Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

МАЛАЙЗИ́ЙЦЫ

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 18. Москва, 2011, стр. 603-604

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: В. А. Погадаев; А. С. Алпатова (устное творчество)
Фото В. А. Погадаева Малайзийцы. Даяки из Саравака.

МАЛАЙЗИ́ЙЦЫ, эт­нич. общ­ность, на­се­ле­ние Ма­лай­зии. Чис­лен­ность св. 25 млн. чел. (2009, оцен­ка). Вклю­ча­ют эт­нич. груп­пы ма­лай­цев, дая­ков, оранг-лау­тов и ас­ли (объ­е­ди­няе­мых тер­ми­ном «бу­ми­пут­ра», букв. – сы­но­вья зем­ли), ки­тай­цев и «ин­дий­цев» (вы­ход­цев из Ин­дии, Па­ки­ста­на, Банг­ла­деш и Шри-Лан­ки). Го­во­рят в осн. на ма­лай­ском яз. Рас­простра­не­ны так­же ма­лай­ский ва­ри­ант англ. яз. и кре­о­ли­зо­ван­ный анг­лий­ский (манг­лиш), сре­ди ки­тай­цев рас­про­стра­не­ны кан­тон­ский, юж­но-минь­ский и хак­ка диа­лек­ты кит. яз., сре­ди «ин­дий­цев» – в осн. та­миль­ский; не­боль­шие груп­пы (до 1 тыс. чел.) по­том­ков сме­шан­ных бра­ков пер­вых пе­ре­се­лен­цев из Ин­дии с ма­лай­ски­ми и ки­тай­ски­ми жен­щи­на­ми (чит­ти) го­во­рят на кре­о­ли­зо­ван­ном ма­лай­ском, по­том­ков пор­ту­галь­цев (кри­станг) – на кре­о­ли­зо­ван­ном пор­туг. яз. В осн. му­суль­ма­не-сун­ни­ты, дая­ки – в осн. хри­стиа­не, се­ман­ги и се­нои (в со­ста­ве ас­ли) и мн. дая­ки со­хра­ня­ют тра­диц. ве­ро­ва­ния, ки­тай­цы в осн. буд­ди­сты и кон­фу­ци­ан­цы (ба­ба-нё­ня – в осн. хри­стиа­не), «ин­дий­цы» – ин­дуи­сты.

К до­авс­тро­не­зий­ско­му на­се­ле­нию Ма­лай­зии вос­хо­дят се­ман­ги (не­гри­то), се­нои и джа­ку­ны (в со­ста­ве ас­ли), к пер­вой вол­не авс­тро­не­зий­ской ми­гра­ции (3-е тыс. до н. э.) – т. н. про­то­ма­лай­цы и дая­ки; ма­лай­цы сло­жи­лись во 2–1-м тыс. до н. э. в ре­зуль­та­те но­вых волн авс­тро­не­зий­ских ми­гра­ций (дей­те­ро­ма­лай­цы). Дая­ки и ас­ли в осн. со­хра­ня­ют под­сеч­но-ог­не­вое зем­ле­де­лие, охо­ту и со­би­ра­тель­ст­во, оранг-ла­у­ты – ры­бо­лов­ст­во. С 1-го тыс. н. э. в Ма­лай­зии по­се­ля­лись ин­дий­цы (гл. обр. та­ми­лы), с 15 в. – ки­тай­цы; б. ч. часть их бы­ла ас­си­ми­ли­ро­ва­на. В кон. 19 в. на­ча­лась 2-я, бо­лее зна­чи­тель­ная, вол­на кит. и инд. пе­ре­се­лен­цев, миг­ри­ро­вав­ших для ра­бо­ты на кау­чу­ко­вых план­та­ци­ях и до­бы­че оло­ва (с нач. 1990-х гг. они вы­тес­не­ны от­сю­да ин­до­не­зий­ца­ми). Ны­не ма­лай­цы за­ня­ты в осн. в с. х-ве, гос. ап­па­ра­те и ар­мии; «ин­дий­цы» – в мел­кой и ср. тор­гов­ле, ра­бо­та­ют ад­во­ка­та­ми, ох­ран­ни­ка­ми (осо­бен­но сик­хи); ки­тай­цы до­ми­ни­ру­ют в тор­гов­ле, за­ни­ма­ют­ся рос­тов­щи­че­ст­вом. В 19 – нач. 20 вв. сре­ди ки­тай­цев бы­ли рас­про­стра­не­ны «тай­ные об­ще­ст­ва» – пре­ступ­ные ор­га­ни­за­ции со стро­гой дис­ци­п­ли­ной и по­жиз­нен­ным член­ст­вом, по­лу­чав­шие до­хо­ды от тор­гов­ли опиу­мом и пря­но­стя­ми, от со­дер­жа­ния пуб­лич­ных до­мов и игор­ных за­ве­де­ний. По­том­ки пер­вой вол­ны кит. пе­ре­се­лен­цев (ба­ба-нё­ня), про­жи­ваю­щие в осн. в шта­тах Ма­лак­ка и Пи­нанг, пе­ре­шли на ма­лай­ский яз. и манг­лиш, пе­ре­ня­ли ма­лай­ский кос­тюм, но со­хра­ня­ют кит. ре­ли­гию и обы­чаи, в т. ч. ут­ра­чен­ные бо­лее позд­ни­ми пе­ре­се­лен­ца­ми. Чит­ти, со­хра­няя ин­ду­изм, за­им­ст­во­ва­ли эле­мен­ты ма­лай­ской куль­ту­ры (кух­ня, одеж­да); тра­ди­ци­он­но за­ни­ма­ют­ся рос­тов­щи­че­ст­вом и сдел­ка­ми с не­дви­жи­мо­стью. Ме­ж­ду эт­нич. груп­па­ми су­ще­ст­ву­ет оп­ре­де­лён­ная на­пря­жён­ность, при­во­див­шая к от­кры­тым столк­но­ве­ни­ям (1969). Со­глас­но при­ня­тым в 1971 по­прав­кам к Кон­сти­ту­ции, за­пре­ще­но пуб­лич­ное об­су­ж­де­ние во­про­сов об осо­бом ста­ту­се «бу­ми­пут­ра» и о нац. язы­ке. С 1970-х гг. про­во­ди­лась по­ли­ти­ка соз­да­ния об­ще­ма­лай­зий­ской куль­ту­ры на ос­но­ве ма­лай­ской. В 1995 её сме­ни­ла кон­цеп­ция «ма­лай­зий­ской на­ции», объ­е­ди­няю­щей все эт­нич. об­щи­ны стра­ны на ос­но­ве 3 прин­ци­пов: ис­поль­зо­ва­ния ма­лай­ско­го яз., при­зна­ния Кон­сти­ту­ции стра­ны и осо­зна­ния ин­те­ре­сов стра­ны как соб­ст­вен­ных. Про­ис­хо­дит взаи­мо­про­ник­но­ве­ние куль­тур осн. эт­нич. об­щин: ки­тай­цы и ин­дий­цы час­то но­сят ма­лай­скую ша­поч­ку сон­гкок, жен­щи­ны – ка­ин и ке­баю. Ост­рая инд. кух­ня с кар­ри ока­за­ла влия­ние на ки­тай­скую и ма­лай­скую кух­ни. Час­то со­вме­ст­но от­ме­ча­ют­ся празд­ни­ки. Так, по­сколь­ку инд. празд­ник Ди­па­ва­ли и ма­лай­ский Ха­ри Райя (Аи­дил­фит­ри) поч­ти сов­па­да­ют по вре­ме­ни, они объ­еди­ня­ют­ся в со­вме­ст­ный празд­ник Ди­па­райя. По­ли­тич. ор­га­ни­за­ции стро­ят­ся в осн. по эт­нич. при­зна­ку. Ин­те­ре­сы ма­лай­ской об­щи­ны от­стаи­ва­ет Объ­е­ди­нён­ная ма­лай­ская нац. орг-ция (ОМНО), ин­дий­ской – Инд. кон­гресс Ма­лай­зии, ки­тай­ской – Кит. ас­социа­ция Ма­лай­зии, дая­ков – Объ­е­ди­нён­ная пар­тия Пе­са­ка-Бу­ми­пу­те­ра-Бер­са­ту.

Фото В. А. Погадаева На празднике малайзийских тамилов Тайпусам.

Уст­ное твор­че­ст­во. Ос­но­ва ин­стру­мен­таль­но­го му­зи­ци­ро­ва­ния – ан­самб­ли, соз­дан­ные по мо­де­ли га­ме­ла­на. Наи­бо­лее ти­пич­ные муз. ин­ст­ру­мен­ты ма­лай­цев – мем­бра­но­фо­ны (ба­ра­ба­ны) и идио­фо­ны (гон­ги и др.). Ме­тал­лич. идио­фо­ны встре­ча­ют­ся и у др. групп М. Гон­ги и ба­ра­ба­ны ха­рак­тер­ны для об­щин­ной и ри­ту­аль­ной му­зы­ки би­даю («да­я­ки суши» на юго-западе шта­та Са­ра­вак) и се­но­ев (груп­па ас­ли). Це­ре­мо­ни­аль­ные гон­го­вые на­боры рас­про­стра­не­ны у иба­нов (даяки штата Саравак; гон­ги по­чи­та­ют­ся как вме­сти­ли­ща душ умер­ших), их му­зы­ка от­ли­ча­ет­ся зна­чит. рит­мич. слож­но­стью. В Зап. Ма­лай­зии гон­го­вый на­бор та­лем­понг при­ме­ня­ет­ся в те­ат­раль­ном ан­самб­ле био­ла мен­ду. Др. муз. ин­ст­ру­мен­ты М. из­го­тав­ли­ва­ют из де­ре­ва, бам­бу­ка, ли­сть­ев паль­мы и др. ма­те­риа­лов ме­ст­но­го про­ис­хо­ж­де­ния; иг­ра на них (у всех групп М.) не­ред­ко ими­ти­ру­ет зву­ча­ние гон­гов и ме­тал­лич. ба­ра­ба­нов. У раз­ных групп М. ши­ро­ко ис­поль­зу­ют­ся разл. де­рев. и бам­бу­ко­вые идио­фо­ны (труб­ки, пал­ки), вар­га­ны. Для бад­жао (оранг-лау­тов) ти­пи­чен бам­бу­ко­вый кси­ло­фон га­банг с 9–17 пла­сти­на­ми (соль­ный и ан­самб­ле­вый ин­ст­ру­мент), на­ро­ды Са­ра­ва­ка в сиг­наль­ных и ри­ту­аль­ных це­лях при­ме­ня­ют ба­ра­ба­ны ко­нич. фор­мы ту­вунг (выс. до 3,6 м). По­все­ме­ст­но рас­про­стра­не­ны раз­но­го ро­да флей­ты, вклю­чая но­со­вые (у би­даю прак­ти­ку­ет­ся мно­го­ча­со­вая соль­ная иг­ра на флей­те), труб­ча­тые цит­ры (стру­ны – от­ще­пы от бам­бу­ко­во­го ство­ла), про­стые смыч­ко­вые ин­ст­ру­мен­ты. Сре­ди хор­до­фо­нов: 5-струн­ная ар­фа эн­гке­ра­тонг, лют­ня с 3–4 иг­ро­вы­ми и 10–13 ре­зо­нанс­ны­ми стру­на­ми (у на­ро­дов Са­ра­ва­ка). У ас­ли му­зы­ка вхо­дит в ка­лен­дар­ные, вра­че­ва­тель­ные, по­хо­рон­ные об­ря­ды, зву­чит по слу­чаю строи­тель­ст­ва до­ма, про­во­дов в до­ро­гу, приё­ма гос­тей, для раз­вле­че­ния. У се­но­ев иг­ра на бам­бу­ко­вых ин­ст­ру­мен­тах и пе­ние со­про­во­ж­да­ют тран­со­вые це­ре­мо­нии (с уча­сти­ем тан­цо­ров) в честь ду­хов, ко­то­рые, по тра­диц. пред­став­ле­ни­ям, да­ют лю­дям пес­ни во сне или во вре­мя ноч­ных ри­туа­лов. У бад­жао по­пу­ляр­ны сме­шан­ные диа­ло­гич. тан­цы с пес­ня­ми бе­рун­сай (без ин­ст­ру­мен­таль­но­го ак­ком­па­не­мен­та), пар­ные тан­цы да­линг-да­линг (в со­про­во­ж­де­нии кси­ло­фо­на). Пе­сен­ные сти­ли иба­нов ха­рак­те­ри­зу­ют­ся бо­гат­ст­вом ор­на­мен­ти­ки, ис­поль­зо­ва­ни­ем муж­ско­го фаль­це­та, глис­сан­ди­ро­ва­ни­ем, про­тя­жён­ной виб­ра­ци­ей на со­нор­ных со­глас­ных. У ка­даза­нов (дая­ки шта­та Са­бах) во­каль­ная му­зы­ка пред­став­ле­на пе­ни­ем и дек­ла­ма­ци­ей ри­ту­аль­ной по­эзии, мо­литв, эпо­са, ко­лы­бель­ных пе­сен; жен­щи­ны прак­ти­ку­ют ри­ту­аль­ные пес­ни мо­нум­буи ри­на­ит (на ар­ха­ич. язы­ке, с гон­го­вым и ба­ра­бан­ным ак­ком­па­не­мен­том ис­пол­ни­те­лей-муж­чин), по­жи­лые муж­чи­ны – ри­ту­аль­ные пес­ни тинд­жау и би­но­но, ко­лы­бель­ные лин­го, во­каль­ные им­про­ви­за­ции бан­дак (в об­ря­де ини­циа­ции). Тра­диц. му­зы­ка со­хра­ня­ет­ся в кит., инд., тай­ских об­щи­нах. Пе­ние ис­то­ри­ко-эпич. пан­ту­нов, лю­бов­ных по­эм га­заль, в ко­то­рых со­че­та­ют­ся эле­мен­ты ма­лай­ской, инд., араб. и ев­роп. му­зы­ки, не­ред­ко со­про­во­ж­да­ет­ся иг­рой на лют­не гам­бус, гар­мо­ни­ке, скрип­ке, ги­та­ре, ма­ра­ка­сах, буб­не и др. См. так­же в ст. Ма­лай­зия.

Лит.: Ре­ву­нен­ко­ва Е. В. На­ро­ды Ма­лай­зии и За­пад­ной Ин­до­не­зии. М., 1980; Ruben­stein C. The nightbird sings: chants and songs of Sarawak Dayaks. Thornhill, 1990; По­га­да­ев В. А. Не ка­ж­дый пе­ра­на­кан – ба­ба-нё­ня // Вос­точ­ная кол­лек­ция. 2006. № 4 (27); он же. Або­ри­ге­ны в Ма­лай­зии: ин­те­гра­ция или ас­си­ми­ля­ция? // Азия и Аф­ри­ка се­год­ня. 2008. № 2; Ma­lay­sian Chinese and nation-building: before Mer­de­ka and fifty years after / Ed. Voon Phin Keong. Kuala Lumpur, 2007–2008. Vol. 1–2; Abraham C. E. R. Speaking out loud for national unity: social change and nation- building in contemporary Malaysia. Petaling Jaya, 2008.

Вернуться к началу