КИ́ЕВСКОЕ КНЯ́ЖЕСТВО

Авторы: А. В. Кузьмин, А. П. Пятнов

КИ́ЕВСКОЕ КНЯ́ЖЕСТВО, др.-рус. кня­же­ст­во во 2-й трети 12 в. – 1470. Сто­ли­ца – Ки­ев. Об­ра­зо­ва­лось в про­цес­се рас­па­да Др.-рус. гос-ва. Пер­во­на­чаль­но К. к., по­ми­мо сво­ей осн. тер­ри­то­рии, вклю­ча­ло По­го­ри­ну (По­го­ры­нье; зем­ли по р. Го­рынь) и Бе­ре­стей­скую во­лость (центр – г. Бе­ре­стье, ны­не Брест). В К. к. на­хо­ди­лось ок. 90 го­ро­дов, во мно­гих из них в разл. пе­рио­ды су­ще­ст­во­ва­ли отд. кня­же­ские сто­лы: в Бел­го­ро­де Ки­ев­ском, Бе­ре­стье, Ва­си­лё­ве (ны­не Ва­силь­ков), Вы­шго­ро­де, До­ро­го­бу­же, До­ро­ги­чи­не (ны­не Дро­хи­чин), Ов­ру­че, Го­род­це-Ос­тер­ском (ны­не Ос­тёр), Пе­ре­соп­ни­це, Тор­че­ске, Тре­по­ле и др. Ряд го­ро­дов-кре­по­стей за­щи­щал Ки­ев от по­ло­вец­ких на­бе­гов по пра­во­му бе­ре­гу р. Днепр и с юга – по pекам Стуг­на и Рось; Вы­шго­род и Бел­го­род Ки­ев­ский обо­ро­ня­ли сто­ли­цу К. к. с се­ве­ра и за­па­да. На юж. гра­ни­цах К. к., в По­ро­сье, рас­се­ли­лись слу­жив­шие ки­ев­ским князь­ям ко­чев­ни­ки – чёр­ные кло­бу­ки.

Экономика

Ос­но­вой эко­но­мич. раз­ви­тия К. к. являлось па­шен­ное зем­ле­де­лие (гл. обр. в фор­ме дву­по­лья и трёх­по­лья), при этом с с. х-вом бы­ло тес­но свя­за­но и на­се­ле­ние го­ро­дов. Осн. зер­но­вые куль­ту­ры, вы­ра­щи­вав­шие­ся на тер­ри­то­рии К. к., – рожь, пше­ни­ца, яч­мень, овёс, про­со и гре­чи­ха; из бо­бо­вых куль­тур – го­рох, ви­ка, че­че­ви­ца и бо­бы; из тех­нич. куль­тур – лён, ко­но­п­ля и ры­жик. Раз­ви­ва­лось так­же ско­то­вод­ст­во и пти­це­вод­ст­во: в К. к. раз­во­ди­ли ко­ров, овец, коз и сви­ней; кур, гу­сей и уток. Дос­та­точ­но ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли ого­род­ни­че­ст­во и са­до­вод­ст­во. Наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ным про­мыс­лом в К. к. яв­ля­лось ры­бо­лов­ст­во. Из-за по­сто­ян­ных ме­ж­ду­кня­жес­ких кон­флик­тов и уча­ще­ния по­ло­вец­ких на­бе­гов с се­ре­ди­ны (а осо­бен­но с по­след­ней тре­ти) 12 в. на­чал­ся по­сте­пен­ный от­ток сель­ско­го на­се­ле­ния из К. к. (напр., из По­ро­сья), пре­ж­де все­го в Сев.-Вост. Русь, Ря­зан­ское и Му­ром­ское кня­же­ст­ва.

Боль­шин­ст­во го­ро­дов К. к. вплоть до кон. 1230-х гг. яв­ля­лись круп­ны­ми цен­тра­ми ре­мес­ла; на его тер­ри­то­рии про­из­во­дил­ся прак­ти­че­ски весь спектр др.-рус. ре­мес­лен­ных из­де­лий. Вы­со­ко­го раз­ви­тия дос­тиг­ли гон­чар­ное, ли­тей­ное (из­го­тов­ле­ние мед­ных кре­стов-эн­кол­пио­нов, ико­нок и др.), эмаль­ер­ное, кос­то­рез­ное, де­ре­во­об­ра­ба­ты­ваю­щее и кам­не­об­ра­ба­ты­ваю­щее про­из­вод­ст­ва, иск-во чер­ни. До сер. 13 в. Ки­ев яв­лял­ся един­ст­вен­ным цен­тром стек­ло­де­лия на Ру­си (по­су­да, окон­ные стёк­ла, ук­ра­ше­ния, гл. обр. бу­сы и брас­ле­ты). В не­ко­то­рых го­ро­дах К. к. про­из-во ба­зи­ро­ва­лось на ис­поль­зо­ва­нии ме­ст­ных по­лез­ных ис­ко­пае­мых: напр., в г. Ов­руч – до­бы­ча и об­ра­бот­ка при­род­но­го крас­но­го (ро­зо­во­го) ши­фе­ра, из­го­тов­ле­ние ши­фер­ных пряс­лиц; в г. Го­ро­деск – про­из-во же­ле­за и т. д.

По тер­ри­то­рии К. к. про­хо­ди­ли круп­ней­шие тор­го­вые пу­ти, свя­зы­вав­шие его как с другими рус. кня­же­ст­ва­ми, так и с иностр. го­су­дар­ст­ва­ми, в т. ч. днеп­ров­ский уча­сток пу­ти «из ва­ряг в гре­ки», су­хо­пут­ные до­ро­ги Ки­ев – Га­лич – Кра­ков – Пра­га – Ре­генс­бург; Ки­ев – Луцк – Вла­ди­мир-Во­лын­ский – Люб­лин; Со­ля­ной и За­лоз­ный пу­ти.

Борьба древнерусских князей за династическое старейшинство

Гл. осо­бен­ность по­ли­тич. раз­ви­тия К. к. в 12 – 1-й тре­ти 13 вв. – от­сут­ст­вие в нём, в от­ли­чие от дру­гих др.-рус. кня­жеств, сво­ей собств. кня­же­ской ди­на­стии. Не­смот­ря на рас­пад Др.-рус. гос-ва, рус. кня­зья вплоть до 1169 про­дол­жа­ли рас­смат­ри­вать Ки­ев как сво­его ро­да «ста­рей­ший» го­род, а об­ла­да­ние им – как по­лу­че­ние ди­на­стич. ста­рей­шин­ст­ва, что при­ве­ло к обо­ст­ре­нию ме­ж­ду­кня­же­ской борь­бы за К. к. Не­ред­ко бли­жай­шие род­ст­вен­ни­ки и со­юз­ни­ки ки­ев­ских кня­зей по­лу­ча­ли на тер­ри­то­рии К. к. в дер­жа­ние отд. го­ро­да и во­лос­ти. На про­тя­же­нии 1130–1150-х гг. оп­ре­де­ляю­щую роль в этой борь­бе иг­ра­ли две груп­пи­ров­ки Мо­но­ма­хо­ви­чей (Вла­ди­ми­ро­ви­чи – де­ти кн. Вла­ди­ми­ра Все­во­ло­до­ви­ча Мо­но­ма­ха; Мсти­сла­ви­чи – де­ти кн. Мсти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча Ве­ли­ко­го) и Свя­то­сла­ви­чи (по­том­ки чер­ни­гов­ско­го и ки­ев­ско­го кн. Свя­то­сла­ва Яро­сла­ви­ча). По­сле смер­ти ки­ев­ско­го кн. Мсти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча (1132) ки­ев­ский стол без к.-л. за­труд­не­ний за­нял его млад­ший брат Яро­полк Вла­ди­ми­ро­вич. Од­на­ко по­пыт­ки Яро­пол­ка реа­ли­зо­вать не­ко­то­рые по­ло­же­ния за­ве­ща­ния Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха (пе­ре­вод сы­но­вей Мсти­сла­ва Ве­ли­ко­го на бли­жай­шие к Кие­ву кня­же­ские сто­лы, что­бы впо­след­ст­вии, по­сле смер­ти Яро­пол­ка, они унас­ле­до­ва­ли ки­ев­ский стол) вы­зва­ли серь­ёз­ное про­ти­во­дей­ст­вие млад­ших Вла­ди­ми­ро­ви­чей, в ча­ст­но­сти кн. Юрия Вла­ди­ми­ро­ви­ча Дол­гору­ко­го. Ос­лаб­ле­ни­ем внутр. един­ст­ва Мо­но­ма­хо­ви­чей вос­поль­зо­ва­лись чер­ни­гов­ские Свя­то­сла­ви­чи, ак­тив­но вме­шав­шие­ся в ме­ж­ду­кня­же­скую борь­бу в 1130-х гг. В ре­зуль­та­те этих не­уря­диц пре­ем­ник Яро­пол­ка на ки­ев­ском сто­ле – Вя­че­слав Вла­ди­ми­ро­вич про­дер­жал­ся в Кие­ве мень­ше двух не­дель (22.2–4.3.1139), по­сле че­го был из­гнан из К. к. чер­ни­гов­ским кн. Все­во­ло­дом Оль­го­ви­чем, ко­то­рый в на­ру­ше­ние до­го­во­рён­но­стей Лю­беч­ско­го съез­да 1097, ли­шав­ших чер­ни­гов­ских кня­зей пра­ва на­сле­до­вать ки­ев­ский стол, не толь­ко су­мел за­нять и удер­жать ки­ев­ский стол вплоть до сво­ей смер­ти (1146), но и пред­при­нял ша­ги к то­му, что­бы за­кре­пить на­сле­до­ва­ние К. к. за чер­ни­гов­ски­ми Оль­го­ви­ча­ми. В 1142 и 1146–57 в со­став К. к. вхо­ди­ло Ту­ров­ское кня­же­ст­во. В сер. 1140-х – нач. 1170-х гг. уси­ли­лась роль ки­ев­ско­го ве­ча, ко­то­рое об­су­ж­да­ло прак­ти­че­ски все клю­че­вые во­про­сы по­ли­тич. жиз­ни К. к. и не­ред­ко оп­ре­де­ля­ло судь­бу ки­ев­ских кня­зей или же пре­тен­ден­тов на ки­ев­ский стол. По­сле смер­ти Все­во­ло­да Оль­го­ви­ча в К. к. не­на­дол­го во­кня­жил­ся его брат Игорь Оль­го­вич (2–13.8.1146), ко­то­ро­го раз­бил в сра­же­нии близ Кие­ва пе­ре­яс­лав­ский кн. Изя­слав Мсти­сла­вич. 2-я пол. 1140-х – сер. 1150-х гг. – вре­мя от­кры­то­го про­ти­во­стоя­ния Изя­сла­ва Мсти­сла­ви­ча и Юрия Дол­го­ру­ко­го в борь­бе за К. к. Оно со­про­вож­да­лось разл. но­во­вве­де­ния­ми, в т. ч. и в по­ли­тич. жиз­ни К. к. Так, по су­ти впер­вые, оба кня­зя (в осо­бен­но­сти Юрий Дол­го­ру­кий) прак­ти­кова­ли соз­да­ние мно­го­числ. кня­же­ских сто­лов внут­ри К. к. (при Юрии Дол­го­ру­ком их за­ни­ма­ли его сы­но­вья). Изя­слав Мсти­сла­вич в 1151 по­шёл на при­зна­ние ста­рей­шин­ст­ва сво­его дя­ди – Вя­че­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча с це­лью соз­да­ния «ду­ум­ви­ра­та» с ним для ле­ги­ти­ма­ции собств. вла­сти в К. к. По­бе­да Изя­сла­ва Мсти­сла­ви­ча в Рут­ской бит­ве 1151 фак­ти­че­ски оз­на­ча­ла и его по­бе­ду в борь­бе за К. к. Но­вое обо­ст­ре­ние борь­бы за К. к. при­шлось на вре­мя по­сле смер­ти Изя­сла­ва Мсти­сла­ви­ча (в ночь с 13 на 14.11.1154) и Вя­че­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча (дек. 1154) и за­вер­ши­лось во­кня­же­ни­ем в Кие­ве Юрия Дол­го­ру­ко­го (1155–57). Смерть по­след­не­го из­ме­ни­ла рас­ста­нов­ку сил в хо­де борь­бы за ки­ев­ский стол сре­ди Мо­но­махо­ви­чей. Все Вла­ди­ми­ро­ви­чи умер­ли, Мсти­сла­ви­чей ос­та­ва­лось все­го двое (смо­лен­ский кн. Рос­ти­слав Мсти­сла­вич и его млад­ший еди­но­кров­ный брат Вла­ди­мир Мсти­сла­вич, не иг­рав­ший зна­чит. по­ли­тич. ро­ли), в Се­ве­ро-Вос­т. Ру­си уси­ли­ва­лись по­зи­ции кн. Ан­д­рея Юрь­е­ви­ча Бо­го­люб­ско­го, по­сте­пен­но скла­ды­ва­лись коа­ли­ции сы­но­вей (позд­нее – по­том­ков в сле­дую­щих по­ко­ле­ни­ях) Изя­сла­ва Мсти­сла­ви­ча – во­лын­ских Изя­сла­ви­чей и сы­но­вей (позд­нее – по­том­ков в сле­дую­щих по­ко­ле­ни­ях) Рос­ти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча – смо­лен­ских Рос­ти­сла­ви­чей. 

В ко­рот­кое вто­рое прав­ле­ние чер­ни­гов­ско­го кн. Изя­сла­ва Да­ви­до­ви­ча (1157–1158) от К. к. от­ло­жи­лось Ту­ров­ское кн-во, власть в ко­то­ром за­хва­тил кн. Юрий Яро­сла­вич – на­хо­див­ший­ся ра­нее на служ­бе у Юрия Дол­го­ру­ко­го (внук вла­ди­ми­ро-во­лын­ско­го кн. Яро­пол­ка Изя­сла­ви­ча). Ве­ро­ят­но, в это же вре­мя из со­ста­ва К. к. во Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ское кн-во окон­ча­тель­но пе­ре­шла Бе­ре­стей­ская во­лость. Уже в дек. 1158 Мо­но­ма­хо­ви­чи вер­ну­ли се­бе К. к. Рос­ти­слав Мсти­сла­вич, ки­ев­ский князь с 12.4.1159 по 8.2.1161 и с 6.3.1161 по 14.3.1167, стре­мил­ся вос­ста­но­вить бы­лой пре­стиж и ува­же­ние к вла­сти ки­ев­ско­го кня­зя и во мно­гом дос­тиг сво­ей це­ли. Под его управ­ле­ни­ем и вла­стью его сы­но­вей в 1161–67 на­хо­ди­лись, по­ми­мо К. к., Смо­лен­ское кн-во и Нов­го­род­ская рес­пуб­ли­ка; со­юз­ни­ка­ми и вас­са­ла­ми Рос­ти­сла­ва яв­ля­лись кня­зья Вла­ди­ми­ра-Во­лын­ско­го, Луц­ка, Га­ли­ча, Пе­ре­яс­лав­ля; сю­зе­ре­ни­тет Рос­ти­сла­ви­чей рас­про­ст­ра­нял­ся на По­лоц­кое и Ви­теб­ское кн-ва. Ста­рей­шин­ст­во Ро­сти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча при­зна­вал и вла­ди­мир­ский кн. Ан­д­рей Юрь­е­вич Бо­го­люб­ский. Бли­жай­шие род­ст­вен­ни­ки и со­юз­ни­ки Рос­ти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча по­лу­чи­ли на тер­ри­то­рии К. к. но­вые дер­жа­ния.

Со смер­тью Рос­ти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча сре­ди пре­тен­ден­тов на К. к. не ос­та­лось кня­зя, ко­то­рый бы поль­зо­вал­ся та­ким же ав­то­ри­те­том сре­ди род­ст­вен­ни­ков и вас­са­лов. В свя­зи с этим из­ме­ни­лись по­ло­же­ние и ста­тус ки­ев­ско­го кня­зя: на про­тя­же­нии 1167–74 он поч­ти все­гда ока­зы­вал­ся за­лож­ни­ком в борь­бе тех или иных кня­же­ских груп­пи­ро­вок или отд. кня­зей, опи­рав­ших­ся на под­держ­ку жи­те­лей Кие­ва или на­се­ле­ния не­кото­рых зе­мель К. к. (напр., По­ро­сья или По­го­ры­нья). Од­но­вре­мен­но смерть Рос­ти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча де­ла­ла ста­рей­шим сре­ди по­том­ков Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха вла­ди­мир­ско­го кн. Ан­д­рея Бо­го­люб­ского (млад­ший сын Мсти­сла­ва Ве­ли­ко­го – кн. Вла­ди­мир Мсти­сла­вич – не яв­лял­ся серь­ёз­ной по­ли­тич. фи­гу­рой и был млад­ше сво­его двою­род­но­го бра­та). По­ход на К. к. в 1169 войск коа­ли­ции, соз­дан­ной Ан­д­ре­ем Бо­го­люб­ским, за­вер­шил­ся трёх­днев­ным раз­гро­мом Кие­ва (12–15.3.1169). За­хват Кие­ва си­ла­ми Ан­д­рея Бо­го­люб­ско­го и тот факт, что сам он не за­нял ки­ев­ский стол, а пе­ре­дал его млад­ше­му бра­ту Гле­бу Юрь­е­ви­чу (1169–70, 1170–71), обо­зна­чил из­ме­не­ние по­ли­тич. ста­ту­са К. к. Во-пер­вых, те­перь ста­рей­шин­ст­во, по край­ней ме­ре для вла­ди­мир­ских кня­зей, уже не бы­ло свя­за­но с за­ня­ти­ем ки­ев­ско­го сто­ла (на­чи­ная с осе­ни 1173 лишь один по­то­мок Юрия Дол­го­ру­ко­го за­ни­мал ки­ев­ский стол – кн. Яро­слав Все­во­ло­до­вич в 1236–38). Во-вто­рых, с нач. 1170-х гг. серь­ёз­но умень­шилась роль ки­ев­ско­го ве­ча в при­ня­тии клю­че­вых по­ли­тич. ре­ше­ний, в т. ч. в во­про­сах оп­ре­де­ле­ния пре­тен­ден­тов на ки­ев­ский стол. По­сле 1170 осн. часть По­го­ры­нья по­сте­пен­но во­шла в сфе­ру влия­ния Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ско­го кн-ва. Сю­зе­ре­ни­тет Ан­д­рея Бо­го­люб­ско­го над К. к. со­хра­нял­ся вплоть до 1173, ко­гда по­сле кон­флик­та Рос­ти­сла­ви­чей с Ан­д­ре­ем Бо­го­люб­ским вой­ска вы­шго­род­ско­го кн. Да­ви­да Рос­ти­сла­ви­ча и бел­го­род­ско­го кн. Мсти­сла­ва Рос­ти­сла­ви­ча 24.3.1173 за­хва­ти­ли Ки­ев, пле­ни­ли кня­жив­ших здесь 5 не­дель на­ме­ст­ни­ков вла­ди­мир­ско­го кня­зя – кн. Яро­пол­ка Рос­ти­сла­ви­ча и кн. Все­во­ло­да Юрь­е­ви­ча Боль­шое Гнез­до – и пе­ре­да­ли ки­ев­ский стол сво­ему бра­ту – ов­руч­ско­му кн. Рю­ри­ку Рос­ти­сла­ви­чу. По­ра­же­ние осе­нью 1173 войск но­вой коа­ли­ции, от­прав­лен­ной к Кие­ву Ан­д­ре­ем Бо­го­люб­ским, оз­на­ча­ло окон­чат. ос­во­бо­ж­де­ние К. к. от его влия­ния.

Киевское княжество – сфера интересов южнорусских князей

Для кня­зей Юж. Ру­си за­ня­тие ки­ев­ско­го сто­ла про­дол­жа­ло ас­со­ции­ро­вать­ся со свое­об­раз­ным ста­рей­шин­ст­вом вплоть до сер. 1230-х гг. (ис­клю­че­ни­ем ста­ла лишь по­пыт­ка га­лиц­ко-во­лын­ско­го кн. Ро­ма­на Мсти­сла­ви­ча в 1201–05 ус­та­но­вить над К. к. кон­троль по­доб­но то­му, как это сде­лал Ан­дрей Бо­го­люб­ский в 1169–73). Ис­то­рия К. к. в 1174–1240 по су­ти пред­став­ля­ет со­бой борь­бу за не­го (то сти­хаю­щую, то вновь обо­ст­ряю­щую­ся) двух кня­же­ских коа­ли­ций – Рос­ти­сла­ви­чей и чер­ни­гов­ских Оль­го­ви­чей (ис­клю­че­ние со­ста­вил лишь пе­ри­од 1201–05). На про­тя­же­нии дол­гих лет клю­че­вой фи­гу­рой этой борь­бы яв­лял­ся Рю­рик Рос­ти­сла­вич (ки­ев­ский князь в мар­те – сент. 1173, 1180–81, 1194–1201, 1203–04, 1205–06, 1206–07, 1207–10). В 1181–94 в К. к. дей­ст­во­вал «ду­ум­ви­рат» кн. Свя­то­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча и Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча: Свя­то­слав по­лу­чил Ки­ев и но­ми­наль­ное ста­рей­шин­ст­во, но при этом вся ос­таль­ная тер­ри­то­рия К. к. ока­за­лась под вла­стью Рю­ри­ка. Рез­кое уси­ле­ние по­ли­тич. влия­ния вла­ди­мир­ско­го кн. Все­во­ло­да Боль­шое Гнез­до за­ста­ви­ло юж.-рус. кня­зей официально при­знать его ста­рей­шин­ст­во (ве­ро­ят­но, в 1194 на съез­де ки­ев­ско­го кн. Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча и смо­лен­ско­го кн. Да­ви­да Рос­ти­сла­ви­ча), од­на­ко это не из­ме­ни­ло дос­та­точ­но са­мо­сто­ят. по­ло­же­ния пра­ви­те­лей К. к. В то же вре­мя обо­зна­чи­лась про­бле­ма «при­час­тия» – при­знан­ный ста­рей­шим, Все­во­лод Боль­шое Гнез­до в 1195 по­тре­бо­вал се­бе «часть» на тер­ри­то­рии К. к., что при­ве­ло к кон­флик­ту, по­сколь­ку го­ро­да, ко­то­рые он хо­тел по­лу­чить (Тор­ческ, Кор­сунь, Бо­гу­славль, Тре­поль, Ка­нев), ки­ев­ский кн. Рю­рик Рос­ти­сла­вич ра­нее уже пе­ре­дал во вла­де­ние сво­ему зя­тю – вла­ди­ми­ро-во­лын­ско­му кн. Ро­ма­ну Мсти­сла­ви­чу. Ки­ев­ский князь ото­брал тре­буе­мые го­ро­да у Ро­ма­на Мсти­сла­ви­ча, что при­ве­ло к воз­ник­но­ве­нию меж­ду ни­ми кон­флик­та, ко­то­рый в даль­ней­шем лишь усу­губ­лял­ся (в ча­ст­но­сти, в 1196 вла­ди­ми­ро-во­лын­ский князь фак­ти­че­ски ос­та­вил свою пер­вую же­ну – дочь Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча Пред­сла­ву) и во мно­гом оп­ре­де­лил по­ли­тич. судь­бу К. к. на ру­бе­же 12–13 вв. Кон­фликт ин­те­ре­сов Ро­ма­на Мсти­сла­ви­ча (объ­е­ди­нив­ше­го в 1199 Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ское и Га­лиц­кое кня­же­ства) и Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча при­вёл к свер­же­нию по­след­не­го и по­яв­ле­нию на ки­ев­ском сто­ле став­лен­ни­ка Ро­ма­на Мсти­сла­ви­ча – луц­ко­го кн. Ин­гва­ря Яро­сла­ви­ча (1201–02, 1204). 1–2.1.1203 со­еди­нён­ные вой­ска Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча, чер­ни­гов­ских Оль­го­ви­чей и по­лов­цев под­верг­ли Ки­ев но­во­му раз­гро­му. В нач. 1204 Ро­ман Мсти­сла­вич за­ста­вил Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча, его же­ну и дочь Пред­сла­ву (свою быв. же­ну) при­нять мо­на­ше­ский по­стриг, а сы­но­вей Рю­ри­ка – Рос­ти­сла­ва Рю­ри­ко­ви­ча и Вла­ди­ми­ра Рю­ри­ко­ви­ча за­хва­тил в плен и от­вёл в Га­лич. Од­на­ко вско­ре, по­сле ди­пло­ма­тич. вме­ша­тель­ст­ва в си­туа­цию тес­тя Рос­ти­сла­ва Рю­ри­ко­ви­ча – вла­ди­мир­ско­го кн. Все­во­ло­да Боль­шое Гнез­до, Ро­ма­ну Мсти­сла­ви­чу при­шлось пе­ре­дать К. к. Рос­ти­сла­ву (1204–05). Ги­бель в Поль­ше Ро­ма­на Мсти­сла­ви­ча (19.6.1205) да­ла воз­мож­ность Рю­ри­ку Рос­ти­сла­ви­чу вновь на­чать борь­бу за ки­ев­ский стол, те­перь уже с чер­ни­гов­ским кн. Все­во­ло­дом Свя­то­сла­ви­чем Черм­ным (ки­ев­ский князь в 1206, 1207, 1210–12). На про­тяже­нии 1212–36 в К. к. пра­ви­ли толь­ко Рос­ти­сла­ви­чи (Мсти­слав Ро­ма­но­вич Ста­рый в 1212–23, Вла­ди­мир Рю­ри­ко­вич в 1223–35 и 1235–36, Изя­слав Мсти­сла­вич в 1235). В 1-й тре­ти 13 в. прак­ти­че­ски не­за­ви­си­мой от К. к. ста­ла «Бо­ло­хов­ская зем­ля», пре­вра­тив­шая­ся в свое­об­раз­ную бу­фер­ную зо­ну ме­ж­ду К. к., Га­лиц­ким и Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ским кн-ва­ми. В 1236 Вла­ди­мир Рю­ри­ко­вич ус­ту­пил К. к. нов­го­род­ско­му кн. Яро­сла­ву Все­во­ло­до­ви­чу, ве­ро­ят­но, в об­мен на под­держ­ку при за­ня­тии смо­лен­ско­го сто­ла.

Мон­го­ло-тат. на­ше­ст­вие на Сев.-Вост. Русь (1237–38) при­ве­ло к ухо­ду Яро­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча из К. к. в Нов­го­род, а за­тем во Вла­ди­мир. Впер­вые с 1212 ки­ев­ским кня­зем стал пред­ста­ви­тель чер­ни­гов­ских Оль­го­ви­чей – Ми­ха­ил Все­во­ло­до­вич. По­сле взя­тия мон­го­ла­ми Пе­ре­яс­лав­ля (3.3.1239), при­ез­да в Ки­ев монг. по­слов от ца­ре­ви­ча Мун­кэ и их убий­ст­ва Ми­ха­ил Все­во­ло­до­вич бе­жал в Венг­рию. По кос­вен­ным дан­ным ря­да ле­то­пи­сей, мож­но пред­по­ло­жить, что его пре­ем­ни­ком стал его двою­род­ный брат Мсти­слав Гле­бо­вич, имя ко­то­ро­го на­зва­но пер­вым сре­ди имён трёх рус. кня­зей (ра­нее Вла­ди­ми­ра Рю­ри­ко­ви­ча и Да­нии­ла Ро­ма­но­ви­ча), под­пи­сав­ших осе­нью 1239 пе­ре­ми­рие с мон­го­ла­ми. Од­на­ко и Мсти­слав Гле­бо­вич вско­ре, по всей ви­ди­мо­сти, так­же по­ки­нул К. к. и бе­жал в Венг­рию. Его сме­нил сын Мсти­сла­ва Ро­ма­но­ви­ча Ста­ро­го – Рос­ти­слав Мсти­сла­вич, за­няв­ший ки­ев­ский стол, ве­ро­ят­но, по­сле смер­ти в Смо­лен­ске Вла­ди­ми­ра Рю­ри­ко­ви­ча. Рос­ти­слав Мсти­сла­вич не имел ре­аль­ной под­держ­ки в К. к. и был лег­ко за­хва­чен в плен га­лиц­ким кн. Да­нии­лом Ро­ма­но­ви­чем, ос­та­вив­шим в Кие­ве пе­ред ли­цом мон­го­ло-тат. уг­ро­зы ты­сяц­ко­го Дмит­ра для ор­га­ни­за­ции обо­ро­ны. По­сле бо­лее чем 10-не­дель­ной оса­ды осн. си­ла­ми мон­го­ло-та­тар 19.11.1240 пал Ки­ев, б. ч. го­ро­дов К. к. бы­ла взя­та штур­мом или ра­зо­ре­на.

Киевское княжество под контролем монголо-татар

Раз­гром и опус­то­ше­ние го­ро­дов и зе­мель на тер­ри­то­рии К. к. при­ве­ли к силь­но­му по­ли­тич. и эко­но­мич. кри­зи­су. Со­глас­но Ни­ко­нов­ской ле­то­пи­си (1520-е гг.), по­сле за­вое­ва­ния Кие­ва и пе­ред про­дол­же­ни­ем по­хо­да на за­пад Ба­тый ос­та­вил в го­ро­де сво­его на­ме­ст­ни­ка. Оче­вид­но, к 1239–40 от­но­сит­ся по­яв­ле­ние монг. вла­стей в Пе­ре­яс­лав­ле и Ка­не­ве, что опи­сал Кар­пи­ни. Од­ной из их гл. функ­ций на пер­вом эта­пе ста­ла ор­га­ни­за­ция ям­ской служ­бы и на­бор вои­нов для по­хо­да на стра­ны Зап. Ев­ро­пы. Уже в 1241 во­ро­тив­ший­ся на Русь кн. Ми­ха­ил Все­во­ло­до­вич был вы­ну­ж­ден про­жи­вать не на кня­же­ском дво­ре в Кие­ве (оче­вид­но, за­ня­том пред­ста­ви­те­ля­ми др. вла­сти), а на од­ном из ост­ро­вов на р. Днепр, а за­тем вер­нуть­ся в Чер­ни­гов. В 1240-е гг. он пы­тал­ся объ­е­ди­нить уси­лия К. к., Венг­рии и Рим. ку­рии в борь­бе с Зо­ло­той Ор­дой, Лит­вой, Ма­зо­ви­ей и га­лиц­ким кн. Да­нии­лом Ро­ма­но­ви­чем. Ан­ти­ор­дын­ская по­зи­ция Ми­хаи­ла Все­во­ло­до­ви­ча на­сто­ро­жи­ла Ба­тыя, ко­то­рый в 1243 вы­звал в Ор­ду дав­не­го по­ли­тич. про­тив­ни­ка Ми­хаи­ла Все­во­ло­до­ви­ча – вел. кн. вла­ди­мир­ско­го Яро­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча и вы­дал ему яр­лык на К. к. и всю «Русь­скую зем­лю». Яро­слав Все­во­ло­до­вич не стал лич­но пра­вить в Кие­ве, а от­пра­вил в го­род сво­его на­ме­ст­ни­ка – боя­ри­на Дмит­ра Ей­ко­ви­ча (1243–46). По­сле смер­ти Яро­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча (1246) в Монг. им­пе­рию от­пра­ви­лись его стар­шие сы­но­вья – кня­зья Алек­сандр Яро­сла­вич Нев­ский и Ан­д­рей Яро­сла­вич. В 1248 пер­вый из них по­лу­чил пра­во на К. к., а вто­рой – на Вла­ди­мир­ское ве­ли­кое кня­же­ст­во. Дан­ный по­ли­тич. акт сви­де­тель­ст­во­вал о юри­дич. со­хра­не­нии ста­рей­шин­ст­ва К. к. в сис­те­ме др.-рус. кня­жеств. Од­на­ко от­каз кн. Алек­сан­д­ра Яро­сла­ви­ча от пе­ре­ез­да из Нов­го­ро­да в Ки­ев и его во­кня­же­ние во Вла­ди­ми­ре (1252) при­ве­ли к па­де­нию зна­че­ния К. к. Это­му спо­соб­ст­во­ва­ли не толь­ко по­ли­тич. и эко­но­мич. кри­зис, бла­го­при­ят­ные ус­ло­вия для рас­се­ле­ния ко­чев­ни­ков на юж. гра­ни­цах К. к., но и ус­та­нов­ле­ние здесь бо­лее жё­ст­кой сис­те­мы ор­дын­ско­го кон­тро­ля, ко­то­рый ещё не был вве­дён в Сев.-Вост. Ру­си, и час­тое при­сут­ст­вие там, а не в К. к. митр. Ки­рил­ла II(III). Монг. ад­ми­ни­ст­ра­ция под­дер­жи­ва­ла стрем­ле­ние кня­зей «Бо­ло­хов­ской зем­ли» вый­ти из-под конт­ро­ля кн. Да­нии­ла Ро­ма­но­ви­ча, сле­ды при­сут­ст­вия её гар­ни­зо­нов из­вест­ны на тер­ри­то­рии не­ко­то­рых го­ро­дов По­го­ры­нья, из-под вла­сти ки­ев­ских кня­зей бы­ли изъ­я­ты брод­ни­ки и чёр­ные кло­бу­ки, а так­же ряд зе­мель по ре­кам Рось и Стуг­на. Не­удач­ный план за­хва­та Кие­ва (1254) и по­ра­же­ние в борь­бе с монг. ной­о­ном Бу­рун­да­ем (1257–60) кн. Да­нии­ла Ро­ма­но­ви­ча вызва­ли но­вый по­ли­тич. кри­зис в К. к. В 1260-е гг. при тем­ни­ке Но­гае осн. часть чёр­ных кло­бу­ков бы­ла пе­ре­се­ле­на в По­вол­жье и на Сев. Кав­каз. В ос­во­бо­див­шие­ся рай­оны К. к. монг. вла­сти пе­ре­се­ли­ли по­ко­рён­ных по­лов­цев. На юж. ру­бе­жах К. к. про­ис­хо­ди­ло по­сте­пен­ное за­пус­те­ние го­ро­дов, да­же тех, ко­то­рые не бы­ли унич­то­же­ны в хо­де мон­го­ло-тат. на­ше­ст­вия. В ря­де слу­ча­ев ук­ре­п­ле­ния по­гра­нич­ных го­ро­дов К. к. бы­ли со­жже­ны и сры­ты, а са­ми они пре­вра­ти­лись в по­се­ле­ния сель­ско­го ти­па (напр., Вы­шго­род, Чу­чин, Иван в Ржи­ще­ве, Во­инь в устье Су­лы, а так­же по­се­ле­ния, на­хо­див­шие­ся на мес­те ис­сле­до­ван­ных ар­хео­ло­га­ми се­ли­ща у с. Ко­ма­ров­ка на Дне­пре, го­ро­ди­ща у ху­то­ра По­ло­вец­ко­го на Ро­си и др.). От­дель­ные ка­те­го­рии жи­те­лей К. к., пре­ж­де все­го ре­мес­лен­ни­ки, пе­ре­се­ля­лись в др. рус. кня­же­ст­ва и зем­ли (в Нов­го­род, Смо­ленск, Га­лиц­ко-Во­лын­ские зем­ли и др.). 

Све­де­ния о по­ли­тич. раз­ви­тии К. к. в по­след­ней тре­ти 13 в. свя­за­ны ис­клю­чи­тель­но с дея­тель­но­стью рус. ми­тро­по­ли­тов Ки­рил­ла II(III) и Мак­си­ма, про­во­див­ших здесь мно­го вре­ме­ни, а ино­гда и про­из­во­див­ших в Кие­ве хи­ро­то­нию но­вых епи­ско­пов. По­сте­пен­ное вос­ста­нов­ле­ние К. к. бы­ло пре­рва­но в 1290-е гг., во вре­мя ожес­то­чён­ной борь­бы за власть в Зо­ло­той Ор­де ме­ж­ду монг. ца­ре­ви­ча­ми и вли­я­тель­ным тем­ни­ком Но­га­ем, ко­то­ро­му не­по­сред­ст­вен­но под­чи­ня­лось К. к. Эта борь­ба вы­зва­ла на­па­де­ния ор­дын­цев (ве­ро­ят­но, войск ха­на Тох­ты) на тер­ри­то­рию К. к. Ор­дын­ское на­си­лие при­ве­ло и к бег­ст­ву митр. Мак­си­ма вме­сте со всем кли­ром Со­фий­ско­го со­бо­ра из Кие­ва во Вла­ди­мир (1299), по­сле че­го, как ска­за­но в Лав­рен­ть­ев­ской ле­то­пи­си (1377), «и весь Ки­евъ роз­бе­жал­ся».

В 1-й четв. 14 в. К. к. по­сте­пен­но воз­ро­ж­да­лось (об этом сви­де­тель­ст­ву­ют, в ча­ст­но­сти, да­ти­ро­ван­ные граф­фи­ти в хра­мах Кие­ва на­чи­ная с 1317). На ру­бе­же 1320–30-х гг. в К. к. кня­жил млад­ший брат ли­тов. кн. Ге­ди­ми­на – кн. Фё­дор, ве­ро­ят­но, за­няв­ший ки­ев­ский стол с со­гла­сия Ор­ды. В Кие­ве со­хра­нял­ся ин­сти­тут бас­ка­че­ст­ва. При этом юрис­дик­ция кн. Фё­до­ра рас­про­стра­ня­лась и на часть Чер­ни­гов­ско­го кн-ва, что сви­де­тель­ст­ву­ет об из­ме­не­нии гра­ниц К. к. в 1-й четв. 14 в. Кня­же­ние кн. Фё­до­ра в Кие­ве, по-ви­ди­мо­му, за­вер­ши­лось не позд­нее 1340-х гг. Ос­лаб­ле­ни­ем по­зи­ций Вел. кн-ва Ли­тов­ско­го (ВКЛ) в сер. 1340-х – нач. 1350-х гг. вос­поль­зо­ва­лась Ор­да. Сле­дую­щим из­вест­ным по ис­точ­ни­кам ки­ев­ским кня­зем стал Вла­ди­мир Ива­но­вич (умер, ве­ро­ят­но, ме­ж­ду 1359 и 1363), про­ис­хо­див­ший из стар­шей (брян­ской) ли­нии ди­на­стии чер­ни­гов­ских Оль­го­ви­чей и при­хо­див­ший­ся пра­вну­ком ки­ев­ско­му и чер­ни­гов­ско­му кн. Ми­хаи­лу Все­во­ло­до­ви­чу. Не ис­клю­че­но, что его пре­тен­зии бы­ли вы­зва­ны пред­ше­ст­во­вав­шим прав­ле­ни­ем в К. к. его от­ца – пу­тивль­ско­го кн. Ива­на Ро­ма­но­ви­ча, по­гиб­ше­го, как и сам Вла­ди­мир, от рук ор­дын­цев.

Киевское княжество в составе Великого княжества Литовского

На­ча­ло в Ор­де «ве­ли­кой за­мят­ни» (1359) ос­ла­би­ло ор­дын­ский кон­троль над К. к., а ги­бель Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча по­зво­ли­ла за­нять став­ший ва­кант­ным ки­ев­ский стол вновь пред­ста­ви­те­лю ли­тов. Ге­ди­ми­но­ви­чей – кн. Вла­ди­ми­ру Оль­гер­до­ви­чу (не позд­нее 1367–95) и по­влек­ла за со­бой вклю­че­ние в со­став К. к. вы­мороч­ных вла­де­ний стар­шей вет­ви Оль­го­ви­чей на тер­ри­то­рии Чер­ни­гов­щи­ны и Пу­тивль­щи­ны. Кня­же­ние вел. кн. ки­ев­ско­го Вла­ди­ми­ра Оль­гер­до­ви­ча, не­смот­ря на по­ли­тич. за­ви­си­мость К. к. от Зо­ло­той Ор­ды, ха­рак­те­ри­зо­ва­лось за­мет­ным во­ен.-эко­но­мич. и куль­тур­ным подъ­ё­мом го­ро­дов и зе­мель К. к. В сер. – 2-й пол. 14 в. они окон­ча­тель­но во­шли в зо­ну ин­те­ре­сов пра­ви­те­лей ВКЛ. Вла­ди­мир Оль­гер­до­вич вёл боль­шое строи­тель­ст­во и ре­кон­ст­рук­цию в го­ро­дах К. к., гл. обр. в Кие­ве. С по­мо­щью во­ен. сил ВКЛ ор­дын­цы по­сте­пен­но бы­ли вы­тес­не­ны за р. Днепр, а на юго-вост. гра­ни­це К. к. бы­ли вос­соз­да­ны обо­ро­нит. ук­ре­п­ле­ния по р. Су­ла. По-ви­ди­мо­му, уже при вел. кн. Вла­ди­ми­ре Оль­гер­до­ви­че в со­став К. к. вклю­че­но Пе­ре­яс­лав­ское кня­же­ст­во (на ле­во­бе­ре­жье Днеп­ра). Вла­ди­мир Оль­гер­до­вич, по­доб­но др. пра­во­слав­ным удель­ным ли­тов. князь­ям – его со­вре­мен­ни­кам, на­чал в Кие­ве че­кан­ку се­реб­ря­ных мо­нет со сво­им име­нем (име­ли ши­ро­кое хо­ж­де­ние на тер­ри­то­рии К. к. и Чер­ни­гов­ско­го кн-ва, в ВКЛ). В борь­бе за кон­троль над Ки­ев­ской ми­тро­по­ли­ей Вла­ди­мир Оль­гер­до­вич под­дер­жи­вал Ки­приа­на, ко­то­рый в 1376–81 и 1382–90 на­хо­дил­ся в ВКЛ и час­то про­жи­вал в Кие­ве. Зи­мой 1385 дочь Вла­ди­ми­ра Оль­гер­до­ви­ча вы­шла за­муж за 4-го сы­на вел. кн. твер­ско­го Ми­хаи­ла Алек­сан­д­ро­ви­ча – кн. Ва­си­лия Ми­хай­ло­ви­ча. По­сле всту­п­ле­ния Ягай­ло на ко­ро­лев­ский трон в Поль­ше под име­нем Вла­ди­сла­ва II Ягел­ло в 1386 Вла­ди­мир Оль­гер­до­вич при­знал власть и сю­зе­ре­ни­тет сво­его млад­ше­го бра­та (в 1386, 1388 и 1389 при­но­сил клят­ву вер­но­сти ко­ро­лю, его же­не – ко­ро­ле­ве Яд­ви­ге и польск. ко­ро­не). В 1390 под­дер­жал Вла­ди­сла­ва II Ягел­ло в борь­бе с Ви­тов­том; вме­сте с ки­ев­ской ра­тью уча­ст­во­вал в оса­де Грод­но. В 1392, по­сле при­хо­да к вла­сти в ВКЛ Ви­тов­та, Вла­ди­мир Оль­гер­до­вич от­ка­зал­ся под­чи­нить­ся ему, мо­ти­ви­руя своё ре­ше­ние тем, что он уже да­вал клят­ву вер­но­сти Вла­ди­сла­ву II Ягел­ло. Др. при­чи­ной кон­флик­та ста­ли ус­ло­вия со­гла­ше­ния 1392 ме­ж­ду Вла­ди­сла­вом II Ягел­ло и Ви­тов­том, по ко­то­ро­му К. к. долж­но бы­ло пе­рей­ти к кн. Ио­ан­ну-Скир­гай­ло в ка­че­ст­ве ком­пен­са­ции за ут­ра­чен­ные им зем­ли Сев.-Зап. Бе­ло­рус­сии и Трок­ское кн-во. В 1393–94 Вла­ди­мир Оль­гер­до­вич под­дер­жал нов­го­род-се­вер­ско­го кн. Дмит­рия-Ко­ри­бу­та Оль­гер­до­ви­ча и по­доль­ско­го кн. Фё­до­ра Корь­я­то­ви­ча в борь­бе про­тив Ви­тов­та. Вес­ной 1394 Ви­товт и по­лоц­кий кн. Ио­анн-Скир­гай­ло за­хва­ти­ли го­ро­да Жи­то­мир и Ов­руч в сев. час­ти К. к. и вы­ну­ди­ли Вла­ди­ми­ра Оль­гер­до­ви­ча пой­ти на пе­ре­го­во­ры. Кня­зья за­клю­чи­ли мир на 2 го­да, од­на­ко уже в 1395 Вла­ди­мир Оль­гер­до­вич ли­шил­ся К. к., а его ме­сто за­нял кн. Ио­анн-Скир­гай­ло, ко­то­ро­му сра­зу же при­шлось оса­ж­дать не под­чи­нив­шие­ся ему го­ро­да Зве­ни­го­род и Чер­кас­сы. В 1397 вел. кн. ки­ев­ский Ио­анн-Скир­гай­ло был от­рав­лен на­ме­ст­ни­ком митр. Ки­приа­на в Кие­ве Фо­мой (Изу­фо­вым). Ве­ро­ят­но, по­сле это­го Ви­товт по су­ти пре­вра­тил К. к. в на­ме­ст­ни­че­ст­во, что рез­ко сни­зи­ло ста­тус К. к. сре­ди др.-рус. кня­жеств, под­чи­няв­ших­ся ВКЛ. При этом в К. к. со­хра­ни­лись уде­лы не­зна­чит. кня­зей, роль ко­то­рых во мно­гом оп­ре­де­ля­лась служ­бой при дво­ре Ви­тов­та (напр., кня­зей Глин­ских). Пер­вы­ми на­ме­ст­ни­ка­ми К. к. ста­ли кн. Иван Бо­ри­со­вич (ум. 1399), сын по­доль­ско­го кн. Бо­ри­са Корь­я­то­ви­ча, и Иван Ми­хай­ло­вич Голь­шан­ский (ум. по­сле 1401), сын ли­тов. кн. Ми­хаи­ла Оль­ги­мон­та. В 1399, по­сле по­ра­же­ния войск Ви­тов­та и его со­юз­ни­ков в бит­ве на Вор­ск­ле, К. к. под­верг­лось на­па­де­нию войск ор­дын­ских пра­ви­те­лей. Ра­зо­рив сель­скую ок­ру­гу, хан Ти­мур-Кут­луг и эмир Еди­гей удов­ле­тво­ри­лись 1 тыс. руб. от­ку­па с Кие­ва и 30 руб. – с Кие­во-Пе­чер­ско­го мон.; в 1416 ор­дын­цы вновь со­вер­ши­ли на­бег на К. к., ра­зо­рив сель­скую ок­ру­гу Кие­ва и Кие­во-Пе­чер­ский мо­на­стырь. По дан­ным бе­ло­рус­ско-ли­тов­ских ле­то­пи­сей 1-й тре­ти 16 в., пре­ем­ни­ка­ми И. М. Голь­шан­ско­го в ка­че­ст­ве на­ме­ст­ни­ков К. к. ста­ли его сы­но­вья – Ан­д­рей (ум. не позд­нее 1422) и Ми­ха­ил (ум. 1433).

В 1440 став­ший но­вым вел. кн. ли­товским Ка­зи­мир Ягел­лон­чик (впо­след­ст­вии польск. ко­роль Ка­зи­мир IV) по­шёл на час­тич­ное воз­ро­ж­де­ние сис­те­мы уде­лов в ВКЛ, в ча­ст­но­сти та­кой ста­тус по­лу­чи­ло К. к. Удель­ным ки­ев­ским кня­зем стал сын вел. кн. ки­ев­ско­го Вла­ди­ми­ра Оль­гер­до­ви­ча – слуц­кий кн. Алек­сандр Олель­ко Вла­ди­ми­ро­вич. Его прав­ле­ние бы­ло на ко­рот­кое вре­мя пре­рва­но в 1449, ко­гда вел. кн. ли­тов­ский Ми­ха­ил Си­гиз­мун­до­вич при под­держ­ке ор­дын­ско­го ха­на Се­ид-Ах­ме­да за­хва­тил К. к. и Се­вер­скую зем­лю. Од­на­ко со­вме­ст­ные дей­ст­вия войск Ка­зи­ми­ра IV и вел. кн. мо­с­ков­ско­го Ва­си­лия II Ва­силь­е­ви­ча Тём­но­го при­ве­ли к раз­гро­му Ми­хаи­ла Си­гиз­мун­до­ви­ча и воз­вра­ще­нию в Ки­ев кн. Алек­сан­д­ра Олель­ко Вла­ди­ми­ро­ви­ча. В 1455 по­сле его смер­ти К. к. унас­ле­до­вал его стар­ший сын Се­мён Алек­сан­д­ро­вич.

Не­ко­то­рое по­вы­ше­ние ста­ту­са К. к. в со­ста­ве ВКЛ спо­соб­ст­во­ва­ло ук­ре­п­ле­нию ро­ли ки­ев­ско­го бо­яр­ст­ва внут­ри К. к., где ки­ев­ские кня­зья про­дол­жи­ли по­ли­ти­ку раз­да­чи круп­ных и мел­ких вла­де­ний князь­ям и боя­рам, вхо­див­шим в их ра­ду, а так­же бо­лее мел­ким боя­рам и слу­гам. Для круп­ных бояр, не вхо­див­ших в ра­ду, про­дол­жа­ла дей­ст­во­вать сис­те­ма го­до­вых корм­ле­ний. Бо­яре при­ни­ма­ли уча­стие в сбо­ре и рас­пре­де­ле­нии на­ло­гов, со­б­ран­ных в К. к., а так­же ино­гда по­лу­ча­ли жа­ло­ва­нье и зем­ли от вел. кн. ли­тов­ско­го, счи­тав­ше­го­ся гос­по­да­рем К. к. В 1450–60-е гг. нор­ма­ли­зо­ва­лись от­но­ше­ния ВКЛ с Крым­ским хан­ст­вом, хан Хад­жи-Ги­рей I вы­дал Ка­зи­ми­ру IV яр­лык на вла­де­ние К. к. и др. зем­ля­ми Зап. и Юж. Ру­си.

По­сле уси­ле­ния сво­их по­зи­ций в ВКЛ и Поль­ше, по­бе­ды в вой­не с Тев­тон­ским ор­де­ном Ка­зи­мир IV, вос­поль­зо­вав­шись смер­тью кн. Се­мё­на Алек­сан­д­ро­ви­ча в 1470 и от­сут­ст­ви­ем в Кие­ве его бра­та Ми­хаи­ла (в 1470–71 кня­жил в Нов­го­ро­де), ли­к­ви­ди­ро­вал К. к. и пре­об­ра­зо­вал его в вое­вод­ст­во, при этом в 1471 Казимир IV спец. при­ви­леем за­кре­пил оп­ре­де­лён­ную ав­то­но­мию Ки­евщины в со­ста­ве ВКЛ.

Лит.: Лю­бав­ский М. К. Об­ла­ст­ное де­ле­ние и ме­ст­ное управ­ле­ние Ли­тов­ско-Рус­ско­го го­су­дар­ст­ва ко вре­ме­ни из­да­ния пер­во­го Ли­тов­ско­го ста­ту­та. М., 1893; Кле­пат­ский П. Г. Очер­ки по ис­то­рии Ки­ев­ской зем­ли. Од., 1912. Т. 1; На­со­нов А. Н. Мон­го­лы и Русь. М.; Л., 1940; Ры­ба­ков Б. А. Ре­мес­ло Древ­ней Ру­си. М., 1948; Дов­же­нок В. I. Зем­ле­роб­ст­во Древньої Русi до сер. XIII ст. Київ, 1961; Уман­ская А. С. О зна­че­нии птиц в хо­зяй­ст­ве древ­не­рус­ско­го на­се­ле­ния тер­ри­то­рии Ук­раи­ны // Археологiя. 1973. № 10; Ра­пов О. М. Кня­же­ские вла­де­ния на Ру­си в X – пер­вой по­ло­ви­не XIII в. М., 1977; Дов­же­нок В. О. Сред­нее По­днеп­ро­вье по­сле та­та­ро-мон­голь­ско­го на­ше­ст­вия // Древ­няя Русь и сла­вя­не. М., 1978; То­лоч­ко П. П. Ки­ев и Ки­ев­ская зем­ля в эпо­ху фео­даль­ной раз­дроб­лен­но­сти XII–XIII вв. К., 1980; Паш­ке­вич Г. О., Пет­ра­шен­ко В. О. Зем­ле­роб­ст­во i ско­тар­ст­во в Се­ред­нь­о­му Поднiпровьї в VIII–X ст. // Ар­хео­ло­гiя. 1982. № 41; Па­шу­то В. Т., Фло­ря БН., Хо­рош­ке­вич А. Л. Древ­не­рус­ское на­сле­дие и ис­то­ри­че­ские судь­бы вос­точ­но­го сла­вян­ст­ва. М., 1982; Бе­ляе­ва С. А. Юж­но­рус­ские зем­ли во вто­рой по­ло­ви­не XIII–XIV вв. К., 1982; Рыч­ка В. М. Фор­ми­ро­ва­ние тер­ри­то­рии Ки­ев­ской зем­ли (IX – пер­вая треть XII в.). К., 1988; Ста­ви­ский В. И. К ана­ли­зу из­вес­тий о Ру­си в «Ис­то­рии мон­га­лов» Пла­но Кар­пи­ни в све­те ее ар­хео­гра­фи­че­ской тра­ди­ции // Древ­ней­шие го­су­дар­ст­ва на тер­ри­то­рии СССР: Ма­те­риа­лы и ис­сле­до­ва­ния. 1986 г. М., 1988; он же. «Ис­то­рия мон­га­лов» Пла­но Кар­пи­ни и рус­ские ле­то­пи­си // Там же. 1990 г. М., 1991; Гру­шев­ский М. С. Очерк ис­то­рии Ки­ев­ской зем­ли от смер­ти Яро­сла­ва до кон­ца XIV ст. К., 1991; Гру­шевсь­кий М. С. Iсторія України-Ру­си. Київ, 1992–1993. Т. 2–4; Гор­ский А. А. Рус­ские зем­ли в XIII–XIV ве­ках: Пу­ти по­ли­ти­че­ско­го раз­ви­тия. М., 1996; Ру­си­на О. В. Ук­раїна пiд та­та­ра­ми i Лит­вою // Ук­раїна крiзь вiки. Київ, 1998. Т. 6; Ива­кин Г. Ю. Ис­то­ри­че­ское раз­ви­тие Юж­ной Ру­си и Ба­тые­во на­ше­ст­вие // Русь в XIII ве­ке: Древ­но­сти тём­но­го вре­ме­ни. М., 2003; Пят­нов А. П. Борь­ба за ки­ев­ский стол в 1148–1151 гг. // Вест­ник МГУ. Се­рия 8. Ис­то­рия. 2003. № 1; он же. Ки­ев и Ки­ев­ская зем­ля в 1167–1169 г. // Древ­няя Русь: во­про­сы ме­дие­ви­сти­ки. 2003. № 1; он же. Ки­ев и Ки­ев­ская зем­ля в 1169–1173 гг. // Сбор­ник Рус­ско­го ис­то­ри­че­ско­го об­ще­ст­ва. М., 2003. Т. 7; он же. Ки­ев­ское кня­же­ст­во в 1235–1240 гг. // Пер­вые от­кры­тые ис­то­ри­че­ские чте­ния «Мо­ло­дая нау­ка». М., 2003; Кузь­мин А. В. Ис­точ­ни­ки XVI–XVII вв. о про­ис­хо­ж­де­нии ки­ев­ско­го и пу­тивль­ско­го кня­зя Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча // Вос­точ­ная Ев­ро­па в древ­но­сти и сред­не­ве­ко­вье: Про­бле­мы ис­точ­ни­ко­ве­де­ния. М., 2005. Ч. 2.

Вернуться к началу