Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ЛАТЫШИ́

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 17. Москва, 2010, стр. 63

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: С. И. Рыжакова

ЛАТЫШИ́ (са­мо­на­зва­ние – latvieši, лат­вие­ши), на­род, осн. на­се­ле­ние Лат­вии. Чис­лен­ность 1,3 млн. чел. (2009, по дан­ным Центр. ста­ти­стич. бю­ро Лат­вии). Жи­вут так­же в США (87,6 тыс. чел. латв. про­ис­хо­ж­де­ния – 2000, пе­ре­пись), Ве­ли­ко­бри­та­нии (30 тыс. чел.), Ка­на­де (27,9 тыс. чел. латв. про­ис­хо­ж­де­ния – 2006, пе­ре­пись), Рос­сии (28,5 тыс. чел., в т. ч. в Си­бир­ском Фе­де­раль­ном окр. 9,5 тыс. чел.; 2002, пе­ре­пись), Ав­ст­ра­лии (18,9 тыс. чел.; 2001, пе­ре­пись), Ир­лан­дии (14 тыс. чел.; 2006, пе­ре­пись) и др. Об­щая чис­лен­ность Л. ок. 1,6 млн. чел. (2008, оцен­ка). Го­во­рят на ла­тыш­ском язы­ке. Л. в осн. про­тес­тан­ты (гл. обр. лю­те­ра­не – ок. 60%), есть ка­то­ли­ки (в осн. лат­галь­цы и суи­ты из Кур­зе­ме; ок. 30%), не­боль­шие груп­пы пра­во­слав­ных и др.

Пред­ка­ми Л. бы­ли балт­ские пле­ме­на лат­га­лов (жи­ли на тер­ри­то­рии совр. Лат­га­ле и Вид­зе­ме), се­лов (Ауш­гзе­ме), зем­га­лов (см. в ст. Зем­га­ле) и кур­шей (Кур­зе­ме). В их со­став во­шли и ас­си­ми­ли­ро­ван­ные по­том­ки при­бал­тий­ско-фин­ских пле­мён – ли­вов и др. С 19 в., осо­бен­но по­сле кре­стьян­ской ре­фор­мы в Ост­зей­ском крае 1804–19, на­ча­лась ми­гра­ция Л. в Рос­сию. В 1897 в Рос. им­пе­рии за пре­де­ла­ми Лат­вии про­жи­ва­ло 112 тыс. Л. Зна­чит. часть ла­тыш. по­се­ле­ний (в 1917 – 207, из них 192 воз­ник­ли в 1890-е гг.) бы­ла ос­но­ва­на в Си­би­ри и на Даль­нем Вос­то­ке. Мас­со­вая ми­гра­ция Л. в глубь Рос­сии из приф­рон­то­вой по­ло­сы про­ис­хо­ди­ла во вре­мя 1-й ми­ро­вой вой­ны. В 1917 в Рос­сии их бы­ло ок. 880 тыс. чел. Л. при­ня­ли ак­тив­ное уча­стие в Гражд. вой­не 1917–22 (см. Ла­тыш­ские стрел­ки). В 1920–27 б. ч. бе­жен­цев ре­эва­куирована в Лат­вию. В 1926 в СССР ос­та­ва­лось 141,7 тыс. Л., боль­шин­ст­во – в Сев.-Кавк. крае, Ураль­ской обл., а так­же в Си­бир­ском крае. Су­ще­ст­во­ва­ли ла­тыш. об­ще­ст­ва, из­да­ва­лись кни­ги, га­зе­ты и жур­на­лы на ла­тыш. яз., ра­бо­та­ли ла­тыш. шко­лы и те­ат­ры – в Москве («Ска­ту­вэ»), Ле­нин­гра­де, Смо­лен­ске и др. В 1936–38 эти ор­га­ни­за­ции в СССР за­кры­ты, мн. Л. под­верг­лись ре­прес­си­ям. В 1939 в СССР на­счи­ты­ва­лось 114,5 тыс. ла­ты­шей.

Куль­ту­ра Л. ти­пич­на для на­ро­дов Бал­тии (см. в ст. Ев­ро­па). Тра­диц. за­ня­тия – зем­ле­де­лие (рожь, пше­ни­ца, яч­мень, овёс, гре­чи­ха, ко­но­п­ля, бо­бо­вые, кар­то­фель, лён) и жи­вот­новод­ст­во (круп­ный ро­га­тый мо­лоч­ный скот, ов­цы, сви­ньи, ло­ша­ди), на по­бе­ре­жье – ры­бо­лов­ст­во. До нач. 19 в. мес­та­ми со­хра­ня­лось под­сеч­но-ог­не­вое зем­ле­де­лие. Зем­лю об­ра­ба­ты­ва­ли со­хой (спи­лю арклс), уро­жай уби­ра­ли зуб­ча­тым сер­пом (Ауг­шзе­ме, Лат­га­ле, вост. и сев. Вид­зе­ме), ко­сой (Кур­зе­ме), т. н. по­лу­ко­сой (ти­па гор­бу­ши) ви­ен­ро­цес (Зем­га­ле и за­пад Вид­зе­ме). Тра­диц. ре­мёс­ла – об­ра­бот­ка де­ре­ва (в т. ч. скульп­тур­ная резь­ба), ко­жи, ме­тал­ла, ян­та­ря, гон­чар­ст­во, тка­че­ст­во; кре­сть­я­не рай­она Яун­пие­бал­ги и Вец­пи­е­бал­ги (Це­сис­ский р-н) спе­циа­ли­зи­ро­ва­лись на льно­вод­ст­ве и из­го­тов­ле­нии льня­ных по­ло­те­нец, ска­тер­тей, а так­же пря­лок; раз­ви­ты узор­ное тка­че­ст­во и вя­за­ние.

Тра­диц. по­се­ле­ния – де­рев­ни ку­че­вой (ци­емс) или ря­до­вой, на вос­то­ке – улич­ной (сад­жас) пла­ни­ров­ки и ху­то­ра-од­но­двор­ки (ви­ен­се­тас), со 2-й пол. 19 в. став­шие пре­об­ла­даю­щей фор­мой. Осн. тип тра­диц. жи­ли­ща (ис­та­ба) – сруб на фун­да­мен­те из не­об­ра­бо­тан­но­го кам­ня с двух­скат­ной, валь­мо­вой или по­лу­валь­мо­вой, в Вид­зе­ме и Кур­зе­ме – че­ты­рёх­скат­ной кры­шей из со­ло­мы, тро­ст­ни­ка или дран­ки, час­то с рез­ной фи­гу­рой зве­ря или пти­цы на конь­ке (юм­та азис). Жи­ли­ще Ср. и Зап. Лат­вии вос­хо­дит к двух­ка­мер­ной по­строй­ке с ота­п­ли­вае­мы­ми се­ня­ми (намс); у бо­га­тых кре­сть­ян к до­му при­страи­ва­лись до­пол­нит. жи­лые по­ме­ще­ния (ка­мо­ра). Для Лат­га­ле ха­рак­тер­на пла­ни­ров­ка ти­па из­ба – се­ни (намс, син­цес) – гор­ни­ца, в Вид­зе­ме из­вест­ны жи­лые ри­ги, близ­кие к эс­тон­ским. Вы­де­ля­ют­ся 4 об­ла­ст­ных ти­па усадь­бы: в Лат­га­ле ис­та­ба и клеть (клетс) ста­ви­лись тор­ца­ми к до­ро­ге, об­ра­зуя ме­ж­ду со­бой чис­тый двор, вы­хо­дя­щий на ули­цу во­ро­та­ми («чёр­ный» двор, или лай­дарс, на­хо­дил­ся по др. сто­ро­ну ис­та­бы); в Вид­зе­ме по­строй­ки сво­бод­но, а в Зем­га­ле – тес­но груп­пи­ро­ва­лись во­круг дво­ра; в Кур­зе­ме ис­та­ба сто­ит в цен­тре усадь­бы, по од­ну сто­ро­ну от неё рас­по­ла­га­ет­ся клеть, по дру­гую – хлев.

Рис. Е. Н. Федорченко Латышский мужской костюм сер. 19 в.: 1 – северная Видземе; 2 – Латгале: светлый, расширяющийся книзу кафтан; 3 – Курземе: кафтан с клиньями, расширяющаяся кверху шляпа; 4 – Зем...
Рис. Е. Н. Федорченко Латышский женский костюм сер. 19 в.: 1 – юго-восточная Видземе (Крустпилс): рубаха, клетчатая юбка, виллайне с широкой зелёно-жёлто-красной каймой, чепец с остроконечным верхом; 2 – Аушгзе...

Ос­но­ву жен­ско­го кос­тю­ма к сер. 19 в. со­став­ля­ли ру­ба­ха, шер­стя­ная или по­лу­шер­стя­ная юб­ка (ино­гда са­ра­фан), без­ру­кав­ка или коф­та, на­плеч­ное по­кры­ва­ло; муж­ско­го – ру­ба­ха, шта­ны, курт­ка или каф­тан. Ру­ба­ха (креклс) пре­им. ту­ни­ко­об­раз­ная с на­плеч­ни­ка­ми, обыч­но с от­лож­ным во­рот­ни­ком, за­стё­ги­ва­лась у гор­ла не­боль­шой круг­лой бро­шью (сак­та). Ру­ба­ха ук­ра­ша­лась гл. обр. бе­лой ме­реж­кой, мес­та­ми – вы­шив­кой, в Лат­га­ле и Ауш­гзе­ме – крас­ным бра­ным узо­ром. Юб­ка на за­па­де ча­ще в склад­ку, на вос­то­ке – ча­ще в сбор­ку, пре­им. про­доль­но-по­ло­са­тая, ре­же – по­пе­реч­но-по­ло­са­тая (в Зем­га­ле по­ло­сы с бра­ным узо­ром), в Лат­га­ле и Ауш­гземе, с кон. 19 в. так­же в Вид­зе­ме – клет­ча­тая. Мес­та­ми так­же но­си­ли са­ра­фан пря­мо­го по­кроя на ши­ро­ких лям­ках или с цель­ным ли­фом: на за­па­де Кур­зе­ме – од­но­тон­ный, на юго-за­па­де Вид­зе­ме (рай­он г. Ли­ел­вар­де) – клет­ча­тый или по­пе­реч­но-по­ло­са­тый. С кон. 18 – нач. 19 вв. по всей Лат­вии, кро­ме Лат­га­ле, рас­про­стра­ня­ют­ся шер­стя­ные коф­ты, в Кур­зе­ме, Вал­ми­ер­ском и Це­сис­ском р-нах Вид­зе­ме – так­же без­ру­кав­ки; с кон. 19 в. по­все­ме­ст­но но­си­ли ко­рот­кие коф­ты пря­мо­го, рас­ши­ряю­ще­го­ся кни­зу (швед­ско-фин­ско­го) по­кроя. На­плеч­ное по­кры­ва­ло: шер­стя­ное (вил­лай­не), ре­же по­лу­шер­стя­ное, на вос­то­ке так­же льня­ное (сна­те­не); в осн. бе­лое, час­то с вы­ши­той или тка­ной (Зем­га­ле) кай­мой, в Вид­зе­ме, осо­бен­но в ок­ре­ст­но­стях Ри­ги, и в сев. Зем­га­ле – так­же тём­но-зе­лё­ное с вор­сом (ку­чи), в Кур­зе­ме и зап. Зем­га­ле – в клет­ку (мар­ге­не), в юж. Кур­зе­ме – си­нее с бе­лой кай­мой и ме­тал­лич. ук­раше­ния­ми (ме­ле­не); за­стё­ги­ва­лось се­реб­ря­ной бро­шью (сак­та) на гру­ди или (в юго-зап. Кур­зе­ме) на пле­че; бы­ли из­вест­ны на­плеч­ные на­кид­ки в склад­ку (пус­свар­цис; букв. – по­лу­юб­ка). Жен­щи­ны но­си­ли ткан­ные на ни­ту поя­са с бра­ным узо­ром, муж­чи­ны – пле­тё­ные и ткан­ные на ни­ту (по­ло­са­тые), мес­та­ми так­же вя­за­ные; для зап. и сев. Кур­зе­ме бы­ли ха­рак­тер­ны ме­тал­лич. поя­са с тис­нё­ным узо­ром (слень­ге­не) или рем­ни с боль­ши­ми тис­нё­ны­ми пряж­ка­ми. Муж­ской го­лов­ной убор – вой­лоч­ная (ра­те­не) или пле­тё­ная (саль­му це­пу­ре, бри­ле) шля­па с по­ля­ми (ха­рак­тер­ны кур­зем­ские шля­пы с рас­ши­ряю­щей­ся квер­ху туль­ёй). Де­ви­чий го­лов­ной убор: в осн. ве­нок (вай­нагс) из ме­тал­ла (Кур­зе­ме, до 17 в. – Зем­га­ле) или крас­ной шер­стя­ной тка­ни, рас­ши­той би­се­ром (Вид­зе­ме, Лат­га­ле, Ауш­гзе­ме), в Кур­зе­ме – на твёр­дой ос­но­ве, ци­лин­д­ри­чес­кий или в фор­ме пе­ре­вёр­ну­то­го усе­чён­но­го ко­ну­са (Лие­пай­ский р-н) с ме­тал­лич. ук­ра­ше­ния­ми; лен­та, вы­ши­тая нит­ка­ми (сев. и зап. Вид­зе­ме – ма­та­ук­ла), би­се­ром (ок­рест­но­сти Ри­ги) или из узор­но­го крас­но­го и жёл­то­го шёл­ка (Лие­пай­ский р-н на юго-за­па­де Кур­зе­ме – кас­пи­не); пла­ток (Зем­га­ле). Осн. жен­ский го­лов­ной убор – че­пец (це­пу­ре, ми­це, ау­бе); в Ви­д­зе­ме был рас­про­стра­нён че­пец с вы­со­ким ост­ро­ко­неч­ным вер­хом; в Лат­га­ле, Ауш­гзе­ме, на за­па­де и юго-за­па­де Кур­зе­ме ха­рак­те­рен по­ло­тен­ча­тый го­лов­ной убор (на­матс). В Зем­га­ле и на юге Кур­зе­ме жен­щи­ны но­си­ли ян­тар­ные, в Зем­га­ле так­же се­реб­ря­ные оже­ре­лья, в Ауш­гзе­ме и Лат­га­ле – оже­ре­лья из стек­лян­ных бус.

Тра­диц. блю­да – по­хлёб­ки из круп (пут­ра), за­прав­ляв­шие­ся са­лом, ка­ши, тол­чё­ное ко­но­п­ля­ное се­мя (стокс, стен­кис), про­сто­ква­ша, тво­рог, сыр, на Ро­ж­де­ст­во – сви­ная го­ло­ва с ки­слой ка­пус­той, кру­пя­ная кол­ба­са с брус­нич­ным ва­рень­ем, пе­чё­ные ре­па и брю­к­ва, на Пас­ху – сту­день из те­ля­ти­ны (спу­ди­ни, спе­ти­кис, ре­цек­лис), клёц­ки из го­ро­ха (ка­ми, пи­тес, пи­кас), на Ива­нов (Янов) день – «янов сыр» (яню си­ерс) из тво­ро­га, пи­ро­ги со шпи­гом, ле­пёш­ки (пла­це­ни, рау­ши). Тра­диц. на­пит­ки – сби­тень из ржа­ной му­ки (куль­те­нис, ска­бумс), в Курземе – из ржа­ной му­ки и кис­ло­го мо­ло­ка (ска­буп­тра); яч­мен­ное пи­во, бе­рё­зо­вый и кле­но­вый со­ки. Осн. ка­лен­дар­ные празд­ни­ки – Ро­ж­де­ст­во (25 де­каб­ря), Пас­ха (Ли­ел­дие­на), Ива­нов день (Яно­ва ночь), по­лу­чив­ший в 19 в. ро­ман­тич. назв. Ли­го, и пред­ше­ст­вую­щий ему Трав­ный, или Зе­лё­ный, день (24 ию­ня), осен­ний празд­нич­ный цикл сбо­ра уро­жая (Апъ­ю­ми­бас); осо­бый смысл име­ет пе­ри­од Ве­лю Лайкс: от дня Ми­ке­ли­са (Ми­хай­лов день – 29 сен­тяб­ря) до Мар­ти­но­ва дня (11 но­яб­ря) – вре­мя при­хо­да душ усоп­ших. Свят­ки (Зие­мас­свет­ки) и Кар­на­вал со­про­во­ж­да­лись ма­соч­ны­ми об­ря­да­ми и ря­же­ни­ем. С 18 в. в од­но из вос­кре­се­ний лет­не-осен­не­го пе­рио­да уст­раи­ва­ли «клад­би­щен­ский праз­д­ник» (Ка­пу Свет­ки). Важ­ное зна­че­ние имел обы­чай взаи­мо­по­мо­щи (тал­кас). Для сва­деб­но­го ри­туа­ла ха­рак­тер­ны об­ряд сни­ма­ния вен­ка и на­де­ва­ния на но­во­брач­ную чеп­ца (ми­чо­ша­на), уча­стие ря­же­ных (ке­кат­ние­ки).

Уст­ное твор­че­ст­во вклю­ча­ет сказ­ки (вол­шеб­ные, о жи­вот­ных, бы­то­вые и др.), пре­да­ния, за­гад­ки, по­сло­ви­цы, по­го­вор­ки. Муз. фольк­лор: пес­ни тру­до­вые (зем­ле­дель­че­ские и свя­зан­ные с до­маш­ни­ми ра­бо­та­ми), ка­лен­дар­ные, се­мей­но-об­ря­до­вые, ли­ри­че­ские; ин­ст­ру­мен­таль­ные наи­гры­ши. Осен­ние (пес­ни Ми­хай­ло­ва, Мар­ти­но­ва, Ка­те­ри­ни­на, Ан­д­рее­ва дней) и зим­ние (свя­точ­ные, мас­ле­нич­ные) ка­лен­дар­ные пес­ни со­про­во­ж­да­ли ше­ст­вия ря­же­ных и со­дер­жа­ли пля­со­вые эле­мен­ты; для ко­ля­док и ря­да др. зим­них пе­сен ха­рак­тер­но на­ли­чие реф­ре­на (осо­бен­но в Вост. Лат­вии). Все пес­ни ря­же­ных ис­пол­ня­лись кол­лек­тив­но, обыч­но в уни­сон (на­пе­вы сил­ла­би­че­ско­го ти­па); пес­ни с реф­ре­ном име­ют фор­муль­ную струк­ту­ру. Ве­сен­ние пес­ни де­лят­ся на при­уро­чен­ные [пас­халь­ные, пес­ни дня Ма­ры (25 мар­та), ка­чель­ные, сго­на птиц, Юрь­е­ва (Уси­ня) дня, тро­иц­кие] и не­при­уро­чен­ные (ро­та­ша­нас с при­пе­вом «ро­та, ро­та!», б. ч. мно­го­го­лос­ные, и мед­лен­ные «ли­ко­валь­ные»); для них ти­пич­на раз­ви­тая ме­ло­ди­ка. Наи­бо­лее ха­рак­тер­ный пе­сен­ный жанр Л. – пес­ни Ива­но­ва дня (ли­го-пес­ни, ли­гот­нес, на­зва­ны по при­пе­ву «ли­го!»); ис­пол­ни­тель­ские тра­ди­ции: пе­ние в уни­сон, 2-го­ло­сие (бур­дон­ное, ге­те­ро­фон­ное), 2–3-го­ло­сие по­ли­фо­ни­чес­ко-гар­мо­ни­чес­ко­го ти­па (в 1777 опуб­ли­ко­ван об­ра­зец бур­дон­но­го 2-го­ло­сия – «Си­дел Янис на при­гор­ке»). Се­мей­но-об­ря­до­вые пес­ни: сва­тов­ст­ва, сва­деб­ные, свя­зан­ные с ро­ж­де­ни­ем ре­бён­ка, кре­стиль­ные (с тан­цем), по­хо­рон­ные; в хо­ро­вом ис­пол­не­нии пре­об­ла­да­ет уни­сон, встре­ча­ет­ся мно­го­го­ло­сие. Рас­про­стра­не­ны ко­лы­бель­ные, дет­ские пес­ни. Сре­ди по­пуляр­ных нар. тан­цев – кру­ста дан­цис («та­нец кре­стом», на­зван по фор­ме тан­це­валь­ных фи­гур). Ин­ст­ру­мен­таль­ная му­зы­ка (б. ч. ан­самб­ле­вая) су­ще­ст­ву­ет как со­про­во­ж­де­ние к тан­цам, пес­ням и как са­мо­стоя­тель­ная. Прак­ти­ку­ют­ся пе­ние и тан­цы в со­про­во­ж­де­нии шу­мо­вых ин­ст­ру­мен­тов (по­гре­муш­ки ти­па си­ст­ра – три­декс­нис, эг­ли­те и др.). Муз. ин­ст­ру­мен­ты: кок­лес, нар. скрип­ка, смыч­ко­вый мо­но­хорд ги­га; аэ­ро­фо­ны – ста­бу­ле (об­щее назв. пас­ту­ше­ских флейт и языч­ко­вых), де­рев. пас­ту­ше­ская тру­ба тау­ре, рог ажа­рагс, во­лын­ка ду­дас; 2-сто­рон­ний ци­лин­д­рич. ба­ра­бан бун­гас, бу­бен сие­тиньш и др. Пе­сен­ную тра­ди­цию Л. ис­сле­до­ва­ли Э. Мелн­гай­лис, А. Юрь­янс, Ю. Спро­гис, Я. Ви­то­линьш и др.

Лит.: Barons K., Visendorfs H. Latvju dainas. Jelgava u. о., 1894–1915. Se̅j. 1–6; Jurja̅ns A. Latvju tautas mu̅zikas ma­teria̅li. Rīga, 1894–1926. Se̅j. 1–6; Melngai­lis E. Latviešu mu̅zikas folkloras materia̅li. Rīga, 1951–1953. Se̅j. 1–3; Vitoli̦nŝ J. Latviešu tau­tas mu̅zika̅. Rīga, 1958–1986. [Se̅j. 1–5]; Ви­то­линь Я. Ла­тыш­ская на­род­ная пес­ня. М., 1969; Де­ни­со­ва Р. Я. Эт­но­ге­нез ла­ты­шей. Ри­га, 1977; Straubergs K. Pa̅r devin̦i novadin̦i. Rīga, 1995; Latviešu tautas te̅rpi. Rīga, 1995–2003. Se̅j. 1–3; Apals J. Se­nie ma̅jokl̦i Latvija̅. Rīga, 1996; Dumpe L. Latviešu tradiciona̅la̅ piensaimniecība. Rīga, 1998; idem. Alus tradicijas Latvija̅. Rī ga, 2001; Cimermanis S. Zveja un zvejnieki Latvija̅ 19.gs. Rīga, 1998; Latvijas mežu ve̅sture līdz 1940. gadam. Rīga, 1999; Jansone A. Tautas te̅rpa krekli Vidzeme̅ 19. gs. Rīga, 1999; Bula D. Dzieda̅ta̅jtauta: folklora un naciona̅la̅ ideo­lo­ǧija. Rīga, 2000; Zelče V. Nezina̅ma̅. Latvijas sievietes 19.gs. otraja̅ puse̅. Rīga, 2002; Meis­tari. Latviešu tautas lietišk̦a̅ ma̅ksla 20.–21.gs. mija̅. Rīga, 2003; Zemītis G. Ornaments un sim­bols Latvijas aizve̅sture̅. Rīga, 2004; Suitu identita̅te. Rīga, 2005; Tautas lietišk̦a̅ ma̅ksla Latvija̅. Rīga, 2008.

Вернуться к началу