Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ИЗБА́

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 10. Москва, 2008, стр. 736-738

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Е. В. Смирницкая
Среднерусская изба на низком подклете. Сзади примыкает крытый двор, соединённый с избой сенями (однорядная связь); вход в дом через сени; фронтон украшен резными "причелинами" и "полотенцами", окна &n...

ИЗБА́ (от др.-рус. ис­тъ­ба, пра­сла­вян­ское *jьstъba, пра­гер­ман­ское *stuba, позд­не­ла­тин­ское *extufa – тё­п­лое по­ме­ще­ние, ба­ня; на юге Рос­сии, в Ук­раи­не и Бе­ло­рус­сии – ха­та), тра­диц. сруб­ное жи­ли­ще у на­ро­дов Вост. Ев­ро­пы и Си­би­ри. Сруб­ная тех­ни­ка до­мо­строи­тель­ст­ва из­вест­на в Вост. Ев­ро­пе по край­ней ме­ре с 1-го тыс. до н. э. (вре­ме­ни рас­про­стра­не­ния же­лез­но­го то­по­ра). До 1-го тыс. н. э. в Вост. Ев­ро­пе пре­об­ла­да­ли по­лу­зем­лян­ки со сруб­ны­ми или кар­кас­ны­ми сте­на­ми. В 1-м тыс. н. э. на се­ве­ро-за­па­де (в Нов­го­род­ской и Псков­ской зем­лях, вер­ховь­ях Вол­ги, Днеп­ра и Зап. Дви­ны) по­яв­ля­ют­ся на­зем­ные сруб­ные до­ма, став­шие к 12–13 вв. гос­под­ствую­щим ти­пом жи­ли­ща в лес­ной и к 14–15 вв. – в ле­со­степ­ной по­ло­се; по­лу­зем­лян­ки со­хра­ня­лись в осн. толь­ко у бед­ней­ше­го на­се­ле­ния. В даль­ней­шем со­хра­ня­лась тен­ден­ция под­ни­мать по­строй­ку над зем­лёй – чем даль­ше к се­ве­ру, тем вы­ше: на­ли­чие и вы­со­та под­по­ла («под­кле­та») ста­ли од­ним из гл. раз­ли­чит. при­зна­ков сев.-, центр.- и юж­но­рус­ско­го ти­пов И. (см. так­же в ст. Тра­ди­ци­он­ная куль­ту­ра на­ро­дов Рос­сии в то­ме Рос­сия).

Кон­ст­рук­ция И. К югу от Верх­не­го По­днеп­ро­вья и Ср. По­очья И. (ха­та) строи­лась без под­кле­та с зем­ля­ным («земь») или де­рев. по­лом; сте­ны скла­ды­ва­лись из тон­ких брё­вен, юж­нее Оки и Ср. По­вол­жья об­ма­зы­ва­лись гли­ной, час­то бе­ли­лись (осо­бен­но в Ук­раи­не); по­сте­пен­но вы­тес­ня­лась са­ман­ны­ми и тур­луч­ны­ми ха­та­ми. К се­ве­ру от Верх­не­го По­днеп­ро­вья и Ср. По­очья до С.-Пе­терб. губ. и Юж. При­ла­до­жья, в Верх­нем и Ср. По­вол­жье, Ниж­нем По­очье пре­об­ла­да­ли И. со сред­ним под­кле­том в 2–4 вен­ца; здесь же по­яв­ля­ют­ся И. на вы­со­ком под­кле­те в 6–10 вен­цов, ко­то­рые на Рус­ском Се­ве­ре и в Си­би­ри ста­но­вят­ся гос­под­ствую­щим ти­пом И. Для строи­тель­ст­ва ис­поль­зо­ва­лись хвой­ные (в осн. со­сна, ре­же ель), на юге так­же ли­ст­вен­ные по­ро­ды де­ре­ва. При по­строй­ке И. гео­мет­рич. центр от­ме­ча­ли де­рев­цем (елью или бе­рё­зой) с ико­ной. Под уг­лы сру­ба вка­пы­ва­ли тор­цом чур­ба­ны («сту­лья»), ино­гда про­смо­лён­ные или обож­жён­ные. Сруб скла­ды­ва­ли в осн. «в об­ло» (вы­сту­паю­щие кон­цы брё­вен пре­до­хра­ня­ют уг­лы по­строй­ки от про­мер­за­ния), «мши­ли» (про­кла­ды­ва­ли брёв­на мхом). Сло­жив сруб до вы­со­ты по­ла, вру­ба­ли по­пе­реч­ные «пе­ре­во­ди­ны» по­ла (обыч­но 4); на пе­ред­ней или зад­ней, в за­ви­си­мо­сти от ме­ст­но­го ва­ри­ан­та пла­ни­ров­ки И., па­ре пе­ре­во­дин ста­ви­ли «опе­чек» – ос­но­ва­ние пе­чи в ви­де не­боль­шо­го сру­ба ли­бо «стуль­ев». Пол де­ла­ли двой­ным: на пе­ре­во­ди­ны на­сти­ла­ли «чёр­ный» пол из брё­вен или гор­бы­лей гор­ба­ми вверх, на не­го – «чис­тый» пол из про­доль­ных глад­ко вы­стру­ган­ных до­сок-«по­ло­виц», плот­но по­дог­нан­ных друг к дру­гу или по­ло­жен­ных «в за­крой» (край од­ной по­ло­ви­цы вхо­дил в же­ло­бок дру­гой); для те­п­ла ме­ж­ду на­сти­ла­ми по­ла на­сы­па­ли зем­лю. По­сле ук­лад­ки по­ла со­би­ра­ли соб­ст­вен­но И. В верх­ний («че­ре­по­вой», «под­гнёт­ный») ве­нец вру­ба­ли по­пе­реч­ный тол­стый брус, слу­жа­щий ос­но­ва­ни­ем по­тол­ка (рус. «ма­ти­ца», «мат­ка», укр., бе­ло­рус. «сво­лок»); ус­та­нов­ка ма­ти­цы бы­ла центр. мо­мен­том в по­строй­ке И. и со­про­во­ж­да­лась разл. об­ря­да­ми. Про­доль­ные по­то­ло­чи­ны де­ла­ли обыч­но из гор­бы­лей гор­бом вверх; ще­ли ме­ж­ду ни­ми про­ма­зы­ва­ли гли­ной с пес­ком, за­сы­па­ли ли­сть­я­ми, мхом, зем­лёй; в бо­га­тых до­мах сни­зу под­ши­ва­ли «чис­тый» по­то­лок из глад­ких до­сок, скры­вав­ший ма­ти­цу. Кры­ша к се­ве­ру от Верх­не­го По­днеп­ро­вья, По­очья и Ср. По­вол­жья – дву­скат­ная («ко­нём»), ча­ще те­со­вая, юж­нее – валь­мо­вая или 4-скат­ная, ча­ще из дран­ки или со­ло­мы. Древ­ней­ший тип те­со­вой кры­ши – «по­ру­бом», «за­ру­бом», «на сам­цах»: на тор­цах сру­ба вы­кла­ды­ва­лись фрон­то­ны («по­ру­бы», «за­лоб­ни­ки») из уко­ра­чи­ваю­щих­ся квер­ху брё­вен-«сам­цов»; в их кон­цы че­рез 1–2 вру­ба­лись про­доль­ные «сле­ги», со­став­ляю­щие об­ре­шёт­ку ска­тов; кон­цы слег (час­то фи­гур­ные) вы­пус­ка­лись да­ле­ко за по­руб, об­ра­зуя ос­но­ву тор­цо­вых на­ве­сов («за­стрех»), пре­до­хра­няю­щих сруб от до­ж­дя; в ниж­ние сле­ги вру­ба­лись крю­ки (рус. «ку­ри­цы», бе­ло­рус. «ко­ко­ши­ны»), удер­жи­ваю­щие брев­но («по­ток», «во­до­пуск») с про­доль­ным жё­ло­бом, в ко­то­рый упи­ра­лись те­си­ны кров­ли; они име­ли слег­ка вы­гну­тый про­филь («же­ло­би­цы», «же­ло­бо­ви­ны») и ук­ла­ды­ва­лись в 1-м ря­ду жё­ло­бом квер­ху, во 2-м – на сты­ки ниж­них жё­ло­бом кни­зу; на верх­ние кон­цы до­сок, об­ра­зую­щие ко­нёк кры­ши, кла­лось тя­жё­лое брев­но с жё­ло­бом вни­зу («ох­лу­пень», «ше­лом»); его кор­не­вой ко­нец вы­да­вал­ся впе­рёд и час­то имел вид ко­ня или пти­цы. С рас­про­стра­не­ни­ем про­доль­ной пи­лы ста­ли де­лать кры­ши «в гвоздь» – из пи­лё­но­го тё­са, при­би­то­го к об­ре­шёт­ке гвоз­дя­ми; к тор­цам кров­ли при­ши­ва­лись узор­ные дос­ки («при­че­ли­ны»), от конь­ка вниз – «по­ло­тен­це» («кисть», «вет­ре­ни­ца»). В 19 в. поя­ви­лись кры­ши на стро­пи­лах («бы­ках»), вруб­лен­ных в верх­ний ве­нец; кон­цы стро­пил, вы­пу­щен­ные над сте­на­ми, об­ра­зо­вы­ва­ли кар­низ, так­же по­кры­тый рез­ны­ми дос­ка­ми («под­зо­ра­ми»). В Чер­но­зе­мье, осо­бен­но в Ук­раи­не, бо­ко­вой на­вес час­то опи­рал­ся на стол­бы.

Ин­терь­ер и внут­рен­няя пла­ни­ров­ка И. Ха­рак­тер­ная осо­бен­ность И. – вклю­че­ние всех де­та­лей ин­терь­е­ра (ла­вок, по­лок, по­ла­тей, крас­но­го уг­ла) в кон­ст­рук­цию сру­ба («не­под­виж­ный на­ряд»). Пла­ни­ров­ка ин­терь­е­ра за­ви­се­ла от рас­по­ло­же­ния пе­чи, за­ни­мав­шей до чет­вер­ти внутр. про­стран­ст­ва И. На важ­ность пе­чи как осн. при­зна­ка И. ука­зы­ва­ет как дей­ст­ви­тель­ное про­ис­хо­ж­де­ние сло­ва «И.», так и его на­род­ная эти­мо­ло­гия (от «ис­топ­ка»). Пер­во­на­чаль­но печь в слав. жи­ли­ще скла­ды­ва­лась из кам­ня; в 12–13 вв. ка­мен­ная печь («ка­мен­ка») со­хра­ня­ет­ся в Сев.-Зап. Ру­си; в Верх­нем По­днеп­ро­вье, по Зап. Дви­не и Оке рас­про­стра­ня­ет­ся гли­но­бит­ная печь. К 17 в. фор­ми­ру­ет­ся тип мно­го­функ­цио­наль­ной гли­но­бит­ной или кир­пич­ной «рус­ской пе­чи». У древ­них сла­вян печь ста­ви­лась в про­ти­во­по­лож­ном от вхо­да уг­лу; с сер. 10 в. в По­днеп­ро­вье и Нов­го­род­чи­не, за­тем и в др. мес­тах ста­ли ста­вить печь ря­дом с вхо­дом, что, по-ви­ди­мо­му, ука­зы­ва­ет на по­яв­ле­ние окон и но­во­го сим­во­лич. цен­тра И. (крас­но­го уг­ла). Этот тип пла­ни­ров­ки лёг в ос­но­ву сев.-сред­не­рус­ско­го и зап. (ук­ра­ин­ско-бе­ло­рус­ско­го) ти­пов из­бы.

Сев.-сред­не­рус­ский тип пла­ни­ров­ки И. бы­то­вал к се­ве­ру от По­очья, в По­вол­жье, При­ура­лье и у ста­ро­жи­лов Си­би­ри. И. вы­хо­ди­ла фа­са­дом на ули­цу; в фа­сад­ной сте­не про­ру­ба­ли 3 ок­на, пер­во­на­чаль­но – «во­ло­ко­вые», в по­ло­ви­ну 2 со­сед­них вен­цов, за­кры­вав­шие­ся де­рев. за­движ­кой («во­ло­ком»); центр. ок­но рас­по­ла­га­лось бли­же к по­тол­ку и слу­жи­ло для вы­хо­да ды­ма («ды­мо­во­лок»). С 17 в. цен­траль­ное, а за­тем и все 3 ок­на ста­ли де­лать «ко­ся­ща­ты­ми» – вы­со­той в 3–4 вен­ца: сред­нее на­зы­ва­лось «крас­ным», ближ­нее к крас­но­му уг­лу (па­рад­но­му уг­лу с ико­на­ми и сто­лом) – «пе­ред­ним», рас­по­ло­жен­ное на­про­тив пе­чи (в «бабь­ем ку­ту») – «суд­ным» (т. е. «по­суд­ным»). В ок­на встав­ля­ли мас­сив­ные ко­ло­ды с окон­ной ра­мой; ра­мы бы­ли не рас­паш­ны­ми, а подъ­ём­ны­ми или кре­пи­лись в ок­не на­глу­хо. С рас­про­стра­не­ни­ем пи­лы поя­ви­лись ок­на совр. ти­па с рас­паш­ны­ми став­ня­ми. Пер­во­на­чаль­но ра­мы за­тя­ги­ва­лись бычь­им или рыбь­им пу­зы­рём, в бо­га­тых до­мах – слю­дой (гл. ис­точ­ни­ком её был се­вер «Мос­ко­вии» – от­сю­да од­но из её на­зва­ний – «мус­ко­вит»). С 14 в. в го­ро­дах (Нов­го­ро­де, Мо­ск­ве и др.) поя­ви­лись ок­на из стек­ла. Пер­во­на­чаль­но окон­ное стек­ло ус­ту­па­ло слю­де в про­зрач­но­сти и лишь в 18 в. по­лу­чи­ло ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние, в осн. в го­ро­дах. Слю­дя­ные и древ­ней­шие стек­лян­ные окон­ни­цы бы­ли не­ве­ли­ки и тре­бо­ва­ли час­то­го пе­ре­плё­та («об­раз­ча­тые» ок­на). На­про­тив фа­сад­ной сте­ны уст­раи­ва­ли вход с вы­со­ким по­ро­гом. Дверь пер­во­на­чаль­но вра­ща­лась на де­рев. под­пят­ни­ках, за­тем – на ме­тал­лич. пет­лях. На­про­тив вхо­да в юго-вост. (т. е. наи­бо­лее ос­ве­щён­ном) уг­лу уст­раи­ва­ли па­рад­ный крас­ный («пе­ред­ний», «кут­ный», «свя­той») угол; глав­ное ме­сто за сто­лом под ико­на­ми пред­на­зна­ча­лось для хо­зяи­на и по­чёт­ных гос­тей («ку­тян»). Печь ста­ви­лась в про­ти­во­по­лож­ном от крас­но­го уг­лу, т. е. у вхо­да, усть­ем («че­лом») к ок­нам («к све­ту»). Об­ра­щён­ный внутрь И. угол пе­чи опи­рал­ся на мас­сив­ный печ­ной столб, от ко­то­ро­го вдоль зад­ней и бо­ко­вой стен шли мас­сив­ные бал­ки («во­рон­цы»); во­ро­нец, шед­ший вдоль бо­ко­вой сте­ны, от­го­ра­жи­вал «ба­бий кут» – кух­ню, где на лав­ке стоя­ли сту­па и кваш­ня, на сте­нах – по­суд­ные пол­ки («суд­ни­цы»); к пе­чи при­страи­вал­ся чу­лан­чик («гол­бец»), от­ку­да ве­ла ле­ст­ни­ца в под­пол. Муж­чи­ны, осо­бен­но по­сто­рон­ние, без на­доб­но­сти в «ба­бий кут» не за­хо­ди­ли.

Ма­ти­ца пе­ре­го­ра­жи­ва­ла И. по­пе­рёк, от­де­ляя внутр. па­рад­ную её часть с крас­ным уг­лом от внеш­ней, при­мы­каю­щей к вхо­ду («куть», «под­по­ро­жье») и пред­на­зна­чен­ной для не при­над­ле­жа­щих до­му лю­дей. Так, гос­ти, вхо­дя в И., не долж­ны бы­ли без при­гла­ше­ния за­хо­дить за ма­ти­цу; под ма­ти­цей ос­та­нав­ли­ва­лась при­шед­шая сва­тать не­вес­ту сва­ха (от­сю­да «си­деть под ма­ти­цей» – сва­тать не­вес­ту) и т. д. Ря­дом с две­рью ста­ви­лась ши­ро­кая ска­мья, ко­то­рая за­би­ра­лась с про­ти­во­по­лож­но­го от сте­ны кон­ца вы­со­кой дос­кой с окон­ча­ни­ем в ви­де кон­ской го­ло­вы («ко­ник»); под ко­ни­ком уст­раи­вал­ся ларь, где муж­чи­ны хра­ни­ли свои ин­ст­ру­мен­ты. Ко­ник был пре­им. «муж­ским ме­стом» (что, воз­мож­но, свя­за­но с се­ман­ти­кой ко­ня как пре­им. муж­ско­го жи­вот­но­го): здесь спал хо­зя­ин до­ма, жен­щи­не сесть на ко­ник счи­та­лось не­при­лич­ным. На ко­ник так­же са­ди­лись во­шед­шие в И. ни­щие (осо­бая ка­те­го­рия гос­тя, свя­зы­вае­мая с по­тус­то­рон­ним ми­ром). Свер­ху внеш­ней час­ти, ме­ж­ду пе­чью и бо­ко­вой сте­ной, на­сти­ла­лись по­ла­ти, где в осн. спа­ли оби­та­те­ли до­ма. Лав­ка, иду­щая от зад­ней сте­ны к крас­но­му уг­лу («дол­гая», «ба­бья»), пред­на­зна­ча­лась для жен­ских ра­бот; здесь стоя­ли прял­ка, ткац­кий стан, под­ве­ши­ва­лась к по­тол­ку ко­лы­бель («зыб­ка»). Ос­ве­ща­лась И. лу­чи­на­ми, встав­лен­ны­ми в же­лез­ные «свет­цы», в тор­же­ст­вен­ных слу­ча­ях – све­ча­ми. Свет жгли толь­ко зи­мой: с Иль­и­на дня (20 ию­ля ст. ст.), мес­та­ми с Ус­пе­ния (15 авг.) до Бла­го­ве­ще­ния (25 мар­та).

Интерьер избы: 1 – северно-среднерусская изба: печь, голбец, полати; 2 – западнорусская изба: печь, полати, «пол».

В С.-Пе­терб., Нов­го­род­ской, Псков­ской, Смо­лен­ской, на за­па­де Ор­лов­ской и Кур­ской гу­бер­ний, в Ук­раи­не и Бе­ло­рус­сии печь в И. так­же ста­ви­лась у вхо­да, но об­ра­ща­лась усть­ем к вхо­ду (зап.-рус., или ук­ра­ин­ско-бе­ло­рус­ский, тип И.), что ме­ня­ло внутр. пла­ни­ров­ку И.: тор­цо­вая сте­на име­ла лишь од­но ок­но; от пе­чи к ней шли на­стил для сна («пол», «при­мост») на выс. до 0,5 м и по­ла­ти; два дру­гих ок­на про­ру­ба­лись в про­ти­во­по­лож­ной от по­ла­тей бо­ко­вой сте­не, вы­хо­див­шей во двор. Угол, при­мы­кав­ший к вхо­ду на­про­тив устья пе­чи – «по­суд­ный», пред­на­зна­чал­ся для го­тов­ки.

В чер­но­зём­ной по­ло­се юж­нее Оки ме­ж­ду вер­ховь­я­ми Дес­ны на за­па­де и Су­ры на вос­то­ке бы­то­вал юж­но­рус­ский тип пла­ни­ров­ки И. (ха­ты) с пе­чью, ста­вив­шей­ся на­про­тив вхо­да (воз­мож­но, вос­хо­дя­щий к пла­ни­ров­ке др.-слав. жи­ли­ща); на се­ве­ре и вос­то­ке он со­сед­ст­во­вал с сев.-сред­не­рус­ским ти­пом. Крас­ный угол уст­раи­вал­ся в про­ти­во­по­лож­ном от пе­чи и со­сед­нем с вхо­дом уг­лу. Про­ти­во­по­лож­ная от пе­чи сте­на име­ла 2 ок­на и вы­хо­ди­ла на ули­цу, сю­да же вы­хо­ди­ли се­ни. На вос­то­ке Чер­но­зе­мья (вос­ток Туль­ской, Ря­зан­ская, Там­бов­ская, Во­ро­неж­ская, Пен­зен­ская гу­бер­нии) устье пе­чи бы­ло об­ра­ще­но к вхо­ду (вост.-юж­но­рус­ский тип), по­ла­ти шли вдоль про­ти­во­по­лож­ной от вхо­да сте­ны; в зап. Чер­но­зе­мье (за­пад Туль­ской, Ка­луж­ская, Ор­лов­ская, Кур­ская гу­бер­нии, а так­же у морд­вы-мок­ши) устье пе­чи бы­ло на­прав­ле­но к пе­ред­ней сте­не с ок­на­ми, по­ла­ти на­сти­ла­лись от пе­чи к вхо­ду. Под по­ла­тя­ми в юж­но­рус­ской ха­те шёл при­мост, под ко­то­рым ино­гда вы­би­ра­ли зем­лю и ста­ви­ли бо­ко­вые стен­ки; там дер­жа­ли хо­зяйств. пред­ме­ты, зи­мой – до­маш­них жи­вот­ных. В 19–20 вв. юж­но­рус­ский тип И. мес­та­ми вы­тес­нял­ся ук­ра­ин­ско-бе­ло­рус­ским.

Типы соединения жилых и хозяйственных построек: 1 – однорядная связь; 2 – поперечная связь; 3 – двухрядная связь; 4 – глаголеобразная связь; 5 – трёхрядная связь; 6&ndash...

Со­еди­не­ние жи­лых и хо­зяй­ст­вен­ных по­ме­ще­ний. С 10 по 17 вв. фор­ми­ро­ва­лись мно­го­ка­мер­ные И., имею­щие, кро­ме ота­п­ли­вае­мо­го жи­ло­го по­ме­ще­ния (соб­ст­вен­но И.), при­хо­жую («се­ни») и кла­до­вую («клеть», «ко­мо­ра»); клеть так­же слу­жи­ла спаль­ней для мо­ло­дых чле­нов се­мьи (в т. ч. для мо­ло­до­жё­нов), ино­гда пре­вра­ща­лась в «чис­тую» ком­на­ту («гор­ни­ца», «свет­ли­ца») или по­лу­ча­ла печь и ста­но­ви­лась «чис­той» И. Ти­пич­ным бы­ло со­еди­не­ние И. и кле­ти или двух И. се­ня­ми. Кле­ти час­то стоя­ли от­дель­но от И., ино­гда свою клеть име­ла ка­ж­дая из взрос­лых жен­щин се­мьи (стар­шая хо­зяй­ка и её не­вест­ки). На юге Рос­сии и в Ук­раи­не до­пол­ни­тель­ное по­ме­ще­ние с пе­чью час­то ста­но­ви­лось кух­ней («ха­ты­ня», «те­п­луш­ка»).

Фото А. И. Нагаева Севернорусский дом-двор. Справа – крытое боковое крыльцо, ведущее в сени; слева – пристроенная к двору низкая избушка. Архангельский государственный музей деревянного зодчества и народного...

К жи­лым по­ме­ще­ни­ям при­мы­ка­ли хо­зяй­ст­вен­ные, на се­ве­ре об­ра­зуя с ни­ми еди­ный ком­плекс («дом-двор»). К се­ве­ру от верх­ней Дес­ны, Днеп­ра, ср. те­че­ния Оки и Ср. По­вол­жья двор (хлев, над ко­то­рым уст­раи­ва­лась «по­веть» – на­стил, где хра­ни­лись се­но и хо­зяйств. ин­вен­тарь) со­еди­нял­ся с И. се­ня­ми с зад­ней тор­цо­вой сте­ны до­ма (од­но­ряд­ная связь). Вход в дом вёл че­рез се­ни с бо­ку, с вы­со­ко­го, час­то кры­то­го, крыль­ца. С ули­цы на по­веть вёл на­стил для те­лег («взъезд», «взвоз»), дру­гой вход на по­веть вёл че­рез се­ни из жи­лой час­ти до­ма. В Яро­слав­ской, Ко­ст­ром­ской, Ни­же­го­род­ской и Вла­ди­мир­ской гу­бер­ни­ях бы­ли рас­про­стра­не­ны так­же двух­ряд­ная (бо­ко­вы­ми сте­на­ми) и Г-об­раз­ная («гла­го­ле­об­раз­ная»; с зад­ней тор­цо­вой и бо­ко­вой стен) свя­зи И. и кры­то­го дво­ра (хлев, ам­бар, сен­ной са­рай, на­вес для те­лег и хо­зяйств. ин­вен­та­ря). На Псков­щи­не, на­ря­ду с одно- и 2-ряд­ной, бы­то­ва­ла 3-ряд­ная связь: с од­ной сто­ро­ны к И. при­мы­кал кры­тый, с дру­гой – от­кры­тый двор, с про­ти­во­по­лож­ной сто­ро­ны ко­то­ро­го па­рал­лель­но до­му так­же стоя­ли хо­зяйств. по­строй­ки. Час­то в Псков­ской, Смо­лен­ской, Мо­с­ков­ской гу­бер­ни­ях, а так­же по­все­ме­ст­но в Ср. По­вол­жье, бас­сей­нах Ка­мы и Вят­ки и Чер­но­зе­мье по­строй­ки ок­ру­жа­ли по пе­ри­мет­ру от­кры­тый двор (П-образный, или «по­кое­об­раз­ный», «круг­лый», двор), на ко­то­рый ве­ли с ули­цы те­со­вые во­ро­та под на­ве­сом (в По­вол­жье ук­ра­шен­ные резь­бой и рос­пи­сью). В ле­со­сте­пи и сте­пи (юж­нее Кур­ска и Во­ро­не­жа) рас­про­стра­не­ны не­замк­ну­тые дво­ры со сво­бод­ным рас­по­ло­же­ни­ем по­стро­ек.

В 19 в. рас­тёт чис­ло жи­лых по­ме­ще­ний в И.: она раз­го­ра­жи­ва­ет­ся внутр. пе­ре­го­род­кой (вна­ча­ле низ­кой, за­тем до­хо­дя­щей до по­тол­ка), у за­жи­точ­ных кре­сть­ян и в го­ро­дах по­яв­ля­ют­ся И.-пя­ти­стен­ки (из 2 И., в ко­то­рые ве­дут отд. вхо­ды из се­ней), кре­сто­ви­ки (из 4 И.), «двой­ни» (из 2 ря­дом по­став­лен­ных сру­бов), мно­го­ком­нат­ные и 2-этаж­ные И. В ин­терь­е­ре поя­ви­лись под­виж­ная ме­бель (кро­ва­ти, шка­фы, сту­лья), зер­ка­ла и кар­ти­ны на сте­нах, за­на­вес­ки и цве­ты на ок­нах и др.

Лит.: Блом­квист Е. Э. Кре­сть­ян­ские по­строй­ки рус­ских, ук­ра­ин­цев и бе­ло­ру­сов // Вос­точ­но­сла­вян­ский эт­но­гра­фи­че­ский сб. М., 1956; Рап­по­порт П. А. Древ­не­рус­ское жи­ли­ще. М., 1975; Древ­нее жи­ли­ще на­ро­дов Вос­точ­ной Ев­ро­пы. М., 1975; Бай­бу­рин А. К. Жи­ли­ще в об­ря­дах и пред­став­ле­ни­ях вос­точ­ных сла­вян. Л., 1983.

Вернуться к началу