Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

БУРЯ́ТЫ

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 4. Москва, 2006, стр. 400-402

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Н. Л. Жуковская; В. В. Мазепус (устное творчество)

БУРЯ́ТЫ (са­мо­на­зва­ние – бу­рят), мон­го­лоя­зыч­ный на­род в Рос­сии, ко­рен­ное на­се­ле­ние Бу­ря­тии, Усть-Ор­дын­ско­го и Агин­ско­го Бу­рят­ско­го ав­то­ном­ных ок­ру­гов. Чис­лен­ность 445,2 тыс. чел. (2002, пе­ре­пись), в т. ч. в Бу­ря­тии 272,9 тыс. чел., Ир­кут­ской обл. 80,6 тыс. чел. (в Усть-Ор­дын­ском ав­то­ном­ном окр. – 53,6 тыс. чел.), Чи­тин­ской обл. 70,5 тыс. чел. (в Агин­ском Бу­рят­ском ав­то­ном­ном окр. – 45,1 тыс. чел.), Респ. Са­ха (Яку­тия) 7,3 тыс. чел. Жи­вут так­же в Кир­ги­зии (в осн. в Биш­ке­ке), Сев. Мон­го­лии (Хэн­тэй­ский, Вос­точ­ный, Се­лен­гин­ский, Хуб­су­гуль­ский ай­ма­ки), Ки­тае (ав­то­ном­ный р-н Внутр. Мон­го­лия, Ху­лун-Буйр­ский ай­мак), Ук­раи­не (в осн. в Кие­ве) и др. 83% Б. в Рос­сии го­во­рят на бу­рят­ском язы­ке, 96,4% – на рус­ском. Ве­рую­щие – пра­во­слав­ные, ста­ро­об­ряд­цы, буд­ди­сты (ма­хая­на, шко­ла ге­луг), мно­гие Б. при­дер­жи­ва­ют­ся тра­диц. куль­тов (ша­ма­низм и др.).

Вре­мя по­яв­ле­ния мон­го­лов в При­бай­ка­лье раз­ные ис­сле­до­ва­те­ли да­ти­ру­ют от 2-го тыс. до н. э. (Г. Н. Ру­мян­цев) до 13 в. н. э. (С. А. То­ка­рев). Ве­ро­ят­но, с ни­ми мож­но свя­зы­вать бар­гу­тов (кит. бай­е­гу, тюрк. байыр­ку), из­вест­ных с 1-го тыс. н. э. в Бар­гу­зин­ской кот­ло­ви­не. По-ви­ди­мо­му, в ран­ний пе­ри­од сво­его пре­бы­ва­ния в При­бай­ка­лье мон­го­лы на­хо­ди­лись в силь­ной по­ли­тич. и куль­тур­ной за­ви­си­мо­сти от тю­рок. По­сле­дую­щее рас­про­стра­не­ние влия­ния мон­го­лов в ре­гио­не свя­зы­ва­ют с воз­вы­ше­ни­ем го­су­дар­ст­ва ки­да­ней и ос­лаб­ле­ни­ем Кыр­гыз­ско­го ка­га­на­та (нач. 10 в.). В нач. 2-го тыс. н. э. ис­точ­ни­ки упо­ми­на­ют в При­бай­ка­лье хо­ри (хо­ри­лар, ку­ра­лас), раз­гром­лен­ных в 13 в. Чин­гис­ха­ном. В 13 в. (в ис­то­рич. хро­ни­ке «Со­кро­вен­ное ска­за­ние») впер­вые упо­ми­на­ют­ся Б., по-ви­ди­мо­му, в это вре­мя под­чи­нён­ные ой­ра­там. Рус. ис­точ­ни­ки с нач. 17 в. на­зы­ва­ют их «бра­та­ми», «брат­ски­ми». В до­ли­не Ан­га­ры и её при­то­ков и вер­ховь­ях Ле­ны упо­ми­на­ют­ся объ­е­ди­не­ния хон­го­до­ров (хон­го­одор), бу­ла­га­тов (бул­гад), эхи­ри­тов (эхи­рид), в За­бай­ка­лье – хо­рин­цев (хо­ри). Со­став­ляв­шие их ро­ды к 19 в. во­шли в со­став эт­но­тер­ри­то­ри­аль­ных групп («по­ко­ле­ний»): к зап. (при­бай­каль­ским) Б. от­но­си­лись ниж­не­удин­ские (ср. те­че­ние р. Уда), ба­ла­ган­ские, или ун­гин­ские (бас­сейн р. Ун­га и ср. те­че­ние р. Ока), алар­ские (ре­ки Бе­лая и Аларь), идин­ские (бас­сейн рек Ида, Оса, вер­хо­вья р. Уда), вер­хо­лен­ские (вер­хо­вья Ле­ны, Ку­ды и Му­ри­на), ку­дин­ские (ре­ки Ку­да, Му­рин, Ки­той, Го­лоу­ст­ная), оль­хон­ские (о. Оль­хон и зап. по­бе­ре­жье Бай­ка­ла), ки­той­ские (р. Ки­той), окин­ские (вер­хо­вья р. Ока), тун­кин­ские (вер­хо­вья р. Ир­кут), за­ка­мен­ские (вер­хо­вья р. Джи­да), ку­да­рин­ские (Ку­да­рин­ская степь в устье р. Се­лен­га) Б.; к вост. (за­бай­каль­ским) Б. – се­лен­гин­ские (ср. и ниж­нее те­че­ния Се­лен­ги и Джи­ды), хо­рин­ские (пра­во­бе­ре­жье Се­лен­ги), бар­гу­зин­ские (р. Бар­гу­зин), агин­ские (р. Ага, ср. те­че­ние р. Ин­го­да и ни­зо­вья р. Онон), онон­ские хам­ни­га­ны (р. Онон). В со­став Б. вхо­ди­ли тюрк­ские (в т. ч. до не­дав­не­го про­шло­го – сой­о­ты) и тун­гус­ские груп­пы. Б. объ­е­ди­ня­лись в об­щи­ны – улу­сы, или хо­то­ны; улу­сы – в хол­бо­ны, или та­би­ны, во гла­ве с шу­лен­га­ми; хол­бо­ны – в ро­ды во гла­ве с зай­са­на­ми, или ро­до­вы­ми шу­лен­га­ми; ро­ды – в «по­ко­ле­ния» во гла­ве с тай­ша­ми; зва­ние тай­ши с нач. 18 в. жа­ло­ва­лось цар­ским ука­зом. Су­ще­ст­во­ва­ли так­же об­щие улус­ные и ро­до­вые схо­ды (суг­ла­ны). Ро­ды бы­ли эк­зо­гам­ны, име­ли свою ро­до­слов­ную (древ­ней­шие ро­до­слов­ные, за­пи­сан­ные ста­ро­мон­голь­ским пись­мом, от­но­сят­ся к 17 в.), пер­во­на­чаль­но – об­щую тер­ри­то­рию и куль­то­вые мес­та. Со вре­ме­нем ро­ды по­те­ря­ли тер­ри­то­ри­аль­ную це­ло­ст­ность и «ро­дом» ста­ла на­зы­вать­ся адм.-терр. еди­ни­ца пё­ст­ро­го со­ста­ва. По пе­ре­пи­си 1897, Б. на­счи­ты­ва­ли 288 тыс. чел., 1926 – 237,5 тыс. чел., 1939 – 225 тыс. чел.

Бурятский мужской, женский и девичий костюм.

Тра­диц. куль­ту­ра ти­пич­на для на­ро­дов Юж. Си­би­ри (см. ст. На­ро­ды и язы­ки в томе «Рос­сия»). Осн. тра­диц. за­ня­тие Б. – ко­че­вое, у зап. Б. – по­лу­ко­чевое ско­то­вод­ст­во; ко­чев­ни­че­ст­во дольше все­го со­хра­ня­лось у агин­ских Б. Раз­во­дят «пять ви­дов ско­та» (та­бан ху­шу­ун мал): ло­ша­дей, овец, ко­ров, коз, до 19 в. у зап. и до сер. 20 в. у вост. Б. – верб­лю­дов; за­ка­мен­ские и окин­ские Б. раз­во­дят яков. Бы­ло из­дав­на из­вест­но се­но­ко­ше­ние, вы­ра­щи­ва­ние се­на на уту­гах (спе­ци­аль­но рас­чи­щен­ных и удоб­рен­ных уча­ст­ках). Бы­ли раз­ви­ты так­же охо­та (до сер. 18 в. – ис­клю­чи­тель­но с лу­ком и стре­ла­ми), на Бай­ка­ле – ры­бо­лов­ст­во и про­мы­сел нер­пы. До нач. 20 в. со­хра­нял­ся обы­чай кон­ной об­лав­ной охо­ты (аба) с уча­сти­ем до 1000 чел. под пред­во­ди­тель­ст­вом ри­ту­аль­но­го во­ж­дя (гал­ша). В ней уча­ст­во­ва­ли все взрос­лые муж­чи­ны (с 10–13 лет), имев­шие ко­ней. Охо­та со­про­во­ж­да­лась спор­тив­ны­ми со­стя­за­ния­ми, ис­пол­не­ни­ем ули­ге­ров и др. Па­шен­ное зем­ле­де­лие у зап. Б. бы­ло из­вест­но с древ­но­сти, у вост. – с кон. 17 в., под влия­ни­ем рус­ских. Раз­ви­ты куз­не­че­ст­во (куз­ни­ца бы­ла в ка­ж­дом по­се­ле­нии; куз­не­цов по­чи­та­ли на­ря­ду с ша­ма­на­ми), ли­тьё из брон­зы, юве­лир­ное де­ло (че­кан­ка, зернь, скань, зо­ло­че­ние, чернь, эмаль), рос­пись и резь­ба по де­ре­ву (в т. ч. из­го­тов­ле­ние буд­дий­ской куль­то­вой скульп­ту­ры, кси­ло­гра­фич. до­сок), пле­те­ние ков­ри­ков из кон­ско­го во­ло­са (та­ар), ме­хо­вая мо­заи­ка, ап­пли­ка­ция, тис­не­ние по ко­же, узор­ное вя­за­ние чу­лок. Тра­диц. жи­ли­ще – вой­лоч­ная юр­та, у зап. Б. ко 2-й пол. 19 в. сме­нив­шая­ся сруб­ной че­ты­рёх-, шес­ти- или вось­ми­уголь­ной юр­той (гэр) с шат­ро­вой кры­шей, опи­раю­щей­ся на 4 стол­ба в цен­тре, и ды­мо­вым от­вер­сти­ем (ур­хэ); бы­ли рас­про­стра­не­ны и рус. из­бы. Дом тра­ди­ци­он­но об­ра­щён две­ря­ми на юго-вос­ток. Для муж­ской оде­ж­ды ха­рак­те­рен ту­ни­ко­об­раз­ный пра­во­за­паш­ной ха­лат-дэ­гэл юж­но­си­бир­ско­го (зап. Б.) или вос­точ­но­ази­ат­ско­го (вост. Б.) ти­па. Жен­щи­ны но­си­ли пла­тье на ко­кет­ке (зап. Б.) или ха­лат-дэ­гэл (вост. Б.; у де­во­чек и ста­рых женщин – муж­ско­го по­кроя, у де­ву­шек-не­вест и за­муж­них жен­щин – с от­рез­ным по­до­лом и встав­ны­ми ру­ка­ва­ми в сбор­ку) с без­ру­кав­кой (жен­щи­нам за­пре­ща­лось «по­ка­зы­вать спи­ну»). Де­вуш­ки но­си­ли од­ну, за­муж­ние жен­щи­ны – две ко­сы с бо­га­то ук­ра­шен­ны­ми на­кос­ни­ка­ми, ста­рые жен­щи­ны об­ри­ва­ли го­ло­ву. Со­вер­шен­но­лет­не­му юно­ше во­ло­сы об­ри­ва­ли, ос­тав­ляя ко­су на те­ме­ни. Муж­чи­ны и жен­щи­ны но­си­ли ук­ра­ше­ния из се­реб­ра, ко­рал­ла, би­рю­зы, ян­та­ря. Тра­диц. пи­ща – мяс­ная (бы­ло из­вест­но упот­реб­ле­ние кро­ви жи­вых жи­вот­ных) и мо­лоч­ная. Из яч­мен­ной и ржа­ной му­ки де­ла­ли лап­шу, в зо­ле оча­га пек­ли пре­с­ные ле­пёш­ки. На­пит­ки – чай с мо­ло­ком, мас­лом, со­лью, са­лом и др., ква­ше­ное ко­ро­вье (ку­рун­га – ху­рэн­гэ) и ко­бы­лье (ку­мыс – сэ­гээ) мо­ло­ко, мо­лоч­ная вод­ка (ар­хи, та­ра­сун).

Фото Н. Л. Жуковской Жертвоприношение Бурин-хану – духу-хозяину хребта Мунку-Сардык (Восточный Саян). Июль 2003.

Ос­но­ва тра­диц. ре­ли­гии – ша­ма­низм. Ша­ман­ские ат­ри­бу­ты – бу­бен с ко­ло­туш­кой (хэ­сэ, той­бор), брон­зо­вое или неф­ри­то­вое зер­ка­ло (то­ли), трость (сорь­би), кнут (ми­на, та­шу­ур), ко­пьё, нож, вар­ган (хур), кос­тюм (ор­гой), го­лов­ной убор из же­ле­за или ко­жи с го­ло­вы зве­ря (май­хаб­ши) и шап­ка (мал­гай) и др. Ша­ма­ни­ст­ская ре­ли­гия вклю­ча­ла культ ду­хов (эжин, бур­хан, тэн­гри, он­гон, за­ян, ной­он, хан), воз­глав­ляв­ших­ся не­бес­ным бо­гом Ху­хэ Мун­хэ; по­свя­щён­ные им изо­бра­же­ния и пред­ме­ты на­зы­ва­лись он­го­на­ми (в се­мье мог­ло хра­нить­ся до 60 он­го­нов). По­чи­та­лись ро­до­вые, се­мей­ные и ме­ст­ные по­кро­вите­ли, ду­хи умер­ших. В те­че­ние го­да устра­ива­лись се­мей­ные, улус­ные и ро­до­вые празд­ни­ки (тай­ла­га­ны), Ве­ли­кий тай­ла­ган про­во­дил­ся в на­ча­ле ле­та. Но­вый год (Са­ган са­ра) празд­но­вал­ся у зап. Б. осе­нью, у вост. – по буд­дий­ско­му ка­лен­да­рю (ян­варь – фев­раль), ле­том от­ме­чал­ся празд­ник Обо та­хил. С кон. 20 в. ша­ма­низм воз­ро­ж­да­ет­ся (т. н. нео­ша­ма­низм), воз­ник­ла Ас­со­циа­ция ша­ма­нов Бу­ря­тии Хэ­сэ хэн­гэ­рэг (1993, с 1997 Ду­хов­ный центр бу­рят. нар. ре­ли­гии Бо мур­гэл).

Уст­ное твор­че­ст­во. Рас­про­стра­не­ны сказ­ки, пре­да­ния, по­сло­ви­цы, за­гад­ки. Центр. ме­сто в ге­ро­ич. эпо­се Б. за­ни­ма­ет «Гэ­сэр». В муз. твор­че­ст­ве раз­ли­ча­ют­ся тра­ди­ции зап. и вост. Б. У вост. Б. до­ми­ни­ру­ет ан­ге­ми­то­ни­ка, вклю­чая бес­по­лу­то­но­вую пен­та­то­ни­ку, у зап. Б. рас­про­стра­не­ны зву­ко­ря­ды с по­лу­то­на­ми. В не­ко­то­рых жан­рах встре­ча­ют­ся эле­мен­ты по­ли­фо­нии. Вы­со­кий ста­тус в куль­ту­ре име­ют ули­ге­ры («Абай-Гэ­сэр», «Ерэн­сэй», «Ло­дой Мэр­гэн» и др.); зап. Б. по­ют их от на­ча­ла до кон­ца, вост. Б. че­ре­ду­ют пе­ние с про­за­ич. или по­этич. ре­чью, ино­гда в со­про­во­ж­де­нии 2-струн­но­го смыч­ко­во­го ин­ст­ру­мен­та (хур) или цит­ры (ята­ган). Рас­про­стра­не­ны так­же флей­ты – по­пе­реч­ная (лим­ба) и про­доль­ная (сур), ряд за­им­ст­во­ван­ных ин­ст­ру­мен­тов. Наи­бо­лее со­хра­нив­шая­ся часть куль­ту­ры – пес­ни (дун), вклю­чаю­щие мн. ли­рич. и об­ря­до­вые жан­ры (лю­бов­ные, бы­то­вые, шу­точ­ные, си­рот­ские, сва­деб­ные, за­столь­ные), а так­же пес­ни-тан­цы: кру­го­вой ёо­хор (зап.-бу­рят. про­ис­хо­ж­де­ния, ны­не рас­про­стра­нён по­все­ме­ст­но) и нэрь­еэл­гэ (вост.-бу­рят.).

Лит.: Ша­рак­ши­но­ва Н. О. Ге­рои­че­ский эпос бу­рят. Ир­кутск, 1968; Бар­да­ха­но­ва С. С. Ма­лые жан­ры бу­рят­ско­го фольк­ло­ра. Улан-Удэ, 1982; Ду­га­ров Д. С. Ис­то­ри­че­ские кор­ни бе­ло­го ша­ман­ст­ва: На ма­те­риа­ле об­ря­до­во­го фольк­ло­ра бу­рят. М., 1991; Ду­га­ров Д. С., Ку­ни­цын О. О. Бу­ря­ты // Му­зы­каль­ная куль­ту­ра Си­би­ри. Но­во­сиб., 1997. Т. 1. [Кн. 1]: Тра­ди­ци­он­ная куль­ту­ра ко­рен­ных на­ро­дов Си­би­ри; Ела­ев А. А. Бу­рят­ский на­род: ста­нов­ле­ние, раз­ви­тие, са­мо­оп­ре­де­ле­ние. М., 2000; Об­ря­ды в тра­ди­ци­он­ной куль­ту­ре бу­рят. М., 2002; Бу­ря­ты. М., 2004; Ба­буе­ва В. Д. Ма­те­ри­аль­ная и ду­хов­ная куль­ту­ра бу­рят. Улан-Удэ, 2004.

Вернуться к началу