Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КУМЫ́КИ

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    Электронная версия

    2015 год

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: М. Дж. Каракетов

КУМЫ́КИ (самоназвание къумукъ; авар.  лъарагал, даргинское диркьаланти – жители равнин), народ в России. Численность 503,1 тыс. чел., в т. ч. в Дагестане 431,7 тыс. чел., в Северной Осетии – 16,1 тыс. чел. (в основном Моздокский район), в Чечне – 12,2 тыс. чел. (в основном Гудермесский и Грозненский районы), Ставропольском крае – 5,6 тыс. чел., Тюменской области – 18,7 тыс. чел., Ханты-Мансийском автономном округе – 13,8 тыс. чел. (2010, перепись). Живут также в Казахстане, на Украине, в Туркменистане, Азербайджане, Турции и Иордании. Говорят на кумыкском языке (по переписи 2010, родным его считали 97% К.). Русским языком владеют 90,8 % К. К.  мусульмане-сунниты.

Де­лят­ся на груп­пы сред­них, северных и южных К. Сред­ние (буй­нак­ские) К. вхо­ди­ли в Тар­ков­ское шам­халь­ст­во, с 1867 – в Те­мир-Хан-Шу­рин­ский округ (с 1923 Буй­нак­ский район) Да­ге­ста­на. Се­вер­ные (ха­са­вюр­тов­ские, за­су­лак­ские) К. на­се­ля­ют Ку­мык­скую рав­ни­ну ме­ж­ду Те­ре­ком и Су­ла­ком. В кон. 16 – нач. 17 вв. часть ку­мык­ских феодальных вла­де­ний от­де­ли­лась от Тар­ков­ско­го шам­халь­ст­ва и об­ра­зо­ва­ла Эн­ди­ре­ев­ское хан­ст­во, в кон. 17 в. рас­пав­шее­ся на Эн­ди­ре­ев­ское, Ак­са­ев­ское и Кос­те­ков­ское вла­де­ния, во гла­ве ко­то­рых стоя­ли ул­лу-бии. С 1860 вхо­ди­ли в Ку­мык­ский, с 1869 (1870) – в Ха­сав­юр­тов­ский округ Тер­ской области. Юж­ные (кай­таг­ские) К. вхо­ди­ли в уц­мий­ст­во Кай­таг, с 1860 – в Кай­та­го-Та­ба­са­ран­ский округ (с 1928 Кай­таг­ский кан­тон, с 1929 – ра­й­он). 47% К. жи­вут в го­ро­дах (Ма­хач­ка­ла, Буй­накск, Ха­са­вюрт и др.). По пе­ре­пи­си 1926 на­счи­ты­ва­ли 94,5 тыс. че­л.

Архив А. Д.-Э. Коркмасова Знатная кумычка. Фото нач. 20 в.

Тра­диционная куль­ту­ра ти­пич­на для на­ро­дов Кав­ка­за (см. в статье Азия). За­ни­ма­ют­ся па­шен­ным зем­ле­де­ли­ем (пше­ни­ца, яч­мень, про­со, рис, хло­пок, ма­ре­на, ку­ку­ру­за), бах­че­вод­ст­вом, са­до­вод­ст­вом, ви­но­гра­дар­ст­вом. Хлеб вы­во­зи­ли в другие рай­оны Кав­ка­за, ма­ре­ну с 18 в. по­став­ля­ли на фаб­ри­ки Санкт-Пе­тер­бур­га. В 18 в. ста­ли се­ять ку­ку­ру­зу (её се­ме­на бы­ли при­не­се­ны в Да­ге­стан па­лом­ни­ка­ми, со­вер­шив­ши­ми хадж, от­сю­да её ку­мык­ское название хаджай). Бы­ли рас­про­стра­не­ны трёх­по­лье, оро­ше­ние зе­мель. Раз­во­ди­ли круп­ный и мел­кий ро­га­тый скот, ло­шадей (в основном степ­ной тю­рк­ской и гор­ной ка­ра­ча­ев­ской по­род), бы­ли раз­ви­ты шел­ко­вод­ст­во, ры­бо­лов­ст­во, пче­ло­вод­ст­во, до­бы­ча со­ли, тор­гов­ля (в т. ч. с Пер­си­ей, Ар­ме­ни­ей, Азер­бай­джа­ном), про­изводство гла­зу­ро­ван­ной ке­ра­ми­ки, мед­ной по­су­ды, хо­лод­но­го и ог­не­стрель­но­го ору­жия, хлоп­ча­тых и шёл­ко­вых тка­ней, сук­на, вор­со­вых и без­вор­со­вых (дум, су­мак) ков­ров, ук­ра­ше­ний, шор­ное ре­мес­ло и др. Основные ре­мес­лен­ные це­нт­ры – Тар­ки, Ка­за­ни­ще, Эн­ди­рей и Ак­сай; в Засулак­ской Ку­мы­кии из­го­тов­ля­ли вой­лок и кош­мы. Тра­диционная жен­ская оде­ж­да – ру­ба­ха, ша­ро­ва­ры (шал­бар) или ши­ро­кие шта­ны-юб­ка (иш­тан), пла­тье – рас­паш­ное (буз­ма, кап­тал, ар­сар) с кле­шё­ной юб­кой и от­кид­ны­ми ру­ка­ва­ми или за­кры­тое с раз­ре­зом (пол­ша) ли­бо встав­кой на гру­ди (ка­ба­лай, осе­тин­лер), с ме­тал­лическим поя­сом (ка­мал), меш­ко­об­раз­ная чух­та (чут­къу). До 19 в. со­хра­ня­лись родственные объ­еди­не­ния (тай­па, ка­вум, джинс), де­ление на со­сло­вия шам­ха­лов (зва­ние шам­ха­ла пе­ре­хо­ди­ло не от от­ца к стар­ше­му сы­ну, а к стар­ше­му по воз­рас­ту из все­го ро­да), крым­шам­ха­лов (на­след­ник шам­ха­ла), бе­ков, ка­ра­чай-бе­ков (ка­ра­чи-бе­ков), чан­ков, дворян (са­ла-уз­де­ни, или ул­лу-уз­де­ни, дё­ге­рек-уз­де­ни, про­стые уз­де­ни), за­ви­си­мых кре­сть­ян (ча­гар-кул), воль­но­от­пу­щен­ных (азат), до­маш­них ра­бов (до 1868). Су­ще­ст­во­ва­ли ата­лы­че­ст­во, ку­на­че­ст­во, со­сед­ская взаи­мо­по­мощь (булка, ор­так). Си­сте­ма тер­ми­нов род­ст­ва тю­рк­ская с кав­каз­ски­ми эле­мен­та­ми: би­фур­ка­тив­но-ли­ней­ный прин­цип со­чета­ет­ся с опи­сательными кон­ст­рук­ция­ми для пат­ри­ла­те­раль­ных род­ст­вен­ни­ков. Ге­не­ра­ци­он­ный скос ти­па «ома­ха» и скользящий счёт по­ко­ле­ний, ти­пич­ные для тю­рк­ских на­ро­дов, ут­ра­че­ны. Сиб­лин­ги де­лят­ся по по­лу.

Ис­лам рас­про­стра­нил­ся в Ку­мы­кии в 8–12 вв. Со­хра­ня­ют­ся сле­ды куль­та вер­хов­но­го бо­га Тен­ги­ри, ве­ра в де­мо­нических су­ществ, кос­мо­го­нические и этио­ло­гические ле­ген­ды, сказ­ки (ёмакъ­лар) и др.

Уст­ное твор­че­ст­во близ­ко куль­ту­ре других на­ро­дов Да­ге­ста­на. Ха­рак­тер­ны тра­диционные муж­ские пес­ни йыр, ис­пол­няе­мые пев­цом-ска­зи­те­лем йыр­чи под собственный ак­ком­па­не­мент на агач-ку­му­зе (щип­ко­вый ин­ст­ру­мент лют­не­во­го ти­па). Сре­ди них: эпи­чес­кие (наи­бо­лее ар­ха­ич­ные) – о ба­ты­рах Ай­га­зи, Зо­ру­ше, Аб­дул­ле, Эль­да­ру­ше; ге­рои­че­ские – о ге­ро­ях 19 в. Ша­ми­ле, Де­ли Ос­ма­не, Мах­ти, Ка­зи­бе­ке, о ка­за­ках; шу­точ­ные и др. Рас­про­ст­ра­нён нарт­ский эпос. Об­ря­до­вые пес­ни: вы­зы­ва­ния до­ж­дя (зе­ми­ре, суткъ­а­тун), сбо­ра уро­жая (гю­дюр­бай), встре­чи вес­ны (нав­руз), сва­деб­ные (той са­рын­лар), по­хо­рон­ные (яс­лар, ва­ях­лар; шагъ­а­лай – причи­та­ния, со­про­во­ж­дае­мые ри­ту­аль­ным тан­цем). Ха­рак­тер­но хо­ро­вое мно­го­го­ло­сие бур­дон­но­го ти­па. Пес­ни са­рын – под­вижные, с чёт­ким рит­мом, ли­рической или шу­точ­ной те­ма­ти­кой. Тан­цы бий­ив – пре­имущественно пар­ные, с плав­ны­ми дви­же­ния­ми жен­щин и раз­но­об­раз­ны­ми бы­ст­ры­ми ша­га­ми муж­чин. В со­про­вож­даю­щий их ин­ст­ру­мен­таль­ный ан­самбль мо­гут вхо­дить зур­на (1 или 2), «кав­каз­ская гар­мо­ни­ка» ар­ган, бу­бен теп, ба­ра­бан на­кы­ра. Из­вест­ны так­же кол­лек­тив­ные тан­цы (хо­ро­вод­ные и др.). Пер­вые за­пи­си фольк­ло­ра (тек­стов и му­зы­ки) опуб­ли­ко­ва­ны Т. Бей­бу­ла­то­вым в 1926. Сре­ди народных игр – къай­къы («хок­кей на тра­ве»). С 14–15 вв. скла­ды­ва­ет­ся ста­ро­ку­мык­ская литература на северо-кав­каз­ском тюр­ки (на ку­мык­ской диа­лект­ной ос­но­ве), слу­жив­шем письменным язы­ком для мно­гих на­ро­дов Северного Кав­ка­за.

Лит.: Га­са­нов Г. А. Ку­мык­ские йы­ры и са­ры­ны. М., 1955; Ку­мык­ские пес­ни // Да­ге­стан­ские на­род­ные пес­ни. М., 1959; Ага­ги­шие­ва З. Не­ко­то­рые све­де­ния об ин­ст­ру­мен­таль­ной му­зы­ке ку­мы­ков // Да­ге­стан­ское ис­кус­ст­во­зна­ние. Ма­хач­ка­ла, 1976; Ума­ха­но­ва А. М. Хо­рео­гра­фи­че­ское ис­кус­ст­во ку­мы­ков. Ма­хач­ка­ла, 1991; Ак­би­ев А.  Ку­мы­ки. Ма­хач­ка­ла, 1998; Иб­ра­ги­мов М.-Р. А., Ад­жи­ев А. М. Ку­мы­ки // На­ро­ды Да­ге­ста­на. М., 2002; Ад­жи­ев А. М. Уст­ное на­род­ное твор­че­ст­во ку­мы­ков. Ма­хач­ка­ла, 2005; он же. Ку­мык­ские пре­да­ния и пес­ни о му­зы­ке и пес­не // Фольк­лор и му­зы­каль­ная куль­ту­ра Да­ге­ста­на и Се­вер­но­го Кав­ка­за. Ма­хач­ка­ла, 2007; Гад­жие­ва С. Ш. Ку­мы­ки: ис­то­ри­че­ское про­шлое, куль­ту­ра, быт. Ма­хач­ка­ла, 2005.

Вернуться к началу