Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ЛУК

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 18. Москва, 2011, стр. 112-113

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Г. Б. Борисов, Е. В. Леонова
Лук: 1 – ненатянутый, 2 – натянутый, 3 – с натянутой тетивой (по Э. Макьюэну, Р. Миллеру и К. Берману).

ЛУК, руч­ное ме­та­тель­ное ору­жие, ис­поль­зую­щее по­тен­ци­аль­ную энер­гию на­пря­жён­ной ду­ги, стя­ну­той те­ти­вой. До раз­ви­тия ог­не­стрель­но­го ору­жия наи­бо­лее эф­фек­тив­ное ору­жие даль­не­го боя, был рас­про­стра­нён поч­ти у всех на­ро­дов ми­ра (кро­ме боль­шин­ст­ва ав­ст­рал. або­ри­ге­нов, тас­ма­ний­цев, гу­ан­чей Ка­нар­ских о-вов, ка­на­ков Но­вой Ка­ле­до­нии и др.). Ме­та­тель­ны­ми сна­ря­да­ми, как пра­ви­ло, слу­жи­ли стре­лы, ино­гда так­же свин­цо­вые ша­ри­ки (Пе­ред­няя и Сред­няя Азия, Ки­тай). Лук со­сто­ял из центр. час­ти (ру­ко­ять), гиб­ких «пле­чей» и кон­цов с про­пи­лом под те­ти­ву («ро­га»). Сто­ро­на, об­ра­щён­ная к стрел­ку, на­зы­ва­лась «жи­во­том», об­рат­ная сто­ро­на – «спи­ной». Раз­ли­ча­ют про­стой Л. (с цель­ным кор­пу­сом) и слож­ные (уси­лен­ный, слож­ный и со­став­ной): у уси­лен­но­го Л. на де­рев. ос­но­ву (ки­бить) для боль­шей уп­ру­го­сти на­клеи­ва­лись со «спи­ны» су­хо­жи­лия (ра­бо­таю­щие на рас­тя­же­ние), со сто­ро­ны «жи­во­та» – пло­ские ро­го­вые на­клад­ки (ра­бо­таю­щие на сжа­тие); у слож­но­го Л. ки­бить со­став­ля­лась из не­сколь­ких сло­ёв раз­ной дре­ве­си­ны; у со­став­но­го – из не­сколь­ких кус­ков, час­то раз­но­го про­фи­ля; все три тех­нич. приё­ма, как пра­ви­ло, сов­ме­ща­лись. Ро­га так­же час­то уси­ли­ва­лись ро­го­вы­ми или кос­тя­ны­ми пла­сти­на­ми, что обес­пе­чи­ва­ло их жё­ст­кость, пре­вра­щая в ры­ча­ги и по­зво­ляя на­тя­ги­вать бо­лее мощ­ные Л. Даль­ней­шее уси­ле­ние Л. при­ве­ло к по­яв­ле­нию ар­ба­ле­та. Слож­ный Л. в не­на­тя­ну­том со­стоя­нии вы­ги­бал­ся в об­рат­ную на­тя­же­нию сто­ро­ну (об­рат­но­выг­ну­тый Л.). Мес­та со­еди­не­ния кон­ст­рук­ции плот­но об­ма­ты­ва­лись су­хо­жи­лия­ми, сам Л. мог по­кры­вать­ся бе­ре­с­той, ко­жей, тка­нью и т. п. С 16 в. в Азии (Ин­дия, Пер­сия) по­явились ме­тал­лич. Л. В эки­пи­ров­ку луч­ни­ка (саа­дак, са­гай­дак, сай­дак) вхо­ди­ли фут­ля­ры для Л. (на­лу­чье) и стрел (кол­чан); ино­гда лук и стре­лы хра­ни­ли в еди­ном фут­ля­ре (го­рит).

Всадник, стреляющий из лука. Накладка луки седла из Тюхтянского клада (Минусинская котловина, 9–10 вв.).
Типы древних луков: 1 – западно-европейский "средневековый длинный" простой; 2 – усиленный лук индейцев дакота; 3 – западно-азиатский "угловой"; 4 – "скифский"; 5 – "туре...

По­яв­ле­ние Л. на ос­но­ва­нии на­хо­док ка­мен­ных на­ко­неч­ни­ков стрел от­но­сят к верх­не­му па­лео­ли­ту (Сре­ди­зем­но­мо­рье, ок. 40–30 тыс. лет на­зад). Наи­боль­шее зна­че­ние Л. при­об­рёл в кон­це па­лео­ли­та – ме­зо­ли­те. К это­му вре­ме­ни от­но­сят­ся пер­вые на­ход­ки Л. (Штель­мор в Гер­ма­нии, Холм­гард IV в Да­нии, Ниж­нее Ве­ре­тье 1 в Вост. При­оне­жье, Вис 1 на Ура­ле) и на­скаль­ные ри­сун­ки с изо­бра­же­ни­ем охот­ни­ков с Л. (Вост. Ис­па­ния). Про­стой Л. при­ме­нял­ся по­все­ме­ст­но на охо­те и пе­ши­ми луч­ни­ка­ми на вой­не. Слож­ный Л. был рас­про­стра­нён в Азии, Вост. Ев­ро­пе и Сев. Аф­ри­ке, слу­жил гл. обр. ору­жи­ем всад­ни­ка, ко­то­рый, вла­дея и пра­вой и ле­вой ру­кой, мог стре­лять в лю­бом на­прав­ле­нии (в т. ч. от­сту­пая, с обо­ро­том ту­ло­ви­ща, на­зад – т. н. пар­фян­ский вы­стрел). По фор­ме вы­де­ля­ют ряд куль­тур­но-ис­то­рич. ти­пов Л. «Уг­ло­вой» за­пад­но-ази­ат­ский («еги­пет­ский», «ас­си­рий­ский») – с не­гну­щей­ся ру­ко­ятью в ви­де ту­по­го уг­ла – при­ме­нял­ся в Зап. Азии и Егип­те с сер. 3-го до сер. 1-го тыс. до н. э. «Скиф­ский» – не­боль­шой (60–80 см), как пра­ви­ло асим­мет­рич­ный, с про­гну­той в «жи­вот» ру­ко­ятью, с за­гну­ты­ми в сто­ро­ну «спин­ки» ро­га­ми – по­лу­чил ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние в Евр­азии с сер. 1-го тыс. до н. э., хо­тя был из­вес­тен и ра­нее. «Гунн­ский» от­ли­чал­ся бо­лее круп­ны­ми раз­ме­ра­ми (ок. 120–160 см) и жё­ст­кой кон­ст­рук­ци­ей ро­гов; с его по­мо­щью мож­но бы­ло по­сы­лать стре­лу с тя­жё­лым же­лез­ным на­ко­неч­ни­ком, спо­соб­ную про­би­вать до­спех; рас­про­стра­нил­ся с кон. 1-го тыс. до н. э. – нач. 1-го тыс. н. э. На ос­но­ве его кон­ст­рук­ции сло­жил­ся ряд ти­пов: «тюрк­ский», «авар­ский», «вен­гер­ский», «тюр­ко-мон­голь­ский» и др. К 15–17 вв. в Зап. Азии поя­вил­ся «ту­рец­кий» Л. (дли­ной 110–116 см), предназначенный для стрель­бы более короткими стрелами (ок. 70 см); в При­чер­но­мо­рье рас­про­стра­нил­ся «крым­ско-та­тар­ский» (дли­ной ок. 140 см, стре­лы – ок. 86 см) с про­гну­той внутрь ру­коя­тью, в Центр. Азии – «ин­до-пер­сид­ский», от­ли­чаю­щий­ся ши­ри­ной в пле­че и бо́ль­шим уг­лом ро­гов. К 17 в. рас­про­стра­ня­ет­ся «мань­чжур­ский» Л. (на ос­но­ве ко­то­ро­го сло­жи­лись «мон­голь­ский», «ки­тай­ский», «бу­рят­ский» и др. ти­пы Л.), от­ли­чаю­щий­ся бо́льшими раз­ме­ра­ми (до 1,8 м) и на­ли­чи­ем осо­бых под­ста­вок, в на­тя­ну­том по­ло­же­нии слу­жа­щих опо­рой для те­ти­вы и ог­ра­ни­чи­ваю­щих ход те­ти­вы в мо­мент вы­стре­ла. В Япо­нии был рас­про­стра­нён длин­ный (до 280 см) и асим­мет­рич­ный слож­но­со­став­ной Л. (юми). «Анг­лий­ский», или «сред­не­ве­ко­вый длин­ный», Л. по ти­пу кон­ст­рук­ции был про­стым, мас­сив­ным, в дли­ну дос­ти­гал 220 см и бо­лее; был ха­рак­те­рен для Зап. Ев­ро­пы, воо­ру­жён­ные им от­ря­ды эф­фек­тив­но бо­ро­лись со ср.-век. ры­цар­ской кон­ни­цей. Тра­диц. Л. бы­ли «пе­ри­фе­рий­ны­ми», т. е. стре­ла при вы­стре­ле на­хо­ди­лась не в плос­ко­сти Л. В 20 в., что­бы по­мес­тить стре­лу в плос­кость Л., в ки­би­ти ста­ли де­лать вы­рез («цен­траль­ные» Л.). При­цель­ную даль­ность стрель­бы раз­ные ис­точ­ни­ки оп­ре­де­ля­ли в 30–70 м (ино­гда до 150 м), на боль­шие рас­стоя­ния при­ме­ня­лась на­вес­ная стрель­ба. Даль­ность по­лёта стре­лы оце­ни­ва­лась в 200–250 м; для Тур­ции в 16 в. из­вес­тен вы­стрел ре­корд­ной даль­но­стью 846 или 871 м.

В ми­фо­ло­гии Л. имел ус­той­чи­вую эро­тич. сим­во­ли­ку: его кор­пус ас­со­ции­ро­вал­ся с жен­ской ут­ро­бой, стре­ла – с фал­ло­сом, их со­еди­не­ние сим­во­ли­зи­ро­ва­ло «свя­щен­ный брак» – со­еди­не­ние не­ба и зем­ли и т. д. Л. был по­сто­ян­ным ат­рибу­том бо­жеств люб­ви (греч. Эрот, инд. Ка­ма и т. п.), а так­же «хо­зяй­ки зве­рей» – бо­ги­ни охо­ты (греч. Ар­те­ми­да, рим. Диа­на, груз. Да­ли, адыг. Мез­гуа­ше и т. п.) и её парт­нё­ра – охот­ни­ка, по­лу­чаю­ще­го от неё в об­мен на лю­бовь уда­чу в охо­те. От­сю­да про­ник­но­ве­ние сва­деб­ных мо­ти­вов в охот­ни­чьи про­мы­сло­вые об­ря­ды и охот­ничь­их мо­ти­вов – в свадь­бу; ср. так­же мо­тив брач­но­го со­стя­за­ния в на­тя­ги­ва­нии лу­ка («Ра­мая­на», «Ма­хаб­ха­ра­та», эпос об Ал­па­мы­ше, Гэ­сэ­ре, «Одис­сея» и др.). Л. был так­же по­сто­ян­ным ат­ри­бу­том бо­гов-гро­мов­ни­ков и це­ли­те­лей (инд. Руд­ра, греч. Апол­лон и т. п.). В Си­би­ри Л. был осн. ору­ди­ем ша­ман­ско­го ри­туа­ла (позд­нее его сим­во­ли­ка час­тич­но пе­ре­не­се­на на ша­ман­ский бу­бен).

До 16–17 вв. Л. ус­пеш­но кон­ку­ри­ро­вал с ог­не­стрель­ным ору­жи­ем, отд. кон­ные фор­ми­ро­ва­ния при­ме­ня­ли его до кон. 19 в. Совр. Л. под­раз­де­ля­ют­ся на тра­ди­ци­он­ные, спор­тив­ные (см. Стрель­ба из лу­ка) и блоч­ные. Тра­диц. стрель­ба из Л. со­хра­ня­ет­ся как нац. вид спор­та в Ве­ли­ко­бри­та­нии, Ко­рее, Венг­рии, Тур­ции, Япо­нии и др. стра­нах.

Лит.: Arab archery, an Arabic manuscript of about A. D. 1500. Princeton, 1945; Мед­ве­дев А. Ф. Руч­ное ме­та­тель­ное ору­жие. (Лук и стре­лы, са­мо­стрел). VIII–XIV вв. М., 1966; Rausing G. The bow. Some notes on its origin and development. Bonn а. о., 1967; Klopsteg P. Turkish archery and the composite bow. 3rd ed. Manchester, 1987; Макь­юэн Э., Мил­лер Р., Берг­ман К. Кон­ст­рук­ция и из­го­тов­ле­ние древ­них лу­ков // В ми­ре нау­ки. 1991. № 8; Tra­di­tio­nal bowyer’s bible. [Coldthwaite], 1992–2008. Vol. 1–4; Го­ре­лик М. В. Ору­жие древ­не­го Вос­то­ка. М., 1993; Круг­лов Е. В. Слож­но­со­став­ные лу­ки Вос­точ­ной Ев­ро­пы ран­не­го сред­не­ве­ко­вья // Сте­пи Ев­ро­пы в эпо­ху сред­не­ве­ко­вья. До­нецк, 2005. Т. 4.

Вернуться к началу