Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

МОНГО́ЛЫ

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 21. Москва, 2012, стр. 5-7

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Н. Л. Жуковская, М. В. Есипова

МОНГО́ЛЫ, 1) груп­па на­ро­дов, го­во­ря­щих на мон­голь­ских язы­ках. Жи­вут в Сев.-Вост. и Сев.-Зап. Ки­тае, Мон­го­лии, Рос­сии (соб­ст­вен­но М., дар­ха­ты, бу­ря­ты, бар­гу­ты, хам­ни­га­ны, ой­ра­ты, кал­мы­ки, дау­ры, тюр­ко­языч­ные в про­шлом сой­о­ты, хо­то­ны и алт. урян­хай­цы, вост. юй­гу, мон­го­ры, дун­сян, бао­ань) и на се­ве­ро-за­па­де Аф­га­ни­ста­на (мо­го­лы). Об­щая чис­лен­ность в Ки­тае 6,9 млн. чел. (2000, пе­ре­пись), в Мон­го­лии 2,5 млн. чел. (2010, пе­ре­пись), в Рос­сии 0,6 млн. чел. (2010, пе­ре­пись), в Аф­га­ни­ста­не – неск. тыс. чел. См. кар­ту Мон­голь­ские на­ро­ды.

Ве­ро­ят­ные пред­ки М. – упо­ми­нае­мые в кит. ис­точ­ни­ках дун­ху, сянь­би, хи и ши­вэй; в их фор­ми­ро­ва­нии, воз­мож­но, уча­ст­во­ва­ли тюрк. и тун­гу­со-маньч. эле­мен­ты. Эт­но­ним М. (мэн-гу, мэн-гу-ли, мэн-ва) встре­ча­ет­ся в кит. ис­точ­ни­ках с 7–10 вв. У М. су­ще­ст­во­ва­ли пат­ри­ли­ней­ные ро­ды (овог), вклю­чав­шие как кров­ных род­ст­вен­ни­ков, при­над­ле­жав­ших к од­ной «кос­ти» (яс, ясун), так и чу­же­род­цев (жад). Ро­ды объ­е­ди­ня­лись в пле­ме­на. В 1-м тыс. от осн. мас­сы М. от­де­ли­лись юж. монг. на­ро­ды (вост. юйгу, мон­го­ры, дун­сян, баоань) и дауры. В 13 в. часть монг. пле­мён, объ­е­ди­нён­ная под вла­стью Чин­гис-ха­на (Чин­гис­ха­на), на­ча­ла за­вое­ва­ния, при­вед­шие к фор­ми­ро­ва­нию Монг. им­пе­рии. В 15 в. сев. М. раз­де­ли­лись на зап. (ой­ра­ты) и вост. (собств. М. и бу­ря­ты) мон­го­лов.

2) Собств. М. (са­мо­на­зва­ние – мон­гол), на­род, осн. на­се­ле­ние Мон­го­лии. Яд­ро М. Мон­го­лии со­став­ля­ют хал­ха (2,2 млн. чел. – 2010, пе­ре­пись). На се­ве­ро-за­па­де (ай­ма­ки Зав­хан и Хувс­гел) про­жи­ва­ют прак­ти­че­ски ас­си­ми­ли­ро­ван­ные хал­ха сар­ту­лы (1,3 тыс. чел.) и хо­то­гой­ты (15,5 тыс. чел.), на вос­то­ке (ай­ма­ки Дор­нод и Су­хэ-Ба­тор) – узум­чи­ны (2,6 тыс. чел.) и да­ри­ган­га (27,4 тыс. чел.). Жи­вут так­же в Сев.-Вост. Ки­тае (ав­то­ном­ный р-н Внутр. Мон­го­лия, за­пад про­вин­ций Ляо­нин и Ги­рин и юго-за­пад пров. Хэй­лунц­зян), где со­хра­ня­ют­ся эт­нич. под­раз­де­ле­ния: ор­дос­цы, ура­ты, дар­ха­ны, дур­бэн-ху­хэ­ты, ча­ха­ры, ху­чи­ты, су­ни­ты, узум­чи­ны, хэ­шик­тэ­ны, баа­ри­ны, он­ню­ты, най­ма­ны, ха­ра­чи­ны, ту­мэ­ты, джа­ру­ты, хор­чи­ны, джа­лай­ты, гор­ло­сы и др. Го­во­рят на мон­голь­ском язы­ке. В осн. при­вер­жен­цы ти­бет. буд­диз­ма, гл. обр. в фор­ме ге­луг­па (ге­луг). С кон. 20 в. рас­про­ст­ра­ня­ют­ся про­тес­тант­ст­во, ис­лам, ба­ха­изм.

Монгольские воины. Фото нач. 20 в.
Монгольские женщины перед входом в юрту. Фото нач. 20 в.

Осн. тра­диц. за­ня­тие – ко­че­вое ско­то­вод­ст­во; раз­во­дят «пять ви­дов ско­та» (та­ван хо­шуу мал) – ло­ша­дей, овец, коз, верб­лю­дов и круп­ный ро­га­тый скот. Мес­та­ми за­ни­ма­лись зем­ле­де­ли­ем (про­со, яч­мень, овёс). Бы­ла рас­про­стра­не­на охо­та на сур­ка (тар­ба­га­на), вол­ка, ан­ти­лоп и др. Раз­ви­ты про­из­вод­ст­во вой­ло­ка, об­ра­бот­ка ко­жи, кос­ти, се­реб­ра. Вре­мен­ные по­се­ле­ния круг­лые в пла­не (ху­рээ, букв. – круг) или вы­тя­ну­тые с вос­то­ка на за­пад, по­сто­ян­ные – пря­мо­уголь­ные, де­лят­ся на квар­та­лы; усадь­бы (ха­шан), тес­но при­мы­каю­щие друг к дру­гу, вы­хо­дят на ули­цу глу­хой сте­ной. Осн. тип жи­ли­ща – вой­лоч­ная юр­та (гэр) с раз­движ­ны­ми сте­на­ми (ха­на) и ко­ну­со­вид­ной кры­шей; у осед­лых групп – гли­но­бит­ная круг­лая или пря­мо­уголь­ная в пла­не по­строй­ка. Одеж­да – шта­ны, ру­ба­ха, ха­лат (дэ­гэл) с глу­бо­ким за­па­хом на­пра­во, под­вя­зан­ный ши­ро­ким поя­сом (до 4–5 м в дли­ну), по­верх ха­ла­та – без­ру­кав­ка (муж­ская – хан­тадз, жен­ская – удж). Жен­ский на­ряд­ный ха­лат из шёл­ка с на­шив­ны­ми по­ло­са­ми из пар­чи, ру­ка­ва с бу­фа­ми и ши­ро­ки­ми об­шла­га­ми, пе­ред­няя по­ла с от­рез­ным ни­зом на сборах. Де­вуш­ки за­пле­та­ли од­ну, за­муж­ние жен­щи­ны – две ко­сы (гэ­зэг), бо­ко­вые пря­ди об­кла­ды­ва­лись ши­ро­ки­ми по­лу­круг­лы­ми пла­сти­на­ми (хав­чик), по­верх на­де­ва­лась ко­нич. ша­поч­ка (мал­гай). Обувь – вой­лоч­ные чул­ки с ор­на­мен­ти­ров., вы­сту­паю­щим из са­по­гов вер­хом и са­по­ги (гу­тул) с тол­стой по­дош­вой и за­гну­ты­ми но­са­ми. Тра­диц. пи­ща – мя­со (в осн. ба­ра­ни­на, ре­же ко­ни­на или го­вя­ди­на; ва­рё­ное с гус­тым буль­о­ном, коп­чё­ное, вя­ле­ное, рас­тёр­тое в му­ку), ва­рен­ные на па­ру (бу­уз) или жа­рен­ные в мас­ле (ху­шур) пи­рож­ки и ку­соч­ки тес­та (бор­цог), яч­мен­ное то­лок­но, суп с лап­шой; мо­лоч­ные про­дук­ты – сы­ры (бис­лаг, арул, ху­рут, эз­гий), пен­ки (ур­ме), про­сто­ква­ша (та­раг), мас­ло; на­пит­ки – чай с мо­ло­ком (ино­гда с со­лью, под­жа­рен­ной му­кой, пен­ка­ми, мас­лом), ку­мыс из ко­быль­е­го (ай­раг) или верб­люжь­е­го мо­ло­ка, мо­лоч­ная вод­ка (ар­хи). Ели так­же дичь, ди­кие зла­ки, лук, чес­нок, ре­вень, в го­лод­ные го­ды – ры­бу и па­даль.

Се­мья с 18 в. ма­лая, мо­но­гам­ная. Же­на­тые сы­но­вья в семь­ях с дос­тат­ком от­де­ля­лись от ро­ди­те­лей, но ве­ли со­вме­ст­ное хо­зяй­ст­во (пас­ли скот, об­ра­ба­ты­ва­ли про­дук­ты ско­то­вод­ст­ва, де­ла­ли вой­лок и др.). Юр­ту и скот ро­ди­те­лей на­сле­до­вал млад­ший сын (от­хон). Брак за­клю­ча­ли пу­тём сго­во­ра, из­ред­ка – умы­ка­ни­ем. Су­ще­ст­во­вал обы­чай из­бе­га­ния ме­ж­ду не­вест­кой и род­нёй му­жа. Си­сте­ма тер­ми­нов род­ст­ва би­фур­ка­тив­но-ли­ней­но­го ти­па с ге­не­рац. ско­сом «ома­ха». Сиб­лин­ги де­лят­ся по по­лу и от­но­сит. воз­ра­сту.

Буд­дизм рас­про­стра­нял­ся с 13 в., ут­вер­дил­ся в кон. 16 – нач. 17 вв. Со­хра­ня­ет­ся ша­ма­низм, куль­ты «хо­зя­ев» гор, рек, тай­ги, в честь ко­то­рых строи­лись жерт­вен­ни­ки – ка­мен­ные на­сы­пи (обо). Но­вый год (Ца­ган сар) до 13 в. от­ме­ча­ли осе­нью, при Ху­би­лае по кит. об­раз­цу пе­ре­не­сли на 1-й ме­сяц вес­ны. На Ца­ган сар иг­ра­ли в иг­ру ти­па ло­то (хор­ло). Празд­ник се­ре­ди­ны ле­та (июль) На­дом со­про­во­ж­да­ет­ся со­стя­за­ния­ми в 3 ви­дах спор­та(«Три иг­ры му­жей») – борь­бе (бэх ба­рил­дах), стрель­бе из лу­ка (сур хар­вах), кон­ных скач­ках (морь урал­дах). Об­ще­на­род­ный ха­рак­тер име­ют буд­дий­ские празд­ни­ки.

Уст­ное твор­че­ст­во М. сло­жи­лось во взаи­мо­дей­ст­вии с тра­ди­ция­ми древ­них тюр­ков, ал­тай­цев, ту­вин­цев, ис­пы­та­ло влия­ние куль­ту­ры Ки­тая (осо­бен­но Ти­бе­та и Вост. Тур­ке­ста­на), с нач. 20 в. – Рос­сии. Зна­чит. общ­ность тра­диц. куль­ту­ры на­блю­да­ет­ся у монг. на­ро­дов Мон­го­лии, Рос­сии и Ки­тая. Со­хра­ни­лись не­ко­то­рые раз­ли­чия в фор­мах уст­но­го твор­че­ст­ва степ­ных М.-ско­то­во­дов (свя­за­ны с ухо­дом за до­маш­ним ско­том) и лес­ных М.-охот­ни­ков (пес­ни-зву­ко­под­ра­жа­ния, иск-во сви­ста – при­зыв «бо­же­ст­вен­но­го вет­ра», гор­ло­вое пе­ние, ша­ман­ская му­зы­ка). Общ­ность муз. тра­ди­ций раз­ных эт­нич. групп про­яв­ля­ет­ся в сфе­ре ша­ма­низ­ма и буд­диз­ма, спор­тив­ных со­стя­за­ний, тра­диц. празд­ни­ков. В про­шлом му­зы­кан­та­ми бы­ли муж­чи­ны, жен­щи­нам за­пре­ща­лось ис­пол­нять эпос, петь в ма­не­ре хо­омий (гор­ло­вое пе­ние), иг­рать на муз. ин­ст­ру­мен­тах (кро­ме вар­га­на аман хур). Вар­ган (ны­не из­вес­тен в 2 раз­но­вид­но­стях – ме­тал­лич. тэ­мэр хур и бам­бу­ко­вый хул­сан хур) ис­поль­зо­вал­ся в бы­то­вом му­зи­ци­ро­ва­нии, а так­же ша­ман­ка­ми (на­ря­ду с по­со­хом со зве­ня­щи­ми под­вес­ка­ми та­як и буб­ном хэтс): у бу­рят вар­ган ис­поль­зу­ет­ся для при­зы­ва «бе­лых», а по­сох – «чёр­ных» ду­хов; ша­ман­ки-дар­ха­ты ис­поль­зу­ют вар­ган для при­зы­ва ду­ха, а по­сох – для его встре­чи. Сре­ди но­си­те­лей уст­ной куль­ту­ры вы­де­ля­лись проф. мас­те­ра: хог­жим­чи (му­зы­кан­ты-ин­ст­ру­мен­та­ли­сты; осо­бый ста­тус име­ли хур­чи – ис­пол­ни­те­ли на смыч­ко­вом ин­ст­ру­мен­те хур), ту­ул­чи (ис­пол­ни­те­ли ге­ро­ич. эпо­са), ули­гер­чи (ска­зи­те­ли ули­ге­ров), дуу­чи (пев­цы-со­лис­ты). Ос­но­ва ла­до­вой ор­га­ни­за­ции – пен­та­то­ни­ка, гл. обр. ан­ге­ми­тон­ная. Сре­ди муз. тра­ди­ций пре­об­ла­да­ют во­каль­ные – соль­ные и с со­про­во­ж­де­ни­ем ин­ст­ру­мен­тов.

Фото Eric Pouhier Монгольский музыкант с моринхуром.

Ге­ро­ич. эпос (баа­тар­лаг ту­ул) вклю­ча­ет ска­за­ния «Гэ­сэр», «Джан­гар»; у раз­ных групп М. в уст­ной фор­ме бы­ту­ют эпич. ска­за­ния «Хан Ха­ран­гуй», «Хог­шин Луу Хан» и др. Урян­хай­цы и бая­ты ис­пол­ня­ют эпос в очень низ­ком ре­ги­ст­ре в дек­ла­ма­ци­он­ной ма­не­ре (хай­лах), за­хчи­ны – в пе­сен­ной (дуу­лах); в не­ко­то­рых раз­де­лах ис­поль­зу­ют­ся встав­ки в ма­не­ре гор­ло­во­го пе­ния. Эпос ис­пол­ня­ет­ся в со­про­во­ж­де­нии ин­ст­ру­мен­тов: 2-струн­но­го щип­ко­во­го топ­шу­ур (в зап. рай­онах Мон­го­лии), 2-струн­но­го смыч­ко­во­го игил (за­хчи­ны), смыч­ко­во­го хур (бу­ря­ты и мон­го­лы Внутр. Мон­го­лии); в про­шлом бу­ря­ты ис­пол­ня­ли «Джан­гар» в со­про­во­ж­де­нии цит­ры ят­га. В юж. рай­онах Мон­го­лии и во Внутр. Мон­го­лии ули­ге­ры зву­чат в со­про­во­ж­де­нии 4-струн­но­го смыч­ко­во­го ин­ст­ру­мен­та дэр­вэн чих­тэй хур; хал­ха ис­пол­ня­ют их без со­про­во­ж­де­ния. Ис­пол­не­ние ми­фов и ле­генд объ­е­ди­ня­ет­ся в са­мо­сто­ят. жанр до­мог; ле­ген­да о про­ис­хо­ж­де­нии смыч­ко­во­го ин­ст­ру­мен­та ис­пол­ня­ет­ся в со­про­во­ж­де­нии мо­рин­ху­ра, в зап. рай­онах Мон­го­лии – иги­ла. У бая­тов, дэр­бэ­тов, тор­гу­тов и олётов прак­ти­ку­ет­ся тан­це­валь­ное ис­пол­не­ние ле­генд. Нар. пес­ни (ар­дын дуу) – дол­гие мет­ри­че­ски сво­бод­ные ур­тын-дуу и ко­рот­кие рит­ми­зо­ван­ные бо­ги­но-дуу (оба на­зва­ния встре­ча­ют­ся у хал­ха). Дол­гие пес­ни у раз­ных эт­нич. групп М. раз­ли­ча­ют­ся по фор­ме, спо­со­бам ор­на­мен­та­ции. Хал­ха ис­пол­ня­ют их в со­про­во­ж­де­нии мо­рин­ху­ра и/или по­пе­реч­ной флей­ты лим­бэ, по­вто­ряю­щей ли­нию го­ло­са; бая­ты, дэр­бэ­ты, тор­гу­ты и мян­га­ты – не­ред­ко с хо­ро­вым реф­ре­ном в ге­те­ро­фон­ной ма­не­ре; узум­чи­ны Внутр. Мон­го­лии – в со­про­во­ж­де­нии хо­ро­во­го бур­до­на. Ко­рот­кие пес­ни: вос­хва­ле­ния маг­та­ал (свя­за­ны с ша­ман­ски­ми и охот­ничь­и­ми об­ря­да­ми, мо­гут вклю­чать­ся в эпич. ска­за­ния), пес­ни са­ти­ри­че­ские, «обу­чаю­щие»; пес­ни-диа­ло­ги, со­про­во­ж­дае­мые дви­же­ния­ми те­ла и глаз. Ис­пол­ня­ют­ся в со­про­во­ж­де­нии флей­ты лим­бэ, мо­рин­ху­ра, ху­чи­ра, шан­зы (3-струн­ный щип­ко­вый), ёо­чи­на (цим­ба­лы; ин­ст­ру­мент гор. му­зы­ки). Из муз. ин­ст­ру­мен­тов ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны смыч­ко­вые 3 осн. форм: с ма­лень­ким ци­лин­д­рич. кор­пу­сом и про­хо­дя­щей сквозь не­го длин­ной шей­кой (ху­чир, хур); с тра­пе­цие­вид­ным кор­пу­сом и про­хо­дя­щей сквозь не­го длин­ной шей­кой (мо­рин­хур, хур); с долб­лё­ны­ми из од­но­го кус­ка де­ре­ва кор­пу­сом и шей­кой в фор­ме чер­па­ка (ша­на­ган хур, хунт хур – «ле­бе­ди­ный хур»). Сре­ди тан­цев (бий, у хал­ха – бий­ел­гээ) – спо­кой­ные тан­цы с дви­же­ния­ми в осн. в верх­ней час­ти те­ла: мор­гу­ул бий (ис­пол­ня­ет­ся в честь до­маш­них бо­жеств и изо­бра­жа­ет под­но­ше­ние ог­ню), ца­цал бий (та­нец раз­брыз­ги­ва­ния мо­ло­ка в 8 на­прав­ле­ни­ях), ун­дэс­нии бий (в честь ми­фич. пред­ков и ле­ген­дар­ных ге­ро­ев, изо­бра­жа­ет ис­то­рич. со­бы­тия или – у за­хчи­нов – со­бы­тия эпо­са «Джан­гар»). В Сев.-Зап. Мон­го­лии и у бу­рят ши­ро­ко рас­про­стра­нён кру­го­вой та­нец ёо­хор. У всех эт­нич. групп М. (а так­же у ту­вин­цев) из­вес­тен та­нец яс­т­ре­ба (ор­ла), ими­ти­рую­щий па­ре­ние пти­цы в не­бе; та­нец тар­ва­га хо­оруу лех ими­ти­ру­ет дви­же­ния вол­ка или со­ба­ки. Час­то тан­цы ис­пол­ня­ют­ся в со­про­во­ж­де­нии иги­ла.

Лит.: По­та­нин Г. Н. Очер­ки Се­ве­ро-За­пад­ной Мон­го­лии. СПб., 1881–1883. Вып. 1–4; Мон­го­ло-ой­рат­ский ге­рои­че­ский эпос / Пер., вступ. ст., прим. Б. Я. Вла­ди­мир­цо­ва. П.; М., 1923; Со­кро­вен­ное ска­за­ние мон­го­лов / Пер., вступ. ст., ком­мент. С. А. Ко­зи­на. М.; Л., 1941. М., 2002; Ро­на-Таш А. По сле­дам ко­чев­ни­ков. Мон­го­лия гла­за­ми эт­но­гра­фа. М., 1964; Ко­чеш­ков Н. В. На­род­ное ис­кус­ст­во мон­го­лов. М., 1973; Жу­ков­ская Н. Л. Ла­ма­изм и ран­ние фор­мы ре­ли­гии. М., 1977; она же. Ко­чев­ни­ки Мон­го­лии: Куль­ту­ра. Тра­ди­ции. Сим­во­ли­ка. М., 2002; Ар­хео­ло­гия и эт­но­гра­фия Мон­го­лии. Но­во­сиб., 1978; Грай­во­рон­ский В. В. От ко­че­во­го об­раза жиз­ни к осед­ло­сти (на при­ме­ре МНР). М., 1979; Вик­то­ро­ва Л. Л. Мон­го­лы. Про­ис­хо­ж­де­ние на­ро­да и ис­то­ки куль­ту­ры. М., 1980; Куль­ту­ра Мон­го­лии в сред­ние ве­ка и но­вое вре­мя (XVI – на­ча­ло ХХ в.). Улан-Удэ, 1986; Ser­ruys H. The Mongols and Ming China: cus­toms and history. L., 1987; Обы­чаи и об­ря­ды мон­голь­ских на­ро­дов. Эли­ста, 1989; Сред­не­ве­ко­вая куль­ту­ра мон­голь­ских на­ро­дов. Но­во­сиб., 1992; Вла­ди­мир­цов Б. Я. Ра­бо­ты по ис­то­рии и эт­но­гра­фии мон­голь­ских на­ро­дов. М., 2002; Mongolia today: science, culture, environment and de­ve­lopment. Richmond, 2003; Мон­голь­ская им­пе­рия и ко­че­вой мир. Улан-Удэ, 2004–2008. Кн. 1–3; History of Mongo­lian family. Ulaanbaatar, 2007; Кар­пи­ни Д. да П. Ис­то­рия мон­го­лов. М., 2008.

Лит. см. при ст. Мон­го­лия (раз­дел Му­зы­ка).

Вернуться к началу