Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КУБИ́НЦЫ

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 16. Москва, 2010, стр. 231

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Э. Г. Александренков; В. И. Лисовой (устное творчество)
Фото Д. В. Соловьёва Крестьяне долины Виньялес.

КУБИ́НЦЫ (са­мо­на­зва­ние – ку­ба­нос), на­род, осн. на­се­ле­ние Ку­бы. Чис­лен­ность 12,4 млн. чел. (2008, оцен­ка), в т. ч. на Ку­бе 11,2 млн. чел. (65% со­став­ля­ют белые, 24,9% – не­гры, 10,1% – му­ла­ты и ме­ти­сы; 2002, пе­ре­пись). Жи­вут так­же на Ямай­ке и в Пу­эр­то-Ри­ко (по 8,3 тыс. чел.), в США (1 млн. чел., ука­зав­ших ку­бин. про­ис­хо­ж­де­ние, – 2000, пе­ре­пись), Ве­не­су­эле (83 тыс. чел.) и др. Го­во­рят на ку­бин. ва­ри­ан­те исп. яз. Ве­рую­щие – ка­то­ли­ки, при­вер­жен­цы ка­риб­ских син­кре­ти­че­ских куль­тов; рас­тёт чис­ло про­тес­тан­тов.

Фото Д. В. Соловьёва Музыканты на улице Гаваны.

К мо­мен­ту от­кры­тия Ку­бы ев­ро­пей­ца­ми (1492) на край­нем за­па­де ост­ро­ва оби­та­ли охот­ни­ки и со­би­ра­те­ли гу­ана­ха­та­беи (язык не­из­ве­стен). Во­сток и центр ост­ро­ва за­ни­ма­ли ара­ва­ко­языч­ные зем­ле­дель­цы си­бо­неи. На край­нем во­сто­ке жи­ли не­дав­ние вы­ход­цы с Гаи­ти. В ре­зуль­та­те исп. ко­ло­ни­за­ции ко­рен­ные жи­те­ли поч­ти ис­чез­ли. Лишь на край­нем во­сто­ке ост­ро­ва со­хра­ни­лись се­мьи, ве­ду­щие своё про­ис­хож­де­ние от ин­дей­цев. В куль­ту­ру совр. К. вош­ли мн. эле­мен­ты ин­дей­ской куль­ту­ры – мест­ные зем­ле­дельч. куль­ту­ры и блю­да из них (в част­но­сти, ле­пёш­ки из ма­нио­ка ка­са­бе), ры­бо­лов­ные ору­дия (сеть бу­ба­кан, или гуа­кан), тип сель­ско­го жи­ли­ща (боио) и др.

Фото Д. В. Соловьёва Карнавал в Гаване.

Сре­ди ис­пан­цев пре­об­ла­да­ли вы­ход­цы из Ан­да­лу­зии и Ка­сти­лии; сель­ское на­се­ле­ние фор­ми­ро­ва­лось в осн. за счёт пе­ре­се­лен­цев с Ка­нар­ских о-вов. Зна­чит. груп­па ис­пан­цев ми­гри­ро­ва­ла на Ку­бу с Ямай­ки по­сле за­хва­та её Анг­ли­ей (1655). В на­чаль­ный пе­ри­од ко­ло­ни­за­ции ис­пан­цы до­бы­ва­ли зо­ло­то, за­ни­ма­лись зем­ле­де­ли­ем и ско­то­вод­ст­вом. В 18 в. важ­ное зна­че­ние при­об­ре­ло вы­ра­щи­ва­ние та­ба­ка и тор­гов­ля им. С кон. 18 в. оп­ре­де­ляю­щую роль ста­ли иг­рать вы­ра­щи­ва­ние са­хар­но­го трост­ни­ка, его пе­ре­ра­бот­ка и тор­гов­ля са­ха­ром. С это­го вре­ме­ни уси­лил­ся ввоз ра­бов из Афри­ки, сре­ди ко­то­рых пре­об­ла­да­ли йо­ру­ба (ме­ст­ное назв. – лу­ку­ми), эве (ми­на), фон (ара­ра), а так­же кон­го, ма­куа и др. Не­гры об­ра­зо­вы­ва­ли кор­по­ра­ции взаи­мо­по­мо­щи в ви­де ре­лиг. братств (ка­биль­до). Ра­ба, за­ве­зён­но­го из Аф­ри­ки, на­зы­ва­ли бо­саль, ро­див­ше­го­ся на Ку­бе – кре­ол (кри­о­льо); с 17 в. кре­о­ла­ми ста­ли на­зы­вать всех уро­жен­цев ост­ро­ва, кро­ме ин­дей­цев. Сво­бод­ные не­гры (мо­ре­но) и му­ла­ты (пар­до) мог­ли слу­жить в от­ря­дах мест­ных опол­че­ний (фор­ми­ро­ва­лись по цве­ту ко­жи); та­кая служ­ба по­вы­ша­ла их со­ци­аль­ный ста­тус. Хо­тя по­том­ки аф­ри­кан­цев поч­ти пол­но­стью ут­ра­ти­ли свои тра­диц. язы­ки, их вклад в куль­ту­ру К. зна­чи­те­лен, осо­бен­но в сфе­ре муз. и тан­це­валь­но­го иск-ва.

С 1790-х гг. на Ку­бу, в осн. на вос­ток ост­ро­ва, хлы­нул по­ток бе­жен­цев (фран­цу­зов и нег­ров) с Гаи­ти. Гаи­тий­ские пе­ре­се­лен­цы зна­чи­тель­но из­ме­ни­ли куль­тур­ный об­лик Вост. Ку­бы: с ни­ми приш­ли но­вые эле­мен­ты хо­зяй­ст­ва (раз­ве­де­ние ко­фе и свя­зан­ный с ним тип усадь­бы), рас­про­стра­ни­лись франц. яз. (у гос­под) и гаи­тий­ский кре­оль (в осн. у ра­бов), но­вые ве­ро­ва­ния (ву­ду). В нач. 19 в. груп­па франц. про­ис­хо­ж­де­ния по­пол­ни­лась бе­жен­ца­ми из Луи­зиа­ны. С 1817 вла­сти сти­му­ли­ро­ва­ли «бе­лую» им­ми­гра­цию из США и Ис­па­нии. В сер. 19 в. на Ку­бу вво­зи­ли ин­дей­цев из Мек­си­ки (в осн. майя-юка­те­ков), в 1840–70-х гг. – за­кон­трак­то­ван­ных ра­бо­чих (ку­ли) из Юж. Ки­тая; по­сле за­пре­та вер­бов­ки ку­ли (1877) на­ча­лась сво­бод­ная им­ми­гра­ция ки­тай­цев, осо­бен­но уси­лив­шая­ся по­сле 1-й ми­ро­вой вой­ны. На Ку­бе рас­про­стра­ни­лись кит. муз. ин­ст­ру­мен­ты, азарт­ные иг­ры (чиф­фа). В 20 в. воз­ник­ли кит. по­ли­тич. ор­га­ни­за­ции, вы­пус­ка­лись га­зе­ты на кит. яз. Кит. им­ми­гра­ция бы­ла преим. муж­ской, и со вре­ме­нем чи­сло ки­тай­цев на Ку­бе со­кра­ти­лось. В 19 в., осо­бен­но в ре­зуль­та­те ос­во­бо­дит. войн 1868–1878 и 1895–98, шло ин­тен­сив­ное фор­ми­ро­ва­ние ку­бин­ско­го са­мо­соз­на­ния.

С кон. 19 в. с про­ни­кно­ве­ни­ем сев.-амер. ка­пи­та­ла на Ку­бу воз­ро­сло влия­ние амер. куль­ту­ры, уси­ли­лась ди­скри­ми­на­ция по цве­ту ко­жи. В 1-й тре­ти 20 в. для ра­бо­ты на план­та­ци­ях бы­ли вве­зе­ны ра­бо­чие с Гаи­ти и из Ан­тиль­ских вла­де­ний Ве­ли­ко­бри­та­нии, се­ли­лись вы­ход­цы из Вост. Сре­ди­зем­но­мо­рья и Юж. Азии.

Тра­диц. за­ня­тие – зем­ле­де­лие (са­хар­ный тро­ст­ник, та­бак, рис, пло­до­вые куль­ту­ры; ско­то­вод­ст­во – в об­ла­стях Ка­ма­гу­эй, Лас-Виль­яс). Тра­диц. по­се­ле­ния (ка­се­рио) име­ли бес­по­ря­доч­ную пла­ни­ров­ку. Го­ро­да воз­во­ди­лись по еди­но­му об­раз­цу с пря­мо­уголь­ной пло­ща­дью по­се­ре­ди­не. Кре­сть­ян­ский дом (бо­ио) – стол­бо­вой кон­ст­рук­ции со сте­на­ми из паль­мо­вых до­сок, 2- или 4-скат­ной кры­шей из паль­мо­вых ли­сть­ев, от­кры­тым оча­гом, пе­ред вхо­дом на­вес на двух стол­бах. В го­ро­дах для об­ли­цов­ки стен и по­кры­тия по­ла ис­поль­зо­ва­лись мра­мор, гра­нит, ке­ра­ми­ка или мо­заи­ка. Ха­рак­тер­ны уз­кие вы­со­кие сек­ци­он­ные ок­на-две­ри, час­тич­но за­бран­ные ре­шёт­кой. В сель­ском и гор. жи­ли­ще поч­ти обя­за­тель­но вы­де­ля­ет­ся про­стран­ст­во для «за­лы», в го­ро­де важ­ный эле­мент её ин­терь­е­ра со­став­ля­ют крес­ла-ка­чал­ки. Для муж­ской оде­ж­ды ти­пич­ны свет­лая по­лот­ня­ная ру­ба­ха с боль­шим ко­ли­че­ст­вом кар­ма­нов (гуа­я­бе­ра), ши­ро­ко­по­лая со­ло­мен­ная шля­па; обя­за­тель­ный эле­мент кресть­ян­ско­го ко­стю­ма – ма­че­те. Ха­рак­тер­ные блю­да – рис с чёр­ной фа­со­лью (конг­ри, или мо­рос и кри­стиа­нос), гус­тая по­хлёб­ка с мя­сом, ку­ку­ру­зой, ово­ща­ми и спе­ция­ми (ахиа­ко), по празд­ни­кам – за­пе­чё­нная сви­ни­на. Го­стя не­пре­мен­но уго­ща­ют ко­фе.

Рас­про­стра­не­ны куль­ты афр. про­ис­хо­ж­де­ния (Сан­те­рия у лу­ку­ми; Аба­куа, вос­хо­дя­щая к куль­ту Эк­пе, у иби­био и др.). В боль­ших и ма­лых го­ро­дах про­во­дят­ся еже­год­ные кар­на­ва­лы. Ку­бин. кар­на­валь­ная тра­ди­ция вос­хо­дит к тан­це­валь­ным ше­ст­ви­ям, ко­то­рые уст­раи­ва­ли нег­ри­тян­ские ка­биль­до на День Вол­хвов (6 янв.). Традиц. иг­ры – с мя­чом (пе­ло­та), пе­ту­ши­ные бои, кон­ные со­стя­за­ния ро­део, тан­це­валь­ные ве­че­ра мо­ло­дё­жи (гуа­те­ке). По­пу­ляр­ны бейс­бол и бокс.

Уст­ное твор­че­ст­во объ­е­ди­ня­ет тра­ди­ции инд., исп. и афр. про­ис­хо­ж­де­ния. Сре­ди муз. ин­ст­ру­мен­тов до­ис­пан­ско­го пе­рио­да: ще­ле­вой ба­ра­бан, де­рев. тру­бы, ра­ко­ви­ны-тру­бы, разл. флей­ты, по­гре­муш­ки. Фольк­лор бе­лых К. сфор­ми­ро­вал­ся на исп. ос­но­ве; пе­сен­ные жан­ры пун­то и де­ци­ма ис­пол­ня­лись в со­про­во­ж­де­нии струн­но­го щип­ко­во­го ин­ст­ру­мен­та (трес, бан­дур­рия или ги­та­ра) и ма­ра­ки, до нач. 20 в. со­хра­ня­ла своё зна­че­ние му­зы­ка сель­ско­го на­се­ле­ния гу­ай­и­ра. Муз. осо­бен­но­сти аф­ро­ку­бин­ских куль­тов Сан­те­рия, Аба­куа и др. раз­ви­лись на ос­но­ве му­зы­ки афр. про­ис­хо­ж­де­ния; об­ря­до­вое пе­ние со­про­во­ж­да­ет­ся ба­ра­ба­на­ми кон­га, ба­та (ис­поль­зу­ют­ся раз­но­вид­но­сти это­го се­мей­ст­ва ба­ра­ба­нов: ийа, ито­те­ле, окон­ко­ло), по­гре­муш­ка­ми че­гуе­рес и струн­ны­ми ин­ст­ру­мен­та­ми. Сре­ди аф­ро­ку­бин­ских муз.-тан­це­валь­ных сти­лей: рум­ба (ис­поль­зу­ют­ся ба­раба­ны ба­та, кон­га, тум­ба­до­ра, ку­ин­то, или са­ли­дор, идио­фо­ны кла­вес, па­ли­тос, или кас­ка­ра); ста­рин­ные сти­ли – та­хо­на, па­по­ло­те, йу­ка, ка­лин­да; со­вре­мен­ные – пар­ные тан­цы йам­бу и гуа­гу­ан­ко, муж­ской вир­ту­оз­ный соль­ный та­нец ко­лум­бия. С нач. 20 в. в гор. кар­на­ва­лах и улич­ных ше­ст­ви­ях уча­ст­ву­ют ан­самб­ли ком­пар­са (кон­га), со­стоя­щие из ба­ра­ба­нов, мед­ных ду­хо­вых, разл. идио­фо­нов; в 1930-х гг. бы­ли рас­про­стра­не­ны тан­це­валь­ные «са­ло­ны кон­га» с их уча­сти­ем. В 19–20 вв. по­пу­ляр­но­стью поль­зо­ва­лись муз.-тан­це­валь­ные жан­ры: са­па­тео (вро­де че­чёт­ки), ха­ба­не­ра, контр­данс, данс, дан­сон и др. Ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чил муз.-тан­це­валь­ный стиль сон с его раз­но­вид­но­стя­ми (чан­гуи, су­ку-су­ку, сон мон­ту­но, гуа­ра­ча, конд­жун­то, мам­бо), а так­же гиб­рид­ные фор­мы со­на с др. жан­ра­ми по­пу­ляр­ной му­зы­ки (сон-пре­гон, сон-гу­ад­жи­ра, гуа­ра­ча-сон, аф­ро-сон). В ин­стру­мен­таль­ные ан­самб­ли сон вхо­дят ги­та­ра, ба­ра­бан бон­го, ла­мел­ла­фон ма­рим­бу­ла, идио­фо­ны ма­ра­кас, гуи­ро и бо­тид­жа.

Лит.: Ку­ба: Ис­то­ри­ко-эт­но­гра­фи­че­ские очер­ки. М., 1961; Гри­гу­ле­вич И. Р. Куль­тур­ная ре­во­лю­ция на Ку­бе. М., 1965; Ку­бин­ская эт­но­гра­фия. Ста­тьи и ма­те­риа­лы. М., 1983; Лу­кин Б. В. Ис­то­ки на­род­но­поэ­ти­чес­кой куль­ту­ры Ку­бы. Л., 1988; Эт­но­гра­фия ку­бин­ской про­вин­ции Ма­тан­сас. М., 1988; Martinez-Ali­er V. Marriage, class and color in nineteenth-century Cuba. Ann Arbor, 1989; Rosendahl M. Inside the revolution: every day life in socialist Cuba. Ithaca, 1997; Ortiz F. Los bailes y el teatro de los negros en el folklore de Cuba. 3 ed. Madrid, 1998; Алек­санд­рен­ков Э. Г. Как стать ку­бин­цем: проб­ле­мы фор­ми­ро­ва­ния эт­ни­чес­ко­го са­мо­соз­на­ния (XVI–XIX вв.). М., 1998; Тра­ди­ци­он­ная ма­те­ри­аль­ная куль­ту­ра сель­ско­го на­се­ле­ния Ку­бы. М., 2003.

Вернуться к началу