Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

И́ЖЕМЦЫ

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    Электронная версия

    2015 год

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: К. В. Истомин

И́ЖЕМЦЫ (коми-ижемцы, самоназвание – изьватас; в европ. части России называют себя также коми, а остальных коми – зырянами, на Урале и в Зап. Сибири – зыръяна, а остальных – коми), этническая группа коми в сев. Приуралье и Зауралье. Численность 6,4 тыс. чел. (2010, перепись), в т. ч. в Республике Коми 5,7 тыс. чел., Тюменской обл. 0,2 тыс. чел., Мурманской обл. 0,5 тыс. чел., Ямало-Ненецком автономном округе 0,1 тыс. чел. По оценке на 2010, насчитывают ок. 50 тыс. чел., из них в бассейне средней Печоры (Ижемский, Усинский, Интинский, Печорский районы и Воркутинский городской округ Республики Коми) – ок. 30 тыс. чел., на Кольском п-ове (Мурманская обл.) – 1,6 тыс. чел., на нижней Печоре и в Большеземельской тундре (Ненецкий автономный округ) – 3,6 тыс. чел., в бассейне нижней Оби, в Уральской и Надымской тундре (Шурышкарский, Уральский, Надымский районы Ямало-Ненецкого автономного округа) – 5,1 тыс. чел., в бассейне средней Оби (Берёзовский район Ханты-Мансийского автономного округа) – 2,4 тыс. чел. Говорят на ижемском диалекте коми-зырянского языка, владеют также рус. яз. Большинство верующих – православные.

Ижемский районный историко-краеведческий музей Жители с. Ижма. Фото 1930.

Центр фор­ми­ро­ва­ния И. – бас­сейн реки Иж­ма. Их пред­ки, по-ви­ди­мо­му, вы­ход­цы с Ме­зе­ни и вер­ховь­ев Вы­ми, поя­ви­лись здесь во 2-й пол. 16 в., ос­но­вав Ижем­скую сло­бод­ку (пер­вое упо­ми­на­ние в 1576), ны­не с. Иж­ма. Боль­шое влия­ние на пе­ре­се­лен­цев ока­за­ли кон­так­ты (в т. ч. брач­ные свя­зи) с рус. на­се­ле­ни­ем Усть-Ци­лем­ской сло­бод­ки, ос­но­ван­ной не­за­дол­го до Ижемской (ны­не Усть-Циль­ма), а так­же с ев­роп. лес­ны­ми нен­ца­ми (ас­си­ми­ли­ро­ва­ны И. к сер. 19 в.). Хо­зяй­ст­во пер­во­по­се­лен­цев бы­ло ос­но­ва­но на то­вар­ной охо­те на пуш­но­го зве­ря, под­соб­ную роль иг­ра­ли зем­ле­де­лие (овёс, рожь, ово­щи) и жи­вот­но­вод­ст­во (круп­ный и мел­кий ро­га­тый скот). В кон. 17 – нач. 18 вв. из-за па­де­ния чис­лен­но­сти пуш­но­го зве­ря ста­ли пе­ре­хо­дить к круп­но­стад­но­му ко­че­во­му оле­не­вод­ст­ву са­мо­дий­ско­го ти­па, фор­ми­ровав­ше­му­ся на ос­но­ве транс­порт­но­го оле­не­вод­ст­ва, за­им­ст­во­ван­но­го, по-ви­ди­мо­му, у лес­ных нен­цев. От­ли­чительными чер­та­ми оле­не­вод­ст­ва И. бы­ли его пре­имуществ. ори­ен­та­ция на ры­нок и ши­ро­кое ис­поль­зо­ва­ние на­ём­но­го тру­да при вы­па­се. Рас­про­стра­не­ние оле­не­вод­ст­ва вы­зва­ло пе­ре­ход зна­чит. час­ти И. к ко­че­во­му об­ра­зу жиз­ни, их рас­се­ле­ние по ши­ро­кой тер­ри­то­рии и по­яв­ле­ние по­сёл­ков – цен­тров сбы­та и пе­ре­ра­бот­ки про­дук­ции оле­не­вод­ст­ва, в осн. кус­тар­но­го про­из-ва ров­ду­ги (Ки­пие­во, Усть-Уса, Пет­рунь, Абезь и др. на Пе­чо­ре; Му­жи, Ля­пин, или Са­ран­па­уль, Няк­сим­воль в За­ура­лье; на Пе­чо­ре тор­го­ва­ли с чер­дын­ски­ми, в За­ура­лье – с сур­гут­ски­ми куп­ца­ми). К сер. 19 в. И. за­се­ли­ли бас­сей­ны средней и ниж­ней Пе­чо­ры и Боль­ше­зе­мель­скую тун­д­ру, многие боль­ше­зе­мель­ские нен­цы слу­жи­ли у них на­ём­ны­ми пас­ту­ха­ми. Во 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. ком­пакт­ные груп­пы И. поя­ви­лись в Зап. Си­би­ри и на Коль­ском п-ове.

Ижемцы-оленеводы. Ижемский районный историко-краеведческий музей

За­жи­точ­ные И. име­ли боль­шие се­мьи (семмъя), совм. вла­дев­шие до­мом, зе­мель­ным на­де­лом, се­но­кос­ны­ми угодь­я­ми, олень­им ста­дом, оле­не­вод­че­ской ко­че­вой тро­пой (вэр­га). Вхо­див­шие в их со­став нук­ле­ар­ные се­мьи (гозъя, букв. – па­ра) бы­ли свя­за­ны ре­аль­ным или со­ци­аль­ным (ку­мов­ст­во) род­ст­вом ли­бо эко­но­ми­че­ски (на­ём­ные пас­ту­хи); как и у всех ко­ми, уни­ли­ней­ные ро­ды от­сут­ст­во­ва­ли. Обыч­но две се­мьи ко­че­ва­ли с оле­ня­ми, ос­таль­ные за­ни­ма­лись зем­ле­де­ли­ем, жи­вот­но­вод­ст­вом, охо­той, от­ве­ча­ли за пе­ре­ра­бот­ку и сбыт про­дук­ции. Де­рев­ни – в осн. ли­ней­ной пла­ни­ров­ки, рас­по­ла­га­лись по бе­ре­гам рек в мес­тах пе­ре­пра­вы олень­их стад. Тра­диц. жи­ли­ще – дом-двор сев.-рус. ти­па, пя­ти­сте­нок, час­то, в от­ли­чие от южных ко­ми, с жи­лы­ми верх­ни­ми и ниж­ни­ми эта­жа­ми. Во вре­мя ко­чё­вок жи­ли в чу­мах не­нец­ко­го ти­па, но от­ли­чав­ших­ся боль­ши­ми раз­ме­ра­ми и от­сут­ст­ви­ем цент­раль­ного шес­та-сым­зы. Чум раз­делял­ся за­на­вес­ка­ми на центральное «об­щее» по­ме­ще­ние с оча­гом и крас­ным уг­лом на­про­тив вхо­да (ико­на-скла­день обыч­но вклю­ча­ла изо­бра­же­ния Бо­го­ма­те­ри, св. Ни­ко­лая и по­кро­ви­те­ля оле­не­вод­ст­ва пророка Ильи) и две «по­ло­ви­ны» (чом­бэк) для ка­ж­дой нук­ле­ар­ной се­мьи. Оле­ньи нар­ты – ез­до­вые (дадь) и гру­зо­вые (додь) – близ­ки к не­нец­ким, но боль­ше по раз­ме­ру и име­ют кон­ст­рук­тив­ные осо­бен­но­сти (напр., жен­ская ез­до­вая нар­та име­ет кры­тую над­строй­ку для ко­лы­бе­ли с ре­бён­ком). Бы­ли рас­про­стра­не­ны долб­лё­ные плос­ко­дон­ные и до­ща­тые килевые лод­ки. Ко­лёс­ный транс­порт от­сут­ст­во­вал.

Ме­хо­вую оде­ж­ду – ма­ли­цу и со­вик-гусь не­нец­ко­го ти­па – но­си­ли как муж­чи­ны, так и жен­щи­ны. В от­ли­чие от нен­цев, её на­де­ва­ли по­верх тка­не­вой, но­си­ли толь­ко вне до­ма в хо­лод­ное вре­мя го­да. Ле­том в хо­лод­ную по­го­ду верх­ней оде­ж­дой слу­жил сукон­ный со­вик (ной пар­ка). Тка­не­вая оде­ж­да, как и у южных ко­ми, сев.-рус. ти­па. Пи­ща, по­ми­мо ха­рак­тер­ных для всех блюд ко­ми, вклю­ча­ла блю­да с ис­поль­зо­ва­ни­ем про­дук­тов оле­не­вод­ст­ва (стро­га­ни­на ай­барч, ле­пёш­ки вир шань­га с до­бав­ле­ни­ем олень­ей крови и др.); бы­ла по­пу­ляр­на ры­ба спе­ци­фи­че­ско­го (пе­чор­ско­го) за­со­ла.

По срав­не­нию с ос­таль­ны­ми ко­ми у И. со­хра­ни­лось ма­ло дох­ри­сти­ан­ских эле­мен­тов. Сре­ди ка­лен­дар­ных об­ря­дов осо­бое зна­че­ние име­ет Иль­ин день (Ил­ля-лун), счи­тав­ший­ся цен­тром оле­не­вод­че­ско­го про­из­водств. го­да: оле­не­во­ды сим­во­ли­че­ски раз­во­ра­чи­ва­ли свои нар­ты с се­ве­ра на юг, обо­зна­чая ско­рое на­ча­ло осен­ней ко­чёв­ки, уст­раи­ва­ли спор­тив­ные со­стя­за­ния. Осед­лые И. от­ме­ча­ли так­же Ива­нов день (Иван-лун, Луд) как день на­ча­ла се­но­ко­са.

Уст­ное твор­че­ст­во вклю­ча­ло т. н. иже­мо-кол­вин­ский эпос, вос­про­из­во­дя­щий сю­же­ты не­нец­ко­го эпо­са и воз­ник­ший, по-ви­ди­мо­му, сре­ди кол­вин­цев – ко­ми­языч­ной груп­пы нен­цев бас­сей­на Усы сер. – 2-й пол. 19 в. Спе­ци­фич­ны для И. ко­лы­бель­ные при­чи­та­ния; сва­деб­ные, по­хо­рон­ные, ве­ли­чаль­ные при­чи­та­ния вос­хо­дят к южным ко­ми. Рас­про­стра­не­ны так­же шу­точ­ные пес­ни и при­пев­ки, сказ­ки и бы­лич­ки (в т. ч. о не­нец­ких и хан­тый­ских «кол­ду­нах»). Раз­ви­то иск-во ме­хо­вой мо­заи­ки (жен­ские сум­ки для рукоде­лия – ту­чей­ки; ко­роб­ки для склад­ня и цен­ных ве­щей – куд; дет­ские ма­ли­цы), узор­но­го вя­за­ния из овечь­ей шер­сти, пле­те­ния из бе­ре­сты (ко­ро­ба, чех­лы, иг­руш­ки).

И. со­хра­ня­ют са­мо­соз­на­ние, тра­диц. хо­зяй­ст­во и куль­ту­ру; 1,5 тыс. чел. жи­вут в го­ро­дах (2002, пе­ре­пись). С нач. 1990-х гг. про­во­дят­ся меж­ре­гио­наль­ные съез­ды, в 1990 воз­ник­ла ас­со­циа­ция (ны­не Меж­ре­гио­наль­ное об­ществ. дви­же­ние) «Изь­ва­тас». На ижем­ском диа­лек­те пуб­ли­ку­ют­ся га­зет­ные ста­тьи, соз­да­ют­ся ра­дио- и те­ле­про­грам­мы.

Лит.: Ла­шук Л. П. Очерк эт­ни­че­ской ис­то­рии Пе­чор­ско­го края. Сык­тыв­кар, 1958; Бе­ли­цер В. Н. Очер­ки по эт­но­гра­фии на­ро­дов ко­ми, XIX – на­ча­ло XX в. М., 1958; Ко­ми на­род­ный эпос. М., 1987; Ко­на­ков Н. Д., Ко­тов О. В. Эт­ноа­ре­аль­ные груп­пы ко­ми. М., 1991; Habeck J. O. What it means to be a herdsman: the practice and image of reindeer husbandry among the Komi of Northern Rus­sia. Münster, 2005.

Вернуться к началу