Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

НА́УА

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 22. Москва, 2013, стр. 141-142

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. А. Бородатова
Фото А. А. Бородатовой Науа. Куэшкомате – хранилище для кукурузы (Мексика, штат Морелос).

НА́УА (нахуа, нау­ат­ла­ка, от назв. яз. нау­атль – «чис­тый, хо­ро­шо зву­ча­щий»; воз­мож­на эти­мо­ло­гия от Анау­ак, «[зем­ля] ме­ж­ду во­да­ми», что обо­зна­ча­ло Центр. Мек­си­ку – зем­лю ме­ж­ду дву­мя океа­на­ми; древ­ней­шее са­мо­на­зва­ние – ма­сеху­ал­ли, мн. ч. ма­сеху­ал­тин – «олен­ный [на­род]», «охот­ни­ки на оле­ня»), груп­па ин­дей­ских на­ро­дов, го­во­ря­щих на ас­тек­ских язы­ках, в Мек­си­ке и Центр. Аме­ри­ке. К совр. Н. от­но­сят­ся ац­те­ки – са­мый боль­шой по чис­лен­но­сти ин­дей­ский на­род Мек­си­ки (1,6 млн. чел. – 2010, пе­ре­пись) и пи­пи­ли на за­па­де Саль­ва­до­ра (250 тыс. чел. – 2012, оцен­ка). В Мек­си­ке на­се­ля­ют гл. обр. гор­ные об­лас­ти Центр. Ме­сы, юга Зап. и Вост. Сьер­ры-Мад­ре и Юж. Сьер­ры-Мад­ре (со­став­ля­ют 10% на­се­ле­ния шта­та Идаль­го, 8% – шта­та Пу­эб­ла, 6% – шта­та Сан-Лу­ис-По­то­си, 5% – шта­та Верак­рус). Раз­ли­ча­ют­ся груп­пы центр. Н. (шта­ты Ме­хи­ко, Мо­ре­лос, центр. Пу­эб­ла, Тла­ска­ла, центр. Ве­ра­крус), вос­точ­ных (го­ры Сьер­ра-Нор­те-де-Пу­эб­ла, юг Ве­рак­ру­са, Та­ба­ско, юг Оа­ха­ки, пи­пиль Саль­ва­до­ра), за­пад­ных (шта­ты Ми­чоа­кан, Гер­ре­ро, ти­хо­оке­ан­ское по­бе­ре­жье Оа­ха­ки, ас­си­ми­ли­ро­ван­ные в 19–20 вв. Н. На­яри­та, Ха­ли­ско и Ко­ли­мы) и Н. Уа­сте­ки (сев. Пу­эб­ла, Идаль­го, Сан-Лу­ис-По­то­си и сев. Ве­рак­рус). За пре­де­ла­ми Ме­зо­аме­ри­ки са­мые боль­шие груп­пы Н. жи­вут в США (в осн. в шта­те Ка­ли­фор­ния и в Нью-Йор­ке).

Фото А. А. Бородатовой Науа. Продавщица керамики из Пуэблы на рынке в Тепостлане (Мексика, штат Морелос).

Пред­ки Н. – бро­дя­чие охот­ни­ки и со­би­ра­те­ли по­лу­пус­тынь юго-за­па­да Сев. Аме­ри­ки – на ру­бе­же н. э. пе­ре­се­ли­лись вме­сте с пред­ка­ми со­нор­ских на­ро­дов в Сев. Мек­си­ку (са­мые позд­ние из юто-ас­тек­ских ми­гран­тов в Ме­зо­аме­ри­ку с се­ве­ра). На тер­ри­то­рии совр. шта­тов Со­но­ра и Си­на­лоа Н. от­де­ли­лись от со­нор­ских групп и дви­ну­лись по ти­хо­оке­ан­ско­му по­бе­ре­жью на тер­ри­то­рию На­яри­та и Ха­ли­ско, от­ку­да од­на ветвь под­ня­лась на на­го­рья и вы­шла на по­бе­ре­жье Ве­ра­кру­са, дру­гая – про­дол­жи­ла дви­же­ние на юг. Со­глас­но од­ной из ги­по­тез, по­яв­ле­ние Н. на на­горь­ях Центр. Мек­си­ки и сме­ше­ние их с ме­ст­ным зем­ле­дельч. на­се­ле­ни­ем вы­зва­ло рас­цвет ци­ви­ли­за­ций Тео­тиу­а­ка­на в до­ли­не Ме­хи­ко (ру­беж н. э. – 7 в. н. э.) и ран­ней Чо­лу­лы в до­ли­не Пу­эб­лы (1–7 вв.); рас­се­ле­ние Н. по Центр. Мек­си­ке спо­соб­ст­во­ва­ло ши­ро­ко­му рас­про­стра­не­нию тео­тиу­а­кан­ской куль­ту­ры за пре­де­ла­ми до­ли­ны Ме­хи­ко в сер. 1-го тыс. н. э. Сле­дую­щая вол­на ми­гра­ции Н. (6–7 вв.) вы­зва­ла па­де­ние Тео­тиу­а­ка­на и др. ци­ви­ли­за­ций Центр. Мек­си­ки и зна­чит. пе­ре­ме­ще­ния на­ро­дов по всей Мек­си­ке. В этот пе­ри­од Н. соз­да­ва­ли но­вые гор. цен­тры, с их уча­сти­ем фор­ми­ро­ва­лась и рас­про­стра­ня­лась по Ме­зо­аме­ри­ке куль­ту­ра Миш­те­ка-Пу­эб­ла. Н. бы­ли ве­ро­ят­ны­ми соз­да­те­ля­ми Шо­чи­каль­ко (7–9 вв., Мо­ре­лос). В 6 в. груп­па Н., пе­ре­се­лив­шая­ся с по­бе­ре­жья Ве­рак­ру­са че­рез пе­ре­ше­ек Теу­ан­те­пек на ти­хо­оке­ан­ское по­бе­ре­жье и в пред­го­рья Сев. Гва­те­ма­лы, соз­да­ла куль­ту­ру Сан­та-Лу­сия-Ко­цу­маль­гуа­па (6–8 вв.). В 9 в. род­ст­вен­ная ей груп­па пред­ков пи­пиль миг­ри­ро­ва­ла тем же пу­тём на по­бе­ре­жье Гва­те­ма­лы и Саль­ва­до­ра. В 7–9 вв. на ти­хо­оке­ан­ском по­бе­ре­жье Гер­ре­ро и Оа­ха­ки обос­но­ва­лись по­чу­те­ки (от­де­ли­лись от центр. Н. ок. 400), в 15 – нач. 16 вв. во­шед­шие в со­став го­су­дар­ст­ва миш­те­ков Ту­ту­те­пек (их по­том­ки в рай­оне По­чут­лы пе­ре­шли на исп. яз. в кон. 19 в.). В 7–8 вв. к се­ве­ру от до­ли­ны Ме­хи­ко сфор­ми­ро­ва­лась ци­ви­ли­за­ция науа­я­зыч­ных толь­те­ков. В 10–12 вв. центр куль­ту­ры Н. пе­ре­мес­тил­ся в Ку­луа­кан, Ац­ка­по­цаль­ко и То­лу­ку в до­ли­не Ме­хи­ко, Н. ста­ли здесь до­ми­ни­рую­щей эт­нич. груп­пой. В 10 в. бе­жав­шие из Тол­ла­на (Толь­я­на) толь­те­ки соз­да­ли в ни­зовь­ях рек Гри­халь­ва и Усу­ма­син­та и в об­лас­ти ла­гу­ны Тер­ми­нос гос-во Ту­ла­пан-Чи­ко­на­ухт­лан, объ­е­ди­ни­ли ме­ст­ных майя и воз­гла­ви­ли их по­ход на майя Сев. Юка­та­на и Гор­ной Гва­те­ма­лы. Цен­тром толь­тек­ско­го влия­ния на Юка­та­не ста­ла Чи­чен-Ица.

Науа. Осада вражеского города ацтекским тлатоани Ахаякатлем (1469–81). Рисунок из кодекса Ахаякатль (16–17 вв.). Национальная библиотека (Париж).

В 10–13 вв. но­вая вол­на ми­гра­ций Н., го­во­рив­ших, ви­ди­мо, на зап. диа­лек­тах яз. нау­атль, при­шла в со­ста­ве чи­чи­ме­ков. В 11–12 вв. Н.-чи­чи­ме­ки за­хва­ти­ли до­ли­ну Ме­хи­ко и зем­ли к югу и вос­то­ку от неё (те­па­не­ки, ако­луа, ку­луа, шо­чи­мил­ки и чал­ки в до­ли­не Ме­хи­ко, тлау­и­ка в Мо­ре­ло­се, уэшо­цин­ка в Пу­эб­ле и тлаш­каль­те­ки в Тласка­ле); в 12–13 вв. у них воз­ник­ли го­ро­да-го­су­дар­ства. В 12–13 вв. из рай­онов Цен­траль­но­го на­го­рья или Зап. Сьер­ры-Мад­ре на ти­хо­оке­ан­ское по­бе­ре­жье Гва­те­ма­лы и Саль­ва­до­ра при­шли науа­я­зыч­ные ала­ги­лак, на запад современной Ни­ка­ра­гуа – ни­ка­рао, в до­ли­ну р. Си­ксао­ла на юго-вос­то­ке совр. Кос­та-Ри­ки и се­ве­ро-за­па­де Па­на­мы – си­гуа (са­мая юж. ко­ло­ния Н.).

По­след­ни­ми (13 в.) в до­ли­ну Ме­хи­ко при­шли ац­те­ки и тла­те­лол­ки, ко­то­рые ук­ре­пи­лись на ост­ро­вах в юго-зап. час­ти оз. Тес­ко­ко и по­строи­ли на них в 1320–1330-х гг. го­ро­да Те­ноч­тит­лан и Тла­те­лоль­ко (к 1430 стал вас­са­лом Те­ноч­тит­ла­на). За­им­ст­во­вав тра­ди­ции Тео­тиу­а­ка­на и толь­те­ков, они, как и их пред­ше­ст­вен­ни­ки, ста­ли воз­во­дить се­бя к на­ро­дам ми­фич. пра­ро­ди­ны Чи­ко­мо­сток – «(Об­лас­ти) Се­ми пе­щер». В пе­ри­од экс­пан­сии Трой­ст­вен­но­го сою­за Н. ши­ро­ко рас­про­стра­ни­лись по Центр. Мек­си­ке, с 13–14 вв. обос­но­ва­лись в Гер­ре­ро, на се­ве­ре Ве­рак­ру­са, в Та­ба­ско, Чья­па­се и на гра­ни­це Чья­па­са и Гва­те­ма­лы. В 14–16 вв. куль­ту­ра Н. до­ли­ны Ме­хи­ко ста­ла эта­ло­ном для ос­таль­ных групп Н., клас­сич. нау­атль – лин­гва-фран­ка мекс. эли­ты и тор­гов­цев.

Во вре­мя за­вое­ва­ния ис­пан­ца­ми Мек­си­ки и Гва­те­ма­лы их гл. со­юз­ни­ка­ми ста­ли Н. Тлаш­ка­лы. По­сле по­ко­ре­ния Центр. Мек­си­ки ис­пан­цы за­клю­чи­ли со­юз со зна­тью Н., ос­та­вив ей оп­ре­де­лён­ные при­ви­ле­гии. В со­ста­ве исп. войск Н. про­дол­жа­ли рас­се­лять­ся по Сев. и Юж. Мек­си­ке, осе­ли в Гва­те­ма­ле (близ совр. г. Ан­ти­гуа-Гуатемала), Саль­ва­до­ре (об­щи­на Ме­хи­ка­нос в Сан-Саль­ва­до­ре), Гон­ду­ра­се (две об­щи­ны Ме­ши­ка­па в Те­гу­си­галь­пе). С 1536 в Кол­лед­же Св. Кре­ста в Тла­те­лоль­ко на­ча­лось обу­че­ние зна­ти Н. ис­пан­ско­му, ла­ты­ни, письм. яз. нау­атль и под­го­тов­ка ка­то­лич. свя­щен­ни­ков-Н. По дек­ре­ту Фи­лип­па II (1570) нау­атль объ­яв­лен офиц. язы­ком Но­вой Ис­па­нии (до 1696, ко­гда ис­поль­зо­ва­ние в Но­вой Ис­па­нии иных язы­ков, кро­ме ис­пан­ско­го, бы­ло за­пре­ще­но). В 16–17 вв. на яз. нау­атль соз­да­ны ис­то­рич. хро­ни­ки (ав­то­ры – по­том­ки зна­ти Н.: Э. А. Те­со­со­мок, Э. А. Ишт­лиль­шо­читль, Д. М. Ка­мар­го, А. Д. Чи­маль­па­ин Куа­ухт­леу­а­ни­цин и др.), эт­но­гра­фич. опи­са­ния, ка­то­лич. трак­та­ты, по­этич. сб-ки, те­ат­раль­ные пье­сы. В 2003 нау­атль объ­яв­лен нац. язы­ком Мек­си­ки.

Лит.: Redfield R. Tepoztlan, a Mexican village: a study of folk life. Chi., 1941; Soustelle G. Tequila: un village nahuatl du Mexique oriental. P., 1958; Madsen W. The Virgin’s child­ren: life in an Aztec village today. Austin, 1960; Lewis O. Tepoztlan: village in Mexico. N. Y., 1962; Handbook of Middle American Indians. Austin, 1969. Vol. 8: Ethnology. Pt. 2; Van Zantwijk R. A. M. Los indígenas de Milpa Alta: Herederos de los Aztecas. Amst., 1969; Reck G. G. In the shadow of Tlaloc: life in a Mexican village. Harmondsworth, 1978; Tag­gart J. M. Nahuat myth and social structure. Austin, 1983; Chamoux M.-N. Nahuas de Hua­chinango. Méx., 1987; Sandstrom A. R. Corn is our blood: culture and ethnic identity in a contemporary Aztec Indian village. Norman; L., 1991; Lochart J. The Nahuas after the Conquest. Stanford, 1996.

Вернуться к началу