Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КОРЕ́ЙЦЫ

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 15. Москва, 2010, стр. 256

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Р. Ш. Джарылгасинова; Г. В. Дзибель
Фото В. А. Шнирельмана Корейский квартал в Осаке.

КОРЕ́ЙЦЫ (са­мо­на­зва­ния: в Рес­пуб­ли­ке Ко­рея – хан­гук-са­рам – лю­ди стра­ны Хан­гук; в КНДР – чо­сон-са­рам – лю­ди стра­ны Чо­сон; в Рос­сии со­хра­ни­лось од­но из са­мых ран­них са­мо­наз­ва­ний – ко­рё-са­рам), на­род, осн. на­се­ле­ние Рес­пуб­ли­ки Ко­рея и КНДР. Чис­лен­ность в Рес­пуб­ли­ке Ко­рея 46,9 млн. чел., в КНДР 23,7 млн. чел. Жи­вут так­же в др. стра­нах Вост. Азии: в Сев.-Вост. Ки­тае [кит. чао­сянь­цзу, 1,9 млн. чел., из них 854 тыс. чел. в Янь­бянь-Ко­рей­ском ав­то­ном­ном окр. в пров. Ги­рин (Цзи­линь) – 2000, пе­ре­пись], Япо­нии (ок. 700 тыс. чел.) и др.; Центр. Азии: в Уз­бе­ки­ста­не (200–250 тыс. чел.), Ка­зах­ста­не (99,7 тыс. чел. – 1999, пе­ре­пись) и др.; в Рос­сии (148,6 тыс. чел. – 2002, пе­ре­пись), а так­же в США (1,5 млн. чел. кор. про­исхо­ж­де­ния – 2005, пе­ре­пись), Ка­на­де (146,6 тыс. чел.) и др. Об­щая чис­лен­ность ок. 78 млн. чел. (2008, оцен­ка). Го­во­рят на ко­рей­ском язы­ке. Ве­рую­щие – хри­стиа­не (про­тес­тан­ты и ка­то­ли­ки), буд­ди­сты, по­сле­до­ва­те­ли ко­рей­ских син­кре­ти­че­ских куль­тов.

В сло­же­нии К. уча­ст­во­ва­ли па­лео­азиат­ский, авс­тро­не­зий­ский и про­то­ал­тай­ский эт­нич. ком­по­нен­ты. К. име­ют об­шир­ную ди­ас­по­ру (гё­по, дон­по), в го­ро­дах Азии, Ав­ст­ра­лии, Аме­ри­ки и Ев­ро­пы сфор­ми­ро­ва­лись ком­пакт­ные квар­та­лы с кор. на­се­ле­ни­ем («ко­реа­тау­ны»). С 1860-х гг. они вы­ез­жа­ли на се­ве­ро-вос­ток Ки­тая и в рос. При­мо­рье.

Им­ми­гра­ция в рос. При­мо­рье рез­ко уси­ли­лась с кон. 19 в. (так, в 1897 в Рос­сии К. на­счи­ты­ва­лось 26 тыс., в 1926 в СССР – 87 тыс., из них 84,9 тыс. чел. – в Даль­не­во­сточ­ном ок­ру­ге). Пось­ет­ский (ны­не Ха­сан­ский) и Суй­фун­ский (уп­разд­нён в 1930) рай­оны Даль­не­во­сточ­но­го края, где они со­став­ля­ли со­от­вет­ст­вен­но 95 и 50% на­се­ле­ния, пре­об­ра­зо­ва­ны в кор. нац. рай­оны; кор. сель­со­ве­ты соз­да­ва­лись и в др. мес­тах ком­пакт­но­го про­жи­ва­ния К. По­яв­ля­лись кор. биб­лио­те­ки, клу­бы, шко­лы и тех­ни­ку­мы, в 1931–1937 во Вла­ди­во­сто­ке дей­ст­во­вал Кор. пе­да­го­гич. ин-т, с 1932 ра­бо­тал кор. те­а­тр; на кор. яз. вы­пус­ка­лась прес­са. В 1937–1938 св. 180 тыс. рос. К. бы­ло вы­се­ле­но в Уз­бе­ки­стан (в до­ли­ну р. Чир­чик в Таш­кент­ской обл. и ни­зо­вья Аму­да­рьи в Ка­ра­кал­па­кии) и на юг Ка­зах­ста­на (ны­не Кзыл-Ор­дин­ская обл. и ок­ре­ст­но­сти г. Уш­то­бе Ал­ма-Атин­ской обл.). По пе­ре­пи­си 1939, в СССР на­счи­ты­ва­лось 182,3 тыс. К., из них 96,5 тыс. чел. – в Ка­зах­ста­не и 72,9 тыс. чел. – в Уз­бе­ки­ста­не. Пре­по­да­ва­ние на кор. яз. бы­ло пре­кра­ще­но. В Ср. Азии К. за­ни­ма­лись в осн. по­лив­ным ри­со­вод­ст­вом, со­хра­ни­ли тра­диц. оде­ж­ду, кух­ню. В 1989 кор. яз. вла­де­ли 92,7% К. СССР, 49,4% из них на­зы­ва­ли его род­ным; рус. яз. на­зы­ва­ли род­ным 50,1%. Сфор­ми­ро­ва­лась кор. рус­скоя­зыч­ная ин­тел­ли­ген­ция. В 1970–1980-х гг. на­ча­лась ми­гра­ция сред­не­ази­ат­ских К. на Сев. Кав­каз, в Рос­тов­скую обл., Крас­но­дар­ский и Став­ро­поль­ский края, с кон. 1980-х гг. – в центр. рай­оны Рос­сии. В 1993 при­ня­то по­ста­нов­ле­ние ВС РФ «О реа­би­ли­та­ции рос­сий­ских ко­рей­цев».

Осо­бую груп­пу со­став­ля­ют са­ха­лин­ские К. – по­том­ки за­ве­зён­ных япон­ца­ми в 1-й пол. 20 в. ра­бо­чих; по­сле 2-й ми­ро­вой вой­ны б. ч. их ос­та­лась в СССР, но бы­ла ли­ше­на гра­ж­дан­ст­ва. Ны­не мно­гие из них уез­жа­ют в Рес­пуб­ли­ку Ко­рея.

В Даль­не­во­сточ­ном фе­де­раль­ном окр. РФ, по пе­ре­пи­си 2002, на­счи­ты­ва­лось 61,9 тыс. К. (из них в Са­ха­лин­ской обл. 29,6 тыс. чел., в При­мор­ском крае 17,9 тыс. чел., в Ха­ба­ров­ском крае 9,5 тыс. чел.), в Юж. фе­де­раль­ном окр. – 39 тыс. К. (из них в Рос­тов­ской обл. 11,7 тыс. чел.), в Мо­ск­ве 8,6 тыс. ко­рей­цев. Св. 80% рос. К. жи­вут в го­ро­дах. В Юж­но-Са­ха­лин­ске, Ал­ма-Ате из­да­ют­ся га­зе­ты на кор. яз., в Мо­ск­ве на рус. яз. – газ. «Рос­сий­ские ко­рей­цы», в Ал­ма-Ате ра­бо­та­ет кор. те­атр.

Корейская традиционная свадьба.
Фото Jamie Carter Корейская одежда ханбок.

Тра­диц. куль­ту­ра ти­пич­на для на­ро­дов Вост. Азии. Осн. за­ня­тие – па­шен­ное зам­ле­де­лие, гл. обр. по­лив­ное ри­со­вод­ст­во. Зем­лю об­ра­ба­ты­ва­ли по­лоз­ным плу­гом (чэнь­ги) с пло­ским ле­ме­хом. Се­ют так­же чу­ми­зу, сор­го, бо­бо­вые, хло­пок, ко­но­п­лю, овощ­ные и ого­род­ные куль­туры, в гор­ных рай­онах – су­хо­доль­ный рис, ку­ку­ру­зу; в рай­оне г. Кэ­сон име­ют­ся план­та­ции жень­ше­ня. Раз­во­дят тяг­ло­вый скот, сви­ней, а так­же овец и пти­цу. Раз­ви­то шел­ко­вод­ст­во, на по­бе­ре­жье – ры­бо­лов­ст­во, до­бы­ча мор. жи­вот­ных (мол­лю­ски, ка­ра­ка­ти­цы, кра­бы, кре­вет­ки) и со­ли, сбор во­до­рос­лей. Тра­диц. ре­мёс­ла – тка­че­ст­во (из шёл­ка – в про­вин­ци­ях Сев. Пхё­нан, Юж. Пхё­нан, Сев. Чол­ла и Юж. Чол­ла; из хлоп­ка – в го­ро­дах Хве­рён, Кён­сон, Хан­сан, Инч­хон, Со­сан), вы­шив­ка (в т. ч. пан­но-свит­ков), про­из-во кир­пи­ча (в ок­ре­ст­но­стях Се­ула и Пхень­я­на), ке­ра­мич. по­су­ды и че­ре­пи­цы, фар­фо­ра (с 11–12 вв. – се­ро-го­лу­бо­го с вкра­п­ле­ния­ми бе­лой и чёр­ной гли­ны; с 14 в. – бе­ло­го с рос­пи­сью ко­баль­том), ла­ко­вых из­де­лий, брон­зо­вой по­су­ды (с 18 в. – в про­вин­ци­ях Кён­ги­до, Кан­вон­до, Сев. Чол­ла и Юж. Чол­ла), бу­ма­ги (в про­вин­ци­ях Кён­ги­до и Сев. Чол­ла и Юж. Чол­ла), пле­те­ние (им за­ни­ма­лись муж­чи­ны); цен­тра­ми мн. про­из­водств бы­ли буд­дий­ские мо­на­сты­ри, об­ра­бот­кой ко­жи за­ни­ма­лись пред­ста­ви­те­ли низ­ше­го со­сло­вия (пэкч­хон). Тра­диц. усадь­ба об­не­се­на гли­но­бит­ной или ка­мен­ной ог­ра­дой, в глу­би­не ста­вит­ся жи­лой кар­кас­но-стол­бо­вой дом (чип) с пле­тё­ны­ми, об­ма­зан­ны­ми гли­ной сте­на­ми на зем­ля­ной, об­ло­жен­ной кам­нем плат­фор­ме (выс. до 50 см) с со­ло­мен­ной или че­ре­пич­ной 4-скат­ной кры­шей с при­под­ня­ты­ми края­ми. Жи­ли­ще име­ет кух­ню (пу­ок), ниж­нюю (арып­пан) и верх­нюю (уп­пан) жи­лые ком­на­ты; ино­гда вклю­ча­ет до 8 ком­нат, выхо­дя­щих на на­руж­ную га­ле­рею (пок­то). Для се­мьи стар­ше­го сы­на час­то стро­ят отд. дом. Тра­диционная сис­те­ма ото­пле­ния ти­па ги­по­кау­ста (он­доль, ку­ду­ри) со­хра­ня­ет­ся и в мно­го­этаж­ных гор. по­строй­ках. Одеж­да (хан­бок, чо­сон-от) ча­ще бе­ло­го цве­та, у мо­ло­дых жен­щин – яр­кой глад­кой рас­крас­ки (обыч­но со­че­та­ют­ся два цве­та). Оде­ж­да ра­нее не сши­ва­лась, а склеи­ва­лась кар­то­фель­ным крах­ма­лом. Хан­бок со­сто­ит из шта­нов (па­ди, бад­жи), у муж­чин за­прав­лен­ных в бе­лые ма­тер­ча­тые нос­ки (по­сон); пра­во­за­паш­ной кур­т­ки (чо­го­ри) с не­вы­со­ким во­рот­ни­ком: у муж­чин – рас­кле­шён­ной, у жен­щин – ко­рот­кой, с бан­том на гру­ди, с ши­ро­кой юб­кой (чи­ма, чхи­ма), под­вя­зы­вае­мой на гру­ди ши­ро­ким поя­сом (был рас­про­стра­нён обы­чай бин­то­ва­ния гру­ди); зи­мой но­си­ли ха­лат (ду­ру­ма­ги, ту­ру­ма­ги). Пле­че­вая оде­ж­да име­ет ту­ни­ко­об­раз­ный по­крой. Обувь – пле­тён­ные из со­ло­мы или ве­рё­вок сан­да­лии, в дождь – де­ре­вян­ная на вы­со­кой плат­фор­ме. До всту­п­ле­ния в брак юно­ши за­пле­та­ли во­ло­сы в ко­су, по­сле – муж­чи­ны со­би­ра­ли пу­чок на ма­куш­ке, жен­щи­ны – на за­тыл­ке с длин­ной бу­лав­кой (би­нё, пи­нё). Ха­рак­тер­ны муж­ские чёр­ные шля­пы с по­ля­ми (гат, кат). В при­двор­ной сре­де с 14 в. рас­про­стра­ни­лась оде­ж­да кит. по­кроя. Осн. пи­ща – сва­рен­ный на па­ру рис (пап) с при­пра­ва­ми (бан­чан, пан­чан); ост­рые ква­ше­ные ово­щи (ким­чи), со­евые пас­та (чан) и со­ус (кан­джан), ма­ри­но­ван­ная с при­пра­ва­ми ры­ба (хве); едят сви­ни­ну и мя­со со­бак, тра­ди­ци­он­но поч­ти не упот­реб­ля­ют мо­ло­ка. Из фрук­то­вых со­ков при­го­тов­ля­ют про­хла­дит. на­пи­ток ым­чхон­ню; чая пьют ма­ло; ри­со­вую вод­ку (сул) пьют по­дог­ре­той. По празд­ни­кам го­то­вят лап­шу (кук­су) с ост­рым буль­о­ном, хлеб из клей­ко­го ри­са или про­са (чхал­лток), сла­сти из клей­ко­го ри­са, фрук­тов, мё­да, оре­хов.

В би­ла­те­раль­ную родств. груп­пу (чинь­ок) вклю­ча­ют­ся пред­ста­ви­те­ли 4 вос­хо­дя­щих и 4 нис­хо­дя­щих по­ко­ле­ний (чон) по муж­ской ли­нии (чонг­чин, или тан­гнэ, букв. «внут­ри до­ма») и 3 вос­хо­дя­щих и 3 нис­хо­дя­щих по­ко­ле­ний по жен­ской ли­нии (ой­чин). Не­сколь­ко чонг­чин об­ра­зу­ют пат­ри­ли­нидж (па), неск. па­три­ли­нид­жей – ро­ды (тонг­йок), свя­зан­ные с оп­ре­де­лён­ной мест­но­стью (пон – «ко­рень»). Ро­ды, но­ся­щие об­щее имя (сонг), об­ра­зу­ют эк­зо­гам­ную фра­трию (чок­сок). В боль­шой се­мье (кай­ок) гос­под­ство­ва­ли пат­ри­ар­халь­ные от­но­ше­ния. Иму­ще­ст­во на­сле­до­вал стар­ший сын. Бы­ли рас­про­стра­не­ны усы­нов­ле­ние (обыч­но – стар­ше­го сы­на бра­та), при­ма­че­ст­во. Си­сте­ма тер­ми­нов род­ст­ва би­фур­ка­тив­но-ли­ней­но­го ти­па. Сиб­лин­ги де­лят­ся по от­но­сит. воз­ра­сту и от­но­сит. по­лу. Тер­ми­ны об­ра­ще­ния от­ли­ча­ют­ся от тер­ми­нов обоз­на­че­ния; тер­ми­ны род­ст­ва не упот­ре­бля­ют­ся без по­ка­за­те­лей не­от­тор­жи­мой при­над­леж­но­сти; рас­про­стра­не­ны тек­но­ни­мия и обы­чай на­зы­ва­ния род­ст­вен­ни­ков по ме­сту про­жи­ва­ния.

Сва­деб­ный об­ряд вклю­ча­ет по­езд­ку же­ни­ха (обя­за­тель­но вер­хом) за не­вес­той, его про­жи­ва­ние в до­ме не­вес­ты в те­че­ние не­сколь­ких дней, сва­деб­ный по­езд, со­про­во­ж­даю­щий не­вес­ту в дом же­ни­ха, со­стя­за­ния ме­ж­ду род­нёй же­ни­ха и не­вес­ты и т. п. Сва­деб­ная оде­ж­да – из яр­ко­го шёл­ка, бо­га­то рас­ши­тая, ха­лат у же­ни­ха (ду­ру­ма­ги) обыч­но го­лу­бо­го цве­та, у не­вес­ты (вон­сам) – крас­но­го, с очень ши­ро­ки­ми ру­ка­ва­ми; го­лов­ной убор же­ни­ха – чёр­ная вы­со­кая шап­ка, спле­тён­ная из кон­ско­го во­ло­са или тон­чай­ших пла­стин бам­бу­ка, с крыль­я­ми, не­вес­ты – с ши­ро­ки­ми лен­та­ми по бо­кам (джок­ду­ри, чо­го­ри).

На празд­ни­ки (Но­вый год Соль; лет­ний празд­ник Та­но – 5-й день 5-го ме­сяца; осен­ний празд­ник уро­жая Чу­сок) муж­чи­ны иг­ра­ют в кос­ти (ют­но­ри), жен­щины ка­ча­ют­ся на дос­ке (ноль­тт­ви­ги) в со­про­во­ж­де­нии пе­ния, де­ти пус­ка­ют воз­душ­ных зме­ев; ис­пол­ня­ют­ся тан­цы в мас­ках (Льва и др.), уст­раи­ва­ют­ся со­стя­за­ния в борь­бе (мин­дун и си­рым), стрель­бе из лу­ка, иг­ра с мя­чом (сон­ма кек­ку) и др. Рас­про­стра­не­ны кос­мо­го­нич. ми­фы, куль­ты вер­хов­но­го не­бес­но­го бо­же­ст­ва (Ха­ны­ним), ду­хов гор (сан­син; хо­зяи­ном ле­са и гор счи­та­ет­ся Тигр – Хо­син), рек, озёр, ко­лод­цев (мульк­ви­син, пред­став­ля­емых в ви­де дра­ко­нов ён­ван), по­се­ле­ний (со­нан), до­маш­них ду­хов (ка­син), культ ро­до­вых пред­ков (пред­став­ляе­мых в ви­де Мед­ве­дя) и т. п. По­чи­та­ют­ся пер­во­пред­ки – ос­но­ва­те­ли кор. го­су­дарств; осо­бо от­ме­ча­ет­ся День ро­ж­де­ния Тан­гу­на (3 ок­тяб­ря) – гос. празд­ник в Рес­пуб­ли­ке Ко­рея. В се­ле­ни­ях по­чи­та­лись свя­щен­ные мес­та (сот­тэ); су­ще­ст­во­ва­ли жре­цы, сле­пые кол­ду­ны (пан­су). Ша­ма­на­ми (му­дан) мог­ли быть муж­чи­ны и жен­щи­ны; во вре­мя осо­бо важ­ных кам­ла­ний (кут­но­ри) ша­ман-муж­чи­на мог на­де­вать жен­ское пла­тье. Ша­ман­ские ат­ри­бу­ты – ме­тал­ли­че­ские гонг и ба­ра­бан, жезл, со­сно­вая вет­ка.

Уст­ное твор­че­ст­во. Нар. му­зы­ка (со­гак) вклю­ча­ет пес­ни ми­нё (ге­рои­ко-пат­рио­тич., ли­рич., шу­точ­ные и др.), ин­ст­ру­мен­таль­ную му­зы­ку, ша­ман­скую му­зы­ку му­ак (ин­ст­ру­мен­таль­ное со­про­во­ж­де­ние ша­ман­ско­го ри­туа­ла кут: на юге Ко­реи – ан­самбль ду­хо­вых, на вост. по­бе­ре­жье – ба­ра­бан чан­го). На­ря­ду с соль­ным пе­ни­ем рас­про­стра­не­но хо­ро­вое мно­го­го­лос­ное. Соль­ные ин­ст­ру­мен­таль­ные пье­сы санд­жо ис­пол­ня­ют­ся на цит­рах кая­гым или ко­мун­го ли­бо на флей­те в со­про­во­ж­де­нии ба­ра­ба­на чан­го. Ин­ст­ру­мен­таль­ная му­зы­ка нонъ­ак («кре­сть­ян­ская му­зы­ка») ис­пол­ня­ет­ся поч­ти ис­клю­чи­тель­но кре­сть­ян­ски­ми ду­хо­вы­ми ор­ке­ст­ра­ми (обя­за­тель­но на­ли­чие чан­го) на сель­ских празд­ни­ках; в осо­бен­но­сти по­пу­ляр­ны пье­сы са­мул­ло­ри, ос­но­ван­ные на кре­сть­ян­ских ме­ло­ди­ях, в ис­пол­не­нии 2 гон­гов (кквэн­гва­ри, чин) и 2 ба­ра­ба­нов (чан­го, пук).

Лит.: Korea. Its land, people and culture of all ages. 2nd ed. Seoul, 1963; Djarylgasinova R. Ethnogenetical myths and legends of the ko­reans. Moscow, 1968; Korean folk tales: impes, ghosts, and fairies. 3rd ed. Rutland, 1971; Джа­рыл­га­си­но­ва Р. Ш. Древ­ние ко­гу­рес­цы. М., 1972; она же. Эт­но­ге­нез и эт­ни­че­ская ис­то­рия ко­рей­цев по дан­ным эпи­гра­фи­ки. М., 1979; Folk tales from korea. 3rd ed. Elizabeth, 1982; Ио­но­ва Ю. В. Об­ря­ды, обы­чаи и их со­ци­аль­ные функ­ции в Ко­рее, се­ре­ди­на XIX – на­ча­ло XX в. М., 1982; Ко­рей­ская ди­ас­по­ра в ми­ро­вом кон­тек­сте // Эт­но­гра­фи­чес­кое обоз­ре­ние. 1993. № 3; Кон­це­вич Л. Р. Тра­ди­ци­он­ная ко­рей­ская му­зы­ка // Кон­це­вич Л. Р. Ко­рее­ве­де­ние. Из­бран­ные ра­бо­ты. М., 2001; Бу­гай Н. Ф. Ко­рей­цы в Сою­зе ССР – Рос­сии: XX век. М., 2004; Пак Б. Д., Бу­гай Н. Ф. 140 лет в Рос­сии. Очерк ис­то­рии рос­сий­ских ко­рей­цев. М., 2004.

Вернуться к началу