Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ГОСУДА́РСТВО

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 7. Москва, 2007, стр. 542-545

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. С. Автономов, В. А. Попов

ГОСУДА́РСТВО, ос­нов­ной ин­сти­тут по­ли­тич. сис­те­мы об­ще­ст­ва, спо­соб со­ци­аль­но­го бы­тия в ус­ло­ви­ях по­ли­тич. от­чу­ж­де­ния вла­сти. Нау­ка и ме­ж­ду­нар. пра­во до на­стоя­ще­го вре­ме­ни не рас­по­ла­га­ют еди­ным и об­ще­при­знан­ным оп­ре­де­ле­нием по­ня­тия «го­су­дар­ст­во». Ни ООН, ни др. ме­ж­ду­нар. ор­га­ни­за­ции не име­ют пол­но­мо­чий фик­си­ро­вать на­ли­чие гос. ста­ту­са. При­зна­ние но­во­го Г. или пра­ви­тель­ст­ва – это акт, ко­то­рый мо­гут со­вер­шить или от­ка­зать­ся со­вер­шить толь­ко са­ми Г. и пра­ви­тель­ст­ва.

В совр. на­уч. лит-ре Г. обыч­но оп­ре­де­ля­ет­ся как по­ли­ти­ко-тер­ри­то­ри­аль­ная су­ве­рен­ная ор­га­ни­за­ция пуб­лич­ной вла­сти, имею­щая спец. ап­па­рат управ­ле­ния и при­ну­ж­де­ния, спо­соб­ная де­лать свои ве­ле­ния обя­за­тель­ны­ми для на­се­ле­ния всей стра­ны. Тер­мин, как пра­ви­ло, ис­поль­зу­ет­ся в пра­во­вом и по­ли­тич. кон­тек­стах.

Признаки и функции государства

 Г. сло­жи­лось в про­цес­се ис­то­рич. раз­ви­тия об­щест­ва как со­ци­аль­ный ин­сти­тут, ре­гу­ли­рую­щий дейст­вия его чле­нов и от­но­ше­ния меж­ду ни­ми с це­лью обес­пе­чить внутр. и внеш­ние ус­ло­вия под­дер­жа­ния по­ряд­ка, ос­но­ван­но­го на тра­ди­ци­ях и за­ко­нах. Г. от­ли­ча­ют от дру­гих со­ци­аль­ных ин­сти­ту­тов осо­бые при­зна­ки. Од­ним из них яв­ля­ет­ся раз­де­ле­ние и ор­га­ни­за­ция на­се­ле­ния по тер­ри­то­ри­аль­но­му прин­ци­пу. Дру­гие важ­ные при­зна­ки Г. – су­ве­ре­ни­тет, по­ни­мае­мый как дву­един­ст­во вер­хо­вен­ст­ва и един­ст­вен­но­сти вла­сти Г. на оп­ре­де­лён­ной тер­ри­то­рии по от­но­ше­нию к отд. ли­цам и со­об­ще­ст­вам внут­ри стра­ны, и не­за­ви­си­мость во взаи­мо­от­но­ше­ни­ях с др. го­су­дар­ст­ва­ми. Внут­ри гос. тер­ри­то­рии вер­хов­ная власть при­над­ле­жит стро­го оп­ре­де­лён­ным в со­от­вет­ст­вии с внутр. пра­во­по­ряд­ком ор­га­нам. С су­ве­ре­ни­те­том свя­зан ещё один при­знак Г. – пуб­лич­ный ха­рак­тер вла­сти. Имен­но этим Г. от­ли­ча­ет­ся от лю­бых об­ра­зо­ва­ний, в ко­то­рых осу­ще­ст­в­ля­ет­ся ча­ст­ная власть, и де­тер­ми­ни­ру­ет­ся не­об­хо­ди­мость вы­де­ле­ния груп­пы лю­дей, спе­циа­ли­зи­рую­щих­ся на осу­ще­ст­в­ле­нии гос. управ­ле­ния. Оли­це­тво­рён­ная в гос. ор­га­нах и уч­реж­де­ни­ях пуб­лич­ная власть ста­но­вит­ся той ре­аль­ной си­лой, ко­то­рая обес­пе­чи­ва­ет гос. при­нуж­де­ние, на­си­лие. Ре­шаю­щая роль в реа­ли­за­ции при­нуж­де­ния при­над­ле­жит спец. уч­реж­де­ни­ям (ар­мии, по­ли­ции, тюрь­мам и т. п.). К при­зна­кам Г. от­но­сят­ся так­же на­ло­ги, по­шли­ны и про­чие сбо­ры (они мо­гут час­тич­но за­ме­нять­ся или до­пол­нять­ся от­бы­ва­ни­ем не­ко­то­рых по­вин­но­стей). По­лу­чае­мые от на­ло­гов и иных сбо­ров сред­ст­ва идут на ис­пол­не­ние Г. его функ­ций, в т. ч. и на под­дер­жа­ние ап­па­ра­та управ­ле­ния. Ка­кая-то часть на­се­ле­ния мо­жет ос­во­бо­ж­дать­ся от на­ло­гов и др. сбо­ров, но пол­но­стью без на­ло­гов Г. про­су­ще­ст­во­вать не мо­жет. При­зна­ком Г. яв­ля­ет­ся так­же ис­клю­чит. пра­во при­ни­мать за­ко­ны и иные нор­ма­тив­ные ак­ты, об­ще­обя­за­тель­ные для на­се­ле­ния всей стра­ны.

Г. является одним из гл. признаков цивилизации. В процессе исторического развития оно пре­вра­ща­ется из при­ми­тив­но­го об­ра­зо­ва­ния при­ну­ди­тель­но-ре­прес­сив­но­го ха­рак­те­ра в по­ли­тич. ор­га­ни­за­цию об­ще­ст­ва, где ак­тив­но функ­цио­ни­ру­ет ком­плекс гос. ин­сти­ту­тов в со­от­вет­ст­вии с прин­ци­пом раз­де­ле­ния вла­стей. Об­ще­че­ло­ве­че­ское пред­на­зна­че­ние Г. со­сто­ит в том, что­бы быть ин­ст­ру­мен­том вер­ховен­ст­ва за­ко­на, со­ци­аль­но­го ком­про­мис­са, смяг­че­ния и пре­одо­ле­ния про­ти­во­ре­чий, по­ис­ка со­гла­сия и со­труд­ни­че­ст­ва разл. сло­ёв на­се­ле­ния и об­ществ. сил, ох­ра­ны прав и сво­бод лич­но­сти.

Это пред­наз­на­че­ние Г. кон­кре­ти­зи­ру­ет­ся в осн. на­прав­ле­ни­ях (функ­ци­ях) его внутр. и внеш­ней дея­тель­но­сти. К внутр. функ­ци­ям Г. от­но­сят­ся эко­но­ми­ко-ор­га­ни­за­ци­он­ная, со­ци­аль­ная, ох­ра­ны об­ществ по­ряд­ка и обес­пе­че­ния безо­пас­но­сти че­ло­ве­ка и го­су­дар­ст­ва. При этом с раз­ви­ти­ем Г. уси­ли­ва­ет­ся роль бю­рокра­тии, ко­то­рая, по мне­нию од­них (М. Ве­бер), спо­соб­ству­ет уси­ле­нию ра­цио­наль­но­го на­ча­ла в при­ня­тии ре­ше­ний и фор­ми­ру­ет пре­пят­ст­вия на пу­ти во­люн­та­риз­ма и, по мне­нию дру­гих (Р. Да­рен­дорф), пол­но­стью под­чи­не­на во­ле пра­вя­щих со­ци­аль­ных групп и клас­сов и слу­жит для них ин­стру­мен­том.

Раз­ви­тие эко­но­ми­ко-ор­га­ни­зац. функ­ции пред­по­ла­га­ет раз­ра­бот­ку чёт­ких гос. при­ори­те­тов, стра­те­гии раз­ви­тия в крат­ко-, сред­не- и дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве. Она вы­ра­жа­ет­ся в под­дер­жа­нии и раз­ви­тии ба­зо­вых от­рас­лей эко­но­ми­ки, обес­пе­че­нии еди­но­го эко­но­мического про­стран­ст­ва, вы­рав­ни­ва­нии ус­ло­вий и воз­мож­но­стей раз­ви­тия отд. тер­ри­то­рий, ре­гу­ли­ро­ва­нии пра­вил хо­зяйственной дея­тель­но­сти и сти­му­ли­ро­ва­нии за­ин­те­ре­со­ван­но­сти в ней на­се­ле­ния, обес­пе­че­нии наи­луч­ших ус­ло­вий для эко­но­мическо­го раз­ви­тия.

Со­ци­аль­ная функ­ция в Г. смы­ка­ет­ся с эко­но­ми­ко-ор­га­ни­за­ци­он­ной, её вы­пол­не­ние во мно­гом за­ви­сит от ма­те­ри­аль­ных воз­мож­но­стей об­ще­ст­ва. Это осо­бен­но на­гляд­но про­яв­ля­ет­ся в та­ких сфе­рах, как об­ра­зо­ва­ние, нау­ка, здра­во­охра­не­ние, де­мо­гра­фич. по­ли­ти­ка и т. п. Важ­ней­шие при­ори­те­ты в дан­ной об­лас­ти – соз­да­ние ус­ло­вий, в ко­то­рых лю­ди смог­ли бы са­ми обес­пе­чить се­бе нор­маль­ное (для дан­но­го уров­ня раз­ви­тия об­ще­ст­ва) су­ще­ст­во­ва­ние; со­ци­аль­ная за­щи­та лиц, дей­ст­ви­тель­но ну­ж­даю­щих­ся в ма­те­ри­аль­ной под­держ­ке; смяг­че­ние со­ци­аль­ных про­ти­во­ре­чий; обес­пе­че­ние над­ле­жа­щих ус­ло­вий жиз­ни по­сред­ст­вом оп­ре­де­лён­но­го га­ран­тиро­ван­но­го объ­ё­ма со­ци­аль­ных благ и за­ня­то­сти на­се­ле­ния.

Функ­ция ох­ра­ны об­ществ. по­ряд­ка и обес­пе­че­ния безо­пас­но­сти че­ло­ве­ка и Г. пред­по­ла­га­ет ох­ра­ну прав и за­кон­ных ин­те­ре­сов гра­ж­дан, их соб­ст­вен­но­сти, обес­пе­че­ние за­кон­но­сти, пра­во­по­ряд­ка, су­ве­ре­ни­те­та, един­ст­ва и тер­ри­то­ри­аль­ной це­ло­ст­но­сти Г., за­щи­ту су­ще­ст­вую­ще­го по­ли­тич. строя и пра­во­вой сис­те­мы, борь­бу с пре­ступ­но­стью, ис­поль­зо­ва­ние гос.-пра­во­вых средств для раз­ре­ше­ния разл. кон­флик­тов и др.

Внеш­няя функ­ция за­клю­ча­ет­ся в эф­фек­тив­ной за­щи­те ин­те­ре­сов со­от­вет­ст­вую­щей стра­ны на ме­ж­ду­нар. аре­не, вклю­чая во­про­сы эко­но­мич., по­ли­тич. и во­ен. ха­рак­те­ра.

Типы и формы государства

 Тип Г. за­ви­сит от уров­ня раз­ви­тия ци­ви­ли­за­ции или ха­рак­те­ра про­из­вод­ств. от­но­ше­ний, а так­же куль­тур­но-ис­то­ри­чес­ких тра­ди­ций той или иной стра­ны. В на­уч. лит-ре кон­ку­ри­ру­ют два осн. ме­то­до­ло­гич. под­хода при ти­по­ло­ги­за­ции Г.: фор­ма­ци­он­ный и ци­ви­ли­за­ци­он­ный. Пер­вый из них вы­во­дит тип Г. из об­ществ.-эко­но­мич. от­но­ше­ний (ра­бо­вла­дель­чес­кое, фео­даль­ное, бур­жу­аз­ное и со­циа­ли­сти­чес­кое); вто­рой во гла­ву уг­ла ста­вит уро­вень тех­нич. раз­ви­тия об­щест­ва (аг­рар­ное, ин­ду­стри­аль­ное, пост­ин­ду­стри­аль­ное и т. д.). В пос­лед­нее вре­мя на­блю­да­ет­ся тен­ден­ция к кон­вер­ген­ции этих под­хо­дов. Каж­дая из ста­дий раз­ви­тия Г. мо­жет, в свою оче­ре­дь, под­раз­де­лять­ся на эта­пы со спе­ци­фич. чер­та­ми. Г. раз­ли­ча­ют­ся по фор­ме. Оп­ре­де­ле­ние фор­мы то­го или ино­го Г. по­зво­ля­ет ус­та­но­вить его внутр. струк­ту­ру, тер­ри­то­ри­аль­ную ор­га­низа­цию, спо­соб фор­ми­ро­ва­ния верховной власти, воз­мож­но­сти гра­ж­дан воз­дей­ст­во­вать на дея­тель­ность Г., обес­пе­чен­ность прав и сво­бод лиц, про­жи­ваю­щих в стра­не. Фор­ма го­су­дар­ст­ва про­яв­ля­ет­ся в диа­лек­тич. един­ст­ве трёх со­став­ляю­щих – фор­мы прав­ле­ния, т. е. ор­га­ни­за­ции вер­хов­ной вла­сти и спо­со­ба взаи­мо­от­но­ше­ния ор­га­нов гос. вла­сти и гра­ж­дан (мо­нар­хия или рес­пуб­ли­ка), струк­ту­ры гос. уст­рой­ст­ва – со­от­но­ше­ния це­ло­го и час­тей, центр. и ре­гио­наль­ных ор­га­нов вла­сти (уни­тар­ные го­су­дар­ст­ва, фе­де­ра­ции и кон­фе­де­ра­ции), а так­же по­ли­тич. ре­жи­ма [де­мо­кра­тич., ав­то­ри­тар­ные, то­та­ли­тар­ные, тео­кра­ти­чес­кие (см. Тео­кра­тия) и др.]. Впер­вые глу­бо­ко про­ду­ман­ную клас­си­фи­ка­цию форм Г. да­ли мыс­ли­те­ли ан­тич­ной эпо­хи – Ари­сто­тель и Пла­тон, вы­де­лив­шие главные из них. Их кон­цеп­ции Г. сто­ле­тия­ми пи­та­ли по­ли­тич. и пра­во­вед­чес­кую мысль Ев­ро­пы и со­хра­ня­ют своё зна­че­ние до сих пор, не­смот­ря на не­из­беж­ную транс­фор­ма­цию со­дер­жа­ния вы­ра­бо­тан­ных ими ка­те­го­рий и по­ня­тий.

Бур­жу­аз­ные ре­во­лю­ции в Ев­ро­пе 17–18 вв., на­чав­шие раз­ру­шать аб­со­лю­ти­ст­ские по­ряд­ки и сос­лов­ные пе­ре­го­род­ки, по­ста­ви­ли воп­рос о граж­дан­ских пра­вах, а уче­ния эпо­хи Прос­ве­ще­ния – о ес­тест­вен­ном пра­ве и раз­де­ле­нии вла­стей (наи­боль­ший вклад в раз­ви­тие этой кон­цеп­ции вне­сли Дж. Локк и Ш. Л. Мон­те­скьё), что в со­во­куп­но­сти со­ста­ви­ло тео­ре­тич. и по­ли­тич. ба­зис для фор­ми­ро­ва­ния пред­став­ле­ний о пра­во­вом го­су­дар­ст­ве.

Переход к индустр. обществу вызвал разрушение освящённых многовековы­ми традициями связей между людьми и обострение социальных противоречий, что потребовало активного участия Г. в регулировании обществ. отношений. Со 2-й пол. 20 в. широкое распространение получает понятие социальное государ­ство. Оно присутствует в меж­ду­нар. пра­во­вых до­ку­мен­тах (Все­об­щая де­кла­ра­ция прав че­ло­ве­ка, Меж­ду­нар. пакт об эко­но­мич., со­ци­аль­ных и куль­тур­ных пра­вах, Ев­роп. со­ци­аль­ная хар­тия и др.), в кон­сти­ту­ци­ях ря­да стран, при­ня­тых в пос­лед­ние де­ся­ти­ле­тия. Тем са­мым под­чёр­ки­ва­ет­ся роль Г. в пе­ре­рас­пре­де­ле­нии имею­щих­ся в об­щест­ве ма­те­ри­аль­ных и иных благ в со­от­вет­ст­вии с прин­ци­па­ми «со­ци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти».

В совр. ми­ре ти­по­ло­гич. кон­струк­ции, от­но­ся­щие­ся к Г., пре­тер­пе­ва­ют из­ме­не­ния под влия­ни­ем про­цес­сов транс­фор­ма­ции гос. иден­тич­но­сти, свя­зан­ных с яв­ле­ния­ми гло­ба­ли­за­ции. Но­вая гео­по­ли­тич. кар­ти­на ми­ра скла­ды­ва­ет­ся на ос­но­ве 3 фун­дам. реа­лий: «го­су­дар­ст­во-на­ция» («Etat-Nation»), т. е. тра­диц. ис­то­ри­чес­ки сло­жив­ше­еся Г.; ре­ги­он, т. е. адм., эт­нич. или куль­тур­ное про­стран­ст­во, ко­то­рое вклю­ча­ет неск. «го­су­дар­ств-на­ций», об­ла­даю­щих при этом зна­чит. сте­пе­нью по­ли­ти­ко-эко­но­мич. и куль­тур­ной ав­то­но­мии; фор­ми­рую­ще­еся гло­баль­ное со­об­щест­во.

Теории происхождения государства

 Су­ще­ст­ву­ет мно­же­ст­во тео­рий ге­не­зи­са Г., по-раз­но­му объ­яс­няю­щих его про­ис­хо­ж­де­ние и, как пра­ви­ло, аб­со­лю­ти­зи­рую­щих один из ас­пек­тов это­го про­цес­са. Разл. ис­то­рич. эпо­хи и со­ци­аль­ные ус­ло­вия, в ко­то­рых жи­ли твор­цы этих тео­рий, их при­вер­жен­ность оп­ре­де­лён­ным идео­ло­гич. и фи­лос. воз­зре­ни­ям пре­до­пре­де­ля­ли субъ­ек­тив­ный ха­рак­тер взгля­дов на про­цес­сы раз­ви­тия об­ще­ст­ва и го­су­дар­ст­ва. К чис­лу осн. тео­рий, объ­яс­няю­щих по­ли­то­ге­нез, от­но­сят­ся тео­ло­ги­че­ская, пат­ри­ар­халь­ная, ор­га­ни­че­ская, пси­хо­ло­ги­че­ская, ра­со­вая, об­ще­ст­вен­но­го до­го­во­ра, на­си­лия, ис­то­ри­ко-ма­те­риа­ли­сти­че­ская, ир­ри­га­ци­он­ная и др.

Пред­ста­ви­те­ли тео­ло­гич. тео­рии (Ав­гу­стин, Фо­ма Ак­вин­ский и др.) трак­ту­ют воз­ник­но­ве­ние Г. как про­яв­ле­ние Бо­же­ст­вен­но­го за­мыс­ла. Эта тео­рия от­ра­жа­ла кон­крет­ные реа­лии позд­не­ан­тич­ных и ср.-век. го­су­дарств. Ос­вяще­ние Бо­же­ст­вен­ным ав­то­ри­те­том гос. вла­сти при­да­ва­ло ей без­ус­лов­ную ле­ги­тим­ность. Сход­ные идеи присутствуют и в му­сульм. тра­ди­ции, ут­верж­даю­щей не­раз­рыв­ную связь ре­ли­гии и Г. С тео­ло­гич. тео­ри­ей тес­но свя­за­ны фи­лос. кон­цеп­ции Но­во­го вре­ме­ни, пред­став­ляю­щие Г. как во­пло­ще­ние все­об­ще­го за­ко­на. Так, Г. В. Ф. Ге­гель ха­рак­те­ри­зо­вал Г. как выс­шую сту­пень в раз­ви­тии «объ­ек­тив­но­го ду­ха», вос­ста­нав­ли­ваю­щую един­ст­во, на­ру­шен­ное борь­бой ин­ди­ви­дов и групп гражд. об­щест­ва.

Пат­ри­ар­халь­ная тео­рия в сво­ём ран­нем ва­ри­ан­те бы­ла раз­ра­бо­та­на Кон­фу­ци­ем, ко­то­рый смысл мо­нар­хии ус­мат­ри­вал в обя­зан­но­сти вла­сти­те­ля за­бо­тить­ся о сво­их под­дан­ных. Идея «мо­нар­ха – от­ца на­ро­да» ха­рак­тер­на для др.-инд. по­ли­тич. трак­та­та Арт­ха­шаст­ры. В ев­роп. го­су­дар­ст­во­ве­де­нии па­три­ар­халь­ная тео­рия опи­ра­ет­ся на тру­ды Ари­сто­те­ля, рас­смат­ри­вав­ше­го воз­ни­кно­ве­ние Г. как про­дол­же­ние от­цов­ской (пат­ри­ар­халь­ной) вла­сти. Та­кой под­ход по­лу­чил рас­про­стра­не­ние и в Рос­сии (Н. К. Ми­хай­лов­ский и др.).

Как и тео­ло­гич. тео­рия, пат­ри­ар­халь­ная тео­рия обос­но­вы­ва­ет не­ог­ра­нич. власть мо­нар­ха, но ис­то­ки этой вла­сти ви­дит в тех фор­мах се­мьи, где су­ще­ст­во­ва­ла не­ог­ра­ни­чен­ная власть её гла­вы, пат­ри­ар­ха. Дей­ст­ви­тель­но, мож­но пред­по­ло­жить, что за­чат­ки гос. струк­тур во мно­гом соз­да­ва­лись по ана­ло­гии с се­мей­ны­ми. От­ра­жая не­ко­то­рые ре­аль­ные, сущ­но­ст­ные чер­ты пе­ре­хо­да со­ци­аль­но-ор­га­ни­зо­ван­ной жиз­ни пер­во­быт­но­го об­ще­ст­ва к гос. фор­мам ор­га­ни­за­ции, эта тео­рия пре­уве­ли­чи­ва­ла их, при­да­ва­ла им уни­вер­саль­ное и оп­ре­де­ляю­щее зна­че­ние.

В Но­вое вре­мя воз­ник­ла т. н. тео­рия об­ще­ст­вен­но­го до­го­во­ра (Г. Гро­ций, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ш. Л. Мон­тес­кьё, Д. Дид­ро, Ж. Ж. Рус­со, А. Н. Ра­ди­щев), рас­смат­ри­ваю­щая Г. как про­дукт внутр. со­гла­ше­ния ме­ж­ду людь­ми, ко­то­рые пе­ре­да­ют часть лич­ной сво­бо­ды и власть Г., что­бы обес­пе­чить об­ществ. по­ря­док и не­при­кос­но­вен­ность сво­ей соб­ст­вен­но­сти. До­го­вор­ная тео­рия ста­ла важ­ным ша­гом в по­зна­нии Г., т. к. вы­де­ля­ла не­ко­то­рые важ­ные реа­лии его ста­нов­ле­ния, име­ла глу­бо­кое де­мо­кра­тич. со­дер­жа­ние. Её осн. по­ло­же­ния во­шли в кон­цеп­цию пра­во­во­го Г. Од­на­ко эта тео­рия, рас­смат­ри­вая Г. как ис­кусств. про­дукт соз­на­тель­но­го во­ле­во­го ак­та лю­дей, иг­но­ри­ро­ва­ла ис­то­рич., эко­но­мич. и иные объ­ек­тив­ные при­чи­ны его воз­ник­но­ве­ния.

В 19 в. бы­ла обос­но­ва­на тео­рия на­силия, или «за­вое­ва­тель­ная», тео­рия (франц. ис­то­рич. шко­ла эпо­хи Ре­став­ра­ции, Л. Гум­п­ло­вич, Ф. Оп­пен­гей­мер, Е. Дю­ринг), со­глас­но ко­то­рой пер­вые Г. воз­ник­ли под воз­дей­ст­ви­ем внеш­не­го фак­то­ра – столк­но­ве­ния пле­мён, за­вое­ва­ния, как пра­ви­ло, во­ин­ст­вен­ны­ми ко­чев­ни­ка­ми зем­ле­дельч. об­ществ и экс­плуа­та­ции за­воё­ван­ных. Дей­ст­ви­тель­но, «за­вое­ва­тель­ный фак­тор» в об­ра­зо­ва­нии Г. сыг­рал оп­ре­де­лён­ную роль, од­на­ко не имел уни­вер­саль­но­го ха­рак­те­ра. Ис­то­рия да­ёт мно­же­ст­во при­ме­ров по­гло­ще­ния по­бе­ди­те­лей по­бе­ж­дён­ны­ми. Так, амер. ан­тро­по­лог Р. Ло­уи в сво­ей кн. «Про­ис­хо­ж­де­ние го­су­дар­ст­ва» (1927) про­де­мон­ст­ри­ро­вал, что за­вое­ва­ние не все­гда ве­дёт к по­яв­ле­нию Г., к то­му же это мо­жет про­изой­ти толь­ко то­гда, ко­гда об­ще­ст­ва за­вое­ва­те­лей и по­бе­ж­дён­ных име­ют со­ци­аль­ную стра­ти­фи­ка­цию. Бу­ду­чи сто­рон­ни­ком функ­цио­наль­ной вер­сии по­ли­то­ге­не­за, Ло­уи ис­хо­дил из то­го, что Г. мог­ло воз­ник­нуть в ре­зуль­та­те ор­га­ни­зац. дея­тель­но­сти ли­де­ров. Схо­жей точ­ки зре­ния при­дер­жи­вал­ся М. Ве­бер, свя­зы­вав­ший про­цесс об­ра­зо­ва­ния Г. с по­ли­тич. во­лей ха­риз­ма­тич. лич­но­стей.

В это же вре­мя бы­ли за­ло­же­ны ос­но­вы клас­со­во­го (эко­но­ми­че­ско­го) уче­ния о про­ис­хо­ж­де­нии Г. (К. Маркс, Ф. Эн­гельс, В. И. Ле­нин). Со­глас­но этой тео­рии, Г. – ре­зуль­тат дей­ст­вия объ­ек­тивных про­цес­сов эко­но­мич. раз­ви­тия. Об­ществ. раз­де­ле­ние тру­да, по­яв­ле­ние при­ба­воч­но­го про­дук­та, ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти при­во­дят к раз­ло­же­нию пер­во­быт­но­го строя, клас­со­об­ра­зо­ва­нию и воз­ник­но­ве­нию Г. как по­ли­тич. ор­га­ни­за­ции эко­но­ми­че­ски гос­под­ствую­ще­го клас­са, ко­то­рое вы­ну­ж­де­но ис­поль­зо­вать сред­ст­ва уг­не­те­ния и по­дав­ле­ния для управ­ле­ния об­ще­ст­вом с про­ти­во­по­лож­ны­ми эко­но­мич. ин­те­ре­са­ми его чле­нов. Об­ще­ст­во в ре­зуль­та­те фор­ми­ро­ва­ния в нём со­ци­аль­ных клас­сов по­ро­ж­да­ет ор­га­ни­за­цию вла­сти, ко­то­рая долж­на од­но­вре­мен­но за­щи­щать ин­те­ре­сы иму­щих и сдер­жи­вать про­ти­во­бор­ст­во ме­ж­ду ни­ми и эко­но­ми­че­ски за­ви­си­мой ча­стью на­се­ле­ния. Та­кой ор­га­ни­за­ци­ей, вы­де­лив­шей­ся из об­ще­ст­ва и стоя­щей над ним, ста­ло Г. Эта тео­рия при­да­ва­ла уни­каль­ным про­цес­сам воз­ник­но­ве­ния ан­тич­ной го­су­дар­ст­вен­но­сти (как об­раз­ца для ана­ли­за) зна­че­ние все­об­щей мо­де­ли воз­ник­но­ве­ния пер­вич­но­го Г., ос­та­вив без вни­ма­ния нрав­ст­вен­ные, пси­хологич. и др. ас­пек­ты об­ра­зо­ва­ния го­су­дар­ст­ва.

Сто­рон­ни­ки «пси­хо­ло­ги­че­ской тео­рии» (Г. Тард, Л. И. Пет­ра­жиц­кий) осн. при­чи­ной, по­ро­ж­даю­щей Г., счи­та­ли по­треб­ность лю­дей жить в ор­га­ни­зо­ван­ном об­ще­ст­ве, пси­хо­ло­гич. по­треб­ность сла­бых под­чи­нять­ся бо­лее силь­ным, под­ра­жать их мо­де­лям по­ве­де­ния. Рас­смат­ри­вая че­ло­ве­ка как су­ще­ст­во био­со­ци­аль­ное, для ко­то­ро­го един­ст­вен­но воз­мож­ной и ес­те­ст­вен­ной сре­дой жиз­не­дея­тель­но­сти яв­ля­ет­ся ор­га­ни­зо­ван­ное об­ще­ст­во, ав­то­ры этой тео­рии, од­на­ко, иг­но­ри­ро­ва­ли объ­ек­тив­ные фак­то­ры (эко­но­мич., по­ли­тич. и др.), ори­ен­ти­ро­вав­шие пси­хи­ку лю­дей на осоз­на­ние не­об­хо­ди­мо­сти соз­да­ния го­су­дар­ст­ва.

«Гид­рав­ли­че­скую», или ир­ри­га­ци­он­ную, тео­рию, со­глас­но ко­то­рой по­яв­ле­ние пер­вич­но­го Г. свя­за­но с не­об­хо­ди­мо­стью строи­тель­ст­ва круп­но­мас­штаб­ных оро­сит. сис­тем, вы­дви­нул в 1957 нем. вос­то­ко­вед К. Вит­тфо­гель. В 1965 амер. ан­тро­по­лог Э. Бо­се­рап сфор­му­ли­ро­ва­ла по­ло­же­ние о рос­те на­ро­до­на­се­ле­ния как гл. пред­по­сыл­ку ста­нов­ле­ния Г. Она ис­хо­ди­ла из то­го, что де­мо­гра­фич. рост при­во­дит к не­об­хо­ди­мо­сти даль­ней­шей ин­тен­си­фи­ка­ции зем­ле­дельч. хо­зяй­ст­ва, а это, в свою оче­редь, ста­но­вит­ся при­чи­ной диф­фе­рен­циа­ции со­ци­аль­ных ста­ту­сов, со­вер­шен­ст­во­ва­ния ор­га­ни­за­ции управ­ле­ния и ге­не­зи­са Г. От­час­ти эта идея пе­ре­кли­ка­ет­ся с «ог­ра­ни­чи­тель­ной» тео­ри­ей амер. ис­сле­до­ва­те­ля Р. Кар­ней­ро (1970), свя­зы­вав­ше­го воз­ник­но­ве­ние Г. с рос­том на­се­ле­ния и уси­ле­ни­ем кон­ку­рен­ции за ре­сур­сы, при­во­дя­щи­ми к ум­но­же­нию кон­флик­тов, для раз­ре­ше­ния ко­то­рых соз­да­ёт­ся по­ли­тич. ие­рар­хия. Амер. ис­сле­до­ва­те­ли М. Уэбб (1975) и К. Эк­хольм (1977) раз­ра­ба­ты­ва­ли «тор­го­вую» мо­дель ге­не­зи­са Г., ос­но­ван­ную на том, что тор­гов­ля на боль­шие рас­стоя­ния при­во­дит к уси­ле­нию вла­сти пра­ви­те­лей, кон­тро­ли­ро­вав­ших ре­ди­ст­ри­бу­тив­ную сеть, т. е. по­вы­ша­ет их прес­тиж и влия­ние на под­дан­ных.

Тео­рия ран­не­го Г. раз­ра­бо­та­на ни­дерл. ан­тро­по­ло­гом Г. Дж. М. Клас­се­ном и чеш. ис­сле­до­ва­те­лем П. Скаль­ни­ком, ко­то­рые раз­ли­ча­ли три ти­па ран­них Г.: за­ча­точ­ное, ти­пич­ное и пе­ре­ход­ное. За­ча­точ­ное Г. от­ли­ча­ет­ся от ти­пич­но­го до­ми­ни­ро­ва­ни­ем кла­но­вых свя­зей, от­сут­ст­ви­ем ко­ди­фи­ци­ров. пра­ва и спец. су­деб­ных ор­га­нов, при­ми­тив­ным ап­па­ра­том управ­ле­ния, су­ще­ст­вую­щим за счёт до­ли со­би­рае­мой да­ни и ре­ди­ст­ри­бу­ции, раз­ме­ры ко­то­рых стро­го не оп­ре­де­ле­ны. Для пе­ре­ход­но­го ти­па ха­рак­тер­но пре­об­ла­да­ние на­зна­чае­мых долж­но­стей в адм. ап­па­ра­те, чи­нов­ни­ки по­лу­ча­ют жа­ло­ва­нье, и эта сис­те­ма вы­плат до­ми­ни­ру­ет над корм­ле­ния­ми, пра­во ко­ди­фи­ци­ро­ва­но и все пра­во­вые во­про­сы ре­ша­ют­ся су­дей­ским ап­па­ра­том, функ­цио­ни­ру­ет ре­гу­ляр­ное на­ло­го­об­ло­же­ние.

В по­ли­тич. ан­тро­по­ло­гии сфор­му­ли­ро­ва­ны так­же два осн. взаи­мо­ис­клю­чаю­щих взгля­да на воз­ник­но­ве­ние ран­не­го Г.: ин­те­гра­тив­ный и кон­фликт­ный. Со­глас­но пер­во­му, Г. воз­ни­ка­ет вслед­ст­вие ор­га­ни­за­ци­он­ных нужд, с ко­то­ры­ми во­ж­де­ст­во не мо­жет спра­вить­ся. При этом гос. власть име­ет кон­сен­су­аль­ный, а не на­силь­ст­вен­ный ха­рак­тер и ос­но­вы­ва­ет­ся на са­краль­ной идео­ло­гии (Э. Р. Сер­вис). Кон­фликт­ный под­ход ис­хо­дит из то­го, что Г. – это сред­ство для пре­дот­вра­ще­ния кон­флик­тов ме­ж­ду со­ци­аль­ны­ми груп­па­ми в борь­бе за об­ла­да­ние ре­сур­са­ми жиз­не­обес­пе­че­ния и в ко­неч­ном счё­те для ста­би­ли­за­ции стра­ти­фи­ци­ров. об­ще­ст­ва (М. Фрид). Ины­ми сло­ва­ми, кон­фликт­ный под­ход объ­яс­ня­ет ге­не­зис Г., ис­хо­дя из от­но­ше­ний экс­плуа­та­ции, клас­со­вой борь­бы, вой­ны и ме­жэт­ни­че­ско­го до­ми­ни­ро­ва­ния. Ин­те­гра­тив­ный под­ход пред­став­ля­ет Г. как по­ли­тич. сис­те­му с бо­лее слож­ной, чем в во­ж­де­ст­ве, эко­но­мич. и со­ци­аль­ной ин­фра­струк­ту­рой. Сре­ди при­зна­ков, сви­де­тель­ст­вую­щих о ста­нов­ле­нии Г., обыч­но рас­смат­ри­ва­ют вы­со­ко­раз­ви­тые и спе­циа­ли­зир. ре­мес­ло и тор­гов­лю, круп­ное мо­ну­мен­таль­ное строи­тель­ст­во (двор­цы, хра­мы, гроб­ни­цы и т. д.), по­яв­ле­ние го­ро­дов, пись­мен­но­сти и ко­ди­фи­ци­ров. пра­ва. В дей­ст­ви­тель­но­сти и ин­те­гра­ция, и кон­фликт од­но­вре­мен­но уча­ст­ву­ют в ге­не­зи­се го­су­дар­ст­ва.

Име­ют­ся тео­рии, от­ри­цаю­щие цен­ность Г. в прин­ци­пе, пред­ла­гаю­щие от­ка­зать­ся от Г. во­об­ще и за­ме­нить к.-л. сис­те­мой не­го­су­дар­ст­вен­но­го са­мо­управ­ле­ния лю­дей. Та­кие тео­рии по­лу­чи­ли об­щее на­име­но­ва­ние анар­хиз­ма.

В це­лом объяснение при­чин воз­ник­но­ве­ния Г. и его при­ро­ды тре­бу­ет ин­те­гра­ции раз­но­об­раз­ных на­уч. под­хо­дов, объ­яс­няю­щих сущ­ность про­бле­мы во всём многооб­ра­зии её про­яв­ле­ний в ре­аль­ной жиз­ни.

Лит.: Lowie R. H. Origin of the state. N. Y., 1927; Fried M. The evolution of political society: an essay in political anthropology. N. Y., 1967; Krader L. Formation of the state. En­glewood Cliffs. L., 1968; Carneiro R. A theory of the origin of the state // Science. 1970. Vol. 169. P. 733–738; Ancient civilization and trade. Albuquerque, 1975; Service E. Origins of the state and civilization. N. Y., 1975; The early state / Ed. H. J. M. Claessen, P. Skalnik. The Hague, 1978; Wittfogel K. A. Oriental despotism. N. Y.; L., 1981; Куб­бель Л. Е. Очер­ки по­тес­тар­но-по­ли­ти­че­ской эт­но­гра­фии. М., 1988; Чир­кин В. Е. Ос­но­вы срав­ни­тель­но­го го­су­дар­ст­во­ве­де­ния. М., 1994; он же. Го­су­дар­ст­во­ве­де­ние. М., 2000; Ран­ние фор­мы по­ли­ти­че­ской ор­га­ни­за­ции: от пер­во­быт­но­сти к го­су­дар­ст­вен­но­сти / Отв. ред. В. А. По­пов. М., 1995; Ideology and the formation of early sta­tes / Ed. H. J. M. Claessen, J. G. Oosten. Lei­den, 1996; Saward M. The terms of demo­cracy. Oxf., 1998; Ко­ча­ко­ва Н. Б. Ран­нее го­су­дар­ст­во и Аф­ри­ка. М., 1999; Ав­то­но­мов А. С. Пра­во­вая он­то­ло­гия по­ли­ти­ки: к по­строе­нию сис­те­мы ка­те­го­рий. М., 1999; Ба­лан­дье Ж. По­ли­ти­че­ская ан­тро­по­ло­гия. М., 2001; Bo­serup E. The conditions of agricultural growth. New Brunswick, 2005; Skach C. Borrowing constitutional designs: constitutional law in Weimar Germany and the French Fifth Repub­lic. Princeton, 2005; Нер­се­сянц В. С. Фи­ло­со­фия пра­ва. 2-е изд. М., 2006.

Вернуться к началу