Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

БЕРЕСТЯНЫ́Е ГРА́МОТЫ

Авторы: А. А. Зализняк, В. Л. Янин
Берестяная грамота № 1 (фрагмент). Кон. 14 в.

БЕРЕСТЯНЫ́Е ГРА́МОТЫ, древ­ние па­мят­ни­ки пись­мен­но­сти на бе­ре­сте. Древ­ней­шая Б. г. да­ти­ру­ет­ся 1-й тре­тью 11 в. Б. г. со­дер­жат пре­им. ча­ст­ную пе­ре­пис­ку, за­тра­ги­вав­шую бы­то­вые и хо­зяйств. во­про­сы, по­ли­тич. и во­ен. но­во­сти, а так­же де­ло­вые до­ку­мен­ты, уче­ни­че­ские уп­раж­не­ния, тек­сты цер­ков­но­го со­дер­жа­ния, за­го­во­ры, ри­сун­ки и др. Тек­сты на Б. г. про­ца­ра­па­ны ост­рым же­лез­ным, ино­гда  кос­тя­ным или брон­зо­вым стерж­нем (ис­клю­че­ние со­став­ля­ют 2 Б. г., на­пи­сан­ные чер­ни­ла­ми). Осн. ком­плекс Б. г. со­дер­жит тек­сты на др.-рус. яз., най­де­но так­же неск. Б. г. с тек­стом на цер­ков­но­слав. язы­ке. На­ход­ки Б. г. с тек­ста­ми на дру­гих язы­ках (греч., лат., древ­нем при­бал­тий­ско-фин­ском) еди­нич­ны. В боль­шин­ст­ве гра­мот ис­поль­зо­ва­ны т. н. бы­то­вые гра­фич. сис­те­мы. Их осн. от­ли­чия от книж­ной гра­фич. сис­те­мы: за­ме­ны бу­к­вы ъ на о (или на­обо­рот), бу­к­вы ь на е (или на­обо­рот), бу­к­вы «ять» (э) на е или ь. При этом боль­шин­ст­во Б. г. на­пи­са­но тща­тель­но, опи­ски и ошиб­ки встре­ча­ют­ся здесь не ча­ще, чем в пер­га­мен­ных до­ку­мен­тах. Б. г. яв­ля­ют­ся по­ка­за­те­лем вы­со­ко­го уров­ня гра­мот­но­сти на­се­ле­ния (вклю­чая низ­шие со­ци­аль­ные слои) Древ­не­рус­ско­го государства и русских зе­мель и кня­жеств эпо­хи раз­дроб­лен­но­сти. Во 2-й пол. 15 в. бе­ре­ста была вы­тес­не­на де­шё­вой бу­ма­гой.

Впер­вые Б. г. об­на­ру­же­ны в 1951 при рас­коп­ках Нов­го­ро­да (ны­не Ве­ли­кий Нов­го­род) экс­пе­ди­ци­ей А. В. Ар­ци­хов­ско­го (к 2005 от­кры­то 956 Б. г.). Они най­де­ны так­же в Ста­рой Рус­се (40), Торж­ке (19), Смо­лен­ске (15), Пско­ве (8), Тве­ри (5), Зве­ни­го­ро­де Га­лиц­ком (3), Ви­теб­ске, Мсти­слав­ле, Мо­ск­ве, Ста­рой Ря­за­ни (по од­ной), в куль­тур­ном слое ко­то­рых хо­ро­шо со­хра­ня­ют­ся ор­га­нич. ос­тат­ки. По­сто­ян­ное по­пол­не­ние это­го ви­да ис­точ­ни­ков по­зво­ля­ет пре­одо­леть ис­клю­чи­тель­ную бед­ность фон­да рус. письм. до­ку­мен­тов 11 – 1-й пол. 13 вв. (до от­кры­тия Б. г. име­лось лишь 3 со­хра­нив­ших­ся пер­га­мен­ных лис­та то­го вре­ме­ни с тек­ста­ми, ка­саю­щи­ми­ся гражд. ис­то­рии; те­перь их до­пол­ня­ют ок. 500 Б. г.). Со­вме­ст­ное изу­че­ние ма­те­ри­аль­ных ос­тат­ков древ­них уса­деб и най­ден­ных на них Б. г. да­ёт воз­мож­ность не толь­ко де­та­ли­зи­ро­вать ха­рак­те­ри­сти­ки та­ких ком­плек­сов, но и ре­шить мн. труд­ные про­бле­мы ср.-век. ис­то­рии. Напр., от­кры­тие мас­тер­ской Оли­сея Гре­чи­на ус­та­но­ви­ло его ру­ко­во­дя­щую роль в соз­да­нии вы­даю­ще­го­ся фре­ско­во­го ан­самб­ля Спа­са на Не­ре­ди­це церк­ви (1198), а об­на­ру­же­ние адм. усадь­бы 12 в., где бы­ло най­де­но ок. 100 Б. г., от­ра­жаю­щих вся­ко­го ро­да су­деб­ные кон­флик­ты, по­зво­ли­ло вы­яс­нить вре­мя ста­нов­ле­ния в Нов­го­ро­де «сме­ст­но­го су­да» кня­зя и по­сад­ни­ка. Б. г. – цен­ней­ший ис­точ­ник дан­ных по ис­то­рии рус. язы­ка, пись­ма и диа­лект­ной ре­чи. Наи­боль­шее зна­че­ние они име­ют для изу­че­ния др.-нов­го­род­ско­го диа­лек­та: лин­гвис­тич. ма­те­ри­ал, со­дер­жа­щий­ся в них, по­зво­лил про­сле­дить его ис­то­рич. эво­лю­цию в 11–15 вв. и ре­конст­руи­ро­вать его с не­дос­туп­ной ра­нее сте­пе­нью пол­но­ты. Об­на­ру­жи­лось, что уже к на­ча­лу письм. эпо­хи др.-нов­го­род­ский диа­лект су­ще­ст­вен­но от­ли­чал­ся от про­чих вост.-слав. диа­лек­тов (а в не­ко­то­рых слу­ча­ях и во­об­ще от всех дру­гих слав. язы­ков и диа­лек­тов). В част­но­сти, в нём не осу­ще­ст­ви­лась вто­рая па­ла­та­ли­за­ция зад­нея­зыч­ных (напр., со­хра­ни­лись к, г, х в кhлiи ‘целый’, хhрieи ‘серый’, но­гh и т. п.), в им. п. ед. ч. муж. ро­да твёр­до­го о-скло­не­ния и в ед. ч. муж. р. пер­фек­та окон­ча­ние бы­ло не , а -g (напр., хлh­бg; далg, пришлg), в род. п. ед. ч. а-скло­не­ния окон­ча­ние бы­ло -h (полъ гривь­нh), в наст. вре­ме­ни гла­го­ла от­сут­ст­во­ва­ло -ть (жи­вg ‘живёт’, хо­д# ‘ходят’).

За от­кры­тие и изу­че­ние Б. г. ру­ко­во­ди­те­ли Нов­го­род­ской ар­хео­ло­гич. экс­пе­ди­ции удо­стое­ны Ло­мо­но­сов­ской пр. МГУ 1-й сте­пе­ни (1966), Гос. пр. (1970), Ле­нин­ской пр. (1984).

С 2004 ве­дёт­ся ра­бо­та над про­ек­том «Бе­ре­стя­ные гра­мо­ты в Ин­тер­не­те», в ко­то­рой участ­ву­ют рос. и иностр. учё­ные.

Лит.: Че­реп­нин Л. В. Нов­го­род­ские бе­ре­стя­ные гра­мо­ты как ис­то­ри­че­ский ис­точ­ник. М., 1969; Кол­чин Б. А., Хо­ро­шев А. С., Янин В. Л. Усадь­ба нов­го­род­ско­го ху­дож­ни­ка XII в. М., 1981; Янин В. Л., За­лиз­няк А. А. Нов­го­род­ские гра­мо­ты на бе­ре­сте: (Из рас­ко­пок 19771983 гг.): Ком­мен­та­рии и сло­во­ука­за­тель к бе­ре­стя­ным гра­мо­там: (Из рас­ко­пок 19511983 гг.). М., 1986; они же. Нов­го­род­ские гра­мо­ты на бе­ре­сте: (Из рас­ко­пок 19841989 гг.). М., 1993; они же. Нов­го­род­ские гра­мо­ты на бе­ре­сте: (Из рас­ко­пок 19901996 гг.). М., 2000; Янин В. Л. Я по­слал те­бе бе­ре­сту… 3-е изд. М., 1998; он же. У ис­то­ков нов­го­род­ской го­су­дар­ст­вен­но­сти. Ве­ли­кий Нов­го­род, 2001; Бе­ре­стя­ные гра­мо­ты: 50 лет от­кры­тия и изу­че­ния. М., 2003; Янин В. Л., За­лиз­няк А. А., Гип­пи­ус А. А. Нов­го­род­ские гра­мо­ты на бе­ре­сте: (Из рас­ко­пок 19972000 гг.). М., 2004; За­лиз­няк А. А. Древ­не-Нов­го­род­ский диа­лект. 2-е изд. М., 2004.

Вернуться к началу