Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ЯКУ́ТЫ

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 35. Москва, 2017, стр. 686-687

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: В. Н. Иванов

ЯКУ́ТЫ (от эвенк. «яколь­цы»; са­мо­на­зва­ние – са­ха), тюрк. на­род в Рос­сии, круп­ней­шая эт­нич. общ­ность Яку­тии. Чис­лен­ность 478,1 тыс. чел., из них в Яку­тии 466,5 тыс. чел. (2010, пе­ре­пись). Го­во­рят в осн. на якут­ском язы­ке, рас­про­стра­нён так­же рус. язык. Ве­рую­щие – пра­во­слав­ные.

В эт­но­ге­не­зе Я. уча­ст­во­ва­ли ме­ст­ное на­се­ле­ние и пришлое тюркоязычное, рас­се­лив­шее­ся в Вост. Си­би­ри в 10–16 вв. Осн. груп­пы Я. – ам­гин­ско-лен­ские (ме­ж­ду Ле­ной, ниж­ним Ал­да­ном и Ам­гой, а так­же на при­ле­гаю­щем ле­во­бе­режье Ле­ны), ви­люй­ские (бас­сейн Ви­люя), олёк­мин­ские (бас­сейн Олёк­мы; силь­но ак­куль­ту­ри­ро­ва­ны рус­ски­ми), се­вер­ные (тун­д­ро­вая зо­на в бас­сей­нах рек Ана­бар, Оле­нёк, Ко­лы­ма, Яна и Ин­ди­гир­ка; по куль­ту­ре близ­ки к эвен­кам и юка­ги­рам). К на­ча­лу кон­так­тов с рус­ски­ми (1620-е гг.) де­ли­лись на 35–40 эк­зо­гам­ных, час­то вра­ж­до­вав­ших ме­ж­ду со­бой «пле­мён», или «во­лос­тей» (дьон, ай­мах): кан­га­лас­цы, нам­цы (ле­во­бе­ре­жье Ле­ны), ме­гин­цы, бо­ро­гон­цы, бе­тун­цы, ба­ту­рус­цы (ме­ж­ду Ле­ной и Ам­гой) и др. «Пле­ме­на» де­ли­лись на «от­цов­ские ро­ды» (ага-уу­са) и «ма­те­рин­ские ро­ды» (ийэ-уу­са), по-ви­ди­мо­му вос­хо­див­шие к раз­ным жё­нам пра­ро­ди­те­ля. «Ро­ды» управ­ля­лись во­ен. во­ж­дя­ми (той­она­ми) и ста­рей­ши­на­ми. Той­о­ны вла­де­ли ра­ба­ми (ку­лут, бо­кан); ра­бы име­ли се­мью, муж­чи­ны час­то слу­жи­ли в во­ен. дру­жи­не той­о­на. Су­ще­ст­во­ва­ли обы­чаи кров­ной мес­ти, обыч­но за­ме­няв­шей­ся вы­ку­пом, во­ин­ских по­свя­ще­ний маль­чи­ков, кол­лек­тив­ной рыб­ной лов­ли (на се­ве­ре – охо­ты на гу­сей), гос­те­при­им­ст­ва, об­ме­на по­дар­ка­ми (бэ­лэх). При рус. управ­ле­нии якут. «ро­ды» (ага-уу­са), управ­ляв­шие­ся вы­бор­ны­ми «князь­ца­ми» (ки­нэ­эс), объ­е­ди­ня­лись в на­сле­ги. Об­щин­ни­ки со­би­ра­лись на ро­до­вые и на­слеж­ные схо­ды (мун­нях). На­сле­ги объ­е­ди­ня­лись в улу­сы во гла­ве с вы­бор­ным улус­ным го­ло­вой и «ино­род­ной упра­вой» – Ме­гин­ский, Бо­ро­гон­ский, Ба­ту­рус­ский, Нам­ский, За­пад­но-Ка­га­лас­ский и Вос­точ­но-Ка­га­лас­ский и др.

Якутская невеста в шубе сангыйах. Фото В. И. Иохельсона. 1905. Музей естественной истории (Нью-Йорк).

Осн. тра­диц. за­ня­тия – разведение ло­шадей якутской породы (сре­ди муж­чин; в рус. до­ку­мен­тах 17 в. Я. на­зы­ва­ли «кон­ны­ми людь­ми») и круп­но­го ро­га­то­го ско­та (сре­ди жен­щин). Скот дер­жа­ли ле­том на под­нож­ном кор­ме, зи­мой – в хле­вах; се­но­ко­ше­ние бы­ло из­вест­но до при­хо­да рус­ских. Якут. по­ро­ды ско­та от­ли­ча­лись вы­нос­ли­во­стью, но бы­ли ма­ло­про­дук­тив­ны. На се­ве­ре раз­во­ди­ли оле­ней (вьюч­но-вер­хо­вое оле­не­вод­ст­во тунг. ти­па и уп­ряж­ное с пря­мо­ко­пыль­ны­ми нар­та­ми сев.-якут. ва­ри­ан­та). Бы­ло раз­ви­то ры­бо­лов­ст­во; на нём спе­циа­ли­зи­ро­ва­лись пле­ме­на т. н. пе­ших Я. (осе­куи, он­ту­лы, ко­куи, ки­ри­кий­цы, кыр­гы­дайы, ор­го­ты и др.). Для бед­ня­ков, не имев­ших ско­та, ры­бо­лов­ст­во бы­ло осн. за­ня­ти­ем [в до­ку­мен­тах 17 в. тер­мин «ба­лык­сыт» (ры­бо­лов) имел зна­че­ние «бед­няк»]. На се­ве­ре осн. ис­точ­ни­ком про­пи­та­ния бы­ла охо­та. Ха­рак­тер­ны спе­ци­фич. спо­со­бы охо­ты – с бы­ком (охот­ник под­кра­ды­ва­ет­ся к до­бы­че, пря­чась за бы­ка), кон­ная гонь­ба зве­ря по сле­ду. В кон. 17 в. за­им­ст­во­ва­ли у рус­ских зем­ле­де­лие (осн. куль­ту­ра – яч­мень); его рас­про­стра­не­нию в 19 в. (осо­бен­но сре­ди олёк­мин­ских Я.) спо­соб­ст­во­ва­ли рус. ссыль­ные по­се­лен­цы. Поя­ви­лись проф. тор­гов­цы – т. н. го­род­чи­ки (т. е. ез­див­шие в го­род). Бы­ли раз­ви­ты резь­ба по де­ре­ву и рас­крас­ка оль­хо­вым от­ва­ром, вы­дел­ка ко­ровь­их и кон­ских шкур, ап­пли­ка­ция, пле­те­ние и вы­шив­ка кон­ским во­ло­сом, из­го­тов­ле­ние леп­ной ке­ра­ми­ки, плав­ка и ков­ка же­ле­за, че­кан­ка по се­реб­ру и ме­ди, в 19 в. – резь­ба по ма­мон­то­вой кос­ти; пря­де­ние, тка­че­ст­во и ва­ля­ние вой­ло­ка от­сут­ст­во­ва­ли.

Зим­нее по­се­ле­ние (кыс­тык) со­стоя­ло из 1–3 до­мов (ба­ла­ган, дьиэ) с на­клон­ны­ми сте­на­ми из тон­ких брё­вен, об­ма­зан­ных гли­ной с на­во­зом. Дом был ори­ен­ти­ро­ван по сто­ро­нам све­та со вхо­дом на вос­ток, ота­п­ли­вал­ся чу­ва­лом (осох), вдоль стен уст­раи­ва­лись на­ры (орон). У зап. сте­ны на­хо­ди­лось ме­сто хо­зяи­на, наи­бо­лее по­чёт­ным счи­тал­ся юго-зап. угол, где сто­ял стол (ос­ту­ол). Дверь в сев. сте­не ве­ла в хлев (хо­тон). У до­ма ста­ви­лась ко­но­вязь, не­ред­ко ук­ра­шен­ная резь­бой. В 18 в. поя­ви­лись мно­го­уголь­ные сруб­ные «юр­ты» и рус. из­бы.

Тра­диц. оде­ж­да – ко­рот­кие ко­жа­ные шта­ны (сы­айа) и каф­тан (сон) с очень ши­ро­ки­ми прой­ма­ми, не­боль­шим за­па­хом на­ле­во и от­лож­ным во­рот­ни­ком (лен­ский тип; см. илл. к раз­де­лу На­ро­ды и язы­ки в то­ме «Рос­сия»). Ха­рак­тер­на на­ряд­ная жен­ская шу­ба (сан­гый­ах), рас­ши­тая крас­ным и зе­лё­ным сук­ном, по­зу­мен­том, се­реб­ря­ны­ми под­вес­ка­ми, би­се­ром.

Осн. пи­ща – мо­лоч­ная (осо­бен­но ле­том): из ко­быль­е­го мо­ло­ка – ку­мыс, из ко­ровь­е­го – про­сто­ква­ша (суо­рат, со­ра), слив­ки (кю­эр­чэх), мас­ло; суо­рат за­го­тав­ли­ва­ли на зи­му в за­мо­ро­жен­ном ви­де (тар) с до­бав­ле­ни­ем ягод, ко­рень­ев и др. Из мя­са осо­бен­но це­ни­лась ко­ни­на.

Се­мья ма­лая (кэр­гэн, ыал). Прак­ти­ко­ва­лись ле­ви­рат и со­ро­рат, по­ли­ги­ния, вы­пла­та ка­лы­ма и при­да­но­го, от­ра­бот­ки за же­ну, умы­ка­ние (ку­рэ­тии). Со­хра­ня­лись ша­ма­низм, культ ду­хов, вла­дык верх­не­го (Юрюнг Айы Той­он) и ниж­не­го (Ала Буу­рай Той­он) ми­ров и т. п.

Уст­ное твор­че­ст­во вклю­ча­ет ис­то­рич. пре­да­ния, сказ­ки (кэп­сэ­эн, кэп­сэл, ос­туо­руйа) и др. Тра­диц. сти­ли пе­ния: дьиэ­рэ­тии ырыа – тор­же­ст­вен­ный, с при­зву­ка­ми (кы­лы­сах), соз­даю­щи­ми эф­фект соль­но­го 2-го­ло­сия, зна­чит. ро­лью им­про­ви­за­ции; дэ­гэ­рэн ырыа – под­виж­ный, раз­ме­рен­ный, ос­но­ван­ный на рит­мо­фор­му­лах и ста­биль­ных ла­дах. Ша­ман­ское пе­ние ку­ту­руу (в со­про­во­ж­де­нии буб­на дюн­гюр) от­ли­ча­ет­ся оби­ли­ем глис­сан­до и виб­ра­то. Все 3 сти­ля ис­поль­зу­ют­ся при ис­пол­не­нии ге­ро­ич. эпо­са олон­хо (вне­сён в Спи­сок не­ма­те­ри­аль­но­го куль­тур­но­го на­сле­дия че­ло­ве­че­ст­ва ЮНЕСКО, 2005, 2008), стиль дэ­гэ­рэн ырыа – в лю­бов­ных, ко­лы­бель­ных, тру­до­вых, бы­то­вых пес­нях, сказ­ках и др. В тор­жеств. слу­ча­ях ис­пол­ня­ют­ся раз­вёр­ну­тые им­про­ви­за­ции той­у­ки в сти­ле дьи­эрэ­тии. Важ­ную роль в се­мей­ных, ско­то­вод­че­ских, про­мы­сло­вых и др. об­ря­дах иг­ра­ют бла­го­по­же­ла­ния и за­кли­на­ния ал­гыс. Кру­го­вые пес­ни-тан­цы осуо­хай (рес­пон­сор­ные) ис­пол­ня­ют­ся во вре­мя лет­не­го ку­мыс­но­го празд­ни­ка Ысы­ах. Муз. ин­ст­ру­мен­ты: хо­мус, смыч­ко­вый кы­рыым­па.

Лит.: То­ка­рев С. А., Гур­вич И. С. Яку­ты // На­ро­ды Си­би­ри. М.; Л., 1956; Жир­ков М. Н. Якут­ская на­род­ная му­зы­ка. Якутск, 1981; Алек­се­ев Э. Е., Ни­ко­лае­ва Н. Н. Об­раз­цы якут­ско­го пе­сен­но­го фольк­ло­ра. Якутск, 1981; Алек­се­ев Э. Е. Ран­не­фольк­лор­ное ин­то­ни­ро­ва­ние. М., 1986; Шей­кин Ю. И. Ис­то­рия му­зы­каль­ной куль­ту­ры на­ро­дов Си­би­ри. М., 2002.

Вернуться к началу