Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

УЙГУ́РЫ

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 32. Москва, 2016, стр. 728-729

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: С. В. Дмитриев (история)
Фото Richard Towell / flickr.com Уйгуры. На улице Старого Кашгара.

УЙГУ́РЫ (са­мо­на­зва­ние – тюрк, с 1921 так­же уй­гур; ус­тар. – каш­гар­лы­ки, сар­ты, та­та­ры Вост. Тур­ке­ста­на; кит. вэйуэр, для др. У. – ху­эйху), тюрк. на­род в Ср. Азии (историч. обл. Вост. Тур­ке­ста­н). Жи­вут в Синь­цзян-Уй­гур­ском ав­то­ном­ном рай­оне в Сев.-Зап. Ки­тае (10,1 млн. чел. – 2010, пе­ре­пись), в Се­ми­ре­чье и на вос­то­ке Фер­ган­ской до­ли­ны на юго-вос­то­ке Ка­зах­ста­на (251,5 тыс. чел., из них 151,9 тыс. чел. в Ал­ма-Атин­ской обл., 88,9 тыс. чел. в г. Ал­ма-Ата – 2015, дан­ные Агент­ст­ва по ста­ти­сти­ке Рес­пуб­ли­ки Ка­зах­стан), се­ве­ре и за­па­де Кир­ги­зии (48,5 тыс. чел., из них 15,3 тыс. чел. в Чуй­ской обл., 13,4 тыс. чел. в г. Биш­кек, 11,2 тыс. чел. в Ош­ской обл., 4 тыс. чел. в Ис­сык-Куль­ской обл. – 2009, пе­ре­пись) и вос­то­ке Уз­бе­ки­ста­на (ок. 50 тыс. чел., в осн. в Ан­ди­жан­ской обл.), в дель­те Мур­га­ба в Турк­ме­нии (ок. 2 тыс. чел.), Сауд. Ара­вии (ок. 50 тыс. чел.), Тур­ции (ок. 40 тыс. чел.) и др. Го­во­рят на уй­гур­ском язы­ке, рас­про­стра­не­ны так­же кит., ка­зах., рус. и др. язы­ки. Му­суль­ма­не-сун­ни­ты.

Оа­зи­сы Вост. Тур­ке­ста­на в 1-й пол. 1-го тыс. на­се­ля­ли то­ха­ры, со­гдий­цы, са­ки и др. на­ро­ды, го­во­рив­шие на ин­до­ев­ро­пей­ских язы­ках, а так­же ки­тай­цы и ти­бет­цы. С 605, воз­гла­вив со­юз то­гуз-огу­зов (см. в ст. Огу­зы), У. вы­де­ли­лись из др. тю­рк­ских пле­мён. По­пыт­ки соз­да­ния ими са­мо­сто­ят. го­су­дар­ст­ва за­вер­ши­лись фор­ми­ро­ва­ни­ем в 745 Уй­гур­ско­го ка­га­на­та, став­ше­го осн. во­ен.-по­ли­тич. си­лой в Центр. Азии. В 763 У. при­ня­ли ма­ни­хей­ст­во; ос­но­ван­ное на со­гдий­ском ал­фа­ви­те уй­гур­ское пись­мо ста­ло вы­тес­нять древ­не­тюрк­ское ру­ни­че­ское пись­мо. Пос­ле раз­гро­ма ка­га­на­та в 840 кыр­гы­за­ми ени­сей­ски­ми У. по­ки­ну­ли свои род­ные зем­ли в сте­пях совр. Мон­го­лии; часть их миг­ри­ро­ва­ла на юго-за­пад и об­ра­зо­ва­ла уй­гур­ские кня­же­ст­ва – Гань­ч­жо­ус­кое в Зап. Гань­су (с цен­т­ром в Гань­ч­жоу; в 1036 уни­ч­то­же­но Си Ся) и Тур­фан­ское в Вост. При­тянь­ша­нье [во гла­ве с иди­ку­та­ми, со сто­ли­ца­ми в Беш­ба­лы­ке (совр. Бэй­тин) и Ко­чо (в Тур­фа­не), иг­рав­шее важ­ную роль на Ве­ли­ком шёл­ко­вом пу­ти]; по­том­ка­ми бе­жав­ших из Мон­го­лии У. яв­ля­ют­ся так­же совр. юй­гу Гань­су. Сре­ди У., помимо манихейства, были рас­про­стра­нены буддизм и несторианство. К за­па­ду от У. сфор­ми­ро­вал­ся Кар­лук­ский ка­га­нат, в 10 в. став­ший ис­лам­ским го­су­дар­ст­вом Ка­ра­ха­ни­дов, на­чав­шим борь­бу с У.; сре­ди му­суль­ман ре­гио­на назв. «У.» оз­на­ча­ло вра­га, не­вер­но­го. С 12 в. тур­фан­ские иди­ку­ты по­па­ли в за­ви­си­мость от гос-ва ка­ра­ки­та­ев, в 1209 приз­на­ли се­бя вас­са­ла­ми Чин­гис­ха­на; со­вет­ни­ки из У. иг­ра­ли клю­че­вую роль при пер­вых пра­ви­те­лях Мон­голь­ской им­пе­рии; чи­нов­ни­ки-уй­гу­ры за­ни­ма­ли важ­ные пос­ты во всех чин­ги­сид­ских улу­сах. В 1270–75 Тур­фан­ское кня­же­ст­во бы­ло вклю­че­но в Ча­гатай­ский улус, к 15 в. Тур­фан был ис­лами­зи­ро­ван и имя «У.» на­дол­го за­бы­то (до 20 в. У. не име­ли об­ще­го са­мо­наз­ва­ния), араб. ал­фа­вит вы­тес­нил уй­гур­ское пись­мо. У. Синь­цзя­на де­лят­ся на ло­каль­ные груп­пы (юрт): каш­гар­цы (каш­кар­лик­лар), хо­тан­цы, или таг­лы­ки (хо­тан­лик­лар), ак­суй­цы (ак­су­лук­лар), лоб­нор­цы (лоп­нур­лук­лар), тур­фан­цы (тур­пан­лик­лар), ку­муль­цы (ку­мул­лук­лар, в Ку­муль­ском оа­зи­се близ г. Ха­ми) и др.; в 18 в. бы­ли по­се­ле­ны в Илий­ском крае, об­ра­зо­вав груп­пу куль­джин­цев, или илий­ских У. (гул­жи­лик­лар, или­ли­клар; ус­тар. – та­ран­чи, т. е. зем­ле­дель­цы). У. при­ни­ма­ли уча­стие в Уй­гу­ро-дун­ган­ском вос­ста­нии 1862–77 (см. так­же в ст. Дун­га­не), в хо­де и по­сле по­дав­ле­ния ко­то­ро­го часть их пе­ре­се­ли­лась в Се­ми­ре­чье и Фер­га­ну. Кри­зис им­перии Цин и Синь­хай­ская ре­во­лю­ция выз­ва­ли рост нац.-осво­бо­дит. дви­же­ния в Синь­цзя­не. В 1921 на съез­де в Таш­кен­те бы­ло при­ня­то об­щее назв. «У.». Вто­рая вол­на пе­ре­се­ле­ния У. на за­пад при­шлась на 1950-е гг. и бы­ла свя­за­на с вхож­де­ни­ем Вост.-Тур­ке­стан­ской республики в сос­тав КНР; ас­си­ми­ляц. по­ли­ти­ка КНР вы­зы­ва­ет эми­гра­цию У. по­ны­не. В Ка­зах­ста­не уй­гур­ский яз. пре­по­да­ёт­ся в шко­лах, вы­хо­дит газ. «Уй­гур ай­ва­зи», функ­цио­ни­ру­ет Рес­пуб­ли­кан­ский куль­тур­ный центр У. Ка­зах­ста­на. В ди­ас­по­ре в 1992 воз­ник Нац. кон­гресс Вост. Тур­ке­ста­на (с 2004 Все­мир­ный уй­гур­ский кон­гресс), бо­рю­щий­ся за пра­ва уй­гур.

Тра­диц. куль­ту­ра ти­пич­на для на­ро­дов Ср. Азии. Осн. за­ня­тия – па­шен­ное по­лив­ное зем­ле­де­лие (па­хот­ное ору­дие – гря­диль­ное ра­ло са­пан, бу­ку­са, в Фер­га­не – мо­ты­га кет­мен), у лоб­нор­цев и хо­тан­цев – от­гон­ное ско­то­вод­ст­во, у хо­тан­цев – шел­ко­вод­ст­во, у лоб­нор­цев – охо­та и ры­бо­лов­ст­во. Раз­ви­ты тка­че­ст­во, из­го­тов­ле­ние вой­ло­ка (зна­ме­ни­ты каш­гар­ские тка­ни: хлоп­ча­то­бу­маж­ные – глад­кие да­ба, боз, клет­ча­тые ала­ча, шёл­ко­вые – маш­рун, ат­ляс, шайи; хо­тан­ские бе­лые кош­мы и вор­со­вые ков­ры и др.), рас­пис­ной гла­зу­ров. ке­ра­ми­ки (г. Ку­ча в окр. Ак­су и др.). Жи­ли­ще гли­но­бит­ное с пло­ской кры­шей, кры­той тер­ра­сой (ай­ван), ота­п­ли­ва­ет­ся от­кры­тым оча­гом или ка­ном, в Каш­га­ре – сан­да­лом; б. ч. жи­ло­го по­ме­ще­ния за­ни­ма­ет гли­но­бит­ная плат­фор­ма (су­па). Оде­ж­да – шта­ны с ши­ро­ким ша­гом (иш­тан, там­бал) с ру­ба­хой (кал­та хан­тай) у муж­чин, с ту­ни­ко­об­раз­ной ру­ба­хой (у за­муж­них – с вы­шив­кой на пра­вой сто­ро­не гру­ди) или плать­ем на ко­кет­ке у жен­щин; свер­ху на­де­ва­ют стё­ган­ные на ва­те ко­рот­кую курт­ку (чам­ча), длин­ную без­ру­кав­ку (кам­зал), ха­лат (ча­пан), под­вя­зан­ный ку­ша­ком (бель­баг); го­лов­ные убо­ры – тю­бе­тей­ка (до­па, бо­рюк) или ме­хо­вая шап­ка (ту­мак).

Из­вест­на древ­не­уй­гур­ская ма­ни­хей­ская по­эма «Хуа­ста­нифт», бо­га­тая уй­гур­ская ли­те­ра­ту­ра. Фольк­лор – сказ­ки, пес­ни, ин­ст­ру­мен­таль­ная му­зы­ка, тан­цы. В цен­тре проф. муз. тра­ди­ции – во­каль­но-ин­ст­ру­мен­таль­ный цикл из 12 му­ка­мов, имею­щий ре­гио­наль­ные раз­но­вид­но­сти: каш­гар­ский (клас­си­че­ский, ши­ро­ко бы­ту­ет по­ны­не), илий­ский, хо­тан­ский, ку­муль­ский и до­лан­ский. Фор­ма му­ка­ма об­на­ру­жи­ва­ет сход­ст­во с тадж.-узб. ма­ко­мом. Тек­сто­вая ос­но­ва – клас­сич. уй­гур­ская и ара­бо-перс. по­эзия. В ис­пол­не­нии му­ка­ма уча­ст­ву­ют пев­цы-со­лис­ты, ин­ст­ру­мен­таль­ный (струн­ные и удар­ные ин­ст­ру­мен­ты) и во­каль­ный ан­самб­ли. Для пер­во­го раз­де­ла мука­ма ха­рак­тер­на во­каль­ная им­про­ви­за­ция; в сле­дую­щих, рит­ми­че­ски оформ­лен­ных раз­де­лах ис­поль­зу­ет­ся рит­мич. ос­ти­на­то (усуль); в по­след­ний раз­дел вклю­ча­ет­ся та­нец.

Лит.: За­ха­ро­ва И. В. Уй­гу­ры // На­ро­ды Сред­ней Азии и Ка­зах­ста­на. М., 1963. Т. 2; За­ха­ро­ва И. В., Ти­хо­нов Д. И. Уй­гу­ры // На­ро­ды Вос­точ­ной Азии. М.; Л., 1965; The Uighur Empire according to the T’ang dynastic histories / Ed. and translator C. Mackerras. 2nd ed. Columbia, 1973; Маляв­кин А. Г. Уй­гур­ские го­су­дар­ст­ва в IX–XII вв. Но­во­сиб., 1983; Hamilton J. R. Les Ouїghoursà l’époque des cinq dynasties: d’après les documents chi­nois. P., 1988; Чвырь Л. А. Об­ря­ды и ве­ро­ва­ния уй­гу­ров в XIX–XX вв. М., 2006.

Вернуться к началу