Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

БОНТО́КИ

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 4. Москва, 2006, стр. 28-29

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: М. В. Станюкович

БОНТО́КИ, игорот (са­мо­на­зва­ния – bon­toc, igo­rot; букв. – гор­цы), один из филип­пин­ских гор­ных на­ро­дов. Жи­вут в Центр. Кор­диль­е­рах на о. Лу­сон (Гор­ная пров.), осн. центры – Бон­ток и Са­га­да. Чис­лен­ность 57,2 тыс. чел. (2005, оцен­ка). Го­во­рят на центр.-бон­ток­ском (диа­лек­ты – са­дан­га, ги­наанг, байю) и на фи­нал­лиг язы­ках (вост.-бон­ток­ский, юж.-бон­ток­ский, ди­алек­ты – ли­ас, бар­лиг, ка­да­клан) центр.-кор­диль­ер­ской груп­пы фи­лип­пин­ских язы­ков. Пись­мен­ность на ос­но­ве лат. гра­фи­ки. Рас­про­стра­нены так­же ило­ка­но, та­галь­ский, кан­ка­най, ан­глий­ский язы­ки. Боль­шин­ст­во со­хра­ня­ет тра­диц. ве­ро­ва­ния, ок. 8% – ка­то­ли­ки и про­тес­тан­ты.

Молодой бонток в шапочке-сукланг и с ушными втулками. Фото Г. У. Джонса. 1936. Смитсоновский институт (Вашингтон).
Женщины бонтоки за изготовлением керамики. Фото Г. У. Джонса. 1936. Смитсоновский институт (Вашингтон).

Пер­вые по­пыт­ки ис­пан­цев (прив­ле­чённых ме­сто­рож­де­ниями ме­ди и зо­ло­та) под­чи­нить Б. (1663–65) встре­ти­ли их оже­сто­чён­ное соп­ро­тив­ле­ние. Лишь в сер. 19 в. ис­пан­цам уда­лось раз­мес­тить гар­ни­зон в г. Ле­пан­то. По­сте­пен­но в бон­ток­ских го­ро­дах по­яв­ля­ет­ся зна­чит. мно­го­эт­нич­ное на­се­ле­ние. Осн. тра­диц. за­ня­тие – руч­ное тер­рас­ное зем­ле­де­лие (за­лив­ной рис, слад­кий кар­то­фель-ка­мо­те, про­со); раз­во­дят буй­во­лов, сви­ней, кур. Из са­хар­но­го тро­ст­ни­ка и ри­са при­го­тов­ля­ют ал­ко­голь­ные на­пит­ки. Раз­ви­ты тка­че­ст­во (ни­ти скру­чи­ва­ли из лы­ка ла­до­нью на бед­ре; совр. цент­ры – Бон­ток, Са­мо­ки) и рас­крас­ка тка­ней (пре­об­ла­да­ет си­ний цвет, гео­мет­рич. ор­на­мен­ты), из­го­тов­ле­ние ке­ра­ми­ки (центр – по­се­ле­ние Са­мо­ки) – сре­ди жен­щин; пле­те­ние из бам­бу­ка и ро­тан­га, резь­ба по де­ре­ву и кам­ню (стол­бы-ко­мис со скульп­тур­ны­ми на­вер­шия­ми, изо­бра­жаю­щи­ми го­ло­вы вра­гов; фи­гур­ки до­маш­них идо­лов-ти­наг­та­гоа; ри­ту­аль­ные со­су­ды со скульп­тур­ны­ми го­ло­ва­ми жи­вот­ных и др.), из­го­тов­ле­ние муз. ин­стру­мен­тов и ору­жия (бое­вые то­по­ры, ко­пья, щи­ты; совр. центр – То­ку­кан) – сре­ди муж­чин. Муж­чи­ны но­си­ли на­бед­рен­ную по­вяз­ку из лу­ба или тка­ни и на­плеч­ную на­кид­ку, пле­тё­ную ша­поч­ку (сук­ланг), жен­щи­ны – ко­рот­кую не­сши­тую юб­ку (лу­фид). Де­вуш­ки и юно­ши до бра­ка уве­ли­чи­ва­ли уш­ные моч­ки с по­мо­щью уш­ных вту­лок. Та­туи­ров­ка у муж­чин, жен­щин и де­тей на­но­си­лась в свя­зи с ус­пеш­ной охо­той за го­ло­ва­ми. Жи­ли­ще строи­лось из кам­ня, гли­ны, де­ре­ва, бам­бу­ка. Тер­ри­то­ри­аль­ные об­щи­ны (ато) об­ра­зо­вы­ва­ли по­се­ле­ние или квар­тал (г. Бон­ток объ­еди­нял до 17 ато) с муж­ским до­мом соб­ра­ний (ато), где хра­ни­лись че­ре­па вра­гов, со­би­рал­ся со­вет ста­рей­шин (ин­туг­ту­кан) и где жи­ли маль­чи­ки до бра­ка. Маль­чи­ки до 7 лет про­хо­ди­ли об­ре­за­ние. До­ма для де­ву­шек (олаг) слу­жи­ли ме­стом встре­чи для мо­ло­дё­жи. Су­ще­ст­во­ва­ла слож­ная си­сте­ма об­щин­но­го и ча­ст­но­го зем­ле­вла­де­ния; тра­диц. де­ле­ние на ран­ги (ка­да­нгь­ян/ка­ча­нгь­ян – выс­ший, вад-ай нга­чан­на – об­щин­ники, пус­си­ла­ва – без­зе­мель­ные) ны­не до­пол­ни­лось ка­те­го­ри­ей раз­бо­га­тев­ших не­тра­диц. спо­со­ба­ми (гос. служ­ба, ра­бо­та за гра­ни­цей и др.) – бак­нанг (от ило­кан­ско­го ‘бо­га­тый’). Ка­дан­гьян вла­де­ют на­след­ст­вен­ной зе­мель­ной соб­ст­вен­но­стью, сак­раль­ны­ми оже­релья­ми (акон), гон­га­ми и ста­рин­ны­ми кит. фар­фо­ро­вы­ми со­су­да­ми для ви­на; обя­за­ны устраи­вать об­ществ. празд­не­ст­ва ти­па пот­ла­ча (ка­као), за­вер­шаю­щие­ся раз­да­чей пи­щи (пао­пао). Меж­об­щин­ные от­но­ше­ния ре­гу­ли­ро­ва­лись охо­той за го­ло­ва­ми (ту­мо) и си­сте­мой мир­ных со­гла­ше­ний (пе­чен). Бы­ли раз­ви­ты куль­ты ду­хов ме­ст­но­сти (лу­та), пред­ков (ани­то), вер­хов­но­го бо­га Ка­бу­ниа­на (пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ное не­бо) и его сы­на – куль­тур­но­го ге­роя Лу­ма­уига (ве­ро­ят­но, род­ст­вен­но­го оке­аний­ско­му Мауи). Ри­ту­аль­ные спе­циа­лис­ты – ин­су­пок (ша­ман­ки и жре­цы), ин­ча­ват (по­ви­валь­ные баб­ки). Фольклор: ска­за­ния о Лу­мау­иге (ог­го­од), близ­кие по со­дер­жа­нию и ри­ту­аль­ным функ­ци­ям к эпо­су др. гор­ных на­ро­дов Лу­со­на; пес­ни (са­ли­думай) – по­гре­баль­ные (паг­па­гуй – ис­пол­ня­лись хо­ром над по­кой­ни­ком, про­жив­шим дол­гую ус­пеш­ную жизнь; ан­на­ко – ис­пол­ня­лись по­жи­лой жен­щи­ной над умер­шим на­сильств. смер­тью), лю­бов­ные и тру­до­вые (айег­ка, чайас­са, ку­дья, ман­гай­увенг); песни, ис­пол­няе­мые при ри­туа­ле за­клю­че­ния ми­ра (чом-но); пес­ни и пля­ски, свя­зан­ные с охо­той за го­ло­ва­ми: та­нец ста­ри­ков и жен­щин при воз­вра­ще­нии муж­чин с охо­ты (ба­лан­гбанг), та­нец вои­на-по­бе­ди­те­ля (фа­лук­нит); тан­цы уха­жи­ва­ния (та­кик, бал­ла­танг), ис­пол­няе­мые во вре­мя ини­циа­ции (ту­рай­ан); об­ря­до­вая пес­ня-та­нец вы­зы­ва­ния дож­дя (су­каи­дан), ис­пол­няе­мая муж­чи­на­ми выс­ших ран­гов. В во­каль­ной тра­ди­ции пре­об­ла­да­ет рес­пон­сор­ное пе­ние, на­ря­ду с соб­ст­вен­но пе­ни­ем (вклю­чая тер­цо­вое двух­го­ло­сие), ис­поль­зу­ют­ся спе­ци­фич. спо­со­бы зву­ко­из­вле­че­ния (ши­пе­ние, свист и др.). Муз. ин­стру­мен­ты – плос­кие гонги (ганг­са), со­став­ляв­шие ан­самб­ли (ганг­са пат­тунг), вар­га­ны (бам­бу­ко­вый и ме­тал­лич.), разл. ви­ды флейт (в т. ч. но­со­вая), труб­ча­тая цит­ра, гу­дел­ка-вед­вед (упот­реб­ля­лась при по­хо­ро­нах умер­ших на­силь­ст­вен­ной смер­тью).

Куль­ту­ра Б. при­об­ре­ла ми­ро­вую из­ве­ст­ность бла­го­да­ря фо­то­гра­фи­ям Э. Мас­фер­ре и амер. филь­му «Пох­ва­ла бон­то­кам» (1991). В 20 в. рас­про­ст­ра­ня­ет­ся об­ще­фи­лип­пинс­кая куль­ту­ра. На­ря­ду с фи­лип­пин­ской адм. струк­ту­рой, фун­к­цио­ни­ру­ют эле­мен­ты тра­диц. об­щин­ной ор­га­ни­за­ции.

Лит.: Vanoverberg M. Tales in Lepanto-Igorot as it is spoken at Bauko // Journal of East Asiatic Studies. 1951. Vol. 1. 1952. Vol. 2; Jenks A. E. The Bontoc Igorot. N. Y., 1970; Scott W. H. The discovery of the Igorots. Quezon Ci­ty, 1982; idem. A Sagada reader. Quezon City, 1988; Masferré E. Tribute to the Philippine Cordillera. Makati City, 1999.

Вернуться к началу