Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КЕ́ЧУА

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 13. Москва, 2009, стр. 624

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Ю. Е. Берёзкин; Г. В. Дзибель (система терминов родства), В. И. Лисовой (устное творчество)

КЕ́ЧУА, ки­чуа (са­мо­на­зва­ние – Qhichwa ru­na/ru­na­ku­na), ин­дей­ский на­род на за­па­де Юж. Аме­ри­ки. Чис­лен­ность ок. 10 млн. чел. (2008, оцен­ка), в т. ч. в Пе­ру 5,2 млн. чел., на за­па­де и юго-за­па­де Бо­ли­вии 2,6 млн. чел., в центр. и вост. час­ти Эк­ва­до­ра 499,3 тыс. чел. (2001, пе­ре­пись; по оцен­кам – 1,5–2,2 млн. чел.), на юго-за­па­де Ко­лум­бии (ин­га) 38,6 тыс. чел., на се­ве­ре Ар­ген­ти­ны 1,5 млн. чел., на се­ве­ре Чи­ли 8,4 тыс. чел. В со­ста­ве К. вы­де­ля­ют­ся раз­ные по про­ис­хож­де­нию и вы­ра­жен­но­сти об­ще­ке­чу­ан­ско­го са­мосоз­на­ния груп­пы: ин­га (Ко­лум­бия); ка­ран­ки, ка­нья­ри, ка­ям­пи, ки­ту-ка­ра, на­та­ви­ла, ота­ва­ло, пан­са­лию, пас­та­са, пу­ру­ха, са­ла­са­ка, са­ра­ку­ру, са­рая­ку, уаран­ка, чи­бу­лео (Эк­ва­дор); аман­та­ни, ка­на, кан­чи, ке­ро, лья­ку­аш (ла­ми­ста), на­пу­ру­на, та­ки­ле, уанка, чан­ка (Пе­ру); ко­лья, калья­вая (Бо­ли­вия). Го­во­рят на ке­чу­ан­ских язы­ках, рас­про­стра­нён так­же исп. язык. В осн. ка­то­ли­ки, часть со­хра­ня­ет тра­диц. ве­ро­ва­ния.

Фото Gato Azul Индианка кечуа в традиционном костюме.

К. – ос­но­ва­те­ли го­су­дар­ст­ва ин­ков. В ко­ло­ни­аль­ный пе­ри­од не­од­но­крат­но воз­глав­ля­ли ан­ти­ис­пан­ские вос­ста­ния (круп­ней­шее – Ту­па­ка Ама­ру вос­ста­ние 1780–83). Тра­диц. куль­ту­ра ти­пич­на для ин­дей­цев Центр. Анд. Осн. за­ня­тие – оро­шае­мое тер­рас­ное зем­ле­де­лие (клуб­не­пло­ды – кар­то­фель, ока, уль­ю­ка; зер­но­вые – ки­ноа, кань­я­уа, в до­ли­нах – ку­ку­ру­за, позд­нее – яч­мень, пше­ни­ца). Из кар­то­фе­ля го­то­вят су­хой кон­цен­трат (чу­нью). Осн. с.-х. ору­дие в го­рах – уз­кий за­ступ с пе­ре­кла­ди­ной для но­ги (ча­ки­так­лья), в до­ли­нах – плуг в уп­ряж­ке из бы­ков. В го­рах раз­во­ди­ли лам, аль­па­ка, мор­ских сви­нок. Раз­ви­ты пря­де­ние (в го­рах – из шер­сти, в до­линах – из хлоп­ка) и тка­че­ст­во (ткут в осн. муж­чи­ны), вы­дел­ка фет­ра, пле­те­ние, резь­ба по де­ре­ву, из­го­тов­ле­ние рас­пис­ных ка­ле­ба­сов (осо­бен­но в Ая­ку­чо), леп­ной рас­пис­ной (осн. цве­та – крас­ный, оран­же­вый, бе­лый) ке­ра­ми­ки, зо­ло­тых и се­реб­ря­ных ук­ра­ше­ний. По­се­ле­ния в до­ли­нах ку­че­вые, в го­рах – раз­бро­сан­ные. Жи­ли­ще из сыр­цо­во­го кир­пи­ча или ка­мен­ное пря­мо­уголь­ное с дву­скат­ной кры­шей. Муж­ская оде­ж­да – шта­ны дли­ной до ко­лен, ко­рот­кая курт­ка, пон­чо, жен­ская – неск. ко­рот­ких юбок (до 8) с цвет­ной кай­мой (ниж­ние юб­ки длин­нее верх­них), ру­ба­ха, шаль (льик­лью), ска­лы­вае­мая на гру­ди се­реб­ря­ной бро­шью. Го­лов­ной убор – фет­ро­вая шля­па с по­ля­ми, у жен­щин – шап­ка с круг­лым плос­ким на­вер­ши­ем, у муж­чин – узор­ная вя­за­ная ша­поч­ка с на­уш­ни­ка­ми (чу­льо). В ос­но­ве тра­диц. об­щи­ны (ай­лью) – груп­па род­ст­вен­ных се­мей пер­во­по­се­лен­цев (ори­хи­на­рио). Об­щи­на управ­ля­ет­ся вы­бор­ным ста­рей­ши­ной (аль­кальд) и его 4–6 по­мощ­ни­ка­ми (ва­рай­ок, от ва­ра – жезл). Со­хра­ня­ют­ся сис­те­ма взаи­мо­по­мо­щи (ай­ньи), эле­мен­ты ин­кской ду­аль­ной ор­га­ни­за­ции и па­рал­лель­но­го счё­та род­ст­ва (муж­чи­на на­сле­ду­ет от сво­его от­ца, жен­щи­на – от ма­те­ри); со­от­вет­ст­вен­но су­ще­ст­ву­ют спец. тер­ми­ны для де­тей в за­ви­си­мо­сти от то­го, кто го­во­ря­щий – отец или мать. Си­сте­ма тер­ми­нов род­ст­ва би­фур­ка­тив­но­го ти­па. Свой­ст­вен­ни­ки ча­стич­но отож­де­ст­вля­ют­ся с род­ст­вен­ни­ка­ми, ка­те­го­рии свой­ст­ва де­мон­ст­ри­ру­ют эле­мен­ты ге­не­ра­ци­он­но­го ско­са. Сиб­лин­ги де­ля­тся по от­но­сит. по­лу. Сре­ди ка­лен­дар­ных ри­туа­лов важ­ней­шие – летний празд­ник очи­ст­ки оро­сит. ка­на­лов и кар­на­вал, во вре­мя ко­то­ро­го устра­ива­ют­ся тан­цы в мас­ках, из­об­ра­жаю­щих «ди­ких лю­дей», ин­сце­ни­ров­ки «свадь­бы жи­вот­ных», до сер. 20 в. ра­зы­гры­ва­лись ри­ту­аль­ные сра­же­ния меж­ду чле­на­ми раз­ных ай­лью. Со­хра­ня­ют­ся по­чи­та­ние гор­ных вер­шин, Ма­те­ри-Зем­ли (Па­ча­ма­ма), ша­ма­низм, жерт­во­при­но­ше­ния (при стро­и­тель­ст­ве до­ма, при по­ле­вых ра­бо­тах и т. п.). Во вре­мя ри­туа­лов муж­чи­ны жу­ют ли­стья ко­ки.

Уст­ное твор­че­ст­во. В фольк­ло­ре со­че­та­ют­ся ме­ст­ные (о трик­сте­ре-Ли­се, де­мо­ни­че­ской жен­щи­не Ачи­кее, ги­бели пер­во­пред­ков при пер­вом вос­хо­де со­лн­ца, ис­чез­но­ве­нии и во­звра­ще­нии ге­роя, воп­ло­щаю­ще­го пло­до­ро­дие, и др.) и ев­роп. сю­же­ты; мил­ле­на­ри­ст­ская идео­ло­гия от­ра­же­на в ми­фе об Ин­кар­ри (Ин­ка-царь), ко­то­рый дол­жен ожить и унич­то­жить ев­роп. при­шель­цев. Рас­про­стра­не­ны ис­то­рич. пре­да­ния, нар. дра­мы в сти­хах (уан­ка), вос­хо­дя­щие к инк­ским вре­ме­нам («Апу-Оль­ян­тай», «Смерть Атау­аль­пы» и др.), сказ­ки, ле­ген­ды, пре­да­ния. Мис­сио­не­ры соз­да­ва­ли ре­лиг. дра­мы на яз. К. Муз. тра­ди­ции вос­хо­дят к куль­ту­ре ин­ков; сре­ди ар­ха­ич. муз. ин­ст­ру­мен­тов – гли­ня­ные флей­ты, мор­ская ра­ко­ви­на-тру­ба, гли­ня­ные и ме­тал­лич. тру­бы, му­зы­каль­ный лук. Тра­диц. ин­ст­ру­мен­ты (со­хра­ни­лись гл. обр. в вы­со­ко­гор­ных рай­онах), жан­ры, ви­ды му­зи­ци­ро­ва­ния при­уро­че­ны к ста­рин­но­му инк­ско­му ка­лен­да­рю с де­ле­ни­ем го­да на по­ло­ви­ны – муж­скую (су­хой се­зон) и жен­скую (се­зон до­ж­дей), свя­за­ны с зем­ле­дель­че­ски­ми, се­мей­но-бы­то­вы­ми, хри­сти­ан­ски­ми об­ря­да­ми. Ха­рак­тер­ны ан­самб­ли од­но­род­ных флейт раз­ных раз­ме­ров, ан­самб­ли двой­ных и мно­го­стволь­ных флейт мо­гут вклю­чать до 50 ис­пол­ни­те­лей (стиль си­ку­ри в Пе­ру). Флей­там мо­гут ак­ком­па­ни­ро­вать 2-сто­рон­ние ба­ра­ба­ны (бом­бос, ван­ка­ра). По­пу­ляр­ны тан­це­валь­ные дра­мы, тан­цы (чу­ка­ру, ху­ла-ху­ла, ли­чи­вайю, ча­ран­геа­да, си­ку­риа­да), ко­то­рые ис­пол­ня­ют­ся в со­про­во­ж­де­нии ан­самб­лей. У К. Бо­ли­вии рас­про­стра­не­ны му­зы­каль­но-тан­це­валь­ные дей­ст­ва, вклю­чаю­щие жен­ское пе­ние с ак­ком­па­не­мен­том удар­ных ли­бо щип­ко­во­го ин­ст­ру­мен­та ча­ран­го (та­кий), муж­скую иг­ру на ин­ст­ру­мен­тах (та­кай) и кру­го­вые тан­цы (ту­суй). Для во­каль­ной и ин­ст­ру­мен­таль­ной ан­самб­ле­вой му­зы­ки ти­пич­ны вы­со­кий ре­гистр, ан­ти­фон­ная ма­не­ра ис­пол­не­ния, па­рал­лель­ное дви­же­ние го­ло­сов и под­го­ло­соч­ная по­ли­фо­ния. В ос­но­ве ла­до­вой ор­га­ни­за­ции – ан­ге­ми­тон­ная пен­та­то­ни­ка (ино­гда рас­ши­рен­ная до 6- и 7-сту­пен­ных зву­ко­ря­дов), в ан­самб­ле­вой му­зы­ке для флейт – диа­то­ни­ка.

Уст­ные тра­ди­ции К. раз­ви­ва­ют­ся в тес­ной свя­зи с муз. куль­ту­рой ай­ма­ра (стиль си­ку­мо­ре­но в Пе­ру), ис­пы­ты­ва­ют влия­ние му­зы­ки афр. про­ис­хо­ж­де­ния (иг­ра на идио­фо­нах и мем­бра­но­фо­нах), взаи­мо­дей­ст­ву­ют с кре­оль­ской му­зы­кой (иг­ра на струн­ных ин­ст­ру­мен­тах, тан­цы), про­ни­ка­ют в гор. куль­ту­ру Анд­ских стран.

Мно­гие совр. К. жи­вут в го­ро­дах. С сер. 20 в. рас­тёт дви­же­ние за воз­ро­ж­де­ние язы­ка и тра­диц. куль­ту­ры. Раз­ви­ва­ет­ся проф. му­зы­ка, ки­не­ма­то­граф, лит-ра; из по­этов и про­заи­ков вы­де­ля­ют­ся Х. А. Со­са, С. Д. Па­ла­ве­си­но, А. Л. Те­вес, М. К. Те­бес, И. То­ло­са в Ар­ген­ти­не, Уаль­па Ри­ма­чи (18 – нач. 19 вв.), Х. Каль­ви­мон­тес и Х. Уаль­я­па­ри­мак­ни в Бо­ли­вии, А. А. Гуть­ер­рес в Пе­ру (лау­ре­ат Ке­чу­ан­ской нац. пр., 1951) и др.

Лит.: Ол­лан­та: древ­не-пе­ру­ан­ская дра­ма из вре­мён ин­ков / Пер. Ф. Мил­ле­ра. М., 1877; Di Lullo O. El folklore de Santiago del Estero. Tucumán, 1943; Osborne H. Indians of the Andes: Aymaras and Quechuas. 1952. [L.], 2004; Bravo D. A. Cancionero quichua santiagueño. Tucumán, 1956; Arguedas J. M. The singing mountaineers: songs and tales of the Quechua people. Austin, 1957; Saavedra B. El Ayllu: estudios sociológicos. La Paz, 1975; Man in the Andes: multidisciplinary study of high-altitude Quechua. Stroudsburg, 1976; Зуб­риц­кий Ю. А. Ин­ки-ке­чуа. М., 1975; Quechua peoples poetry. Willimantic, 1976; Rasnake R. Domination and cultural resistance: authority and power among an Andean people. Durham, 1988; Harrison R. Sings, songs and memory in the Andes: translating Quechua language and culture. Austin, 1989; Van Vleet K. E. Performing kinship: nar­rative, gender, and the intimacies of power in the Andes. Austin, 2008.

Вернуться к началу