Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КРЫ́МСКИЕ ТАТА́РЫ

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 16. Москва, 2010, стр. 157

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. Г. Герцен, В. Г. Зарубин, Л. И. Рославцева
Татарка из района Бахчисарая. Фото 1920-х гг. Музей искусства народов Востока (Москва).

КРЫ́МСКИЕ ТАТА́РЫ (са­мо­на­зва­ние – кърым та­тар­лар; в рус. ис­точ­ни­ках 16–17 вв. – крым­цы, 18–19 вв. – та­та­ры), на­род на юге Ук­раи­ны (в осн. в Ав­то­ном­ной Рес­пуб­ли­ке Крым, а так­же в Хер­сон­ской обл.). Чис­лен­ность в Кры­му 243,4 тыс. чел. (2001, пе­ре­пись). Ком­пакт­но про­жи­ва­ют в Сим­фе­ро­поль­ском, Бах­чи­са­рай­ском, Бе­ло­гор­ском и Джан­кой­ском рай­онах. Жи­вут так­же в Уз­бе­ки­ста­не (239 тыс. чел. – в осн. в Фер­ган­ской и Таш­кент­ской об­лас­тях), Тад­жи­ки­ста­не (9,4 тыс. чел.), Кир­ги­зии (3,6 тыс. чел.), Тур­ции (100 тыс. чел.), Ру­мы­нии (22 тыс. чел.), Бол­га­рии (5,8 тыс. чел.), Рос­сии (3,9 тыс. чел., из них 2,6 тыс. чел. в Крас­но­дар­ском крае – 2002, пе­ре­пись) и др. Го­во­рят на крым­ско-та­тар­ском язы­ке. В осн. му­суль­ма­не-сун­ни­ты ха­ни­фит­ско­го маз­ха­ба.

«Крымские татары». Рисунок Ф. Х. Паули. Сер. 19 в.

Юж. по­бе­ре­жье Кры­ма бы­ло в осн. тюр­ки­зи­ро­ва­но вы­ход­ца­ми из Ма­лой Азии во вре­мя сель­джук­ских за­вое­ва­ний 11–12 вв. Фор­ми­ро­ва­ние соб­ст­вен­но К. т. на­ча­лось с по­яв­ле­ния в Кры­му мон­го­ло-та­тар в 1220-х гг. Су­бэт­нич. груп­пы К. т.: степ­ные (но­гай­цы, кърым ногъ­ай­лар) и гор­но-при­бреж­ные, ино­гда раз­де­ляе­мые на гор­но-пред­гор­ных и юж­но­бе­реж­ных К. т., или та­тов (тат, тат­лар). Степ­ные К. т. – мон­го­лои­ды, близ­кие по про­ис­хо­ж­де­нию и куль­ту­ре сев.-кав­каз­ским и став­ро­поль­ским но­гай­цам, в со­став ко­то­рых во­шли по­том­ки бо­лее ран­не­го тюр­коя­зыч­но­го на­се­ле­ния (по­лов­цев). Гор­но-при­бреж­ные К. т. от­но­сят­ся к бал­ка­но-кав­каз­ской ра­се, вклю­чи­ли отд. этнич. элементы из осед­лых жи­те­лей гор­но-при­бреж­ной час­ти по­лу­ост­ро­ва: гре­ков, крым­ских го­тов, ге­ну­эз­цев и ве­не­ци­ан­цев, вы­ход­цев из Ма­лой Азии, с Сев. Кав­ка­за (т. н. чер­ке­сов), из Гру­зии, слав. зе­мель, Мол­да­вии и др.; в их язы­ке про­сле­жи­ва­ет­ся силь­ное тур. влия­ние. В эпо­ху Крым­ско­го хан­ст­ва К. т. чис­лен­но пре­об­ла­дали в Кры­му. По­сле при­сое­ди­не­ния Крым­ско­го хан­ст­ва к Рос­сии в 1783, а так­же по­сле Крым­ской вой­ны 1853–56 в 1860–62, в 1874–1875, нач. 1890-х гг. и в 1902–03 про­ис­хо­ди­ла мас­со­вая эмиг­ра­ция К. т. в Ос­ман­скую им­пе­рию. Опус­тев­шие зем­ли за­се­ля­лись крым­ски­ми гре­ка­ми и ар­мя­на­ми, рус­ски­ми, ук­ра­ин­ца­ми, бе­ло­ру­са­ми, бол­га­ра­ми, нем­ца­ми и др. По пе­ре­пи­си 1897, в Тав­ри­че­ской губ. на­счи­ты­ва­лось 186,2 тыс. К. т. Крым­ско-та­тар­ское куль­тур­ное воз­ро­ж­де­ние кон. 19 – нач. 20 вв. свя­за­но с име­нем Ис­ма­ил-бея Гас­прин­ско­го. В 1917–20 дей­ст­во­ва­ла Нац. пар­тия К. т. (Мил­ли фир­ка), в кон. 1917 в Бах­чи­са­рае со­брал­ся нац. съезд (ку­рул­тай), про­воз­гла­сив­ший Крым­скую де­мо­кра­тич. рес­пуб­ли­ку. По пе­ре­пи­си 1926, в Кры­му про­жи­ва­ло 179,1 тыс. К. т. (25,3% на­се­ле­ния Кры­ма). К. т. со­став­ля­ли боль­шин­ст­во в Су­дак­ском, Бах­чи­са­рай­ском, Ял­тин­ском, Се­ва­сто­поль­ском рай­онах. Круп­ней­шие крым­ско-та­тар­ские цен­тры – Бах­чи­са­рай, Ка­ра­су­ба­зар (ны­не Бе­ло­горск) и Ста­рый Крым. Крым­ско-та­тар­ский яз. до 1929 был од­ним из гос. язы­ков Крым­ской АССР (1921–45), зна­чит. чис­ло К. т. вхо­ди­ло в ру­ко­во­дство ав­то­но­мии. В 1930 Ба­лак­лав­ский, Бах­чи­са­рай­ский, Ял­тин­ский, Алуш­тин­ский, Су­дак­ский рай­оны объ­яв­ле­ны та­тар­ски­ми.

В 1944 все К. т. (до 190 тыс. чел.) бы­ли на­силь­ст­вен­но вы­ве­зе­ны из Кры­ма, в осн. в Ср. Азию. Зна­чит. часть их по­гиб­ла в пер­вые го­ды ссыл­ки. В 1956 с К. т. сня­ты ог­ра­ни­че­ния по спец­по­се­ле­нию. Со 2-й пол. 1950-х гг. раз­ви­ва­ет­ся крым­ско-та­тар­ское нац. дви­же­ние, ста­вив­шее це­лью воз­вра­ще­ние К. т. в Крым. В 1967 Ука­зом Пре­зи­диу­ма ВС СССР с К. т. сни­ма­лись «огуль­ные об­ви­не­ния» в со­труд­ни­че­ст­ве с фа­ши­ст­ски­ми ок­ку­пан­та­ми. При этом до кон. 1980-х гг. дей­ст­во­ва­ли ог­ра­ни­че­ния на про­пис­ку в Кры­му и т. п. Воз­ник­ли рай­оны за­се­ле­ния К. т. вбли­зи Кры­ма – в Хер­сон­ской обл. Ук­раи­ны, в Крас­но­дар­ском и Став­ро­поль­ском кра­ях Рос­сии. С кон. 1980-х гг. на­ча­лась мас­со­вая им­ми­гра­ция К. т. в Крым, сна­ча­ла в степ­ные, а за­тем и в пред­гор­ные и при­бреж­ные рай­оны. Со 2-й пол. 1980-х гг. в Уз­бе­ки­ста­не ак­ти­ви­зи­ру­ет­ся Нац. дви­же­ние К. т. В 1989 фор­ми­ру­ется бо­лее ра­ди­каль­ная Орг-ция крым­ско-та­тар­ско­го нац. дви­же­ния (ОКНД). В ию­не 1991 по ини­циа­ти­ве ОКНД в Сим­фе­ро­по­ле со­брал­ся ку­рул­тай К. т., из­брав­ший медж­лис и при­няв­ший Дек­ла­ра­цию о на­цио­наль­ном су­ве­ре­ни­те­те крым­ско-та­тар­ско­го на­ро­да. 18.5.1999 Ука­зом Пре­зи­ден­та Ук­раи­ны соз­дан Со­вет пред­ста­ви­те­лей крым­ско-та­тар­ско­го на­ро­да при Пре­зи­ден­те Ук­раи­ны. По­ми­мо ОКНД, в Кры­му дей­ст­ву­ют др. об­ще­ст­ва и фон­ды К. т. Име­ют­ся крым­ско-та­тар­ская прес­са, ра­дио- и те­ле­ка­на­лы.

Осн. тра­диц. за­ня­тие степ­ных К. т. – ко­че­вое ско­то­вод­ст­во, гор­но-при­бреж­ных – оро­шае­мое зем­ле­де­лие и от­гон­ное ско­то­вод­ст­во. На Юж. бе­ре­гу Кры­ма раз­ви­ва­лись ви­но­гра­дар­ст­во, са­до­вод­ст­во и та­ба­ко­вод­ст­во, в Вост. Кры­му мес­та­ми – шел­ко­вод­ст­во, на зап. по­бе­ре­жье – ры­бо­лов­ст­во, в сте­пи и в го­рах – охо­та, в го­рах – борт­ни­че­ст­во. Важ­ную роль иг­рал со­ля­ной про­мы­сел. С 19 в. зем­ле­де­лие рас­про­стра­ня­ет­ся и у степ­ных К. т. Бы­ли раз­ви­ты (осо­бен­но в 16–18 вв.): узор­ное тка­че­ст­во, вы­шив­ка шёл­ком и зо­лот­ны­ми ни­тя­ми, про­из-во вой­ло­ка и сук­на, об­ра­бот­ка ко­жи, резь­ба по де­ре­ву, ору­жей­ное и юве­лир­ное де­ло. Мн. ре­мес­лен­ные из­де­лия из­го­тав­ли­ва­лись на экс­порт.

У степ­ных К. т. стой­би­ща со­стоя­ли из юрт, рас­по­ло­жен­ных по ро­до­во­му прин­ци­пу. Раз­ли­ча­лись юр­ты – боль­шие раз­бор­ные (тер­ме) и ма­лые не­раз­бор­ные (отав; диа­метр до 4 м), пе­ре­во­зив­шие­ся в ар­бе. У по­лу­осед­лых К. т. бы­ли рас­про­стра­не­ны по­лу­зем­лян­ки, у осед­лых степ­ных К. т. – до­ма из сыр­цо­во­го кир­пи­ча (ка­лыб) или тур­лу­ка с со­ло­мен­ной, зем­ля­ной или че­ре­пич­ной кры­шей; стро­пи­ла об­ра­зо­вы­ва­ли вдоль до­ма на­вес, опи­рав­ший­ся на стол­бы. У гор­но-при­бреж­ных К. т. строи­лись од­но- или двух­этаж­ные ка­мен­ные, час­то бе­лё­ные до­ма; эта­жи со­еди­ня­лись внут­рен­ней, позд­нее – на­руж­ной ле­ст­ни­цей; по пе­ри­мет­ру шли верх­няя (со­фа) и ниж­няя га­ле­реи, опи­раю­щие­ся на стол­бы с рез­ны­ми ка­пи­те­ля­ми (кап­тель). По од­ну сто­ро­ну се­ней (аят) по­ме­ща­лась ком­на­та (аш-ха­на) с чу­ва­лом или оча­гом в осо­бой при­строй­ке, по дру­гую – не­боль­шая не­ота­п­ли­вае­мая гос­ти­ная или спаль­ня (со­ба). На по­ло­гих сев. скло­нах по­строй­ки стоя­ли сво­бод­но, ок­ру­жён­ные дво­ра­ми и са­да­ми, име­ли че­ре­пич­ную кры­шу (ке­ре­мет); на за­па­де сев. скло­нов в до­ли­нах рек Ка­ча и Бель­бек (Бах­чи­са­рай­ский р-н), воз­мож­но, под влия­ни­ем го­тов, бы­ли рас­про­стра­не­ны до­ма сруб­ной кон­ст­рук­ции (чат­ма су) из тол­стых до­сок или гор­бы­ля. У гор­ных К. т. до­ма с пло­ски­ми кры­ша­ми тес­но при­мы­ка­ли друг к дру­гу тер­ра­са­ми. В го­ро­дах вто­рой этаж вы­сту­пал над ниж­ним, опи­ра­ясь на стол­бы. Кар­ни­зы и по­тол­ки рас­пи­сы­ва­лись цве­точ­ным ор­на­мен­том, ок­на име­ли узор­ные ра­мы из гип­са, встав­ки из цвет­но­го стек­ла. С 14 в. фор­ми­ру­ет­ся крым­ская куль­то­вая и гражд. ар­хи­тек­ту­ра: ме­че­ти, мед­ре­се, ба­ни, фон­та­ны, ка­ра­ван-са­раи, мав­зо­леи (дюр­бе).

Ха­рак­тер­ные эле­мен­ты кос­тю­ма степ­ных К. т. – беш­мет (кап­тан), чек­мень (чеп­кен), де­ви­чья ко­ну­со­вид­ная шап­ка с ме­хо­вой опуш­кой, са­пож­ки из ме­ха и др. С 16 в. из Тур­ции в гор­но-при­бреж­ной зо­не рас­про­стра­ня­ет­ся т. н. ле­ван­тий­ский («ос­ман­ский») тип кос­тю­ма: ту­ни­ко­об­раз­ная ру­ба­ха (коль­мек, ку­лек), ши­ро­кие шта­ны (у муж­чин – штан, у жен­щин – шаль­вар, ту­ман); у жен­щин – при­та­лен­ное пла­тье (ша­ма­лад­жа-ан­те­ри) и каф­тан (фе­ред­же), со 2-й пол. 19 в. ино­гда на­бра­сы­вав­ший­ся на го­ло­ву; у муж­чин – рас­ши­тый зо­лотом жи­лет, ха­лат (знат­ные лю­ди по­верх но­си­ли ха­ла­ты без ру­ка­вов или с очень ко­рот­ки­ми ру­ка­ва­ми-бу­фа­ми), ку­шак, чал­ма (са­рик). В 1-й пол. 19 в. муж­ской ха­лат за­ме­ня­ет­ся курт­кой (мий­тан, елек, кам­зол); у мо­ло­дых – с ко­рот­ким ру­кавом, у муж­чин ср. воз­рас­та – до лок­тя, у ста­ри­ков – до за­пя­стья. Вме­сто чал­мы ста­ли но­сить фес­ку или ка­ра­ку­ле­вую шап­ку (кал­пак, бьорк) с су­кон­ной круг­лой крас­ной встав­кой в цен­тре дна (ту­пе­лик, те­пе­ли). У жен­щин рас­про­стра­ня­ет­ся рас­паш­ное пла­тье (ан­тер): у мо­ло­дых – дли­ной до ко­лен, у жен­щин ср. воз­рас­та – до се­ре­ди­ны ик­ры, у ста­рух – до щи­ко­ло­ток; с об­ле­гаю­щим ли­фом, глу­бо­ким вы­ре­зом и ши­ро­кой юб­кой с при­под­ня­ты­ми жё­ст­ки­ми бо­ка­ми (джа­бу) и ко­лен­ча­тым за­па­хом на­ле­во, рас­ши­ты­ми на­груд­ни­ком (кокс­люк) и на­ру­кав­ни­ка­ми (кьа­пак); ан­тер но­си­ли с пе­ред­ни­ком и курт­кой или без­ру­кав­кой. Пле­че­вая оде­ж­да ши­лась ча­ще из плот­но­го по­ло­са­то­го шёл­ка (в рас­цвет­ке обя­за­тель­но при­сут­ст­во­вал крас­ный цвет), сук­на и бар­ха­та с зо­лот­ным шить­ём. Де­вуш­ки за­пле­та­ли во­ло­сы в мел­кие ко­сич­ки, скре­п­лён­ные се­реб­ря­ным аму­ле­том (сач ха­си­де), жен­щи­ны под­стри­га­ли у вис­ков пря­ди (зю­люф). Вы­хо­дя на ули­цу, ли­цо за­кры­ва­ли сет­кой из кон­ско­го во­ло­са (чад­ра).

Пи­ща степ­ных К. т. – ки­слое мо­ло­ко (ай­ран, ка­тык), сы­ры (со­лё­ный – пе­нир, слои­стый – каш­ка­вал), ка­ша из пше­ни­цы (шор­ба), пше­на (сек), пше­нич­ной му­ки (тал­кан), ба­ра­ний буль­он с ка­ты­ком (сер­па), вя­ле­ная ба­ра­ни­на (ка­кач), сла­бо­ал­ко­голь­ный на­пи­ток из про­са (бу­за). Хлеб (эк­мек) вы­пе­ка­ли в зо­ле оча­га; пек­ли сдоб­ные пше­нич­ные ле­пёш­ки (кат­ла­ма), пи­рож­ки (бу­рек). Кух­ня гор­но-при­бреж­ных К. т. (ово­щи, фрук­ты, зе­лень) фор­ми­ро­ва­лась под влия­ни­ем зем­ле­дельч. на­ро­дов; го­то­ви­ли шаш­лы­ки (шиш-ке­баб), го­луб­цы в ви­но­град­ных ли­сть­ях (дол­ма­сы), мяс­ные су­пы (шор­ба), плов (пи­лав), вост. сла­до­сти.

До 20 в. со­хра­ня­лись, осо­бен­но у степ­ных К. т., ро­до­вая эк­зо­га­мия, ро­до­вые там­ги, боль­шая се­мья, ата­лы­че­ст­во, ко­лы­бель­ный сго­вор, обы­чаи из­бе­га­ния. Мно­го­жён­ст­во и ка­лым бы­ли ма­ло рас­про­стра­не­ны. Бра­ки ме­ж­ду степ­ны­ми и гор­но-при­бреж­ны­ми К. т. бы­ли ред­ки. Си­сте­ма тер­ми­нов род­ст­ва сме­шан­но­го ти­па: би­фур­ка­тив­но-ли­ней­ные чер­ты со­че­та­ют­ся с ли­ней­ны­ми; со­хра­ня­ет­ся сколь­зя­щий счёт по­ко­ле­ний, ха­рак­тер­ный для боль­шин­ст­ва ал­тай­ских си­стем. В то же вре­мя ге­не­ра­ци­он­ный скос ти­па «ома­ха» ут­ра­чен. Сиб­лин­ги де­лят­ся по от­но­сит. воз­рас­ту и по по­лу; рас­про­ст­ра­не­ны пар­ные тер­ми­ны род­ст­ва для ро­ди­те­лей и де­дов. Со­хра­ня­лись до­ис­лам­ские ве­ро­ва­ния и об­ря­ды, у ко­чев­ни­ков – по­кло­не­ние ду­хам и де­мо­нам. В бы­ту пред­поч­те­ние от­да­ва­лось не мусульм. ле­то­ис­чис­ле­нию, а ка­лен­да­рю 12-лет­не­го «жи­вот­но­го» цик­ла. На Но­уруз (Нав­руз) ва­ри­ли яй­ца, го­то­ви­ли суп из ку­ри­цы, слоё­ный мяс­ной пи­рог (ко­бе­те), хал­ву, слад­кое пе­че­нье, про­во­ди­ли об­ряд пер­вой бо­роз­ды, де­вуш­ки га­да­ли, де­ти на­де­ва­ли мас­ки, с цве­та­ми и вет­ка­ми в ру­ках пе­ли под ок­на­ми, вза­мен по­лу­ча­ли сла­до­сти. Не­ко­то­рые празд­ни­ки со­про­во­ж­да­лись чер­та­ми хри­сти­ан­ско­го ри­туа­ла (напр., в рай­оне Ял­ты на Но­уруз вы­пе­ка­ли ле­пёш­ки с изо­бра­же­ни­ем кре­ста), по­се­ще­ни­ем хри­сти­ан­ских мо­на­сты­рей, по­ми­на­ни­ем умер­ших в пра­во­слав­ных церк­вах.

Уст­ное твор­че­ст­во. Пес­ням степ­ных К. т. (йыр) свой­ст­вен­ны диа­то­ни­ка, ме­ло­дич. про­сто­та и крат­кость, стро­гая ма­не­ра ис­пол­не­ния; пес­ням гор­ных и юж­но­бе­реж­ных К. т. (тюр­кю) – раз­ви­тая, бо­га­то ор­на­мен­ти­ро­ван­ная ме­ло­ди­ка, рит­мич. слож­ность и раз­но­об­ра­зие. Рас­про­стра­не­ны бы­то­вые ли­рич. пес­ни (макъ­ам); в хо­де пе­сен­ных со­стя­за­ний ме­ж­ду юно­ша­ми и де­вуш­ка­ми во вре­мя гу­ля­ний, на свадь­бах, то­ло­ках им­про­ви­зи­ро­ва­лись ко­рот­кие пес­ни вро­де час­ту­шек (чынъ у степ­ных та­тар, ма­не у гор­ных). Об­ря­до­вый фольк­лор вклю­ча­ет зим­ние по­здра­ви­тель­ные, сва­деб­ные пес­ни, при­чи­та­ния, кру­го­вые пес­ни-тан­цы (хо­ран). Эпич. жан­ры: дес­та­ны («Чо­ра-ба­тыр», «Эди­ге», «Кёр-огъ­лу»), бей­ты («Ногъ­ай бей­и­ти»). Сре­ди ис­то­рич. пе­сен осо­бую груп­пу со­став­ля­ют т. н. пе­ре­се­лен­че­ские, или эмиг­рант­ские, пес­ни (му­ад­жир тюр­кю, кочь ава­сы). Соз­да­те­ли и ис­пол­ни­те­ли эпич., ис­то­рич. и ли­рич. пе­сен – ке­даи (у степ­ных К. т.), аши­ки (у гор­ных). Ин­ст­ру­мен­таль­ная му­зы­ка вклю­ча­ет наи­гры­ши – сва­деб­ные (такъ­сим, пеш­раф), тор­же­ст­вен­ные мар­ше­вые (до­лу), тан­це­валь­ные мед­лен­ные (агъыр ава) и бы­ст­рые (къай­тар­ма), вир­ту­оз­ные соль­ные пье­сы. В тра­диц. прак­ти­ке су­ще­ст­во­ва­ли ан­самб­ли чис­то ин­ст­ру­мен­таль­ные (да­вулд­жы­лар; в со­ста­ве: 2 зур­ны, ба­ра­бан да­вул, бу­бен да­ре) и со­про­во­ж­дав­шие пе­ние (ке­ма­нед­жи­лер, или чал; в со­ста­ве: 1–2 смыч­ко­вых ин­ст­ру­мен­та, бу­бен да­ре, цим­ба­лы сан­тыр, и др.).

Лит.: Кон­да­ра­ки В. Х. Уни­вер­саль­ное опи­са­ние Кры­ма. СПб., 1875. Т. 1–4; Олес­ниц­кий А. Пес­ни крым­ских ту­рок. М., 1910; Куф­тин Б. А. Жи­ли­ще крым­ских та­тар в свя­зи с ис­то­ри­ей за­се­ле­ния по­лу­ост­ро­ва. М., 1925; Кра­сев М. Пес­ни крым­ских та­тар. М., 1926. Ч. 1–2; Кон­чев­ский А. Пес­ни Кры­ма. 2-е изд. М., 1929; он же. 15 крым­ских пе­сен. М., 1930; Ре­фа­тов А. Кърым та­тар йыр­ла­ры. Сим­фе­ро­поль, 1932; Бах­шиш Ибр., Бах­шиш Ил. Кърым та­тар йыр­ла­ры. Сим­фе­ро­поль, 1940; Ке­рей­тов Р. Х. Эт­ни­че­ская ис­то­рия но­гай­цев. Став­ро­поль, 1999; Ро­слав­це­ва Л. И. Оде­ж­да крым­ских та­тар кон­ца 18 – на­ча­ла 20 в. М., 2000; она же. Крым­ские та­та­ры: ис­то­ри­ко-эт­но­гра­фи­че­ское ис­сле­до­ва­ние. М., 2008; Тюрк­ские на­ро­ды Кры­ма: Ка­раи­мы. Крым­ские та­та­ры. Крым­ча­ки. М., 2003; За­ру­бин В. Г. Вос­соз­да­ние крым­ской ав­то­но­мии. Про­бле­мы по­ли­ти­че­ско­го раз­ви­тия Рес­пуб­ли­ки Крым в 1991–1993 гг. // Ис­то­ри­че­ское на­следие Кры­ма. 2004. № 3/4; он же. Меж­на­цио­наль­ные от­но­ше­ния, на­цио­наль­ные пар­тии и ор­га­ни­за­ции в Кры­му (на­ча­ло ХХ в. – 1921 г.) // Сбор­ник Рус­ско­го ис­то­ри­че­ско­го об­ще­ст­ва. М., 2006. Т. 10: Рос­сия и Крым; Гер­цен А. Г. Крым­ские та­та­ры // Крым­ские та­та­ры: хре­сто­ма­тия. Сим­фе­ро­поль, 2005.

Вернуться к началу