Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ОТО́МИ

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 24. Москва, 2014, стр. 671

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. А. Бородатова

ОТО́МИ [са­мо­на­зва­ния – нью­ху, нья­нью, ньюх­му (гор­ные О.), хньях­нью, нха­ан­ху (до­ли­на Мес­ки­таль в шта­те Идаль­го), хньят­хо, хнёт­хо (до­ли­на То­лу­ки), ньянь­хо, нха­ан­хо (штат Ке­ре­та­ро), нью­ху, ньян­ху, йюх­му, хня­ху (Вост. Сьер­ра-Мад­ре), букв. – го­во­ря­щие хо­ро­шо/кра­си­во], ин­дей­ский на­род зап. под­груп­пы на­ро­дов ото-ман­ге в Мек­си­ке. Жи­вут че­рес­по­лос­но с ма­са­уа, мат­ла­цин­ка­ми, на­уа, то­то­на­ка­ми и те­пе­уа в за­суш­ли­вых гор­ных рай­онах центр. части Мек­си­кан­ско­го на­го­рья, а так­же в го­ро­дах Ме­хи­ко, Пу­эб­ла, То­лу­ка, Ке­ре­та­ро, Па­чу­ка, Ту­лан­син­го. Чис­лен­ность 288,1 тыс. чел. (2010, пе­ре­пись; по дан­ным Нац. ин-та ста­ти­сти­ки и гео­гра­фии на 2008 – 646,9 тыс. чел.). Го­ры Вост. Сьер­ры-Мад­ре раз­де­ля­ют О. на за­пад­ных и вос­точ­ных (гор­ных) О. Язык ото-па­мей­ской груп­пы ото­ман­гей­ских язы­ков. Диа­лек­ты объ­еди­ня­ют­ся в сев.-за­пад­ную (Мес­ки­таль и ок­ру­жаю­щие рай­оны Идаль­го, юг Ке­ре­та­ро и се­вер шта­та Ме­хи­ко), юго-за­пад­ную (до­ли­на То­лу­ки и при­ле­гаю­щие об­лас­ти шта­та Ме­хи­ко, г. Ме­хи­ко, пу­эб­ло Лос-Аль­са­ти на вос­то­ке Ми­чоа­ка­на) и вос­точ­ную (гор­ные О., или сьер­ра-О., – вос­ток Идаль­го, се­ве­ро-за­пад Ве­рак­ру­са, се­вер Пу­эб­лы, пу­эб­ло Сан-Ху­ан-Ис­тен­ко на вост. скло­не вул­ка­на Ма­лин­че в Тла­ска­ле) груп­пы. Рас­про­стра­нён так­же исп. яз., око­ло по­ло­ви­ны О. го­во­рят толь­ко по-ис­пан­ски. О. – ка­то­ли­ки.

Ве­ро­ят­но, тер­ри­то­рия О. – ме­сто сло­же­ния про­то­об­щи­ны ото-па­ме. Пред­ки О. близ­ко­род­ст­вен­ны ма­са­уа, от ко­то­рых от­де­ли­лись в 6–8 вв. В Ме­хи­ко, Пу­эб­ле и Тла­ска­ле О. до­ми­ни­ро­ва­ли над раз­роз­нен­ны­ми груп­па­ми па­ме, чо­чо и по­по­ло­ков (пи­но­ме). Ны­не рас­про­стра­не­но пред­став­ле­ние о куль­ту­ре О. как ма­те­рин­ской для др. на­ро­дов ото-ман­ге, по­ро­див­шей ци­ви­ли­за­ции до­ли­ны Ме­хи­ко и Пу­эб­лы (Тла­тиль­ко, Куи­ку­иль­ко, Тео­тиу­а­кан, Чо­лу­ла, Ту­ла, Шо­чи­те­катль), для че­го, од­на­ко, нет дос­та­точ­ных ос­но­ва­ний, т. к. О. не свя­зы­ва­ют­ся ни с од­ной ар­хео­ло­гич. куль­ту­рой или цен­тром ци­ви­ли­за­ции. О. жи­ли боль­ши­ми де­ревен­ски­ми об­щи­на­ми, воз­глав­ляе­мы­ми со­ве­том ста­рей­шин и вы­бор­ны­ми во­ен. во­ж­дя­ми, ис­пол­няв­ши­ми так­же роль вер­хов­ных жре­цов. Об­ще­ст­во де­ли­лось на об­щин­ни­ков-зем­ле­дель­цев, знат­ных вои­нов и хра­мо­вых жре­цов (вклю­чая кол­ду­нов и про­ри­ца­те­лей). В 8–9 вв. О. на­хо­ди­лись в под­чи­не­нии у толь­те­ков и с это­го вре­ме­ни по­па­ли в сфе­ру по­ли­тич. и куль­тур­но­го влия­ния на­уа. В 10–13 вв. они бы­ли во­вле­че­ны в за­вое­ва­ния чи­чи­ме­ков и во­шли в со­став ос­но­ван­ных ими го­су­дарств. На­уа ста­ли вы­тес­нять О. с пло­до­род­ных зе­мель на се­вер – в за­суш­ли­вые об­лас­ти до­ли­ны Мес­ки­таль и в го­ры Тла­ска­лы и Пу­эб­лы. Отд. об­щи­ны О. миг­ри­ро­ва­ли на за­пад (Ми­чоа­кан) и че­рез Вост. Сьер­ра-Мад­ре на вос­ток (Ве­рак­рус). Под влия­ни­ем на­уа у О. поя­ви­лись кня­же­ст­ва – Шаль­то­кан в до­ли­не Ме­хи­ко, Хи­ло­те­пек в до­ли­не Мес­ки­таль, Ши­ки­пиль­ко в до­ли­не То­лу­ки (за­хва­че­ны ац­те­ка­ми к сер. 14 в.), Мес­тит­лан, Уа­я­ко­кот­ля и Ту­то­те­пек (со­хра­ня­ли не­за­ви­си­мость до кон. 15 в.) и ряд др. В кон. 15 – нач. 17 вв. у О. су­ще­ст­во­ва­ла пик­то­гра­фич. тра­ди­ция. О. де­ла­ли для на­уа ке­ра­ми­ку и дра­го­цен­ные тка­ни из во­ло­кон ага­вы (ай­я­те), ко­то­рые са­ми не име­ли пра­ва но­сить. На­ём­ные сол­да­ты О. слу­жи­ли в ар­ми­ях го­су­дарств на­уа, сла­ви­лись сво­ей во­ен. ор­га­ни­за­ци­ей, бес­стра­ши­ем и сви­ре­по­стью. В со­ста­ве исп. вой­ска О. уча­ст­во­ва­ли в по­хо­дах ис­пан­цев про­тив ац­те­ков, а по­сле па­де­ния Те­ноч­тит­ла­на – в за­вое­ва­нии Мек­си­ки и Гва­те­ма­лы и ос­но­ва­нии но­вых го­ро­дов. Уси­лия­ми фран­ци­скан­ских и ав­гу­стин­ских мис­сио­не­ров О. рань­ше дру­гих (в 1530–50-х гг.) бы­ли об­ра­ще­ны в ка­то­ли­че­ст­во. В 16–18 вв. чис­лен­ность О. силь­но со­кра­ти­лась из-за эпи­де­мий. В 17 – нач. 19 вв. О. под­ни­ма­ли вос­ста­ния про­тив за­хва­та их зе­мель. 

Фото А. А. Бородатовой Отоми. Рисунок из амате.

Тра­диц. куль­ту­ра ти­пич­на для ин­дей­цев Ме­зо­аме­ри­ки. Осн. за­ня­тие (кро­ме за­суш­ли­вых рай­онов до­ли­ны Мес­ки­таль) – руч­ное под­сеч­но-ог­не­вое зем­ле­де­лие (ку­ку­ру­за, фа­соль, ты­к­ва, пе­рец-чи­ли, та­бак, ага­ва, хло­пок). На се­ве­ро-вос­то­ке рых­лят зем­лю, под­ру­ба­ют де­ре­вья и стеб­ли ку­ку­ру­зы с по­мо­щью пал­ки с од­ним рас­ши­рен­ным и дру­гим ост­рым кон­ца­ми (коа), ны­не с ме­тал­лич. на­ко­неч­ни­ка­ми. В тё­п­лых до­ли­нах с пло­дород­ны­ми поч­ва­ми рас­про­стра­не­но па­шен­ное по­лив­ное зем­ле­де­лие (пше­ни­ца, лю­цер­на, ба­на­ны, са­хар­ный тро­ст­ник, ара­хис), в го­рах Пу­эб­лы и Ве­рак­ру­са вы­ра­щи­ва­ют ко­фе и фрук­то­вые де­ре­вья. Раз­во­дят до­маш­нюю пти­цу, коз, овец, сви­ней. В пи­щу ис­поль­зу­ют так­же ли­стья и пло­ды как­ту­са но­паль, цве­ты де­ре­ва ке­ми­те, осо­бый вид слад­ких му­равь­ёв, ули­ток, яще­риц и т. п.; из со­ка ага­вы де­ла­ют на­пит­ки пуль­ке и агуа­ми­эль, из са­хар­но­го тро­ст­ни­ка – сеи. За­ни­ма­ют­ся охо­той (ра­нее в осн. на оле­ней), ры­бо­лов­ст­вом, мес­та­ми пче­ло­вод­ст­вом. Ре­мёс­ла – гон­чар­ст­во (в т. ч. боль­шие рас­пис­ные со­су­ды), пле­те­ние из во­ло­кон ага­вы (ишт­ле), резь­ба по де­ре­ву, руч­ное тка­че­ст­во из хлоп­ка и шер­сти и др. (у ото­ми Сан-Ху­ан-Ис­тен­ко – с рас­тит. и зоо­морф­ным ор­на­мен­том); не­ко­то­рые об­щи­ны со­хра­ня­ют (в осн. у жен­щин) иск-во из­го­тов­ле­ния свя­щен­ной бу­ма­ги из лу­ба фи­ку­са ама­те (в до­ко­лум­бо­во вре­мя ис­поль­зо­ва­лась в ри­туа­ле и те­ат­ра­ли­зов. двор­цо­вых пред­став­ле­ни­ях, а так­же для ко­дек­сов).

Муж­чи­ны но­сят бе­лые ши­ро­кие шта­ны и ко­рот­кие ру­ба­хи с вы­шив­кой по во­ро­ту, ши­ро­кие крас­ные поя­са, се­ра­пе с гео­мет­рич. ор­на­мен­том и ба­хро­мой по краю; по празд­ни­кам по­верх шта­нов на­де­ва­ют на­бед­рен­ные по­вяз­ки с тре­щот­ка­ми и ма­лень­ки­ми зер­каль­ца­ми на поя­се. Жен­ский кос­тюм – шер­стя­ные за­паш­ные юб­ки (из по­лот­нищ до 5 м дли­ной) или сши­тые в склад­ку с узор­ным поя­сом, бе­лые уи­пи­ли с гео­мет­рич. си­не-чёр­ным ор­на­мен­том, на­кид­ки в бе­ло-чёр­ную по­ло­су. Для до­ис­пан­ско­го кос­тю­ма ха­рак­тер­ны та­туи­ров­ка и лаб­рет­ки (бе­со­те) у муж­чин и жен­щин вы­со­ко­го со­ци­аль­но­го ран­га; до кон. 19 в. жен­щи­ны об­на­жа­ли верх­нюю часть те­ла и ок­ра­ши­ва­ли ру­ки, пле­чи и грудь го­лу­бой крас­кой ин­ди­го.

Со­хра­ня­ют­ся ло­ка­ли­зов. пат­ри­ли­нид­жи, де­ле­ние об­щин на две по­ло­ви­ны (ма­те), ка­ж­дая из ко­то­рых де­лит­ся на две сек­ции; до­ис­пан­ский лун­ный ка­лен­дарь, ми­фо­ло­гия, куль­ты (вер­хов­но­го бо­га-твор­ца, вла­ды­ки ог­ня и стра­ны умер­ших, Ста­ро­го от­ца Отон­те­кут­ли; бо­ги­ни лу­ны, во­ды, пло­до­ро­дия и зем­ли, Ста­рой ма­те­ри Ко­ат­ли­куэ; бо­га вой­ны, муж­ских тан­цев и пе­сен, гор, пе­щер, ко­лод­цев, Ста­ро­го кой­о­та Уэу­экой­отл и др.), на­гуа­лизм. Из хри­сти­ан­ских свя­тых осо­бо по­чи­та­ет­ся св. Онуф­рий – по­кро­ви­тель оле­ней. Прак­ти­ку­ют кол­ду­ны, ша­ма­ны, зна­ха­ри и про­ри­ца­те­ли; в ри­туа­лах ис­поль­зу­ют­ся нар­ко­ти­ки и гал­лю­ци­но­ге­ны, па­ро­вые ба­ни, клю­че­вую роль иг­ра­ют вы­ре­зан­ные из ама­те фи­гур­ки (вы­ре­за­ют толь­ко муж­чи­ны, до сер. 20 в. это бы­ло ри­ту­аль­ным ак­том). По празд­ни­кам скла­ды­ва­ют мо­за­ич. пан­но и ар­ки из раз­но­цвет­ных се­мян у вхо­да в цер­ковь. Празд­ни­ки со­про­во­ж­да­ют­ся тан­ца­ми: «Лос Ма­та­чи­нес» (два кру­га из юно­шей и де­ву­шек ук­ра­ша­ют друг дру­га вен­ка­ми из но­гот­ков), «Ишт­ле» (с ве­рёв­ка­ми в ру­ках, ими­ти­руя пле­те­ние) и др. На празд­ник Бы­ка (до Кон­ки­сты – Оле­ня) тан­цу­ют с мас­ка­ми или кар­кас­ны­ми фи­гу­ра­ми бы­ков из цвет­ной бу­ма­ги. На осен­нем празд­ни­ке уро­жая («Сра­же­ние») маль­чи­ки дву­мя ко­ман­да­ми ими­ти­ру­ют сра­же­ние на ку­ку­руз­ных по­чат­ках но­во­го уро­жая, вы­би­вая из них зёр­на («да­вать есть Ма­те­ри-Зем­ле»); во вре­мя об­щин­но­го пи­ра раз­брыз­ги­ва­ют пуль­ке («да­вать пить Ма­те­ри-Зем­ле»). В кон­це де­каб­ря уст­раи­ва­ют об­ряд Кюк Оэни (исп. Кор­та­га­льо, букв. – уко­ра­чи­ва­ние ку­ри­цы): де­вуш­ки, дер­жа за но­ги жи­вых пе­ту­хов или гуа­хо­ло­те (по­ро­да ин­де­ек), бьют ими юно­шей и пы­та­ют­ся со­рвать с них шля­пу, шей­ный пла­ток и т. п.; па­рень дол­жен вы­ку­пить свою вещь у ста­рей­шин, день­ги идут на ну­ж­ды об­щи­ны. На День св. Се­ба­сть­я­на (ян­варь) уст­раи­ва­ют «та­нец луч­ни­ков»: че­ло­век, изо­бра­жаю­щий свя­то­го, при­вя­зы­ва­ет­ся к боль­шо­му кре­сту, во­круг не­го по­ют и тан­цуют муж­чи­ны, ими­ти­руя стрель­бу из лу­ков, в тан­цах уча­ст­ву­ют «Ста­ри­ки» (Ши­тас) в мас­ках с бе­лы­ми уса­ми и длин­ны­ми бо­ро­да­ми. В 1977–85 по ре­ше­нию ста­рей­шин О. и пра­ви­тель­ст­ва шта­та Ме­хи­ко в Те­мо­ае (до­ли­на То­лу­ки) си­ла­ми ме­ст­ных кре­сть­ян­ских об­щин на вы­ло­жен­ных кам­нем тер­ра­сах воз­ве­дён ги­гант­ский це­ре­мо­ни­аль­ный и куль­турный центр ото­ми.

Лит.: Carrasco Pizana P. Los otomíes. Cultura e historia prehispánicas de los pueblos mesoa­me­ricanos de habla otomiana. Méx., 1950; Gran­berg WJ. People of the maguey: the Otomi indians of Mexico. N. Y., 1970; Ga­linier J. N’yŭhŭ, les Indiens Otomis: Hiérarchie sociale et tradition dans le sud de la Huasteca. Méx., 1979; idem. Pueblos de la Sierra Madre: Et­nografía de la comunidad otomí. Méx., 1987; idem. La mitad del mundo: cuerpo y cosmos en los rituales otomíes. Méx., 1990; Tranfo L. Vita e magia in un villaggio messicano. Napoli, 1980; Salinas Pedraza J. Etnografía del otomí. Méx., 1984; Lastra Y. El Otomí de Ixtenco. Méx., 1997; Barrientos López G. Otomíes del estado de México. Méx., 2004; Moreno Alcán­tara B., Garret Ríos MG., Alonso UJF. Otomíes del Valle del Mezquital. Méx., 2006; Mendoza Rico M., Ferro Vidal LE., Santiago ES. Otomíes del semidesierto queretano. Méx., 2006; Cajero M. Historia de los Oto­míes en Ixtenco. San Juan Ixtenco, 2009.

Вернуться к началу