­ня­тых об­раз­ах пред­ста­вил её ре­аль­ные со­бы­тия. Даль­ней­ший ход франц. ис­то­рии оп­ре­де­лил культ от­важ­но­го вои­на, пол­ко­вод­ца, силь­ной лич­но­сти, про­слав­ле­ние На­по­ле­о­на Бо­на­пар­та и его ар­мии (кар­ти­ны Да­ви­да, А. Ж. Гро).

Со­бы­тия совр. ис­то­рии на­шли от­ра­же­ние в И. ж. в нач. 19 в.: ко­ро­на­ци­он­ные тор­же­ст­ва во Фран­ции (кар­ти­ны Ж. Л. Да­ви­да), дра­ма­тизм ре­во­люц. битв и со­про­тив­ле­ние на­ро­дов на­по­ле­о­нов­ской аг­рес­сии и др. (жи­во­пись и гра­фи­ка Ф. Гойи). В И. ж. про­яви­лось свой­ст­вен­ное ро­ман­тиз­му осоз­на­ние рав­но­знач­но­сти ис­то­рии и со­вре­мен­но­сти. Франц. ро­ман­ти­ки Т. Же­ри­ко, Э.Де­лак­руа, А. Г. Де­кан на­сы­ти­ли И. ж. эмо­цио­наль­ным вос­при­яти­ем ис­то­рич. и совр. об­ществ. кон­флик­тов. В ком­по­зи­ци­ях Ф. Рю­да и О.До­мье на те­мы ре­во­люц. со­бы­тий жиз­нен­но вы­ра­зи­тель­ны и ал­ле­го­рич. фи­гу­ры, и ти­пи­че­ские об­ра­зы нар. ге­ро­ев.

С подъ­ё­мом нац.-ос­во­бо­дит. дви­же­ния в сер. 19 в. свя­за­но раз­ви­тие И. ж. в Бель­гии (Г. Вап­перс, Л. Гал­ле), Ита­лии (Ф. Ай­ец, скульп­тор В. Ве­ла), Ис­па­нии (Э. Ро­са­лес, А. Хис­берт, скульп­тор А. Ма­ри­нас Гар­сия), Че­хии (Й. Ма­нес), Венг­рии (В. Ма­да­рас), Поль­ше (П. Ми­ха­лов­ский), Ру­мы­нии (К. Д. Ро­зен­таль). В Гер­ма­нии к сю­же­там нац. ис­то­рии об­ра­ща­лись Ю. Шнорр фон Ка­рос­фельд, П. фон Кор­не­ли­ус, К. Ф. Лес­синг, В. фон Ка­уль­бах; сен­ти­мен­таль­ные сце­ны ры­цар­ской эпо­хи соз­да­ва­ли ху­дож­ни­ки дюс­сель­дорф­ской шко­лы, свой ис­то­рич. и эс­те­тич. иде­ал в ср.-век. про­шлом ис­ка­ли на­за­рей­цы. И. ж. позд­не­го клас­си­циз­ма во Фран­ции, ог­ра­ни­чи­вав­ший­ся ан­тич­ны­ми сю­же­та­ми (Ж. О. Д. Энгр), сме­нил­ся са­лон­но-ака­де­мич. псев­до­ис­то­рич. ком­по­зи­ция­ми (кар­ти­ны П. Де­ла­ро­ша, Т. Ку­тю­ра и др.). В Ве­ли­ко­бри­та­нии по­пу­ляр­но­стью поль­зо­ва­лись кар­ти­ны на ис­то­рич. те­мы Л. Аль­ма-Та­де­мы и пре­ра­фа­эли­тов.

Вме­сте с тем в сер. 19 в. об­ра­ще­ние к И. ж. пред­ста­ви­те­лей реа­ли­стич. на­прав­ле­ния обу­сло­ви­ло рас­про­стра­не­ние не­боль­ших ис­то­ри­ко-бы­то­вых кар­тин, где в точ­ных де­та­лях вос­соз­да­ва­лись по­все­днев­ная жизнь и «ко­ло­рит эпо­хи» (Э. Мейс­со­нье во Фран­ции, X. Лейс в Бель­гии, М. фон Швинд в Ав­ст­рии). Но­вый тип ис­то­рич. кар­ти­ны соз­дал А. фон Мен­цель (Гер­ма­ния), вос­кре­шав­ший ха­рак­те­ры и нра­вы вре­ме­ни Фрид­ри­ха II. Во 2-й пол. 19 в. идеи нац. возро­ж­де­ния во­пло­ща­лись в про­из­ве­де­ни­ях И. ж. в Поль­ше (Я. Ма­тей­ко), Че­хии (М. Алеш, Я. Чер­мак), Ру­мы­нии (Т. Аман), Венг­рии (М. Мун­ка­чи).

О. Роден. Памятник гражданам Кале перед зданием Ратуши в городе Кале. Бронза. 1885–89 (установлен в 1895).

К кон. 19 в. в И. ж. на­ме­тил­ся по­во­рот к сим­во­ли­ко-обоб­щён­ным об­раз­ам (ге­ро­ич. ком­по­зи­ция франц. скульп­то­ра О. Ро­де­на «Гра­ж­да­не Ка­ле», 1885–1889). Вне­вре­мен­ная сим­во­ли­ка и сти­ли­за­ция ха­рак­тер­ны для ис­то­рич. жи­во­пи­си П. Пю­ви де Ша­ван­на (Фран­ция), Х. фон Ма­ре (Гер­ма­ния), А. Бёк­ли­на и Ф. Ход­ле­ра (Швей­ца­рия), Э. Бёрн-Джон­са (Ве­ли­ко­бри­та­ния), эс­ки­зов вит­ра­жей С. Вы­спянь­ско­го (Поль­ша). В скульп­ту­ре нач. 20 в. по­лу­чил ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние жанр ис­то­рич. порт­рета (ра­бо­ты Ро­де­на, так­же И. Меш­тро­ви­ча в Хор­ва­тии, Й. В. Мысль­бе­ка, Л. Я. Ша­ло­уна в Че­хии, К. Ду­ни­ков­ско­го в Поль­ше и др.). «Клас­си­че­ский» им­прес­сио­низм из­бе­гал лю­бой сю­жет­но­сти, од­на­ко к И. ж. об­ра­ща­лись Э. Де­га (в ран­нем твор­че­ст­ве) и Э. Ма­не («Казнь им­пе­ра­то­ра Мак­си­ми­лиа­на», 1867, Кун­ст­хал­ле, Ман­гейм).

Со­ци­аль­ные дви­же­ния 20 в. на­шли от­ра­же­ние в ис­то­ри­ко-ре­во­люц. жи­во­пи­си, скульп­ту­ре, гра­фи­ке раз­ных стран ми­ра (К. Коль­виц, Ф. Кре­мер в Гер­ма­нии, Ф. Ма­зе­рель в Бель­гии, Р. Гут­ту­зо в Ита­лии). Мн. ху­дож­ни­ки 20 в. при­да­ют сво­им ис­то­рич. про­из­ве­де­ни­ям совр. по­ли­тич. зву­ча­ние, при­бе­га­ют к ост­рой тра­гич. экс­прес­сии (ан­ти­фа­шист­ские ра­бо­ты нем. ху­дож­ни­ков О. Дик­са, Г. Гро­са, X. Грун­ди­га; фре­ски мекс. ху­дож­ни­ков Д. Ри­ве­ры, Д. А. Си­кей­ро­са, X. К. Оро­ско). На­ря­ду со слож­ны­ми ус­лов­но-сим­во­лич. фор­ма­ми («Гер­ни­ка» П. Пи­кас­со, 1937) по­яв­ля­ют­ся про­из­ве­де­ния, тя­го­тею­щие к по­ли­тич. от­чёт­ли­во­сти пла­ка­та (кар­ти­ны Гут­ту­зо, А. Фу­же­ро­на). Боль­шую роль И. ж. иг­рал в иск-ве на­ци­ст­ской Гер­ма­нии и фа­ши­ст­ской Ита­лии. В се­ре­ди­не – 2-й пол. 20 в. ан­тич­ную те­му пе­ре­ос­мыс­ли­ва­ют в жи­во­пи­си М.Бек­манн и в скульп­ту­ре Г. Маркс (Гер­ма­ния). Сре­ди др. мас­те­ров И. ж. – Й. Ча­пек и Э. Фил­ла (Че­хия), Н. То­ни­ца (Ру­мы­ния), И. Беш­ков (Бол­га­рия), Дж. Ан­д­рее­вич-Кун (Сер­бия).

«Чудо от иконы "Знамение"» («Битва новгородцев с суздальцами»). Икона новгородской школы. 1460-е гг. Новгородский государственный объединённый музей-заповедник (Великий Новгород).

В Рос­сии ос­но­вой раз­ви­тия И. ж., его пре­дыс­то­ри­ей ста­ли ико­но­пись и ср.-век. хра­мо­вая мо­ну­мен­таль­ная жи­во­пись, осн. со­дер­жа­ни­ем ко­то­рых бы­ли сю­же­ты Свя­щен­но­го Пи­са­ния и Свя­щен­но­го Пре­да­ния. В др.-рус. иск-ве из­ред­ка по­лу­ча­ли от­ра­же­ние со­бы­тия нац. ис­то­рии в ико­нах [«Чу­до от ико­ны "Зна­ме­ние"» («Бит­ва нов­го­род­цев с суз­даль­ца­ми»), 1460-е гг.; «Цер­ковь во­ин­ст­вую­щая», по­сле 1552], ми­ниа­тю­рах [Рад­зи­вил­лов­ская ле­то­пись, кон. 15 в.; Ли­це­вой ле­топис­ный свод, 2-я пол. 16 в.; жи­тий­ные цик­лы (в т. ч. Сер­гия Ра­до­неж­ско­го)] и фре­сках (рос­пи­си Зо­ло­той па­ла­ты Крем­лёв­ско­го двор­ца, 1547–1552, не сохр.). Соб­ст­вен­но И. ж. на­чал раз­ви­вать­ся в 1-й пол. – сер. 18 в. с по­яв­ле­ни­ем свет­ско­го иск-ва и ис­то­рич. нау­ки: до­ку­мен­таль­но точ­ные гра­вю­ры А. Ф. Зу­бо­ва (изо­бра­же­ния битв и празд­неств Пет­ра I), рель­е­фы для Три­ум­фаль­но­го стол­па па­мя­ти Пет­ра I и Се­вер­ной вой­ны 1700–21, соз­дан­ные при уча­стии К. Б. Рас­трел­ли; мо­заи­ка мас­тер­ской М. В. Ло­мо­но­со­ва «Пол­тав­ская ба­та­лия» (1762–64), кар­ти­ны на еван­гель­ские (Г. И. Коз­лов) и ан­тич­ные (М. И. Пу­чи­нов) сю­же­ты.

И. ж. в рус. иск-ве 2-й пол. 18 в. свя­зан с про­све­ти­тель­ски­ми идеа­ла­ми и клас­си­циз­мом, про­па­ган­ди­стом ко­то­ро­го вы­сту­па­ла пе­терб. АХ. Ве­ду­щую роль иг­ра­ли круп­ная по раз­ме­рам те­ма­тич. кар­ти­на (И. А. Аки­мов, А. П. Ло­сен­ко, П. И. Со­ко­лов, Г. И. Уг­рю­мов) и скульп­тур­ная ком­по­зи­ция (Ф. Ф. Щед­рин), в т. ч. порт­рет­ная (М. И. Коз­лов­ский), по­свя­щён­ные не толь­ко ан­тич­ной, но и нац. ис­то­рии. Отеч. вой­на 1812 при­влек­ла вни­ма­ние ху­дож­ни­ков к ге­ро­ич. под­ви­гам рус. лю­дей (кар­ти­ны А. И. Ива­но­ва и В. К. Ше­буе­ва). Со­бы­тия 1812 не­по­сред­ст­вен­но от­ра­зи­лись в кар­ти­нах В. К. Са­зо­но­ва и М. Ти­хо­но­ва, в скульп­тур­ных ме­даль­о­нах Ф. П. Тол­сто­го (1814–36), кос­вен­но – в па­мят­ни­ке Ми­ни­ну и По­жар­ско­му в Мо­ск­ве ра­бо­ты И. П. Мар­то­са (1804–18).

В 19 в. но­вый этап в раз­ви­тии рус. И. ж. на­чал­ся с воз­ник­но­ве­ни­ем ро­ман­тиз­ма, влия­ние ко­то­ро­го про­яви­лось в ис­то­рич. жи­во­пи­си Ф. А. Бру­ни, П. В. Ба­си­на, Н. П. Лом­те­ва и др. К. П. Брюллов­ внёс в рус. ис­то­рич. жи­во­пись раз­мах и па­фос тра­ге­дии, ге­ро­ем ко­то­рой яв­ля­ет­ся не от­дель­ная лич­ность, а люд­ская мас­са («По­след­ний день Пом­пеи», 1830–33). А. А. Ива­нов так­же сыг­рал боль­шую роль в раз­ви­тии рус. И. ж., стре­мясь пред­ста­вить в сво­их про­из­ве­де­ни­ях эпи­зо­ды Свя­щен­ной ис­то­рии как глав­ные со­бы­тия ис­то­рии че­ло­ве­че­ст­ва.

В. И. Суриков. «Первый Вселенский собор». Эскиз росписи храма Христа Спасителя в Москве. 1876–77. Русский музей (С.-Петербург).

В 1860-х гг. рост ре­во­люц.-де­мо­кра­тич. дви­же­ния и раз­ви­тие ис­то­рич. нау­ки обу­сло­ви­ли подъ­ём рус. И. ж. В нём со­че­та­лись ме­ло­дра­ма­тич. кар­ти­ны (К. Д. Фла­виц­кий, П. П. Чис­тя­ков, П. Ф. Пле­ша­нов), «кос­тю­ми­ро­ван­ные» изо­бра­же­ния др.-рус. бы­та (К. Е. Ма­ков­ский, Г. С. Се­дов, А. Д. Ли­тов­чен­ко) и па­рад­ные, внеш­не эф­фект­ные са­лон­но-ака­де­мич. ком­по­зи­ции на ан­тич­ные сю­же­ты (Г. И. Се­ми­рад­ский, В. С. Смир­нов). Но гл. путь рус. И. ж. был свя­зан с реа­лиз­мом; он оп­ре­де­лял­ся ин­те­ре­сом ху­дож­ни­ков к отеч. ис­то­рии, её дра­ма­тич. со­ци­аль­ным про­ти­во­ре­чи­ям и кри­зис­ным эпо­хам, к судь­бам круп­ней­ших ис­то­рич. дея­те­лей и нар. масс. Вслед за В. Г. Швар­цем, вос­соз­дав­шим об­лик Ру­си 16–17 вв., жи­во­пис­цы-пе­ре­движ­ни­ки (Н. Н. Ге, Н. В. Нев­рев, А. Д. Кив­шен­ко, И. М. Пря­ниш­ни­ков, В. И. Яко­би, Г. Г. Мя­со­едов, латв. худ. К. Т. Гун и др.) и близ­кий к ним скульп­тор М. М. Ан­токоль­ский­ ут­вер­ди­ли в сво­ём твор­че­ст­ве убе­ди­тель­ность и дос­то­вер­ность об­ра­зов ис­то­рич. пер­со­на­жей. Яр­кой жиз­нен­ной вы­ра­зи­тель­но­сти и эмо­цио­наль­ной си­лы в изо­бра­же­нии ис­то­рич. ха­рак­те­ров и на­род­ных масс дос­тиг­ли жи­во­пис­цы И. Е. Ре­пин, В. И. Су­ри­ков; те­ма вой­ны со­став­ля­ет гл. со­дер­жа­ние твор­че­ст­ва В. В. Ве­ре­ща­ги­на.

На ру­бе­же 19–20 вв. ху­дож­ни­ки сим­во­лиз­ма ви­де­ли в ис­то­рии пре­ж­де все­го во­пло­ще­ние веч­ных тайн бы­тия, ду­ши на­ро­да, его на­дежд и ве­ро­ва­ний (В. М. Вас­не­цов, М. В. Не­сте­ров, М. А. Вру­бель). В иск-ве нач. 20 в. обо­ст­ря­ет­ся ин­те­рес к ста­ри­не как к ис­точ­ни­ку кра­со­ты и по­эзии, ли­ри­че­ских и гро­те­ск­ных об­ра­зов (А. М. Вас­не­цов, В. А. Се­ров, А. П. Ря­буш­кин, С. В. Ива­нов, ху­дож­ни­ки груп­пы «Мир ис­кус­ст­ва» – А. Н. Бенуа­, К. А. Со­мов, Е. Е. Лан­се­ре, Н. К. Ре­рих, Л. С. Бакст; скульп­тор С. Т. Ко­нён­ков). С нач. 20 в. пе­ре­жи­ва­ла рас­цвет рус. па­но­рам­ная (см. Па­но­ра­ма) ба­таль­ная жи­во­пись (ра­бо­ты Ф. А. Ру­бо). В Мо­ск­ве бы­ло соз­да­но «Об­ще­ст­во ху­дож­ни­ков ис­то­ри­че­ской жи­во­пи­си» (1895–1906), в ко­то­рое во­шли А. А. Ка­ре­лин, К. В. Ле­бе­дев, К. Н. Гор­ский, С. В. Ба­ка­ло­вич, Ф. А. Брон­ни­ков, П. А. Све­дом­ский, Г. И. Се­ми­рад­ский, А. П. Ря­буш­кин, В. В. Бе­ля­ев, М. П. Бот­кин и др.

Кукрыниксы. «Конец. Последние часы в ставке Гитлера». 1947–48. Третьяковская галерея (Москва).

Важ­ное ме­сто в отеч. иск-ве по­сле 1917 за­ня­ла ис­то­ри­ко-ре­во­люц. те­ма­ти­ка, не­ред­ко в сим­во­ли­ко-ал­ле­го­рич. во­пло­ще­нии (кар­ти­ны Б. М. Кус­то­дие­ва, К. С. Пет­ро­ва-Вод­ки­на, К. Ф. Юо­на). Позд­нее эти сю­же­ты у ху­дож­ни­ков со­ци­а­ли­сти­че­ско­го реа­лиз­ма не­ред­ко пре­вра­ща­лись в од­но­об­раз­ные «пред­став­ле­ния» с во­ж­дя­ми и «на­род­ны­ми мас­са­ми». За­чи­на­те­ля­ми та­ко­го ти­па сов. ис­то­рич. кар­ти­ны вы­сту­пи­ли дея­те­ли АХРР, и пре­ж­де все­го И. И. Брод­ский. Ге­ро­ич. путь Крас­ной Ар­мии в го­ды Гражд. вой­ны за­пе­чат­лел М. Б. Гре­ков. Зна­чит. про­из­ве­де­ния в этом жан­ре соз­да­ли так­же Г. К. Са­виц­кий, В. С. Сва­рог, Г. Н. Го­ре­лов, А. А. Дей­не­ка, Б. В. Ио­ган­сон, А. М. Ге­ра­си­мов, С. В. Ге­ра­си­мов, П. М. Шух­мин, укр. худ. Ф. Г. Кри­чев­ский; в скульп­ту­ре – Н. А. Ан­д­ре­ев, И. Д. Шадр, А. Т. Мат­ве­ев и др. Во вре­мя Вел. Отеч. вой­ны рос. ху­дож­ни­ки ра­бо­та­ли над мно­го­числ. про­из­ве­де­ния­ми, от­ра­жаю­щи­ми борь­бу на­ро­да про­тив фа­шиз­ма, ге­ро­ич. про­шлое Рос­сии (А. А. Дей­не­ка, П. Д. Ко­рин, Д. А. Шма­ри­нов, Ку­кры­ник­сы, А. П. Буб­нов, М. И. Ави­лов, Н. П. Уль­я­нов, мас­те­ра Сту­дии во­ен­ных ху­дож­ни­ков им. М. Б. Гре­ко­ва и др.).

В по­сле­во­ен­ный пе­ри­од боль­шую по­пу­ляр­ность при­об­ре­та­ют жан­ры ис­то­рич. порт­ре­та и ис­то­рич. ком­по­зи­ции, по­свя­щён­ные жиз­ни ве­ли­ких ис­то­рич. дея­те­лей. К И. ж. об­ра­ща­ют­ся Ю. Н. Ту­лин, М. А. Са­виц­кий, Н. В. Том­ский, Е. В. Ву­че­тич, В. А. Фа­вор­ский, Е. А. Киб­рик и др. В 1960–70-х гг. де­ла­лись по­пыт­ки об­но­вить И. ж. ро­ман­ти­кой об­разов (Г. М. Кор­жев, Е. Е. Мои­се­ен­ко, Т. Г. На­за­рен­ко). Ге­ро­ич. и тра­гич. об­ра­зы отеч. ис­то­рии во­пло­ща­ют­ся в стан­ко­вой жи­во­пи­си Ю. П. Ку­га­ча, И. С. Гла­зу­но­ва и ху­дож­ни­ков его шко­лы, мо­нумен­таль­ной жи­во­пи­си (мо­заи­ки А. К. Бы­ст­ро­ва, С. Н. Ре­пи­на и др.), скульп­ту­ре А. А. Би­чу­ко­ва, В. М. Клы­ко­ва, З. К. Це­ре­те­ли, М. М. Ше­мя­ки­на и др. С 1980–90-х гг. те­мы и об­ра­зы отеч. ис­то­рии по­лу­ча­ют иро­нич. ис­тол­ко­ва­ние в про­из­ве­де­ни­ях ху­дож­ни­ков соц-ар­та и по­стмо­дер­низ­ма. В кон. 20 в. ис­точ­ни­ка­ми сю­же­тов И. ж. вновь ста­но­вят­ся Свя­щен­ное Пре­да­ние, ан­тич­ная ми­фо­ло­гия.

Лит.: Brieger L. Die deutsche Geschichtsma­lerei des 19. Jahrhunderts. В., 1930; Рус­ская ис­то­ри­че­ская жи­во­пись. До ок­тяб­ря 1917 г. [Аль­бом]. М., 1962; Зи­мен­ко В. М. Со­вет­ская ис­то­ри­че­ская жи­во­пись. [М., 1970]; Ве­ре­ща­ги­на А. Г. Ху­дож­ник, вре­мя, ис­то­рия. Очер­ки рус­ской ис­то­ри­че­ской жи­во­пи­си XVIII – на­ча­ла XX в. Л., 1973; она же. Ис­то­ри­че­ская кар­ти­на в рус­ском ис­кус­ст­ве: Шес­ти­де­ся­тые го­ды XIX в. М., 1990; Locquin J. La peinture d’histoire en France de 1747 а̀ 1785. P., 1978; Ра­ко­ва М. М. Рус­ская ис­то­ри­че­ская жи­во­пись се­ре­ди­ны XIX в. М., 1979; Куз­не­цо­ва Э. В. Ис­то­ри­че­ский и ба­таль­ный жанр. М., 1982.

Вернуться к началу