Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ПЕРУА́НЦЫ

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 26. Москва, 2014, стр. 26

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Н. В. Ракуц; В. И. Лисовой (устное творчество)
Фото Н. В. Рокачевской Перуанка, пасущая лам и прядущая шерсть.

ПЕРУА́НЦЫ (peruanos), на­род, ос­нов­ное на­се­ле­ние Пе­ру. Чис­лен­ность 28 млн. чел. (2007, пе­репись). Жи­вут так­же в США (522 тыс. чел. – 2010, оцен­ка Бю­ро пе­ре­пи­си), Ар­ген­ти­не, Чи­ли, Ис­па­нии и др. Го­во­рят в осн. на ме­ст­ном ва­ри­ан­те исп. яз., под­ве­рг­шем­ся силь­но­му ке­чу­ан­ско­му влия­нию; часть со­хра­ня­ет ке­чу­ан­ские, ай­ма­ра и др. ин­дей­ские язы­ки (ме­ста­ми на­ря­ду с ис­пан­ским при­зна­ны офиц. язы­ка­ми). Св. 80% ка­то­ли­ки, есть так­же про­тес­тан­ты.

Исп. ко­ло­ни­за­ция Пе­ру при­ве­ла к рез­ко­му со­кра­ще­нию его ко­рен­но­го на­се­ле­ния (по не­ко­то­рым оцен­кам, оно со­став­ля­ло в 1520 9 млн. чел., а в 1600 – до 2,5 млн. чел.). До сер. 20 в. боль­шин­ст­во кре­сть­ян­ско­го на­се­ле­ния Пе­ру, со­став­ляв­ше­го б. ч. на­се­ле­ния Сьер­ры, со­стоя­ло из ин­дей­цев ке­чуа (ны­не груп­пы ке­чуа жи­вут так­же в сель­ве, на се­ве­ро-вос­то­ке, на ре­ках Пас­та­са и На­по) и ай­ма­ра в рай­оне оз. Ти­ти­ка­ка. Так, по пе­ре­пи­си 1876, в 7 про­вин­ци­ях Сьер­ры ке­чуа и ай­ма­ра со­став­ля­ли 80% нас. По пе­репи­си 2007, ке­чуа на­счи­ты­ва­ли 3,4 млн. чел., ай­ма­ра – 443,2 тыс. чел.

Влия­тель­ную часть пе­ру­ан­ско­го об­ще­ст­ва об­ра­зо­вы­ва­ли бе­лые (блан­ко, кре­о­лы), жив­шие в осн. в го­ро­дах на Кос­те. По­сле за­вое­ва­ния не­за­ви­си­мо­сти сре­ди кре­о­лов бы­ла по­пу­ляр­на идея пе­ру­ан. са­мо­быт­но­сти, опи­рав­шей­ся на раз­ви­тие на­сле­дия ин­ков. Ис­па­но-ин­дей­ские ме­ти­сы, ори­ен­ти­ро­вав­шие­ся на кре­оль­скую, юж­но­ис­пан­скую по про­ис­хо­ж­де­нию куль­ту­ру, со­став­ля­ли боль­шин­ст­во сель­ско­го на­се­ле­ния на Кос­те, выс­шие слои сель­ско­го об­ще­ст­ва в Сьер­ре и под­чи­нён­ную по от­но­ше­нию к кре­о­лам груп­пу в го­ро­дах. Вы­де­ля­лась так­же груп­па ме­ти­сов 1–2-го по­ко­ле­ния (чо­ло), не до кон­ца ото­рвав­ших­ся от ин­дей­ской сре­ды (ны­не тер­мин «чо­ло» оз­на­ча­ет ско­рее ак­куль­ту­ри­ро­ван­но­го ин­дей­ца-го­ро­жа­ни­на).

В 1835–46 для ра­бо­ты на план­та­ци­ях са­хар­но­го тро­ст­ни­ка на се­ве­ре Кос­ты из др. стран Юж. Аме­ри­ки за­во­зи­ли нег­ров-ра­бов (их по­том­ки ны­не насчитыва­ют 180 тыс. чел.), по­сле от­ме­ны нег­ри­тян­ско­го раб­ст­ва (1854) – ра­бо­чих по кон­трак­ту из Юж. Ки­тая (в 1849–74 – до 150 тыс. чел.; ны­не в Пе­ру про­жи­ва­ют 130 тыс. ки­тай­цев). В 1876 в стра­не проживало 107 тыс. ино­стран­цев. По­сле за­пре­та кит. им­ми­гра­ции (1874) не­хват­ка ра­бо­чей си­лы ком­пен­си­ро­ва­лась за счёт вво­за япон­цев (ны­не их на­счи­ты­ва­ет­ся 140 тыс. чел.); в 1909 бы­ла за­пре­ще­на вся­кая ази­ат. им­ми­гра­ция. В то же вре­мя уве­ли­чи­лись ма­ят­ни­ко­вые ми­гра­ции ин­дей­цев из Сьер­ры на Кос­ту, что при­ве­ло к уси­ле­нию ас­си­ми­ля­ции ин­дей­цев. Од­но­вре­мен­но сти­му­ли­ро­ва­лась им­ми­гра­ция из Ев­ро­пы (италь­ян­цы, гл. обр. ге­ну­эз­цы, анг­ли­ча­не, фран­цу­зы, нем­цы, ир­ланд­цы, по­се­ляв­шие­ся в осн. в го­ро­дах или соз­да­вав­шие с.-х. ко­ло­нии на Кос­те).

С 1920-х гг. ин­тен­сив­ная раз­ра­бот­ка руд­ни­ков в Сьер­ре сев.-амер. фир­ма­ми при­ве­ла к мас­со­во­му обез­зе­ме­ли­ва­нию ин­дей­цев и раз­ру­ше­нию их тра­диц. куль­ту­ры (с 1972 по 2002 тер­мин «ин­де­ец» был за­пре­щён и за­ме­нён тер­ми­ном «кре­стья­нин»). Од­но­вре­мен­но мас­со­вое пе­ре­се­ле­ние кре­сть­ян со Сьер­ры в го­ро­да вы­зва­ло ке­чуа­ни­за­цию пе­руан. куль­ту­ры. Од­на­ко зна­чит. часть ин­дей­цев Сьер­ры до 2-й пол. 20 в. со­хра­ня­ла изо­ли­ро­ван­ный об­раз жиз­ни; так, по пе­ре­пи­си 1961, в не­ко­то­рых де­пар­та­мен­тах (т. н. Ин­дей­ское пят­но) до 71% жи­те­лей не зна­ли исп. язы­ка. К 2005, по офиц. дан­ным, на исп. яз. го­во­ри­ли 80,3% П., на ке­чуа – 16,2%, на ай­ма­ра – 3%; ин­дей­ские язы­ки при­зна­ёт род­ны­ми 9% нас. Ли­мы.

Сла­бо­ос­во­ен­ные тро­пич. ле­са (Сель­ва) пе­руан. Ама­зо­нии (Ла-Мон­та­нья) на вос­то­ке на­се­ля­ли юж. ара­ва­ки (аша­нин­ка, ма­чи­ген­га, пи­ро и др.) и па­но (май­о­ру­на, пи­са­бо, ка­па­на­уа, ши­пи­бо-ко­ни­бо, иш­ко­на­уа, ка­ши­бо-ка­таи­бо, ями­на­ва, ама­у­а­ка, ка­ши­на­уа, ша­ра­на­уа, йо­ра); рав­нин­ную Сель­ву Верх­ней Ама­зо­нии на се­ве­ро-вос­то­ке – хи­ва­ро, ту­пи-гуа­ра­ни, на­ро­ды, го­во­ря­щие на са­па­ро язы­ках, язы­ках ту­ка­но, уи­то­то, ягуа и др. Со 2-й пол. 19 в. рост до­бы­чи в Сель­ве хи­ны и кау­чу­ка и по­сле­дую­щая с.-х. ко­ло­ни­за­ция Ла-Мон­та­ньи ин­дей­ца­ми ке­чуа, втор­же­ние на зем­ли ин­дей­цев до­бы­ваю­щих ком­па­ний и др. на­ру­ши­ли изо­ля­цию и при­ве­ли к со­кра­ще­нию чис­лен­но­сти вост. ин­дей­цев. Не­смот­ря на дек­ла­ра­цию «воз­рож­де­ния» ин­дей­ской куль­ту­ры и апел­ля­ции к ин­дей­ско­му про­шло­му как ос­но­ве нац. куль­ту­ры, ста­тус ин­дей­ской куль­ту­ры по-преж­не­му ни­зок. Рас­про­ст­ра­не­ны и про­яв­ле­ния ра­сиз­ма. За­щи­той прав ин­дей­цев занимаются Меж­эт­нич. ас­со­циа­ция раз­ви­тия пе­руан. сель­вы, Союз ай­мар­ских об­щин Пу­но и др. ор­га­ни­за­ции.

Тра­диц. куль­ту­ра со­че­та­ет ев­роп. и ин­дей­ские эле­мен­ты. Силь­но влия­ние до­ис­пан­ских куль­тов в ка­то­ли­че­ст­ве, напр. ме­ст­ное по­чи­та­ние Хри­ста (El Señor de los Milagros – пат­рон Ли­мы, за­щит­ник от зем­ле­тря­се­ний и др. сти­хий­ных бед­ст­вий, во­схо­дит к др. бо­же­ст­ву Ко­сты – Па­ча­ка­ма­ку; Гос­подь Койль­юр Рит­ти / Taytacha Coyllur Ritti, или Гос­подь Снеж­ной звез­ды / El Señor de la Estrel­la de la Nieve со свя­ти­ли­щем в не­сколь­ких ки­ло­мет­рах от пи­ка Аусан­га­те и др.) и Бо­го­ма­те­ри. Пред­при­ни­ма­ют­ся по­пыт­ки воз­рож­де­ния древнего со­ляр­но­го куль­та и др.; ча­стью пе­руан. мас­со­вой куль­ту­ры стал ин­дей­ский пра­зд­ник зим­не­го солн­це­стоя­ния Ин­ти Рай­ми.

Уст­ное твор­че­ст­во. С кон. 18 в. из­вест­ны кре­оль­ские ли­рич. соль­ные пес­ни яра­ви, с нач. 19 в. прак­ти­ку­ют­ся ду­хо­вые бэн­ды, кре­оль­ский пар­ный та­нец са­ма­ку­эка. В сер. 19 в. в Ли­ме поя­вил­ся т. н. кре­оль­ский вальс, ко­то­рый из ари­сто­кра­тич. сре­ды по­сте­пен­но пе­ре­шёл во все слои об­ще­ст­ва. В 1920-е гг. по­все­ме­ст­но рас­про­стра­ни­лись ар­ген­тин­ское тан­го, мек­си­кан­ская ран­че­ра, се­ве­ро­аме­ри­кан­ский фок­ст­рот. Сфор­ми­ро­ва­лись аф­ро­пе­руан. жан­ры аль­кат­рас, пе­на­ли­вио, ин­га, аг­вае ние­ве, в раз­ные ан­самб­ли во­шёл аф­ро­пе­руан. ба­ра­бан ка­хон. Кре­оль­ские му­зы­каль­но-тан­це­валь­ные фор­мы ин­тен­сив­но раз­ви­ва­лись по­сле 2-й ми­ро­вой вой­ны, с 1950-х гг. ве­ду­щим жан­ром стал кол­лек­тив­ный пар­ный та­нец уай­но. В 1960-х гг. в Ли­ме сло­жил­ся ро­ман­тич. пе­сен­но-тан­це­валь­ный стиль чи­ча (анд­ская кум­бья; с уча­сти­ем ан­самб­ля в со­ста­ве ги­та­ры, струн­но­го ба­са, кла­виш­ных, а так­же идио­фо­нов ка­риб­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния), ко­то­рый с 1990-х гг. стал од­ним из нац. сим­во­лов П. В вы­со­ко­гор­ных рай­онах по-преж­не­му по­пуляр­ны тра­диц. пе­сен­ные и пе­сен­но-тан­це­валь­ные жан­ры ма­ри­не­ра, уай­но, кар­на­ва­ле. В сё­лах и го­ро­дах во вре­мя праздников про­во­дят­ся пред­став­ле­ния тан­це­валь­ных драм на ис­па­но-ин­дей­ские ми­фо­ло­гич. и ис­то­рич. сю­же­ты, со­про­во­ж­даю­щие­ся му­зы­кой. Боль­шую роль в тра­диц. куль­ту­ре иг­ра­ют аэ­ро­фо­ны. По­все­ме­ст­но рас­про­стра­не­на иг­ра на мно­го­стволь­ных флей­тах (ай­я­ри­чи). Тра­диц. про­доль­ные флей­ты – ке­на, пин­ки­льо; во вре­мя фес­ти­ва­лей вы­сту­па­ют ан­самб­ли, в ко­то­рые, на­ря­ду с ке­на, вхо­дят ар­фа, ак­кор­де­он, ба­ра­бан, скрип­ка или ман­до­ли­на; ан­самб­ле­вая иг­ра на пин­ки­льо по­пу­ляр­на в рай­оне оз. Ти­ти­ка­ка; в юж. час­ти Кус­ко иг­ра на пин­ки­льо со­про­во­ж­да­ет те­ат­ра­ли­зов. бит­вы ме­ж­ду об­щи­на­ми во вре­мя дожд­ли­во­го се­зо­на. Тан­цам и пе­нию ак­ком­па­ни­ру­ют так­же на 2-сто­рон­них ба­ра­ба­нах, по­пе­реч­ных флей­тах. Кар­на­валь­ные дей­ст­ва в Пу­но вклю­ча­ют иг­ру на ме­тал­лич. тру­бах пу­ту­ту, в раз­ных рай­о­нах во вре­мя боя бы­ков и др. празд­ни­ков зву­чат тру­бы из ко­ровь­их ро­гов ва­кра­пу­ку. Иг­ра муж­чин на струн­ном щип­ко­вом ин­ст­ру­мен­те ча­ран­го со­про­во­ж­да­ет жен­ские пес­ни ка­хе­ло. На скрип­ке и ар­фе иг­ра­ют со­ло, в ду­этах, сме­шан­ных ан­самб­лях. В Пу­но встре­ча­ют­ся боль­шие ан­самб­ли по­пу­ляр­ной му­зы­ки эс­ту­ди­ан­ти­нас в со­ста­ве: 2–5 ги­тар, 1–2 ча­ран­го, флей­ты, скрип­ки и др.

Лит.: Се­ров С. Я. Осо­бен­но­сти эт­ни­че­ско­го раз­ви­тия Пе­ру (XIX–XX вв.) // Эт­ни­че­ские про­цес­сы в стра­нах Юж­ной Аме­ри­ки. М., 1981; Rostworowski M. Pachacamac y el Señor de los Milagros: una trayectoria milenaria. Lima, 1992; The Peru reader: history, culture, politics. Durham; L., 2005; Ра­куц Н. В. Ин­дей­ский воп­рос в Пе­ру // Ин­дей­ский мир пе­ред вы­зо­ва­ми XXI в. М., 2011.

Вернуться к началу