Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КИРГИ́ЗЫ

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 13. Москва, 2009, стр. 772

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Г. Ю. Ситнянский; Г. В. Дзибель (система терминов родства); Е. М. Фраёнова (устное творчество)

КИРГИ́ЗЫ (са­мо­на­зва­ние – кыр­гыз; ус­тар. – ка­ра-кир­ги­зы, за­ка­мен­ные кир­гизы, ди­ко­ка­мен­ные кир­ги­зы), на­род, осн. на­се­ле­ние Кир­ги­зии. Чис­лен­ность 3,1 млн. чел. (1999, пе­ре­пись). Жи­вут так­же на се­ве­ро-вос­то­ке Уз­бе­ки­ста­на (св. 240 тыс. чел.), вос­то­ке Тад­жи­ки­ста­на (св. 80 тыс. чел., в осн. в Гор­но-Ба­дах­шан­ской обл.), на се­ве­ре Ки­тая (160,8 тыс. чел. – 2000, пе­ре­пись; в осн. в Кы­зыл­су-Кир­гиз­ском ав­то­ном­ном окр., в Синь­цзян-Уй­гур­ском ав­то­ном­ном р-не и в пров. Хэй­лунц­зян во Внутр. Мон­го­лии), на се­ве­ро-вос­то­ке Аф­га­ни­ста­на [ок. 1 тыс. чел. – Боль­шой и Ма­лый Па­мир, Гин­ду­куш, про­вин­ция (ви­ла­ят) Ба­дах­шан], се­ве­ро-за­па­де Па­ки­ста­на (60 тыс. чел.), в Рос­сии (31,8 тыс. чел. – 2002, пе­ре­пись; по оцен­кам – до 1 млн. чел., 2007) и др. Об­щая чис­лен­ность ок. 4 млн. чел. (2008, оцен­ка). К К. близ­ка тюр­коя­зыч­ная в про­шлом груп­па хо­то­нов на се­ве­ро-за­па­де Мон­го­лии (в р-не Улан­го­ма и по р. Уб­са).

Го­во­рят на кир­гиз­ском язы­ке. До 20% К. (в осн. в Биш­ке­ке) счи­та­ют род­ным рус. яз. Ве­рую­щие – му­суль­ма­не-сун­ни­ты. С кон. 20 в. рас­про­ст­ра­ня­ет­ся про­те­стан­тизм.

Фото А. И. Нагаева Киргиз из Каракола.

К. сло­жи­лись на ос­но­ве разл. тюр­ко- и мон­го­ло­языч­ных на­ро­дов, ас­си­ми­ли­ро­вав­ших бо­лее ран­нее ира­ноя­зыч­ное на­се­ле­ние. В 1-м тыс. на Тянь-Шань пе­ре­се­ля­лись пле­ме­на, ра­нее под­вла­ст­ные кыр­гы­зам ени­сей­ским (от ко­то­рых уна­сле­до­ва­ли свой эт­но­ним), в т. ч. кип­ча­ки (к ним вос­хо­дят совр. пле­ме­на тёо­лёс, мун­дуз, кып­чак, ка­нг­ды, куш­чу, бу­гу, пред­по­ло­жи­тель­но – сол­то, са­як, ба­гыш, ка­ра ба­гыш, са­ры ба­гыш, чонг ба­гыш, дже­ди­гер), в 12–14 вв. – ки­да­ни (совр. пле­мя кы­тай), в нач. 13 в. – раз­гром­лен­ные Чин­гис­ха­ном най­ма­ны (совр. пле­мя най­ман), в 1260-е гг. – раз­би­тые Ху­би­ла­ем сто­рон­ники Ариг-Бу­ги. В 15–18 вв. в со­став К. вли­ва­лись мон­го­лы (монг. про­ис­хож­де­ние, по-ви­ди­мо­му, име­ют пле­ме­на че­рик, ной­гут, бар­гы, мон­гол­дор), ка­за­хи и но­гай­цы (совр. пле­ме­на че­кир са­як, же­ты­ген, са­руу), уз­бе­ки, уйгу­ры и др. В сер. 17 – сер. 18 вв. б. ч. К. бы­ла от­тес­не­на ойра­та­ми на юго-за­пад в Фер­ган­скую до­ли­ну и на тер­ри­то­рию совр. Тад­жи­ки­ста­на; часть ойра­тов, уце­лев­ших пос­ле раз­гро­ма Джун­гар­ско­го хан­ст­ва в 1755–58, во­шла в со­став К. (сарт-кал­ма­ки). К 19 в. К. име­ли слож­ную ро­до-пле­мен­ную струк­ту­ру. Груп­пи­ров­ка отуз уул (три­дцать сы­но­вей) вклю­ча­ла пра­вое (он) и ле­вое (сол) кры­ло. Пра­вое кры­ло де­ли­лось на вет­ви: та­гай (пле­ме­на: со­лто, са­ры ба­гыш, че­кир са­як и са­як – в Чуй­ской обл., на за­па­де Ис­сык-Куль­ской обл. и се­ве­ре На­рын­ской обл.; дже­ди­гер, ба­гыш, мон­гол­дор и бу­гу – на юге Джа­лал-Абад­ской обл., юге и вос­то­ке На­рын­ской и Ис­сык-Куль­ской об­лас­тей), ади­ги­не (пле­ме­на: джо­ру, бё­рю, бар­гы, ка­ра ба­гыш и сар­ттар – Фер­ган­ский и Алай­ский хреб­ты в Ош­ской обл.) и мун­гуш (пле­ме­на джа­гал­май и кош там­га – вос­ток Фер­ган­ской кот­ло­ви­ны и Алай­ской до­ли­ны на юго-вос­то­ке и се­ве­ро-за­па­де Ош­ской обл.). Ле­вое кры­ло вклю­ча­ло пле­ме­на: ба­сыз, мун­дуз, чонг ба­гыш, кы­тай, же­ты­ген – на юго-за­па­де На­рын­ской обл., се­ве­ре Ош­ской обл., юго-вос­то­ке и се­ве­ро-за­па­де Джа­лал-Абад­ской обл., за­па­де Та­лас­ской обл.; тёбёй – в Чуй­ской обл. и на сред­нем На­ры­не; куш­чу и са­руу – к югу от оз. Ис­сык-Куль. Груп­пи­ров­ка ич­ки­лик на­се­ля­ла юго-зап. Кир­ги­зию [пле­ме­на: ке­сек, ават, кып­чак, най­ман, бос­тон, кан­гды (канг­лы), ной­гут, тей­ит, тёо­лёс – в Бат­кен­ской обл. и на за­па­де и юге Ош­ской обл.].

Киргизы. Семья скотоводов.

Тра­диц. куль­ту­ра ти­пич­на для на­ро­дов Ср. Азии. Тра­диц. хо­зяй­ст­во ос­но­ва­но на ко­че­вом ско­то­вод­ст­ве. Зим­ние стой­би­ща (кыш­тоо) рас­по­ла­га­лись в до­ли­нах, скот вы­па­са­ли на от­гон­ных па­ст­би­щах (отар). Вес­ной, по окон­ча­нии по­ле­вых ра­бот, пе­ре­ко­чё­вы­ва­ли на ве­сен­ние (кёк­тёо, бёк­сё), за­тем – на вы­со­ко­гор­ные лет­ние (джай­лоо) па­ст­би­ща, где ко­че­вые об­щи­ны (аил) рас­па­да­лись на груп­пы по 3–7 юрт. Осе­нью вновь от­го­ня­ли скот в до­ли­ны. Ко­че­вые пу­ти мог­ли дос­ти­гать 150–200 км. Раз­во­ди­ли в осн. низ­ко­рос­лых ло­ша­дей, а так­же гру­бо­шёр­ст­ных кур­дюч­ных овец, верб­лю­дов (бак­триа­нов и дро­ме­да­ров), яков, круп­ный ро­га­тый скот (ме­ст­ной низ­ко­рос­лой по­ро­ды). С 18 в. гл. роль ста­ло иг­рать ов­це­вод­ст­во (имев­шее боль­шее зна­че­ние для не­бо­га­тых хо­зяйств), рас­про­стра­ня­лось се­но­ко­ше­ние и по­лу­стой­ло­вое со­дер­жа­ние ско­та, час­тич­ная осед­лость.

В 1-м тыс. в до­ли­нах рек Чу и Та­лас, При­ис­сык­ку­лье раз­ви­ва­лось по­лив­ное зем­ле­де­лие (яч­мень, рис, ви­но­град и др.). С при­хо­дом но­вых волн ко­чев­ников зем­ле­дельч. куль­ту­ра при­хо­ди­ла в упа­док, окон­ча­тель­но бы­ла раз­ру­ше­на пос­ле монг. на­ше­ст­вия 13 в. В 17–18 вв. на­вы­ки по­лив­но­го зем­ле­де­лия бы­ли вновь за­им­ст­во­ва­ны К. у уз­бе­ков и тад­жи­ков. Зем­ле­де­ли­ем за­ни­ма­лись гл. обр. не­бо­га­тые ско­то­во­ды, вед­шие по­лу­ко­че­вой об­раз жиз­ни. На юге вы­ра­щи­ва­ли хло­пок, рис, джу­га­ру, бах­че­вые куль­ту­ры, на се­ве­ре – про­со и яч­мень, с по­яв­ле­ни­ем рус­ских – овёс (осо­бен­но в вы­со­ко­гор­ных рай­о­нах). Для пе­ре­бро­ски во­ды че­рез гор­ные уще­лья со­ору­жа­ли ак­ве­ду­ки (ноо) из вы­долб­лен­ных ство­лов. Зем­лю об­ра­ба­ты­ва­ли при­ми­тив­ным плу­гом (бу­ур­сун, на юге – амач, омоч). С рас­се­ле­ни­ем на се­ве­ре Кир­ги­зии рус. и укр. кре­сть­ян (1860–70-е гг.) раз­ви­ва­лось бо­гар­ное зем­ле­де­лие.

Киргизы. Вышитое панно туш кийиз. Кон. 19 в. Музей антропологии и этнографии (С.-Петербург).

Бы­ла из­вест­на охо­та, в т. ч. с лов­чи­ми пти­ца­ми, бор­зы­ми со­ба­ка­ми осо­бой по­ро­ды (тай­ган), за­гон­ная охо­та на гор­но­го ба­ра­на. Су­ще­ст­во­вал об­ряд по­свя­ще­ния в охот­ни­ки. С по­яв­ле­ни­ем рус­ских рас­про­стра­ня­лись ры­бо­лов­ст­во, пче­ло­вод­ст­во, шел­ко­вод­ст­во. Раз­ви­то тка­че­ст­во (в осн. из шер­сти, на юге – так­же из хлоп­ка) на го­ри­зон­таль­ном стан­ке (ор­мёк, дю­кён), из­го­тов­ле­ние тро­ст­ни­ко­вых ци­но­вок (чий, чы­гдан), вой­лоч­ных ков­ров (в тех­ни­ке мо­заи­ки и ап­пли­ка­ции – шир­дак; с вка­тан­ным ор­на­мен­том – ала кий­из), на юге – вор­со­вых (ки­лем), вы­шив­ка (на­стен­ные пан­но туш кий­из, сум­ки аяк кап, кон­ские чеп­ра­ки, де­та­ли юр­ты, оде­ж­ды и др.), тис­не­ние по ко­же (сум­ки – баш­тык, джап­сар, аяк кой­чу, сун­ду­ки джа­гдан, со­су­ды для ку­мы­са кё­о­кёр и др.), резь­ба по де­ре­ву, куз­не­че­ст­во, юве­лир­ное и ору­жей­ное де­ло; мо­ти­вы – 8-уголь­ни­ки, ром­бы, сту­пен­ча­тые ром­бы, «ро­га ба­ра­на» (коч­кор му­юз), «хвост со­ба­ки» (ит куй­рук) и др.

Осн. тип жи­ли­ща – юр­та (боз уй, ка­ра уй, кыр­гыз уй) с уп­ло­щён­ным сфе­рич. ку­по­лом; на се­ве­ре с 19 в. рас­про­стра­не­на юр­та с вы­со­ким ко­ну­со­об­раз­ным ку­по­лом. В сер. 19 в. на юге и с кон. 19 в. на се­ве­ре по­яв­ля­ют­ся гли­но­бит­ные сыр­цо­вые и бре­вен­ча­тые по­строй­ки.

Киргизка в традиционном уборе. Алайская долина.
Киргизка племени кипчак в головном уборе кяляк.

Муж­ская оде­ж­да: ру­ба­ха (на се­ве­ре – кёй­нёк, ту­ни­ко­об­раз­ная со стоя­чим во­рот­ни­ком; на юге – же­где, узун жа­ка, рас­паш­ная), шта­ны (ыш­тан, шым), беш­мет (беш­мант), каф­тан (ча­пан), верх­ний очень ши­ро­кий каф­тан (чек­пен, чек­мен), ле­том – ха­лат (же­лек); рас­паш­ная оде­ж­да име­ет за­пáх на­пра­во, на юге ино­гда близ­ка по по­крою к уз­бек­ской. Го­лов­ные убо­ры – вой­лоч­ная шап­ка с от­во­ро­та­ми (кал­пак), шап­ка с ме­хо­вой опуш­кой (те­бе­тей), на юге – тюр­бан (сел­де), вы­ши­тый пла­ток по­верх тю­бе­тей­ки. Жен­щи­ны но­си­ли ру­ба­ху (кёй­нёк), рас­ши­тый на­груд­ник (он­гур, джа­ка), ко­рот­кую рас­паш­ную юб­ку (бель­дем­чи; на се­ве­ре – из чёр­но­го бар­ха­та с вы­шив­кой там­бу­ром, на юге – из цвет­но­го бар­ха­та или по­лу­шёл­ко­вой тка­ни), ши­ро­кие шта­ны, ко­рот­кую без­ру­кав­ку с боль­шим вы­ре­зом или глухую со стоя­чим во­рот­ни­ком (кам­зур, кям­зир), беш­мет и ча­пан; в 20 в. рас­про­стра­ни­лись пла­тья с от­рез­ной ши­ро­кой юб­кой с обор­ка­ми (буй­ур­мё кёй­нёк). Де­вуш­ки но­си­ли мно­же­ст­во ко­си­чек, шап­ку с ме­хо­вой опуш­кой или ма­лень­кую круг­лую ша­поч­ку (те­бе­тей). Жен­щи­ны по­верх ша­поч­ки (кеп та­кыя, кеп чач) с длин­ны­ми вы­ши­ты­ми ло­па­стя­ми по бо­кам и сза­ди по­вя­зы­ва­ли тюр­бан: на Тянь-Ша­не, Ис­сык-Ку­ле и в до­ли­не Чу – в фор­ме боль­шо­го ци­лин­д­ра (эле­чек); в до­ли­не Та­ла­са – оваль­ной фор­мы, очень ши­ро­кий в верх­ней час­ти (иле­ки); на юге Кир­ги­зии – с боль­шим вы­сту­пом на­до лбом (кя­ляк). Кирг. жен­щи­ны ни­ко­гда не за­кры­ва­ли ли­цо.

Тра­диц. пи­ща – ки­слое мо­ло­ко (ай­ран), ки­пя­чё­ные слив­ки (кай­мак), тво­рог (суз­мё), сыр (ку­рут), мяс­ной буль­он (сор­по), мя­со с лап­шой в буль­о­не (туу­ра­ган эт, беш­бар­мак), на юге – ты­к­ва, ово­щи. Из ко­быль­е­го мо­ло­ка де­ла­ли ку­мыс. Хлеб пек­ли на стен­ках кот­ла (кёр­кёр­мё то­коч), на ýг­лях ме­ж­ду дву­мя ско­во­ро­да­ми (кё­мёч­тён); на юге, а так­же в При­ис­сык­ку­лье и до­ли­не Та­ла­са – в тан­ды­ре.

До 20 в. со­хра­ня­лись боль­шие 3-по­ко­лен­ные се­мьи. У боль­шин­ст­ва К. был за­пре­щён брак ме­ж­ду род­ст­вен­ни­ка­ми по муж­ской ли­нии до 7-го ко­ле­на. Был рас­про­стра­нён авун­ку­лат. Прак­ти­ко­ва­лись кросс- и ор­то­ку­зен­ные бра­ки, ле­ви­рат и со­ро­рат, по­ли­ги­ния, ко­лы­бель­ный сго­вор, брач­ный вы­куп (ка­лым), вре­мен­ная мат­ри­ло­каль­ность бра­ка. Си­сте­ма тер­ми­нов род­ст­ва сме­шан­но­го би­фур­ка­тив­но-би­фур­ка­тив­но-ли­ней­ного ти­па со сколь­зя­щим счё­том по­ко­ле­ний и ге­не­рац. ско­сом ти­па «ома­ха». Сиб­лин­ги де­лят­ся по по­лу и от­но­сит. воз­ра­сту. Ха­рак­те­рен обы­чай до­б­рач­ных по­се­ще­ний не­вес­ты же­ни­хом (кюй­ё­о­лёо). Важ­ную роль в сва­деб­ном об­ря­де вы­пол­ня­ют дру­зья же­ни­ха (кюй­ёо джол­дош). На 5–7-й день (бе­шик-той) по­сле ро­ж­де­ния ре­бён­ка ус­т­раи­ва­ют празд­ник ук­ла­ды­ва­ния в ко­лы­бель, на 40-й день (кыр­кы) – на­де­ва­ния ру­баш­ки. Над мо­ги­ла­ми со­ору­жа­ют гли­но­бит­ные (мо­ло) или сыр­цо­вые (кюм­бёз) гроб­ни­цы, ино­гда рас­пи­сан­ные изо­бра­же­ния­ми жи­вот­ных и др. На празд­ни­ки уст­раи­ва­лись скач­ки (ат ча­быш), по­един­ки всад­ни­ков (сайыш, эн­гиш, оода­рыш), борь­ба за ту­шу коз­ла (кёк бё­рю, улак тар­тыш). На Но­уруз при­го­тов­ля­ли жид­кую пше­нич­ную ка­шу (кё-чё), пры­га­ли че­рез ко­ст­ры, оку­ри­ва­ли лю­дей и скот. Со­хра­ня­лись по­чи­та­ние ду­хов пред­ков (ар­бак), по­кро­ви­тель­ни­цы жен­щин Умай-эне, ду­хов-хо­зя­ев гор, рек, пе­ре­ва­лов, ве­ра в злых ду­хов (джин­нов). Прак­ти­ко­ва­лись жерт­во­при­но­ше­ния (тю­лёё) у свя­щен­ных ис­точ­ни­ков, кам­ней, де­ревь­ев и т. п. (ма­зар). Ша­ма­ны К. (муж­чи­ны – бак­шы, жен­щи­ны – бю­бю), в от­ли­чие от ка­зах­ских, не при­ме­ня­ли во вре­мя кам­ла­ния муз. ин­ст­ру­мен­ты; су­ще­ст­во­ва­ли ша­ма­ны – пред­ска­за­те­ли по­го­ды (эсеп­чи), вы­зы­ва­те­ли до­ж­дя (жай­чи), га­даль­щи­ки (на ка­меш­ках – тёл­гё­чи, на ба­рань­ей ло­пат­ке – да­лы­чи) и др.

Уст­ное твор­че­ст­во. Древ­ней­шие фор­мы уст­но­го твор­че­ст­ва К. – ша­ман­ские за­го­во­ры, за­кли­на­ния до­ж­дя, сол­неч­но­го за­тме­ния; охот­ни­чьи пес­ни ко­чев­ни­ков (об­раз­цы тек­стов – в «Со­б­ра­нии тюрк­ских на­ре­чий» Мах­му­да Каш­га­ри, 11 в.). Важ­ное ме­сто за­ни­ма­ет ге­ро­ич. эпос «Ма­нас»; по­эмы о вой­нах К. с со­сед­ни­ми на­ро­да­ми – «Се­ме­тей», «Сей­тек», «Эр-теш­тюк», «Кур­ман­бек», «Ке­дей-хан», «Код­жод­жаш», «Джа­ныш-Байш», «Са­ринд­жи-Бо­кей» и др. Уст­ное муз. твор­че­ст­во пред­став­ле­но проф. и фольк­лор­ны­ми тра­ди­ция­ми, для тех и дру­гих ха­рак­тер­ны мо­но­дий­ная ос­но­ва и соль­ное ис­пол­ни­тель­ст­во. Проф. по­эты-пев­цы ма­нас­чи – но­си­те­ли тра­ди­ции, свя­зан­ной с эпо­сом «Ма­нас»; по­эты-му­зы­кан­ты акы­ны по­ют с собств. со­про­во­ж­де­ни­ем на ко­му­зе или кыя­ке (осн. жан­ры: мак­тоо – пес­ни па­не­ги­ри­че­ские, са­нат и на­сы­ят – ди­дак­ти­че­ские и на­зи­да­тель­ные, кор­доо – об­ли­чи­тель­ные); ин­ст­ру­мен­та­ли­сты кюй­ши – ис­пол­ни­те­ли ин­ст­ру­мен­таль­ных пьес кю, или кюу, на ко­му­зе (ко­муз­чи) и кыя­ке (кы­як­чи). Пье­сы кю име­ют про­грамм­ные на­зва­ния, напр. «Бо­той» («Верб­лю­жо­нок»), «Кам­бар­кан» (по име­ни ми­фич. по­кро­ви­те­ля ло­ша­дей, пас­ту­хов, а так­же ис­кус­ст­ва – Кам­ба­ра ата); ино­гда на­зва­ние от­ра­жа­ет кон­ст­рук­тив­ные осо­бен­но­сти пье­сы («Кош­кай­рык», букв. – пар­ные по­вто­ры). В пье­сах для кыя­ка и ко­му­за раз­ви­лись свое­об­раз­ные фор­мы 2- и 3-го­ло­сия. Муз.-по­этич. фольк­лор пре­им. соль­ный, со зна­чит. ро­лью им­про­ви­за­ции; ме­ло­дии и тек­сты не за­креп­ле­ны. Жан­ро­вые груп­пы тру­до­во­го фольк­ло­ра: бен­кбе­кей (пе­ре­клич­ки ноч­ных ка­ра­уль­щиц овечь­их отар); шы­рыл­дан (пес­ни та­бун­щи­ков); май­да (пес­ни мо­лоть­бы на то­ку); пес­ни, свя­зан­ные с жен­ски­ми до­маш­ни­ми ра­бо­та­ми (пря­де­ние, тка­че­ст­во, из­го­тов­ле­ние вой­ло­ка и ков­ров, по­мол зер­на на руч­ной мель­ни­це). Об­ря­до­вый фольк­лор вклю­ча­ет зна­хар­ские за­кли­на­ния («борь­ба со зме­ёй» – да­ры­мы), за­го­во­ры (бак­шы­лык); пес­ни сва­деб­но­го цик­ла (ди­дак­тич. пес­ни на смот­ри­нах, жен­ские при­чи­та­ния «ко­шок» при от­прав­ле­нии не­вес­ты в аил же­ни­ха, празд­нич­ные пес­ни жар-жар при встре­че же­ни­ха с не­вес­той); пес­ни, свя­зан­ные с ро­ж­де­ни­ем ре­бён­ка, на­ре­че­ни­ем име­ни и др.; по­хо­рон­ные и по­ми­наль­ные пла­чи [соль­ные (им­про­ви­зи­ро­ван­ные и со ста­биль­ны­ми на­пе­ва­ми) и рес­пон­сор­ные]; ве­сен­ние ка­чель­ные пес­ни (сел­кин­чек), пес­ни празд­ни­ка Но­уруз. Осн. груп­пы не­об­ря­до­вых ли­рич. пе­сен (для них ха­рак­тер­на на­пев­ная ме­ло­ди­ка): се­кет­бай (лю­бов­ные), кюй­гён (пес­ни страст­ной люб­ви), ар­ман (пес­ни не­раз­де­лён­ной люб­ви). Ин­ст­ру­мен­таль­ная му­зы­ка фольк­лор­ной тра­ди­ции: пас­ту­ше­ские на­и­гры­ши на про­доль­ной флей­те чо­ор, дет­ские и жен­ские наи­гры­ши на те­мир-ко­му­зе (вар­ган); иг­ра на ко­му­зе, кыя­ке ино­гда со­про­во­ж­да­ет пе­ние нар. пе­сен. В ос­но­ве тра­диц. кирг. ла­до­вой сис­те­мы – 5-, 6- и 7-сту­пен­ные диа­то­нич. зву­ко­ря­ды. Ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны сказ­ки (вол­шеб­ные, бы­то­вые, о жи­вот­ных), нар. ди­дак­тич. по­эзия, по­сло­ви­цы и по­го­вор­ки.

Лит.: Ви­но­гра­дов В. С. Кир­гиз­ская на­род­ная му­зы­ка. Фр., 1958; он же. Во­про­сы раз­ви­тия на­цио­наль­ных му­зы­каль­ных куль­тур в СССР. М., 1961; Ала­гу­шов Б. Ко­му­зи­сты и их кюу. Фр., 1961 (на кирг. яз.); Айт­мам­бе­тов Д. О. Куль­ту­ра кир­гиз­ско­го на­ро­да во вто­рой по­ло­ви­не XIX – на­ча­ле XX ве­ка. Фр., 1967; Дю­ша­ли­ев К. Кир­гиз­ская на­род­ная пес­ня. М., 1982; Аб­рам­зон С. М. Кир­ги­зы и их эт­но­ге­не­ти­че­ские и ис­то­ри­ко-куль­тур­ные свя­зи. Фр., 1990; Дю­ша­ли­ев К., Лу­за­но­ва Е. Кыр­гыз­ское на­род­ное му­зы­каль­ное твор­че­ст­во. Биш­кек, 1999. 

Вернуться к началу