Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ОКО́ЛЬНИЧИЙ

Авторы: В. Д. Назаров

ОКО́ЛЬНИЧИЙ, при­двор­ный ста­тус­ный чин и долж­ность в Бо­яр­ской ду­ме при рус. князь­ях и ца­рях в 13 – нач. 18 вв. Впер­вые упо­ми­на­ют­ся в гра­мо­тах и ле­то­пис­ных из­вес­ти­ях, по­свя­щён­ных со­бы­ти­ям в Смо­лен­ском кня­же­ст­ве (1284), Моск. вел. кн-ве (1348) и удель­ном Сер­пу­хов­ском кня­же­ст­ве (1374), Ря­зан­ском кня­же­ст­ве (1371).

В иерар­хии при­ви­ле­ги­ров. свет­ских групп во 2-й пол. 14 – кон. 15 вв. занимали место сра­зу за ты­сяц­ки­ми, но ра­нее бо­яр. В кон. 15 в. с об­ра­зо­ва­ни­ем Рус. гос-ва по­лу­чи­ли ста­тус вто­ро­го дум­но­го чи­на (по­сле бо­яр) при фор­ми­ро­ва­нии со­ста­ва и струк­тур Го­су­да­ре­ва дво­ра и Бо­яр­ской ду­мы. В 1565–84, в го­ды оп­рич­ни­ны и в пе­ри­од су­ще­ст­во­ва­ния Осо­бо­го дво­ра Ива­на IV Ва­силь­е­ви­ча Гроз­но­го, О. со­стоя­ли как в зем­ской, так и в оп­рич­ной (за­тем дво­ро­вой) Бо­яр­ской ду­ме. В 17 в. окон­ча­тель­но ут­вер­дил­ся по­ря­док офиц. це­ре­мо­нии по­жа­ло­ва­ния в О., ка­ж­дая це­ре­мо­ния фик­си­ро­ва­лась в те­ку­щей до­ку­мен­та­ции Раз­ряд­но­го при­ка­за. Со 2-й тре­ти 17 в. из­вест­ны «ком­нат­ные» О., вхо­див­шие в со­став Ближ­ней ду­мы.

Чис­лен­ность О. на про­тя­же­нии кон. 15 – нач. 18 вв. ко­ле­ба­лась от 2–3 до 11–13 чел. (1470-е гг. – 1521); не боль­ше 6–7 чел. (ча­ще – от 3 до 6 чел.) (1522–47); с 1549 рос­ла, дос­тиг­нув 18–19 чел. (ру­беж 1550-х и 1560-х гг.); от 6–7 до 11–13 чел. (сер. 1560-х гг. – нач. 17 в.); в Смут­ное вре­мя рос­ла, до­с­тиг­нув к вес­не 1610 ок. 30 чел. в про­ти­во­бор­ст­вую­щих ла­ге­рях (пра­ви­тель­ст­вен­ном и Лже­дмит­рия II); от 5 до 12 чел. (1619–45); от 20 до 33 чел. (1648–76); от 28–29 до 58 чел. (1676–89); 63 чел. (аб­со­лют­ный мак­си­мум; 1690); от 48 до 58 чел. (1691–95); 10–13 чел. (1708–13).

Ге­неа­ло­ги­че­ский со­став О. оп­ре­де­лил­ся к кон. 15 в. Сре­ди них пре­об­ла­да­ли пред­ста­ви­те­ли бо­лее чем 30 фа­ми­лий из 15 ро­до­вых кла­нов ста­ро­мос­ков­ской и ста­ро­твер­ской не­ти­ту­ло­ван­ной зна­ти: Бу­тур­ли­ны, Да­вы­до­вы-Хро­мые, Жу­ле­би­ны, Че­ляд­ни­ны, Чо­бо­то­вы (все – из кла­на Акин­фа Ве­ли­ко­го); Во­рон­цо­вы и Вель­я­ми­но­вы; Да­ни­ло­вы-Ива­но­вы и Ма­мо­но­вы (все – по­том­ки Не­тши); Мо­ро­зо­вы; Без­зуб­це­вы, За­харь­и­ны-Кош­ки­ны, Ко­лы­че­вы, Ше­ре­ме­те­вы (все – из кла­на А. А. Ко­бы­лы); Пле­щее­вы; Кваш­ни­ны; Ку­ту­зо­вы; Още­ри­ны (из кла­на Со­ро­ко­умо­вых-Гле­бо­вых) и др. В 1485–1509 О. из не­ко­то­рых твер­ских фа­ми­лий со­стоя­ли в осо­бом твер­ском дво­ре (Бо­роз­ди­ны-Бо­ри­со­вы, Жи­то­вы, Сак­мы­ше­вы и др.). Ред­ки­ми и не­мно­го­чис­лен­ны­ми бы­ли по­жа­ло­ва­ния в О. лиц ти­ту­лов. зна­ти. Сре­ди них – пред­ста­ви­те­ли обыч­но млад­ших вет­вей и ли­ний яро­слав­ских, ста­ро­дуб­ских, чер­ни­гов­ских Рю­ри­ко­ви­чей. Во 2-й пол. 16 в. (на­чи­ная с 1565) чин О. по­лу­чи­ли но­вые пред­ста­ви­те­ли Рю­ри­ко­ви­чей. В 16–17 вв. в О. ста­ли жа­ло­вать бли­жай­ших род­ст­вен­ни­ков жён вел. кня­зей (с 1547 – ца­рей): Са­бу­ро­вых, Со­ба­ки­ных, Кол­тов­ских, На­гих, Го­ду­но­вых, Стреш­не­вых, Ми­ло­слав­ских, На­рыш­ки­ных, Ап­рак­си­ных, Ло­пу­хи­ных. Со 2-й пол. 1540-х гг. и позд­нее О. ста­но­ви­лись так­же цар­ские фа­во­ри­ты: А. Ф. Ада­шев, Д. И. Го­ду­нов, В. Ф. Оша­нин, А. П. Клеш­нин, Ф. Л. Шак­ло­ви­тый и др. С то­го же вре­ме­ни путь в О. от­кры­ва­ла дли­тель­ная служ­ба при дво­ре (Ф. М. На­гой из лов­чих) и в центр. ве­дом­ст­вах (Ми­ха­ил Пет­ро­вич Боль­шой и Иван-Фо­ма Пет­ро­вич Го­ло­ви­ны, Ф. И. Су­кин, А. С. Нар­бе­ков – все из ка­зна­че­ев). В Смут­ное вре­мя в Бо­яр­ской ду­ме ца­ря Ва­си­лия Ива­но­ви­ча Шуй­ско­го в це­лом со­блю­дал­ся тра­диц. ге­неа­ло­гич. со­став О., в ла­ге­ре Лже­дмит­рия II бо­лее по­ло­ви­ны О. бы­ли в про­шлом дья­ка­ми, дво­ря­на­ми вы­бор­ны­ми из 5 уез­дов, го­ро­до­вы­ми (уезд­ны­ми) деть­ми бо­яр­ски­ми (Ф. А. Ки­ре­ев). В 17 в. ге­неа­ло­гич. со­став О. зна­чи­тель­но об­но­вил­ся: сре­ди них поя­ви­лись ли­ца из бо­лее чем 50 фа­ми­лий, не по­лу­чав­ших ра­нее дан­но­го чи­на. Это про­изош­ло по двум при­чи­нам. Во-пер­вых, пред­ста­ви­те­ли не­ко­то­рых ари­сто­кра­тич. фа­ми­лий в это вре­мя сра­зу по­лу­ча­ли бо­яр­ст­во, ми­нуя чин О. Во-вто­рых, в со­став О. ста­ли вклю­чать вы­бор­ных дво­рян (вы­бы­ли из Го­су­да­ре­ва дво­ра в 1630) и го­ро­до­вых де­тей бо­яр­ских (Ероп­ки­ны, Кон­ды­ре­вы, Ржев­ские, Са­ма­ри­ны-Кваш­ни­ны – все из ста­ро­мос­ков­ских и ста­ро­твер­ских фа­ми­лий, по­жа­ло­ван­ных в О. не ра­нее Смут­но­го вре­ме­ни); вы­бор­ных и го­ро­до­вых дво­рян (Акин­фо­вы, Ал­ферь­е­вы, Бо­бо­ры­ки­ны, Гле­бо­вы, За­бо­ров­ские, Змее­вы, Ко­лу­пае­вы, Ле­он­ть­е­вы, Нар­бе­ко­вы, Не­плюе­вы, То­ло­ча­но­вы, Тол­стые, Юш­ко­вы, Язы­ко­вы и др.); даль­них род­ст­вен­ни­ков и свой­ст­вен­ни­ков цар­ской се­мьи (Ма­тюш­ки­ны, Ми­хал­ко­вы и др.) и лиц, со­став­ляв­ших её ближ­ний круг (Рти­ще­вы, Со­ков­ни­ны, Хит­ро­во и др.), вы­ход­цев из стре­лец­ких го­лов (А. А. Ше­пе­лев), из дья­ков (А. Т. Ли­ха­чёв и М. Т. Ли­ха­чёв).

Службы О. от­ли­ча­лись раз­но­об­ра­зи­ем. В 14 в. они в со­ста­ве груп­пы бо­яр и др. ста­тус­ных лиц вы­сту­па­ли сви­де­те­ля­ми при вы­не­се­нии мо­нар­ха­ми су­деб­ных ре­ше­ний, вы­да­че кня­зья­ми жа­лованных им­му­ни­тет­ных гра­мот, со­став­ле­нии кня­же­ско­го за­ве­ща­ния, за­клю­че­нии меж­ду­кня­же­ских до­го­во­ров. О. по­лу­ча­ли важ­ные на­зна­че­ния – ад­ми­ни­ст­ра­тив­ные (кня­же­ский на­ме­ст­ник в Сер­пу­хо­ве при ос­но­ва­нии его в 1374 как це­нт­ра уде­ла) и во­ен­ные (вое­во­да пол­ка кня­же­ско­го вой­ска в бит­ве на р. Во­жа в 1378). По­зд­нее, ве­ро­ят­но, от­ве­ча­ли за устрой­ст­во и обес­пе­че­ние кня­же­ских ста­нов во вре­мя по­ез­док и по­хо­дов кня­зя (что свя­зы­ва­ло их с лич­ны­ми кня­же­ски­ми вла­де­ния­ми, а так­же пу­тя­ми). В су­деб­ных про­цес­сах, где выс­шей ин­стан­ци­ей вы­сту­пал сам князь, О. конт­ро­ли­ро­ва­ли про­це­ду­ру про­ве­де­ния су­деб­ных по­един­ков («по­ле»). В кон. 15 – сер. 16 вв. на­зна­ча­лись на­ме­ст­ни­ка­ми в круп­ные (Нов­го­род, Псков и др.; как пра­ви­ло, 2-м на­ме­ст­ни­ком) и сред­ние го­ро­да, в т. ч. в зна­чи­мые по­гра­нич­ные го­ро­да-кре­по­сти. Во 2-й пол. 16 – нач. 18 вв. О. слу­жи­ли го­ро­до­вы­ми вое­во­да­ми (в наи­бо­лее круп­ных го­ро­дах, как пра­ви­ло, 2-м или 3-м вое­во­дой). О. уча­ст­во­ва­ли так­же в за­се­да­ни­ях Бо­яр­ской ду­мы, в 1-й пол. 16 в. – ча­ще в со­ста­ве её ко­мис­сий, гл. обр. по су­деб­ным де­лам. Чин О. в это вре­мя со­от­но­сил­ся с долж­но­стя­ми глав об­ла­ст­ных двор­цов: в ря­де слу­ча­ев О. за­ни­ма­ли ука­зан­ные по­сты, в др. слу­ча­ях дво­рец­кие по­лу­ча­ли чин О. в кон­це карь­е­ры. Чис­ло на­зна­че­ний О. на гос. и во­ен. долж­но­сти за­мет­но уве­ли­чи­лось в 1550-е гг., осо­бен­но в свя­зи с воз­рос­шей ак­тив­но­стью Бо­ярской ду­мы в го­ды Из­бран­ной ра­ды. В пе­ри­од оп­рич­ни­ны влия­ние О. в Зем­ской ду­ме на гос. де­ла рез­ко со­кра­ти­лось, а оп­рич­ные О. за­ни­ма­лись гл. обр. управ­ле­ни­ем цар­ски­ми ре­зи­ден­ция­ми и вот­чи­на­ми в «уде­ле» ца­ря, уча­ст­во­ва­ли в оп­рич­ных ре­прес­си­ях и мас­со­вых каз­нях. В кон. 16 в. О. не­ред­ко воз­глав­ля­ли т. н. суд­ные при­ка­зы. О. ста­ли ча­ще на­зна­чать­ся гла­ва­ми при­ка­зов в Смут­ное вре­мя, в ча­ст­но­сти осе­нью 1610 – вес­ной 1611 (на­прав­ля­лись от име­ни польск. ко­ро­ля Си­гиз­мун­да III), а так­же в пер­вые го­ды цар­ст­во­ва­ния Ми­хаи­ла Фё­до­ро­ви­ча (Ро­ма­но­ва); все­го они воз­глав­ля­ли до 10 при­ка­зов – Боль­шо­го Двор­ца, Боль­шо­го при­хо­да, Пуш­кар­ский, Дмит­ров­ский суд­ный, Че­ло­бит­ный и др. С 1620-х гг. уча­сти­лись слу­чаи на­зна­че­ния О. ру­ко­во­ди­те­ля­ми при­ка­зов и на во­ен. долж­но­сти. В 17 в. ряд при­ка­зов пре­им. воз­глав­лял­ся О. (Ка­за­чий, Че­ло­бит­ный, При­каз сбо­ра да­точ­ных лю­дей, Ца­ри­цы­на мас­тер­ская па­ла­та, При­каз сбо­ра рат­ных лю­дей); в отд. при­ка­зы, ча­ще в сер. – 2-й пол. 17 в., О. на­зна­ча­лись гла­ва­ми пе­рио­ди­че­ски (Но­вая чет­верть, Ору­жей­ная па­ла­та, Раз­бой­ный, Ям­ской и др.); в не­ко­то­рые при­ка­зы О. на­зна­ча­лись 1-м судь­ёй лишь из­ред­ка (Боль­шой Каз­ны, Вла­ди­мир­ский суд­ный, Мо­с­ков­ский суд­ный, Зем­ский, Ко­ню­шен­ный, Пе­чат­ный, По­ме­ст­ный, Хо­ло­пий, при­ка­зы-чет­вер­ти). В не­ко­то­рых слу­ча­ях О. из «ближ­них» лю­дей мо­нар­ха воз­глав­ля­ли по­сле­до­ва­тель­но или од­но­вре­мен­но неск. при­ка­зов (напр., Б. М. Хит­ро­во – 7 при­ка­зов в 1647–67). Дли­тельная служ­ба гла­вой при­ка­за ино­гда за­вер­ша­лась по­жа­ло­ва­ни­ем в О.

О. на­хо­ди­лись так­же на ди­пло­ма­тич. служ­бе. Осо­бой бы­ла их роль в ди­пло­ма­тич. це­ре­мо­ни­ях: офиц. встре­ча и пред­став­ле­ние «ве­ли­ких по­сольств» мо­нар­ху, про­из­не­се­ние ре­чи от име­ни ца­ря на приё­мах по­слов. О. вхо­ди­ли в со­став пе­ре­го­вор­ных «бо­яр­ских» ко­мис­сий; уча­ст­во­ва­ли в об­су­ж­де­нии с мо­нар­хом и ду­мой внеш­не­по­ли­тич. во­про­сов; в 16–17 вв. воз­глав­ля­ли рус. по­соль­ст­ва в ряд го­су­дарств: Шве­цию, Ос­ман­скую им­перию, ино­гда в Вел. кн-во Ли­тов­ское, в 17 в. – так­же в Свя­щен­ную Рим. им­пе­рию, Пер­сию. Во 2-й пол. 17 в. на­хо­див­шие­ся в чи­не О. цар­ские фа­во­ри­ты А. Л. Ор­дин-На­що­кин, за­тем А. С. Мат­ве­ев фак­ти­че­ски ру­ко­во­ди­ли внеш­ней по­ли­ти­кой Рус. гос-ва.

По­след­ние по­жа­ло­ва­ния в О. осу­ще­ст­вле­ны ца­рём Пет­ром I 20.4(1.5).1712 (кн. Н. М. Яро­во За­се­кин, кн. Ф. М. Ша­хов­ской, П. В. Бу­тур­лин), по­след­ний пе­ре­чень О. да­ти­ру­ет­ся 1713. Ли­к­ви­да­ция Го­су­да­ре­ва дво­ра и Бо­яр­ской ду­мы в хо­де ре­форм ца­ря Пет­ра I при­ве­ла и к ис­чез­но­ве­нию околь­ни­чих.

Лит.: Зи­мин А. А. Со­став Бо­яр­ской ду­мы в XV–XVI вв. // Ар­хео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за 1957 год. М., 1958; он же. Фор­ми­ро­ва­ние бо­яр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой по­ло­ви­не XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988; Crummey R. O. Aristocrats and servitors: the Boyar elite in Russia, 1613–1689. Princeton, 1983; Пав­лов А. П. Го­су­да­рев двор и по­ли­ти­че­ская борь­ба при Бо­ри­се Го­ду­но­ве. СПб., 1992; Рос­сий­ская эли­та в 17-ом в. Hels., 2004. Т. 1; Бо­го­яв­лен­ский С. К. Мо­с­ков­ский при­каз­ной ап­па­рат и де­ло­про­из­вод­ст­во XVI– XVII вв. М., 2006; Пра­вя­щая эли­та Рус­ско­го го­су­дар­ст­ва IX – на­ча­ла XVIII вв. (Очер­ки ис­то­рии). СПб., 2006; Се­дов П. В. За­кат Мос­ков­ско­го цар­ст­ва. Цар­ский двор кон­ца XVII в. 2-е изд. СПб., 2008; Тю­мен­цев И. О. Смут­ное вре­мя в Рос­сии на­ча­ла XVII сто­ле­тия: дви­же­ние Лже­дмит­рия II. М., 2008; Ли­сей­цев Д. В. При­каз­ная сис­те­ма Мо­с­ков­ско­го го­су­дар­ст­ва в эпо­ху Сму­ты. М.; Ту­ла, 2009.

  • ОКО́ЛЬНИЧИЙ придворный статусный чин и должность в Боярской думе при рус. князьях и царях в 13 – нач. 18 вв. (2014)
Вернуться к началу