Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

МЕКСИКА́НЦЫ

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 19. Москва, 2011, стр. 659-661

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. А. Бородатова; В. И. Лисовой (устное творчество)

МЕКСИКА́НЦЫ, на­род, осн. на­се­ле­ние Мек­си­ки, круп­ней­ший ис­па­ноя­зыч­ный на­род в ми­ре, 2-й по чис­лен­но­сти на­род Лат. Аме­ри­ки. Са­мо­на­зва­ние ме­хи­ка­нос (mejicanos, mexicanos) – от «ме­ши­ка», од­но­го из са­мо­на­зва­ний на­уа (в т. ч. ац­те­ков) до­ли­ны Анау­ак (ны­не до­ли­на Ме­хи­ко), вос­хо­дя­ще­го к име­ни бо­га-по­кро­ви­те­ля чи­чи­ме­ков Миш-ко­ат­ла («[на­род] Об­лач­но­го змея»). Чис­лен­ность оце­ни­ва­ет­ся от 103,3 (Нац. ин-т ста­ти­сти­ки, 2005) до 150 млн. чел. (2008). Жи­вут так­же в США (мек­си­ка­ноа­ме­ри­кан­цы), Ка­на­де (36,6 тыс. чел. – 2001, пе­ре­пись; по оцен­ке – до 100 тыс. чел.), Ис­па­нии, Гер­ма­нии, Швей­ца­рии и др.

Фото А. А. Бородатовой Мексиканские дети.

Бо­лее по­ло­ви­ны М. (60–70%) со­став­ля­ют ме­ти­сы (ла­ди­но), 12–30% – ин­дей­цы (са­мые мно­го­чис­лен­ные – ац­те­ки, майя-юка­те­ки, миш­те­ки, са­по­те­ки, цель­та­ли, цо­ци­ли, ото­ми, то­то­на­ки, ма­са­те­ки; наи­боль­ший про­цент ин­дей­цев в шта­тах Юка­тан – 59%, Оа­ха­ка – 48%, Кин­та­на-Роо – 39%, Чья­пас – 28%, Кам­пе­че – 27%, Идаль­го – 24%, Пу­эб­ла – 19%, Гер­ре­ро – 17%, Сан-Лу­ис-По­то­си и Ве­рак­рус – по 15%), 9–20% – бе­лые (кре­о­лы), 1–3% – аф­ро­мек­си­кан­цы сме­шан­но­го про­ис­хо­ж­де­ния – не­гры, му­ла­ты и сам­бо (мекс. – ло­бо), мес­та­ми так­же с при­ме­сью ази­ат. кро­ви (в осн. на по­бе­ре­жье Мек­си­кан­ско­го зал. – в Ве­рак­ру­се и Та­ба­ско и на ти­хо­оке­ан­ском по­бе­ре­жье Кос­та-Чи­ка – в Оа­ха­ке и Гер­ре­ро); ок. 200 тыс. М. фи­лип­пин­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния жи­вут в осн. в шта­тах Гер­ре­ро, Ко­ли­ма, Ми­чоа­кан.

Род­ной язык в осн. ис­пан­ский. Го­во­рят так­же на англ. (гл. обр. в го­ро­дах у гра­ни­цы с США), франц., нем., рус., фи­лип­пин­ских язы­ках. От 6 до 8% М. стар­ше 5 лет го­во­рят на ин­дей­ских язы­ках, ок. 1% – толь­ко на од­ном из ин­дейских язы­ков. Чис­ло но­си­те­лей ин­дей­ских язы­ков в Мек­си­ке по­сто­ян­но рас­тёт, в т. ч. в круп­ней­ших го­ро­дах. По за­ко­ну о пра­вах язы­ков (2001), 62 ин­дей­ских язы­ка объ­яв­ле­ны на­цио­наль­ны­ми и рав­ны­ми в пра­вах с исп. яз. на тер­ри­то­рии их рас­про­стра­не­ния. М. в осн. ка­то­ли­ки; с 20 в. рас­тёт чис­ло про­тес­тан­тов.

Фор­ми­ро­ва­ние М. в ко­ло­ни­аль­ный пе­ри­од про­ис­хо­ди­ло на фо­не мас­со­вой ги­бе­ли ин­дей­цев. Де­мо­гра­фич. взрыв сре­ди М. про­изо­шёл в 20 в., ср. про­дол­жи­тель­ность жиз­ни с 36 лет в 1895 под­ня­лась до 75 лет в 2005. По­ми­мо ис­пан­цев, с кон. 1520-х гг. в Но­вую Ис­па­нию из Ев­ро­пы въез­жа­ли ев­реи (в осн. се­фар­ды – гл. обр. штаты Ну­эво-Ле­он, Та­мау­ли­пас и Ха­ли­ско; мно­гие из них жи­ли как крип­тоиу­деи) и ара­би­зи­ро­ван­ные бер­бе­ры; в пе­ри­од га­ле­он­ной тор­гов­ли ме­ж­ду Ма­ни­лой и Ака­пуль­ко (1565–1815) в ка­че­ст­ве тор­гов­цев, сол­дат, ра­бов и в со­ста­ве су­до­вых ко­манд – фи­лип­пин­цы. С сер. 16 в. до сер. 19 в. в Мек­си­ку за­во­зи­лись афр. ра­бы. В 19 – нач. 20 вв. на­ча­лась но­вая вол­на им­ми­гра­ции из Ис­па­нии, а так­же фран­цу­зов, италь­ян­цев, под­дан­ных Ве­ли­ко­бри­та­нии, нем­цев, по­ля­ков, зап. ук­раин­цев, рус­ских, хор­ва­тов, ар­мян, ру­мын, шве­дов, гол­ланд­цев-мен­но­ни­тов (в Чиуа­уа и Ду­ран­го), ве­не­тов из Сев.-Вост. Ита­лии (в г. Чи­пи­ло, штат Пу­эб­ла); ев­ре­ев-аш­ке­на­зов (ны­не пре­им. в Ме­хи­ко), се­ве­ро­аме­ри­кан­цев (1% нас., в осн. в Ме­хи­ко, Эн­сена­де и Тихуа­не в Ниж­ней Ка­ли­фор­нии, в Гуа­нахуа­то, Ха­ли­ско, Чиуа­уа; 25% всех се­ве­ро­аме­ри­кан­цев, жи­ву­щих за гра­ни­цей); по­сле ан­нек­сии США Фи­лип­пин в ре­зуль­та­те ис­па­но-аме­ри­кан­ской вой­ны 1898 – фи­лип­пин­цев (в т. ч. ок. 20 тыс. чел., осев­ших в Ниж­ней Ка­ли­фор­нии, Со­но­ре и Си­на­лоа); с 1970 – вы­ход­цев из стран Лат. Аме­ри­ки (в т. ч. до 30 тыс. ар­ген­тин­цев), Ли­ва­на, Тур­ции, Ки­тая, Япо­нии и Ко­реи (в осн. в го­ро­дах Пу­эб­ла и Там­пи­ко и на по­бере­жье Ве­рак­ру­са) и но­вая вол­на фи­лип­пин­цев (ок. 100 тыс. фи­лип­пин­ских им­ми­гран­тов в 1970–2005). В кон. 20 в. на­ча­лась мас­со­вая эмиг­ра­ция М. в США (в 2000 вы­еха­ли 8 млн. М.).

Кре­о­лы про­дол­жа­ют, как пра­ви­ло, за­ни­мать ве­ду­щие по­сты в по­ли­ти­ке, эко­но­ми­ке и куль­ту­ре; в рай­онах с ин­дей­ским на­се­ле­ни­ем до­ми­ни­ру­ют ла­ди­но. До 20 в. про­во­ди­лась це­ле­на­прав­лен­ная ис­па­ни­за­ция ин­дей­цев. Мек­си­кан­ская ре­во­лю­ция 1910–17 спо­соб­ст­во­ва­ла про­бу­ж­де­нию ин­дей­ской куль­ту­ры. Кон­сти­ту­ция га­ран­ти­ру­ет ин­дей­цам сво­бод­ное са­мо­оп­ре­де­ле­ние и за­щи­ща­ет их са­мо­управ­ле­ние, куль­ту­ру и язык. С 1980 дей­ст­ву­ют ин­тер­куль­тур­ные про­грам­мы, с кон. 1990-х гг. ве­дёт­ся обу­че­ние ин­дей­ским язы­кам в шко­ле.

Осн. тра­диц. за­ня­тие – пой­мен­ное, под­сеч­но-ог­не­вое, мес­та­ми тер­рас­ное, руч­ное зем­ле­де­лие, на оз. Тес­ко­ко – чи­нам­по­вое (см. в ст. На­уа), с ко­ло­ни­аль­но­го вре­ме­ни – па­шен­ное и по­лив­ное. Ок. 20% об­ра­ба­ты­вае­мой зем­ли – кол­лек­тив­ная не­от­чу­ж­дае­мая кре­сть­ян­ская соб­ст­вен­ность (эхи­до). Вы­ра­щи­ва­ют ку­ку­ру­зу, фа­соль, кор­не­пло­ды, ама­рант, ово­щи, фрук­ты, ка­као, хло­пок, ага­ву (од­ни ви­ды – ма­гей – для при­го­тов­ле­ния ал­ко­голь­ных на­пит­ков, дру­гие – хе­не­кен – для во­лок­на), та­бак; с ко­ло­ни­аль­но­го пе­рио­да – са­хар­ный тро­ст­ник, ко­фе, рис, сор­го, пше­ни­цу, кун­жут, для сбо­ра кау­чу­ка – Castilla elastica. Раз­во­дят до­маш­нюю пти­цу (ку­ры и ин­дей­ки-гуа­хо­ло­те), мелкий ро­га­тый скот, сви­ней, на сев. фер­мах-ран­чо – ко­ров, ло­ша­дей, му­лов. Со­хра­ня­ют­ся тра­диц. гон­чар­ст­во, узор­ное тка­че­ст­во из хлоп­ка и шер­сти на ин­дей­ском по­яс­ном стан­ке, вы­шив­ка, из­го­тов­ле­ние рас­пис­ной, гра­ви­ров. и скульп­тур­ной ке­ра­ми­ки, рас­пис­ных ка­ле­бас, фи­гу­рок (алеб­ри­хе) фан­та­стич. жи­вот­ных из де­ре­ва или па­пье-ма­ше (с 1930-х гг. в Оа­ха­ке), ма­сок, муз. ин­ст­ру­мен­тов и др., до­ис­пан­ская ме­жоб­щи­ная ре­месл. спе­циа­ли­за­ция и меж­ре­гио­наль­ные ры­ноч­ные се­ти. В пу­эб­ло по празд­ни­кам уст­раи­ва­ют­ся ти­ан­гис (на яз. нау­атль – рын­ки).

Сель­ское нас. (23,5%) про­жи­ва­ет в го­род­ках-пу­эб­ло (2,5–15 тыс. жит.; в осн. ре­гу­ляр­ной пла­ни­ров­ки), де­рев­нях-аль­де­ях (раз­бро­сан­ной пла­ни­ров­ки) с при­мы­каю­щи­ми ху­то­ра­ми-ран­че­рия­ми (до 2,5 тыс. жит.). В цен­тре пу­эб­ло – пло­щадь с цер­ко­вью, ко­ло­дец или фон­тан, дом сель­ско­го управ­ле­ния (ка­биль­до), шко­ла; жи­лые квар­та­лы из ка­мен­ных до­мов. Сель­ское жи­ли­ще вос­хо­дит к ин­дей­ско­му ти­пу: в осн. од­но­ка­мер­ное из адо­ба, кам­ня, ба­ха­ре­ке (на кар­ка­се, об­ма­зан­ном гли­ной), в го­рах – из де­ре­ва, час­то без окон, с зем­ля­ным по­лом, че­ре­пич­ной или со­ло­ме­нной кры­шей; ря­дом с до­мом – кух­ня, зер­но­хра­ни­ли­ще и па­ро­вая ба­ня.

Фото Д. В. Соловьёва Мексиканские полицейские в костюмах чарро. Парк Аламеда (Мехико). 2010.

Тра­диц. кос­тюм, со­че­таю­щий ин­дей­ские (узор­ные уи­пи­ли и сан­да­лии-гуа­ра­че) и исп. эле­мен­ты, во­шёл в мо­ду по­сле ре­во­лю­ции 1910–17 (это­му во мно­гом спо­соб­ст­во­ва­ли филь­мы Э. Фер­нан­де­са и др. ре­жис­сё­ров 1930–50-х гг. и об­раз Ф. Ка­ло). Жен­ский кос­тюм – хлоп­ча­то­бу­маж­ная блу­за, ши­ро­кая в сбор­ку длин­ная юб­ка, под­поя­сан­ная длин­ным поя­сом, цвет­ной или вы­ши­тый пе­ред­ник, уи­пиль и шаль-ре­бо­со (по ин­дей­ско­му обы­чаю в ней но­сят де­тей); муж­ской – бе­лые ру­ба­ха и шта­ны, пон­чо (се­ра­пе), со­ло­мен­ная шля­па с вы­со­кой туль­ёй (сом­бре­ро; его про­то­ти­пы – кор­дов­ское сом­бре­ро и рас­про­стра­нён­ная у майя, из­вест­ная по изо­бра­же­ни­ям 6–8 вв. со­ло­мен­ная шля­па). Кос­тюм мекс. ков­боя (чар­ро): бе­лая ру­ба­ха, уз­кие чёр­ные брю­ки с ря­да­ми се­реб­ря­ных пу­го­виц на бо­ках, ши­ро­кий крас­ный по­яс, ко­рот­кая курт­ка с се­реб­ря­ным или зо­ло­тым шить­ём, пу­го­ви­ца­ми и шну­ра­ми, шей­ный пла­ток, са­по­ги на вы­со­ких каб­лу­ках, ог­ром­ное сом­бре­ро с вы­шив­кой и по­зу­мен­том на ту­лье и на по­лях – вве­дён в оби­ход Мак­си­ми­лиа­ном I Габс­бур­гом, с нач. 20 в. – фор­мен­ный кос­тюм по­ли­цей­ских и му­зы­кан­тов марь­я­чи, осо­бен­но по­пу­ля­рен на се­ве­ре и в центр. рай­онах. Жен­ский кос­тюм на­езд­ниц-чар­ро рас­про­стра­нён в Ха­ли­ско и др. сев.-зап. шта­тах: цвет­ная блу­за с обор­ка­ми и бу­фа­ми, 3–4-слой­ная юб­ка, тка­ный по­яс, са­пож­ки, сом­бре­ро.

Ос­но­ва тра­диц. кух­ни – блю­да из ку­ку­ру­зы (в сель­ских рай­онах зёр­на за­ма­чи­ва­ют в во­де с из­ве­стью, рас­ти­ра­ют на ка­мен­ной зер­но­тёр­ке – ме­тат­ле): ле­пёш­ки (тор­ти­лья), тра­ди­ци­он­но жа­рен­ные на гли­ня­ных ско­во­ро­дах, с на­чин­кой, в т. ч. из ту­шё­ных цве­тов ты­к­вы, жа­ре­ных ку­ку­руз­ных гри­бов, пе­чё­но­го как­ту­са но­паль (опун­ции), фа­со­ли с мя­сом и пер­цем; сва­рен­ная на па­ру ку­ку­руз­ная мас­са, за­вёр­ну­тая в лист ку­ку­ру­зы, с на­чин­кой из мя­са и фа­со­ли (та­ма­ле); гус­той суп из ку­ку­ру­зы с мя­сом (по­со­ле; так же мес­та­ми на­зы­ва­ют мя­со, об­жа­рен­ное в ку­ку­руз­ной му­ке, и гус­той на­пи­ток из ку­ку­руз­ной му­ки); смесь под­жа­рен­ной ку­ку­руз­ной му­ки с ка­као (пи­но­ле) и др. Рас­про­стра­не­ны пе­чё­ные и ту­шё­ные кор­не­пло­ды (чай­о­те, слад­кий ма­ни­ок, ба­тат), ты­к­ва, ка­бач­ки; блю­да на ос­но­ве ост­ро­го пер­ца чи­ли, в т. ч. из аво­ка­до, то­ма­тов и лу­ка (гуа­ка­мо­ле) и то­мат­ный со­ус (саль­са). К ин­дей­ской тра­ди­ции сме­ши­ва­ния шо­ко­ла­да с пер­цем чи­ли и мё­дом вос­хо­дит при­пра­ва из шо­ко­ла­да со спе­ция­ми и су­хо­фрук­та­ми (мо­ле) для блюд из пти­цы, изо­бре­тён­ная в жен­ских мо­на­сты­рях Пу­эб­лы; здесь же вве­де­на в ку­ли­на­рию ва­ниль, у ин­дей­цев слу­жив­шая аро­ма­тич. сред­ст­вом для те­ла. На де­серт едят фрук­ты, жа­ре­ный са­хар­ный тро­ст­ник, ва­рен­ные в са­ха­ре пло­ды опун­ции, слад­кий хлеб, суф­ле из ку­ку­ру­зы, ман­го со слив­ка­ми, ты­к­ву в си­ро­пе, пьют хо­лод­ные на­пит­ки из раз­мо­ло­то­го ри­са с ко­ри­цей (ур­ча­та), слег­ка за­бро­див­ший на­пи­ток из ана­на­са (те­па­че). Из ага­вы го­то­вят сла­бо­ал­ко­голь­ный на­пи­ток пуль­ке и креп­кие на­пит­ки – мес­каль, в го­ро­дах – те­ки­лу. По­всю­ду едят су­шё­ные кус­ки сви­ной ко­жи (чи­чар­рон). В сев. ско­то­водч. рай­онах го­то­вят сы­ры.

Фото А. А. Бородатовой Фото А. А. Бородатовой Мексиканское народное искусство: 1 – "Катрина" – фигура из папье-маше для Дня Всех Святых; 2 – маска Кортеса для танца "Конкиста"; 3 – рисунок на амате (бумага из луба фикуса)....

В сель­ских рай­онах ка­то­ли­цизм пе­ре­пле­та­ет­ся с ин­дей­ски­ми куль­та­ми, рас­про­стра­не­ны кол­дов­ст­во и зна­хар­ст­во, ри­туа­лы из­ле­че­ния в па­ро­вых ба­нях, пе­ще­рах и на вер­ши­нах гор, жерт­во­при­но­ше­ния Зем­ле и др. Гл. празд­ни­ки – Кар­на­вал, Се­ма­на Сан­та (Стра­ст­ная не­де­ля), День Всех Свя­тых (Всех Душ; 1–2 но­яб­ря, ко­гда ук­ра­ша­ют мо­ги­лы, «кор­мят» ду­ши умер­ших, иг­ра­ют для них на муз. ин­ст­ру­мен­тах; рас­про­стра­не­ны изо­бра­же­ния ске­ле­тов и че­ре­пов), День Де­вы Ма­рии Гва­де­луп­ской (12 де­каб­ря) – по­кро­ви­тель­ни­цы ин­дей­цев (ей по­свя­щён ка­фед­раль­ный со­бор в Ме­хи­ко, по­стро­ен­ный на фун­да­мен­те ац­тек­ско­го хра­ма бо­ги­ни пло­до­ро­дия). В дни свя­тых по­кро­ви­те­лей об­щин чле­ны ко­фра­дий уст­раи­ва­ют ше­ст­вия, тан­це­валь­ные те­ат­ра­ли­зов. пред­став­ле­ния («Мав­ры и хри­стиа­не», «Кон­ки­ста» и др.) и пи­ры. В сельских районах со­вер­ша­ют па­лом­ни­че­ст­ва к древним свя­ти­ли­щам.

Ансамбль марьячи. Фото А. А. Бородатовой

Уст­ное твор­че­ст­во. Муз. твор­че­ст­во ин­дей­цев со­хра­ня­ет­ся в шта­тах Со­но­ра, Си­на­лоа, Оа­ха­ка, Юка­тан, Кам­пе­че, в от­д. ме­ст­но­стях внут­ри стра­ны. Му­зы­ка ла­ди­но (с исп. кор­ня­ми в ла­довой и мет­ро­рит­мич. струк­ту­рах, тра­диц. по­этич. фор­мах) вклю­ча­ет пес­ни и тан­цы, за­не­сён­ные из Ис­па­нии (виль­ян­си­ко, ва­ло­на, ка­рам­ба, сан­дун­га, фан­дан­го, са­па­теа­до и др.), и спе­ци­фич. песен­но-тан­це­валь­ные фор­мы, сре­ди ко­то­рых наи­бо­лее по­пу­ляр­ны сон, уа­пан­го, ха­ра­бе в ис­пол­не­нии пев­цов и ин­стру­мен­таль­ных ан­самб­лей марь­я­чи. В со­ста­ве по­след­них – скрип­ки, ги­та­ры, ха­ра­ни­ты и ги­тар­ро­ны, боль­шая бес­пе­даль­ная ар­фа (т. н. кре­оль­ская), тру­бы или клар­не­ты, тром­бон; ан­самб­ли марь­я­чи ис­пол­ня­ют так­же нар. и по­пу­ляр­ную ав­тор­скую му­зы­ку. По­все­ме­ст­ное рас­про­стра­не­ние при­об­ре­ли вальс и дан­са (или ха­ба­не­ра), по­пав­шая в Мек­си­ку с Ку­бы (сер. 19 в.). В пе­сен­ном фольк­ло­ре, на­ря­ду с мно­го­об­раз­ны­ми ли­рич. фор­ма­ми, зна­чит. ме­сто за­ни­мают пат­рио­тич. и ис­то­рич. пес­ни, сре­ди них – кор­ри­до (пес­ня по­ве­ст­во­ват. ха­рак­те­ра, вро­де бал­ла­ды, вос­хо­дя­щая к исп. ро­ман­су). Тра­диц. муз. ин­ст­ру­мен­ты: ду­хо­вой языч­ко­вый чи­ри­миа (с двой­ной тро­стью), ги­та­ра и её ме­ст­ные раз­но­вид­но­сти – ги­тар­рон (боль­шая ги­та­ра) и ха­ра­ни­та (ма­лень­кая ги­та­ра с 4–5 двой­ны­ми стру­на­ми). Вы­де­ля­ют­ся 2 тан­це­валь­ных сти­ля: бан­да (на се­ве­ре) и саль­са (в ос­таль­ных рай­онах Мек­си­ки).

Лит.: Campos R. M. El folklore y la música mexicana. Méx., 1928; Steinbeck J. The Forgotten village. N. Y., 1941; Lewis O. Life in a Mexican village: Tepoztlán Restuded. Urbana, 1951; idem. Five families: Mexican case stu­dies in the culture of poverty. N. Y., 1959; Пичу­гин П. Мек­си­кан­ская пес­ня. М., 1977; он же. Кор­ри­дос мек­си­кан­ской ре­во­лю­ции. 2-е изд. М., 1988; Toor F. A treasury of Mexican folkways. N. Y., 1985; Bonfil Batalla G. El México profundo: una civilización negada. Méx., 1987; Moreno Rivas Y. Historia de la música popular mexicana. Méx., 1989; idem. Pensar nuestra cultura. Méx., 1991; idem. Simbiosis de Culturas: los inmigrantes y su cultura en México. Méx., 1993.

Вернуться к началу