Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ФИ́ННО-У́ГРЫ

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 33. Москва, 2017, стр. 403

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: В. В. Напольских
Финно-угры. Крылатая богиня с личиной на груди, стоящая на ракообразных существах; наверху – личина и две человеческие фигурки с птичьими головами. Прорезная бляха в пермском зверином стиле из посёлка... Чердынский краеведческий музей им. А.С. Пушкина

ФИ́ННО-У́ГРЫ (фин­но-угор­ские на­ро­ды, уг­ро-фин­ны), груп­па на­ро­дов, го­во­ря­щих на фин­но-угор­ских язы­ках в Сев., Вост. и Центр. Ев­ро­пе и Зап. Си­би­ри. В со­от­вет­ст­вии с язы­ко­вой клас­си­фи­ка­ци­ей вы­де­ля­ют­ся груп­пы: са­ам­ская (саа­мы), при­бал­тий­ско-фин­ская (фин­ны, эс­тон­цы, ка­ре­лы, веп­сы, ижо­ра, ли­вы), мор­дов­ская (морд­ва эр­зя и мок­ша), ма­рий­ская (ма­рий­цы), перм­ская (уд­мур­ты, ко­ми, ко­ми-пер­мя­ки), угор­ская (уг­ры венг­ры, хан­ты и ман­си). Чис­лен­ность ок. 24 млн. чел. (2016, оцен­ка).

Пра­ро­ди­на Ф.-у., по-ви­ди­мо­му, на­хо­ди­лась в зо­не ле­сов Зап. Си­би­ри, Ура­ла и Пре­ду­ра­лья (от Средней Оби до Ниж­ней Ка­мы) в 4-м – сер. 3-го тыс. до н. э. Их древ­ней­ши­ми за­ня­тия­ми бы­ли охо­та, реч­ное ры­бо­лов­ст­во и со­би­ра­тель­ст­во. По дан­ным лин­гвис­ти­ки, Ф.-у. име­ли кон­так­ты на вос­то­ке с са­мо­дий­ски­ми на­ро­да­ми и тун­гу­со-мань­чжур­ски­ми на­ро­да­ми, на юге как ми­ни­мум с нач. 3-го тыс. – с ин­до-иран. на­ро­да­ми (ария­ми), на за­па­де – с па­лео­ев­ро­пей­ца­ми (от их язы­ков ос­та­лись суб­страт­ные сле­ды в зап. фин­но-угор­ских язы­ках), со 2-й пол. 3-го тыс. – с на­ро­да­ми, близ­ки­ми к пред­кам гер­ман­цев, бал­тов и сла­вян (пред­ста­ви­те­ля­ми шну­ро­вой ке­ра­ми­ки куль­тур­но-ис­то­ри­че­ской общ­но­сти). С 1-й пол. 2-го тыс. в хо­де кон­так­тов с ария­ми на юге и с центр.-ев­роп. ин­до­ев­ро­пей­ца­ми на за­па­де Ф.-у. зна­ко­мят­ся со ско­то­вод­ст­вом и за­тем с зем­ле­де­ли­ем. Во 2–1-м тыс. про­ис­хо­ди­ло рас­про­стра­не­ние фин­но-угор­ских язы­ков на за­пад – до Сев.-Вост. При­бал­ти­ки, Сев. и Центр. Скан­ди­на­вии (см. Сет­ча­той ке­ра­ми­ки куль­ту­ра, Анань­ин­ская куль­ту­ра) и вы­де­ле­ние при­бал­тий­ско-фин­ских язы­ков и са­ам­ских язы­ков. Со 2-й пол. 1-го тыс. до н. э. в Си­би­ри и со 2-й пол. 1-го тыс. н. э. в Вол­го-Ура­лье на­чи­на­ют­ся кон­так­ты с тюр­ка­ми. К древ­ней­шим письм. упо­ми­на­ни­ям Ф.-у. от­но­сят Fenni в «Гер­ма­нии» Та­ци­та (98 н. э.). С кон. 1-го тыс. на раз­ви­тие ря­да фин­но-угор­ских на­ро­дов ока­за­ло су­ще­ст­вен­ное влия­ние их вклю­че­ние в со­став ср.-век. го­су­дарств (Бул­га­рия Волж­ско-Кам­ская, Древ­няя Русь, Шве­ция). Со­глас­но дан­ным ср.-век. письм. ис­точ­ни­ков и то­по­ни­мии, Ф.-у. ещё в нач. 2-го тыс. н. э. со­став­ля­ли осн. на­се­ле­ние се­ве­ра лес­ной и тун­д­ро­вой зо­ны Вост. Ев­ро­пы и Скан­ди­на­вии, но бы­ли за­тем в зна­чит. ме­ре ас­си­ми­ли­ро­ва­ны гер­ман­ца­ми, сла­вя­на­ми (пре­ж­де все­го ме­ря; воз­мож­но, му­ро­ма, ме­ще­ра, за­во­лоч­ская чудь и др.) и тюр­ка­ми.

Для ду­хов­ной куль­ту­ры Ф.-у. бы­ли ха­рак­тер­ны куль­ты ду­хов-хо­зя­ев при­ро­ды. Воз­мож­но, офор­ми­лись пред­став­ле­ния о выс­шем не­бес­ном бо­же­ст­ве. Во­прос о на­ли­чии эле­мен­тов ша­ма­низ­ма дис­кус­сио­нен. С нач. 2-го тыс. на­чи­на­ет­ся об­ра­ще­ние Ф.-у. Ев­ро­пы в хри­сти­ан­ст­во (венг­ры в 1001, ка­ре­лы и фин­ны в 12–14 вв., ко­ми в кон. 14 в.) и раз­ви­тие пись­мен­но­стей на фин­но-угор­ских язы­ках. При этом ряд фин­но-угор­ских групп (осо­бен­но сре­ди ма­рий­цев и уд­мур­тов Баш­ки­рии и Та­тар­ста­на) до 21 в. со­хра­ня­ет свою об­щин­ную ре­ли­гию, хо­тя и под­верг­шую­ся хри­сти­ан­ско­му влия­нию. При­ня­тие ис­ла­ма Ф.-у. в По­вол­жье и Си­би­ри бы­ст­ро при­во­ди­ло к их ас­си­ми­ля­ции та­та­ра­ми, по­это­му му­сульм. об­щин сре­ди Ф.-у. прак­ти­че­ски нет.

В 19 в. фор­ми­ру­ет­ся ме­ж­ду­нар. фин­но-угор­ское дви­же­ние, в ко­то­ром про­яв­ля­ют­ся чер­ты пан­фин­но-уг­риз­ма.

Лит.: Ос­но­вы фин­но-угор­ско­го язы­ко­зна­ния: Во­про­сы про­ис­хо­ж­де­ния и раз­ви­тия фин­но-угор­ских язы­ков. М., 1974; Хай­ду П. Ураль­ские язы­ки и на­ро­ды. М., 1985; На­поль­ских В. В. Вве­де­ние в ис­то­ри­че­скую ура­ли­сти­ку. Ижевск, 1997.

Вернуться к началу