ПЁТР I

Авторы: Е. В. Анисимов
Пётр I. Портрет работы П. ван дер Верфа. Кон. 17 в. Эрмитаж (С.-Петербург).

ПЁТР I [29.5(8.6).1672, Мо­ск­ва – 28.1(8.2).1725, С.-Пе­тер­бург; по­хо­ро­нен в Пе­тро­пав­лов­ском со­бо­ре Пе­тро­пав­лов­ской кре­по­сти], рус. царь из ди­на­стии Ро­ма­но­вых [с 27.4(7.5).1682; вен­чан на цар­ст­во 25.6(5.7).1682 вме­сте с еди­но­кров­ным бра­том Ива­ном V Алек­сее­ви­чем в Ус­пен­ском со­бо­ре Мо­с­ков­ско­го Крем­ля], пер­вый рос. им­пе­ра­тор [с 22.10(2. 11).1721; с то­го же дня но­сил ти­ту­лы Ве­ли­ко­го и От­ца Оте­че­ст­ва]. Сын от 2-го бра­ка ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча с ца­ри­цей На­та­ли­ей Ки­рил­лов­ной На­рыш­ки­ной. Еди­но­кров­ный брат ца­ря Фё­до­ра Алек­сее­ви­ча и ца­рев­ны Со­фьи Алек­се­ев­ны (их мать – ца­ри­ца Ма­рия Иль­и­нич­на из ро­да Ми­ло­слав­ских). Суп­руг Ев­до­кии Фё­до­ров­ны Ло­пу­хи­ной (с 1689; от неё имел двоих де­тей, в т. ч. ца­ре­ви­ча Алек­сея Пет­ро­ви­ча), во 2-м бра­ке (с 1712) – Ека­те­ри­ны Алек­се­ев­ны (с 1724 им­пе­рат­ри­ца, с 1725 но­си­ла имя Ека­те­ри­на I; от неё имел не ме­нее 8 де­тей, в т. ч. имп. Ели­за­ве­ту Пет­ров­ну). Дед им­пе­ра­то­ров Пет­ра II и Пет­ра III. Вос­пи­ты­вал­ся как млад­ший ца­ре­вич (с 1677 под рук. дья­ка Н. М. Зо­то­ва), чьи пра­ва на пре­стол в си­лу тра­ди­ции ус­ту­па­ли пра­вам двух стар­ших брать­ев. В день смер­ти ца­ря Фё­до­ра Алек­сее­ви­ча 27.4(7.5).1682 часть бо­яр, сто­рон­ни­ки На­рыш­ки­ных, сде­ла­ли вы­бор в поль­зу Пет­ра вме­сто его боль­но­го бра­та Ива­на, и пат­ри­арх Ио­а­ким про­воз­гла­сил Пет­ра са­мо­держ­цем (акт оформ­лен как ре­ше­ние Зем­ско­го со­бо­ра). В ре­зуль­та­те Стрелец­ко­го вос­ста­ния 1682, ин­спи­ри­ро­ван­но­го Ми­ло­слав­ски­ми во гла­ве с ца­рев­ной Со­фьей Алек­се­ев­ной, 26 мая (5 ию­ня) П. I объ­яв­лен 2-м («млад­шим») ца­рём и со­пра­ви­те­лем Ива­на V Алек­сее­ви­ча, став­ше­го 1-м («стар­шим») ца­рём (че­рез ме­сяц со­стоя­лось вен­ча­ние на цар­ст­во брать­ев; ре­гент­шей при них, по-ви­ди­мо­му, с осе­ни бы­ла Со­фья Алек­се­ев­на). По­сле пре­се­че­ния бун­та стрель­цов ца­ри­ца На­та­лия Ки­рил­лов­на со­чла не­безо­пас­ным для се­бя и сы­на ос­та­вать­ся в Крем­ле, где всё бы­ло под кон­тро­лем Ми­ло­слав­ских, и с осе­ни 1682 пред­по­чла жить вме­сте с П. I под вер­ной ей ох­ра­ной в за­го­род­ной ре­зи­ден­ции Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча – с. Пре­об­ра­жен­ское (ны­не в чер­те Мо­ск­вы). Ма­ло­лет­ний царь при­ез­жал в сто­ли­цу толь­ко для уча­стия в тор­жеств. це­ре­мо­ни­ях и мо­леб­нах, на ко­то­рых его при­сут­ст­вие счи­та­лось не­об­хо­ди­мым. Страх за свою жизнь и пре­стол при­учи­ли П. I к скрыт­но­сти, хит­ро­сти и не­до­ве­рию.

В Пре­об­ра­жен­ском П. I в кру­гу сво­их ро­вес­ни­ков – столь­ни­ков и слуг, по­ло­жен­ных ему по при­двор­но­му шта­ту, – иг­рал пре­им. в во­ен. иг­ры и поль­зо­вал­ся пол­ной сво­бо­дой, что спо­соб­ст­во­ва­ло ста­нов­ле­нию его свое­воль­но­го ха­рак­те­ра. Мать ра­но ут­ра­ти­ла на не­го влия­ние. В 1688 на льня­ном дво­ре в с. Из­май­ло­во, близ Мо­ск­вы (ны­не в чер­те го­ро­да), П. I на­шёл англ. бот (из­вес­тен как «де­душ­ка» рос. фло­та; ны­не – в Центр. во­ен.-мор. му­зее в С.-Пе­тер­бур­ге), на нём пла­вал по пру­дам и р. Яу­за, ув­лёк­ся су­до­вож­де­ни­ем (в 1691–92 вме­сте с ни­дерл. мас­те­ра­ми стро­ил корабли т. н. потеш­ной флотилии на оз. Пле­щее­во). В ночь с 7(17) на 8(18).8.1689 П. I по­лу­чил извес­тие о вво­де Со­фьей Алек­се­ев­ной стрель­цов в Кремль и, ис­пу­гав­шись, что се­ст­ра по­пы­та­ет­ся уст­ра­нить его от вла­сти (по­доб­ный план об­су­ж­дал­ся в 1687 с Ф. Л. Шак­ло­ви­тым), бе­жал из Пре­об­ра­жен­ско­го в Трои­це-Сер­ги­ев мон. К на­ча­лу сен­тяб­ря то­го же го­да он от­стра­нил Со­фью Алек­се­ев­ну от вла­сти, удалил её в Новодевичий мон., фак­ти­че­ски ос­тав­шись еди­но­лич­ным пра­ви­те­лем (Иван V из-за бо­лез­ни не мог ре­аль­но уча­ст­во­вать в управ­ле­нии стра­ной, в 1696 он скон­чал­ся); од­на­ко до сер. 1690-х гг. гос. де­ла­ми во мно­гом за­ни­мал­ся дя­дя П. I – боя­рин Л. К. На­рыш­кин. П. I час­то бы­вал в Но­во­не­мец­кой сло­бо­де близ Мо­ск­вы (ны­не в чер­те го­ро­да), где по­зна­ко­мил­ся с не­при­выч­ны­ми обы­чая­ми, под­ру­жил­ся с ино­стран­ца­ми на рус. во­ен. служ­бе – шот­ланд­цем ген. П. И. Гор­до­ном и швей­цар­цем Ф. Я. Ле­фор­том; ок. 1692 на­чал­ся роман П. I с Ан­ной Монс, вслед­ст­вие че­го про­изо­шло ох­ла­ж­де­ние в его от­но­ше­ни­ях с пер­вой же­ной.

Идеология правления Петра I

 В мо­ло­до­сти П. I вос­при­нял про­тес­тант­скую мо­дель су­ще­ст­во­ва­ния в праг­ма­тич. ми­ре кон­ку­рен­ции и лич­но­го ус­пеха, ко­то­рая во мно­гом сфор­ми­ро­ва­ла фи­ло­со­фию его ре­фор­ма­тор­ст­ва. Рус. на­род он вос­при­ни­мал как гру­бо­го, не­ра­зум­но­го, упор­ст­вую­ще­го в сво­ей кос­но­сти ре­бён­ка, уче­ни­ка-ло­ды­ря. Как и его зап. со­вре­мен­ни­ки, П. I чрез­вы­чай­но вы­со­ко оце­ни­вал роль го­су­дар­ст­ва в жиз­ни об­ще­ст­ва, ви­дел в нём иде­аль­ный ин­ст­ру­мент для дос­ти­же­ния вы­со­ких це­лей, рас­смат­ри­вал его как уни­вер­саль­ный ин­сти­тут пре­вра­ще­ния лю­дей, с по­мо­щью на­си­лия и стра­ха, в об­ра­зо­ван­ных, со­зна­тель­ных, за­ко­но­пос­луш­ных и по­лез­ных все­му об­ще­ст­ву под­дан­ных. Внёс в кон­цеп­цию вла­сти са­мо­держ­ца по­ня­тие обя­зан­но­стей мо­нар­ха. Счи­тал не­об­хо­ди­мым за­бо­тить­ся о под­дан­ных, за­щи­щать их от вра­гов, тру­дить­ся на их бла­го. Вы­ше все­го П. I ста­вил ин­те­ре­сы Рос­сии. Свою мис­сию ви­дел в воз­веде­нии дер­жа­вы, по­доб­ной зап. стра­нам, и под­чи­нял во­пло­ще­нию этой идеи и свою жизнь, и жизнь сво­их под­дан­ных. По­сте­пен­но П. I про­ник­ся мыс­лью, что ре­шать по­став­лен­ную за­да­чу нуж­но с по­мо­щью ре­форм, ко­то­рые бу­дут про­во­дить­ся по во­ле са­мо­держ­ца, тво­ря­ще­го доб­ро и ка­раю­ще­го зло. П. I рас­смат­ри­вал мо­раль гос. дея­те­ля от­дель­но от мо­ра­ли ча­ст­но­го че­ло­ве­ка и ве­рил, что го­су­дарь во имя гос. ин­те­ре­сов мо­жет пой­ти на убий­ст­во, на­си­лие, под­лог и об­ман. Упор­ным тру­дом, от­важ­ным по­ве­де­ни­ем П. I де­мон­ст­ри­ро­вал под­дан­ным лич­ный по­ло­жи­тель­ный при­мер, по­ка­зы­вал, как нуж­но дей­ст­во­вать, це­ли­ком от­да­вая се­бя ис­пол­не­нию дол­га и слу­же­нию Оте­че­ст­ву.

Начало самостоятельного правления Петра I

Од­ним из пер­вых са­мо­сто­ят. ша­гов ца­ря бы­ло строи­тель­ст­во по его рас­по­ря­же­нию в 1693–94 круп­но­го тор­го­во­го ко­раб­ля «Свя­той апо­стол Па­вел» на о. Со­лом­ба­ла, близ Ар­хан­гель­ска, то­гда гл. мор­ско­го пор­та Рус. гос-ва. П. I про­шёл во­ен.-мор. служ­бу, на­чи­ная с низ­ших чи­нов: бом­бар­дир (1695), ка­пи­тан (1696), пол­ков­ник (1706), ша­ут­бе­нахт (1709), ви­це-ад­ми­рал (1714), ад­ми­рал (1721). Пер­вый во­ен. опыт П. I по­лу­чил в Азов­ских по­хо­дах 1695–96, пред­при­ня­тых им во вре­мя рус.-тур. вой­ны 1686–99 в про­дол­же­ние по­ли­ти­ки Со­фьи Алек­се­ев­ны. Он учёл уро­ки пер­во­го из них, не­удач­но­го по­хо­да, а так­же без­ре­зуль­тат­ных Крым­ских по­хо­дов (1687, 1689) под ко­манд. боя­ри­на кн. В. В. Го­ли­цы­на. С янв. 1696 на­чал строи­тель­ст­во Азов­ско­го фло­та [пер­вый вы­ход рус. су­дов в Азов­ское м. со­сто­ял­ся 26–27.5(5–6.6).1696] и в том же го­ду во вто­ром Азов­ском по­хо­де одер­жал свою пер­вую по­бе­ду над серь­ёз­ным про­тив­ни­ком – во­ен. си­ла­ми Османской импе­рии и Крым­ско­го хан­ст­ва.

Внешняя политика Петра I

По ини­циа­ти­ве П. I, пы­тав­ше­го­ся со­хра­нить ан­ти­ту­рец­кую «Свя­щен­ную ли­гу» (к ней Рус. гос-во при­сое­ди­ни­лось с под­пи­са­ни­ем «Веч­но­го ми­ра» 1686 с Ре­чью По­спо­литой), при­об­ре­сти но­вых со­юз­ни­ков, укре­пить собств. ар­мию с по­мо­щью за­куп­ки воо­ру­же­ния и най­ма иностр. спе­циа­ли­стов, в стра­ны Ев­ро­пы бы­ла на­прав­ле­на ди­пло­ма­тич. мис­сия – «Ве­ликое по­соль­ст­во» 1697–98 (по­се­ти­ло Прус­сию, два­ж­ды – Ни­дер­лан­ды, Анг­лию, Свя­щен­ную Рим. им­пе­рию, Речь По­спо­ли­ту). Царь, вхо­див­ший в со­став де­ле­га­ции фор­маль­но ин­ког­ни­то, по­зна­ко­мил­ся с фаб­ри­ка­ми, за­во­да­ми, вер­фя­ми, ар­се­на­ла­ми, му­зея­ми и др., обу­чил­ся ко­раб­ле­строе­нию (в Ам­стер­да­ме, на Ост-Инд­ской вер­фи, по­лу­чил па­тент ко­ра­бель­но­го мас­те­ра). Он был вы­ну­ж­ден пре­рвать свою за­ру­беж­ную по­езд­ку из-за Стре­лец­ко­го вос­ста­ния 1698, ко­то­рое вос­при­нял как но­вую по­пыт­ку Со­фьи Алек­се­ев­ны взой­ти на рус. пре­стол. Вер­нув­шись в Рос­сию, П. I во­зоб­но­вил след­ст­вие над мя­теж­ны­ми стрель­ца­ми, уже ус­ми­рён­ны­ми А. С. Шеи­ным, осе­нью 1698 и зи­мой 1699 уча­ст­во­вал в их пыт­ках и каз­нях, рас­по­ря­дил­ся рас­фор­ми­ро­вать стре­лец­кое вой­ско (про­цесс его ли­к­ви­да­ции про­дол­жал­ся неск. лет). В окт. 1698 Со­фья Алек­се­ев­на бы­ла по­стри­же­на в мо­на­хи­ни.

Ви­зит П. I в Ве­ну (июнь – июль 1698) по­ка­зал бес­пер­спек­тив­ность по­пы­ток со­хра­не­ния еди­ной ан­ти­ту­рец­кой коа­ли­ции. Ук­ре­пить со­юз­нич. от­но­ше­ния П. I уда­лось толь­ко с Ре­чью По­спо­ли­той во вре­мя его лич­ной встре­чи в ию­ле/авг. 1698 c сак­сон­ским кур­фюр­стом и но­вым польск. ко­ро­лём Ав­гу­стом II Силь­ным, од­на­ко эти от­но­ше­ния при­ня­ли др. на­прав­ле­ние – про­тив Шве­ции. С осе­ни 1698 П. I на­чал ди­пло­ма­тич. под­го­тов­ку к вой­не с ней. Он сам вёл тай­ные пе­ре­го­во­ры с ди­пло­ма­та­ми Да­нии и Сак­со­нии о соз­да­нии ан­ти­швед­ской коа­лиции (со­гла­ше­ния под­пи­са­ны в нояб./дек. и нояб. 1699 со­от­вет­ст­вен­но; см. в ст. Се­вер­ный со­юз 1699–1721). Од­но­вре­мен­но П. I стре­мил­ся усы­пить бди­тель­ность швед. ко­ро­ля Кар­ла XII (в 1699 в Мо­ск­ве вто­рич­но ра­ти­фи­ци­ро­ван Кар­дис­ский мир 1661; боя­рин Ф. Алек­сее­вич Го­ло­вин за­ве­рил швед. по­соль­ст­во в не­из­мен­но­сти рус.-швед. друж­бы). То­гда же П. I то­ро­пил Е. И. Ук­ра­ин­це­ва с под­пи­са­ни­ем мир­но­го до­го­во­ра с Ос­ман­ской им­пе­ри­ей (см. Кон­стан­ти­но­поль­ский мир 1700), что­бы обес­пе­чить её ней­тра­ли­тет. Вме­сте с тем П. I на­ме­ре­вал­ся про­дол­жить на­ча­тое Азов­ски­ми по­хо­да­ми 1695–96 дви­же­ние Рос­сии к бе­ре­гам юж. мо­рей – Чёр­но­го (пре­рва­но не­удач­ным Прут­ским по­хо­дом 1711 про­тив Ос­манской империи) и Кас­пий­ско­го (ус­пеш­ный Пер­сид­ский по­ход 1722–23 с лич­ным уча­сти­ем П. I за­вер­шил­ся под­пи­са­ни­ем Пе­тер­бург­ско­го до­го­во­ра 1723). С 1706, по­сле смер­ти Го­ло­ви­на, П. I еди­но­лич­но ру­ко­во­дил внеш­ней по­ли­ти­кой Рос­сии. При­дал во­ен. док­три­не стра­ны от­кры­то на­сту­пат. ха­рак­тер.

На­ча­ло Се­вер­ной вой­ны 1700–21 про­тив Шве­ции оз­на­ме­но­ва­лось со­кру­шит. раз­гро­мом рос. ар­мии в Нарв­ском сра­же­нии 1700. Пе­ред бит­вой П. I, по­няв, что по­ра­же­ние от бо­лее силь­но­го про­тив­ни­ка не­ми­нуе­мо, ре­шил на­прас­но не рис­ко­вать жиз­нью и вме­сте с Ф. А. Го­ло­ви­ным и А. Д. Мен­ши­ко­вым бе­жал в Нов­го­род. Впо­след­ст­вии не раз про­яв­лял се­бя та­лант­ли­вым пол­ко­вод­цем в по­бед­ных для Рос­сии сра­же­ни­ях (яр­че все­го – в Пол­тав­ской бит­ве 1709), а свою гос. и во­ен. дея­тель­ность во вре­мя Се­вер­ной вой­ны вос­при­ни­мал как свое­об­раз­ное обу­че­ние, ко­то­рое дли­лось 21 год в «кро­ва­вой и весь­ма опас­ной шко­ле» и за­вер­ши­лось по­лу­че­ни­ем «ат­те­ста­та» – за­клю­че­ни­ем Ни­штадт­ско­го ми­ра 1721 с про­иг­рав­шей вой­ну Шве­ци­ей. По­бе­дой над ней до­бил­ся для Рос­сии ши­ро­ко­го вы­хо­да в Бал­тий­ское мо­ре. На за­клю­чит. эта­пе вой­ны, ког­да оп­ре­де­лил­ся во­ен. ус­пех Рос­сии, в 1716–17, П. I по­се­тил Прус­сию, Да­нию, Фран­цию, а так­же Ни­дер­лан­ды, где вско­ре был за­клю­чён Ам­стер­дам­ский до­го­вор 1717, ко­то­рый стал важ­ным эта­пом в дип­ло­ма­тич. дея­тель­но­сти П. I и по­ка­за­те­лем воз­рос­ше­го зна­че­ния Рос­сии на меж­ду­нар. аре­не.

Внутренняя политика Петра I

Го­то­вясь к вой­не и на юж­ном, и на зап. на­прав­ле­ни­ях, П. I осу­ще­ст­в­лял круп­ные во­ен­ные пре­об­ра­зо­ва­ния. Он про­дол­жил строи­тель­ст­во Азов­ско­го фло­та (в авг. 1699 вы­хо­дил с эс­кад­рой в Азов­ское м. и до­шёл до г. Керчь), впо­след­ст­вии уси­лен­но­го Кас­пий­ской во­ен­ной фло­ти­ли­ей; в 1698 при­сту­пил к ор­га­ни­за­ции но­вых пе­хот­ных и дра­гун­ских пол­ков (в 1699 сфор­ми­ро­ва­ны 3 ди­ви­зии под ко­манд. А. М. Го­ло­ви­на, А. А. Вей­де и кн. А. И. Реп­ни­на), из Пре­об­ра­жен­ско­го и Се­мё­нов­ско­го пол­ков (об­ра­зо­ва­ны из «по­теш­ных пол­ков») сфор­ми­ро­вал Рос­сий­скую им­пе­ра­тор­скую лейб-гвар­дию. Соз­дал Бал­тий­ский флот. На ос­но­ве рек­рут­ской по­вин­но­сти на­чал на­би­рать сол­дат (с 1705) и мат­ро­сов (с 1710) в со­став рос. вооруж. сил (см. Во­ен­ные ре­фор­мы Пет­ра I). Ут­вер­дил Во­ин­ский ус­тав 1716 и Мор­ской ус­тав 1720, при со­став­ле­нии ко­то­рых ис­поль­зо­вал­ся опыт швед­ской и др. иностр. ар­мий.

Ак­тив­ные во­ен. дей­ст­вия, свя­зан­ные с на­пря­же­ни­ем всех сил го­су­дар­ст­ва, а так­же идея пре­об­ра­зо­вать го­су­дар­ст­во по зап.-ев­роп. об­раз­цу по­тре­бо­ва­ли ре­форм в разл. сфе­рах и лич­но­го энер­гич­но­го уча­стия ца­ря в их осу­ще­ст­в­ле­нии. Эко­но­ми­че­скую по­ли­ти­ку П. I во мно­гом ос­но­вы­вал на прин­ци­пах мер­кан­ти­лиз­ма и про­тек­цио­низ­ма. Он осу­щест­вил де­неж­ную ре­фор­му, по­ло­жив в ос­но­ву де­неж­ной сис­те­мы де­ся­тич­ный прин­цип (1698–1704; со­хра­нил­ся до сих пор). Для сбо­ра средств на со­дер­жа­ние ре­гу­ляр­ной ар­мии и фло­та ука­зом от 26.11(7.12).1718 рас­по­рядил­ся про­вес­ти по­душ­ную пе­ре­пись на­се­ле­ния и из­ме­нил сис­те­му пря­мо­го на­ло­го­об­ло­же­ния: вме­сто под­вор­но­го об­ло­же­ния на б. ч. тер­ри­то­рии Рос­сии ввёл по­душ­ную по­дать (1724). Раз­мер тяг­ла (по­сто­ян­ные и чрез­вы­чай­ные по­да­ти и по­вин­но­сти) в прав­ле­ние П. I уве­ли­чил­ся при­мер­но в 3 раза (од­на из при­чин Ас­т­ра­хан­ско­го вос­ста­ния 1705–06 и Бу­ла­ви­на вос­ста­ния 1707–1709). Царь спо­соб­ст­во­вал ин­тен­сив­но­му рос­ту чис­ла ма­ну­фак­тур (к сер. 1720-х гг. – св. 200). При нём по­строе­ны: ка­зён­ные за­во­ды чёр­ной и цвет­ной ме­тал­лур­гии, в т. ч. Ка­мен­ский (1701), Ала­па­ев­ский, Ук­тус­ский (оба – в 1702–1704), Ека­те­рин­бург­ский (1723) на Ура­ле, Оло­нец­кие Пет­ров­ские (см. в ст. Оло­нец­кие гор­ные за­во­ды), Верх­ний (1703) и Ниж­ний (1707–12) Лип­ские (Ли­пец­кие); пред­при­ятия обо­рон­ной пром-сти – Туль­ский ору­жей­ный за­вод, Ар­хан­гель­ское, Во­ро­неж­ское, С.-Пе­терб., Ка­зан­ское и др. ад­ми­рал­тей­ст­ва, ар­се­на­лы в Мо­ск­ве и С.-Пе­тер­бур­ге и др.; за­ве­де­ния лёг­кой пром-сти – су­кон­ный, ка­нат­ный, ко­же­вен­ный, пор­тупей­ный, но­вый ха­мов­ный и др. дво­ры в Мо­ск­ве, ко­же­вен­ный за­вод и су­кон­ная ма­ну­фак­ту­ра в Ка­за­ни, су­кон­ная и шляп­ная ма­ну­фак­ту­ры при Лип­ских за­во­дах, шпа­лер­ная ма­ну­фак­ту­ра в С.-Пе­тер­бур­ге и пр. П. I по­ощ­рял раз­ви­тие ча­ст­но­го пред­при­ни­ма­тель­ст­ва, но под жё­ст­ким гос. кон­тро­лем. Бла­го­да­ря по­кро­ви­тель­ст­ву ца­ря Н. Д. Де­ми­дов по­стро­ил Де­ми­до­вых Туль­ский за­вод, сыг­рал зна­чит. роль в пром. ос­вое­нии Ура­ла. И. Т. Ба­та­шёв (из пред­при­ни­мат. ди­на­стии Ба­та­шё­вых) ос­но­вал же­ле­зо­де­ла­тель­ный за­вод в Ту­ле (1716). Берг-при­ви­ле­ги­ей 1719 П. I объ­явил не­дра соб­ст­вен­но­стью ца­ря и пре­дос­та­вил всем же­лаю­щим воз­мож­ность раз­ра­ба­ты­вать по­лез­ные ис­ко­пае­мые и стро­ить ме­тал­лур­гич. за­во­ды, что спо­соб­ст­во­ва­ло раз­ви­тию ураль­ской пром-сти. При­нял ме­ры для обес­пе­че­ния пред­при­ятий ра­бо­чи­ми ру­ка­ми, од­на­ко ли­шил за­во­ды воль­но­на­ём­ной си­лы. В 1721 дал пра­во дво­ря­нам и куп­цам по­ку­пать зем­лю с кре­сть­я­на­ми к за­во­дам (сло­жи­лась ка­те­го­рия т. н. по­сес­си­он­ных кре­сть­ян) и за­пре­тил про­да­вать и за­кла­ды­вать на­се­лён­ные зем­ли без за­во­дов, в 1722 раз­ре­шил ис­поль­зо­вать ка­зён­ных кре­сть­ян на пром. пред­при­яти­ях вме­сто не­се­ния ими тяг­ла (ка­те­го­рия при­пис­ных кре­сть­ян). За­щи­тил рос. про­мыш­лен­ность от иностр. кон­ку­рен­ции; в ча­ст­но­сти, при­нял про­тек­цио­ни­ст­ский та­мо­жен­ный та­риф 1724 (см. в ст. Та­мо­жен­ный та­риф).

Для раз­ви­тия тор­гов­ли ини­ции­ро­вал строи­тель­ст­во ка­на­лов – Выш­не­во­лоц­ко­го (1703–06), по­ло­жив­ше­го на­ча­ло Выш­не­во­лоц­кой вод­ной сис­те­ме, Ла­дож­ско­го (Ста­ро­ла­дож­ско­го; 1718, стро­ит. ра­бо­ты ве­лись с 1719), вы­дви­нул идеи со­ору­же­ния Ма­ри­ин­ской вод­ной сис­темы и Тих­вин­ской вод­ной сис­те­мы. Для ус­та­нов­ле­ния тор­го­вых от­но­ше­ний с Ин­ди­ей ор­га­ни­зо­вал Ин­до­оке­ан­скую (Ма­да­га­скар­скую) экс­пе­ди­цию (1723–1724). Пла­ни­ро­вал, что «до­ро­гу че­рез Ле­до­ви­тое мо­ре в Ки­тай и Ин­дию» бу­дет ис­кать так­же 1-я Кам­чат­ская экс­пе­ди­ция (1725–30; см. в ст. Кам­чат­ские экс­пе­ди­ции). Ука­зом от 8(19).4.1719 П. I от­ме­нил гос. мо­но­по­лию на то­ва­ры, ко­то­рые ра­нее экс­пор­ти­ро­ва­ла каз­на (кро­ме по­та­ша и смоль­чу­га), од­но­вре­мен­но по­вы­сив на них вы­воз­ные по­шли­ны. Для ох­ра­ны лес­ных мас­си­вов вы­де­лил во­доох­ран­ные ле­са в осо­бую ка­те­го­рию. Стре­мил­ся под­нять уро­вень с. х-ва. Вне­дрил вме­сто тра­диц. сер­па ли­тов­скую ко­су с длин­ным и удоб­ным ко­со­ви­щем. За­бо­тил­ся о раз­ве­де­нии в стра­не но­вых по­род круп­но­го ро­га­то­го ско­та, ме­ри­но­со­вых овец из Ни­дер­лан­дов, Ис­па­нии, Си­ле­зии.

Ре­фор­ма со­слов­но-со­ци­аль­ной струк­ту­ры. П. I на но­вых ос­но­ва­ни­ях юри­ди­че­ски офор­мил со­сло­вия кре­сть­ян­ст­ва и дво­рян­ст­ва. За­вер­шил про­цесс фор­ми­ро­ва­ния еди­ной ча­ст­но­вла­дельч. зе­мель­ной соб­ст­вен­но­сти: Ука­зом о еди­но­на­сле­дии [под­пи­сан П. I 18(29).3.1714, об­на­ро­до­ван 23.3(3.5).1714] ли­к­ви­ди­ро­вал раз­ни­цу ме­ж­ду вот­чи­ной и по­ме­сть­ем, вве­дя для них об­щее по­ня­тие «не­дви­жи­мое име­ние» (уже в 1690 раз­ре­шил ку­п­лю-про­да­жу по­ме­ст­ных кре­сть­ян, уст­ра­нив тем са­мым их от­ли­чие от вот­чин­ных кре­сть­ян). При П. I окон­ча­тель­но оп­ре­де­лил­ся ста­тус ча­ст­но­вла­дельч. (кре­по­ст­ных) кре­сть­ян, к ним бы­ли от­не­се­ны и хо­ло­пы, впер­вые за­пи­сан­ные в тяг­ло по ука­зу ца­ря от 5(16).1.1720. В 1721 П. I за­пре­тил при про­да­же раз­лу­чать кре­сть­ян с семь­я­ми. Ука­за­ми 1719–24 об­ра­зо­вал так­же раз­ряд гос. кре­сть­ян, в ко­то­рый во­шли ранее сво­бод­ные лю­ди: чер­но­сош­ные кре­сть­я­не Рус. Се­ве­ра, па­шен­ные и об­роч­ные кре­сть­я­не Си­би­ри, ясач­ные кре­сть­я­не По­вол­жья, слу­жи­лые лю­ди «по при­бо­ру», од­но­двор­цы и др.

П. I за­ко­но­да­тель­но за­кре­пил тра­ди­цию, со­глас­но ко­то­рой гос. служ­ба дво­рян­ст­ва яв­ля­лась ре­гу­ляр­ной и обя­за­тель­ной. По­ста­вил вы­да­чу де­неж­но­го жа­ло­ва­нья за гражд. и во­ен. служ­бу в за­ви­си­мость от чи­на и за­ни­мае­мой долж­но­сти (ука­зы 1711, 1714, 1715). Обя­зал всех дво­рян слу­жить на рав­ных ос­но­вани­ях – с ниж­них чи­нов, с 15-лет­не­го воз­рас­та (ука­зы 1714 и 1719). При про­дви­же­нии по гос. служ­бе, про­воз­гла­шён­ной П. I глав­ной и поч. обя­зан­но­стью дво­рян­ст­ва, рас­по­ря­дил­ся учи­ты­вать лич­ную вы­слу­гу, а не знат­ность (Та­бель о ран­гах 1722). Про­ти­во­пос­та­вил ста­рой зна­ти (Рю­ри­ко­ви­чам, Ге­ди­ми­но­ви­чам и пред­ста­ви­те­лям не­ко­то­рых тат. кня­же­ских ро­дов) но­вую знать, вве­дя в Рос­сии для по­жа­ло­ва­ния дво­рян за за­слу­ги ев­роп. ти­ту­лы – гра­фа (1706), свет­лей­ше­го кня­зя (1707) и ба­ро­на (1710). От­крыл дос­туп в дво­рян­ское со­сло­вие вы­ход­цам из др. со­сло­вий и со­ци­аль­ных групп, по­лу­чив­шим пра­во за усерд­ную во­ен. и гражд. служ­бу при­об­ре­сти лич­ное или по­томств. дво­рян­ст­во.

Для со­слов­но­го са­мо­управ­ле­ния по­сад­ских лю­дей П. I ос­но­вал Бур­ми­стер­скую па­ла­ту в Мо­ск­ве (1699, с но­яб­ря то­го же го­да Ра­ту­ша) и ввёл долж­но­сти бур­ми­ст­ров в го­ро­дах, за­ни­мав­ших­ся гл. обр. сбо­ром на­ло­гов. Уч­ре­дил Глав­ный ма­ги­ст­рат в С.-Пе­тер­бур­ге (1720; назв. с 1721) и под­ве­дом­ст­вен­ные ему го­ро­до­вые ма­ги­ст­ра­ты (воз­ни­ка­ли в пе­ри­од не позд­нее 1720–1724), в ве­де­нии ко­то­рых во мно­гом на­хо­ди­лось тор­го­во-пром. на­се­ле­ние го­ро­дов.

Изъ­ял из всех за­ко­нов юри­дич. по­нятие сво­бод­но­го (воль­но­го) со­стоя­ния че­ло­ве­ка. Уже­сто­чил уго­лов­ное за­ко­но­да­тель­ст­во, в ча­ст­но­сти в от­но­ше­нии бег­лых, де­зер­ти­ров, ста­ро­об­ряд­цев. Ус­та­но­вил в стра­не пас­порт­ную сис­те­му (1719–24, в 1724 про­ве­де­ны мас­со­вые об­ла­вы бег­лых и ни­щих).

Го­су­дар­ст­вен­ное строи­тель­ст­во. С кон. 17 в. по­сте­пен­но уп­разд­нял ста­рые ин­сти­ту­ты, уч­ре­ж­де­ния и ме­то­ды ве­де­ния дел. До­бил­ся для се­бя по­ло­же­ния аб­со­лют­но­го мо­нар­ха: от­ка­зал­ся от ин­сти­ту­та об­ще­го­су­дарств. со­слов­но­го пред­ста­ви­тель­ст­ва – Зем­ских со­бо­ров (по­след­ний раз де­пу­та­ты со­зва­ны в 1684), а так­же пе­ре­стал со­би­рать Бо­яр­скую ду­му (с нач. 1700-х гг.) и жа­ловать в дум­ные чи­ны и мо­с­ков­ские чи­ны (с нач. 1710-х гг.), вслед­ст­вие че­го пе­ре­стал су­ще­ст­во­вать Го­су­да­рев двор. В кон. 1690-х – нач. 1700-х гг. на­де­лил Пре­об­ра­жен­ский при­каз пра­вом за­ни­мать­ся по­ли­тич. сыс­ком. В 1699 по ев­роп. об­раз­цу пе­ре­нёс на­ча­ло но­во­го го­да с 1 сен­тяб­ря на 1 ян­ва­ря (пер­вое празд­но­ва­ние со­стоя­лось в 1700), од­но­вре­мен­но ус­та­но­вил но­вое ле­то­счис­ле­ние – от Ро­ж­де­ст­ва Хри­сто­ва вме­сто от­счё­та вре­ме­ни от Со­тво­ре­ния ми­ра. Пред­при­нял пер­вую по­пыт­ку ко­ди­фи­ка­ции рос. за­ко­но­да­тель­ст­ва, соз­дав Па­ла­ту об Уло­же­нии (1700; см. в ст. Уло­жен­ные ко­мис­сии). При­няв в 1721 ти­тул им­пе­ра­то­ра, П. I (на­ря­ду с им­пера­то­ром Свя­щен­ной Рим. им­пе­рии) за­нял од­но из пер­вых мест в ие­рар­хии европ. мо­нар­хов. В нач. 1720-х гг. он сфор­ми­ро­вал Им­пе­ра­тор­ский двор, вы­пол­няв­ший гл. обр. пред­ста­ви­тель­ские функ­ции. В гос. управ­ле­нии вне­дрил кол­леж­скую сис­те­му, вклю­чав­шую уч­ре­ж­дён­ные им Пра­ви­тель­ствую­щий Се­нат, кол­ле­гии (за­ме­ни­ли при­ка­зы) и др. Ге­не­раль­ным рег­ла­мен­том 1720 оп­ре­де­лил об­щие прин­ци­пы ра­бо­ты всех рос. гос. уч­ре­ж­де­ний с учётом це­ле­со­об­раз­но­сти, сис­те­ма­ти­за­ции и «пра­виль­но­го» дви­же­ния бу­маг.

П. I сфор­ми­ро­вал пер­во­на­чаль­но двух­сту­пен­ча­тую сис­те­му адм.-терр. де­ле­ния и ме­ст­но­го управ­ле­ния (в 1708 об­ра­зо­ва­ны гу­бер­нии во гла­ве с гу­бер­на­то­ра­ми или ген.-гу­бер­на­то­ра­ми), с 1719 – трёх­сту­пен­ча­тую: гу­бер­нии раз­де­ле­ны на про­вин­ции (воз­глав­ля­лись про­винц. вое­во­да­ми), в них во­шли уез­ды, воз­глав­ляе­мые ко­мен­дан­та­ми (в го­ро­дах бы­ли так­же зем­ские ко­мис­са­ры). Сто­ли­цу пе­ре­нёс (ве­ро­ят­но, в 1714) из Мо­ск­вы в ос­но­ван­ный им в 1703 С.-Пе­тер­бург.

Стре­мил­ся к чёт­ко­му ре­гу­ли­ро­ва­нию функ­ций и ком­пе­тен­ции гос. ап­па­ра­та, до­би­вал­ся по­сле­до­ва­тель­но­го ис­пол­не­ния чи­нов­ни­ка­ми долж­но­ст­ных обя­зан­но­стей со­глас­но ус­та­вам, рег­ла­мен­там, ин­ст­рук­ци­ям. Ис­поль­зуя идеи эта­тиз­ма, П. I уси­лил в Рос­сии над­зор за ор­га­на­ми гос. управ­ле­ния. Для тай­но­го кон­тро­ля за су­до­про­из­вод­ст­вом, вы­яв­ле­ния взя­точ­ни­че­ст­ва, во­ров­ст­ва и кор­руп­ции чи­нов­ни­ков уч­ре­дил долж­но­сти обер-фи­с­ка­ла, под­чи­нён­ных ему про­вин­ци­ал-фис­ка­лов (1711; на­хо­ди­лись в гу­бер­ни­ях, за­тем так­же при вое­во­дах в про­вин­ци­ях и в над­вор­ных су­дах Юс­тиц-кол­ле­гии), фис­ка­лов в го­ро­дах (1714) и при ка­ж­дой кол­ле­гии (1720). В 1722 ввёл долж­но­сти под­чи­нён­ных лич­но им­пе­ра­то­ру ген.-про­ку­ро­ра и его за­мес­ти­те­ля обер-про­ку­ро­ра Се­на­та для кон­тро­ля за се­на­то­ра­ми, а так­же про­ку­ро­ров при всех кол­ле­ги­ях и над­вор­ных су­дах. Вме­сте с тем ви­дел се­бя в ро­ли един­ст­вен­но­го га­ран­та спра­вед­ли­во­сти и че­ст­но­сти ра­бо­ты чи­нов­ни­ков, рас­счи­ты­вая на страх, ко­то­рый вну­ша­ли им его ука­зы.

До­пол­нил на­град­ную сис­те­му ор­де­на­ми: уч­ре­дил Ан­д­рея Пер­во­зван­но­го ор­ден (сам П. I на­гра­ж­дён им в 1703 за взя­тие 2 швед. ко­раб­лей в устье р. Не­ва) и Ека­те­ри­ны ор­ден, за­ду­мал Алек­сан­д­ра Нев­ско­го ор­ден как на­гра­ду за во­ен. за­слу­ги. С 1702 всем уча­ст­ни­кам сра­же­ний в мас­со­вом по­ряд­ке стал жа­ло­вать ме­да­ли. Вно­сил из­ме­не­ния в гос. сим­во­ли­ку. Ус­та­но­вил фла­ги для во­ен. ко­раб­лей, в т. ч. Ан­д­ре­ев­ский флаг, цар­ский мор. штан­дарт (1703; жёл­тое по­лот­ни­ще с чёр­ным дву­гла­вым ор­лом в цен­тре, дер­жа­щим в ла­пах и клю­вах кар­ты ак­ва­то­рий Бе­ло­го, Кас­пий­ско­го, Азов­ско­го и Бал­тий­ско­го мо­рей), бе­ло-си­не-крас­ный флаг без гер­ба – для тор­го­вых и гражд. су­дов (1705; по ме­ж­ду­нар. тра­ди­ции имел зна­че­ние гос. фла­га). В рос. го­су­дар­ст­вен­ном гер­бе с нач. 1710-х гг. дву­гла­во­го ор­ла ста­ли вен­чать не 2, а 3 ко­ро­ны, что под­чёр­ки­ва­ло пре­тен­зии Рос­сии на ста­тус им­пе­рии. П. I час­тич­но осу­ще­ст­вил за­ме­ну цар­ских ре­га­лий на им­пе­ра­тор­ские: бар­мы на цепь ор­де­на Св. Ан­д­рея Пер­во­зван­но­го, плат­но – на пор­фи­ру (ман­тию), а шап­ку Мо­но­ма­ха – на имп. ко­ро­ну.

Цер­ков­ная ре­фор­ма. По­сле смер­ти пат­ри­ар­ха Ад­риа­на (1700) П. I не до­пус­тил вы­бо­ров но­во­го пат­ри­ар­ха. Часть дел уп­ра­зд­нён­но­го Пат­ри­ар­ше­го раз­ряд­но­го при­ка­за пе­ре­дал в ве­де­ние митр. Ря­зан­ско­го и Му­ром­ско­го Сте­фа­на Явор­ско­го [указ от 16(27).12.1700]. Позд­нее, опи­ра­ясь на идеи Фео­фа­на Про­ко­по­ви­ча, от­ме­нил пат­ри­ар­ше­ст­во Ду­хов­ным рег­ла­мен­том 1721, уч­ре­див Свя­тей­ший Пра­ви­тель­ст­вую­щий Си­нод (1721), и тем са­мым поч­ти на 200 лет ли­шил Рус. цер­ковь воз­мож­но­сти вновь об­рес­ти еди­но­го ду­хов­но­го ли­де­ра. Вве­де­ни­ем долж­но­сти обер-про­ку­ро­ра Си­но­да (1722) по­ло­жил на­ча­ло под­чи­не­нию ап­па­ра­та цер­ков­но­го управ­ле­ния го­су­дар­ст­ву. П. I не­од­но­крат­но осу­ще­ст­в­лял изъ­я­тие цер­ков­ных цен­но­стей (в осн. ко­ло­ко­лов) на во­ен. ну­ж­ды. Обя­зал свя­щен­ни­ков рас­кры­вать вла­стям тай­ну ис­по­ве­ди в слу­чае по­доз­ре­ния, что в ней со­дер­жит­ся со­став гос. пре­сту­п­ле­ния [указ Си­но­да от 17(28).5.1722]. Сво­им ука­зом от 28.1(8.2).1723 за­пре­тил по­стри­же­ние в мо­на­ше­ст­во, пред­по­ла­гал пре­вра­тить мо­на­сты­ри в при­юты для от­став­ных сол­дат.

Куль­ту­ра. При П. I бы­ст­ры­ми тем­па­ми ста­ла раз­ви­вать­ся свет­ская куль­ту­ра. В жи­во­пи­си в це­лом за­вер­шил­ся пе­ре­ход от пар­су­ны к порт­ре­ту ев­роп. ти­па (т. н. Пре­об­ра­жен­ская се­рия, вы­пол­нен­ная по за­ка­зу ца­ря мас­те­ра­ми Ору­жей­ной па­ла­ты, порт­ре­ты ра­бо­ты И. Н. Ни­ки­ти­на). Сфор­ми­ро­ва­лась т. н. пе­терб. шко­ла рус. гра­вю­ры (А. Ф. Зу­бов, И. Ф. Зу­бов и др.), для ко­то­рой ха­рак­тер­ны жи­во­пис­ность, ощу­ще­ние при­под­ня­то­сти и не­обыч­но­сти, па­фос­ное про­слав­ле­ние П. I и его до­сти­же­ний. Особый мас­штаб при­об­ре­ло строи­тель­ст­во ка­мен­ных жи­лых и адм. зда­ний (в Мо­ск­ве – Ле­фор­тов­ский дво­рец, в С.-Пе­тер­бур­ге – Зим­ний и Лет­ний двор­цы П. I, дво­рец свет­лей­ше­го кн. А. Д. Мен­ши­ко­ва на Ва­силь­ев­ском о-ве, т. н. Ки­ки­ны па­ла­ты, зда­ние Две­на­дца­ти кол­ле­гий, в Пе­тер­го­фе – дво­рец Мон­пле­зир и др.). П. I уст­раи­вал за­го­род­ные ре­зи­ден­ции – Пе­тер­гоф (па­рад­ная), Кад­ри­орг (лет­няя), а так­же Стрель­на (по­да­рил её до­че­ри Ели­за­ве­те Пет­ров­не). Вме­сте с тем про­дол­жа­лось цер­ков­ное строи­тель­ст­во (в Мо­скве – Ар­хан­ге­ла Гав­рии­ла цер­ковь, ц. Апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла в Бас­ман­ной сло­бо­де, Ио­ан­на Вои­на цер­ковь; в С.-Пе­тер­бур­ге – Пе­тро­пав­лов­ский со­бор в Пе­тро­пав­лов­ской кре­по­сти и др.). В ар­хи­тек­ту­ре раз­ви­вал­ся стиль пет­ров­ско­го ба­рок­ко, ар­хи­тек­то­ры на­ча­ли ши­ро­ко при­ме­нять ар­хит. ор­дер. Прин­цип гор. ре­гу­ляр­ной пла­ни­ров­ки ис­поль­зо­вал­ся при за­строй­ке С.-Пе­тер­бур­га (с 1712) и Крон­штад­та (с 1721). На­ря­ду с рус. мас­те­ра­ми И. П. За­руд­ным, М. Г. Зем­цо­вым и др., в Рос­сии ра­бо­та­ли иностр. ар­хи­тек­то­ры, скульп­то­ры, гра­вё­ры (П. Пи­карт, Д. Фон­та­на, Г. И. Ше­дель, Л. Т. Шверт­фе­гер, Г. И. Мат­тар­но­ви, Н. Пи­но и др.), мно­гих из них в стра­ну при­гла­сил лично П. I (А. Шхо­не­бек, Д. Тре­зи­ни, А. Шлю­тер, Ж. Б. Леб­лон, К. Б. Рас­трел­ли и др.). П. I сде­лал не­пре­мен­ным ат­ри­бу­том тор­жеств и празд­ни­ков фей­ер­вер­ки, уст­раи­вав­шие­ся в честь круп­ных во­ен. по­бед и их го­дов­щин, за­клю­че­ния мир­ных до­го­во­ров, по слу­чаю Но­во­го го­да, важ­ных со­бы­тий в се­мье П. I. Царь пред­при­нял по­пыт­ку ор­га­ни­зо­вать пер­вый в Рос­сии гос. те­атр с плат­ным вхо­дом для пуб­ли­ки (Ко­ме­ди­аль­ная хра­ми­на, ра­бо­тав­шая в 1703–06, воз­ве­де­на на Крас­ной пл. в Мо­ск­ве). В прав­ле­ние П. I поя­вил­ся но­вый лит. жанр – аван­тюр­но-при­клю­ченч. по­весть («Гис­то­рия о рос­сий­ском мат­ро­се Ва­си­лии Ко­ри­от­ском…», «Гис­то­рия о рос­сий­ском куп­це Ио­ан­не…» и др.), по­лу­чи­ла рас­про­стра­не­ние лю­бов­ная ли­ри­ка не­из­вест­ных ав­то­ров, ис­поль­зо­вав­ших об­ра­зы из ан­тич­ной ми­фо­ло­гии. Кан­ты из ре­лиг. пес­но­пе­ния пре­вра­ти­лись в тор­жеств. пат­рио­тич. пес­ни. Сре­ди них – «Марш пре­об­ра­жен­цев» («Пре­об­ра­жен­ский марш»; в 18 в. ис­пол­нял­ся в ка­че­ст­ве муз. гос. сим­во­ла на офиц. приё­мах и разл. тор­же­ст­вах) и «Ра­дуй­ся Рос­ко зем­ле». Ввёл прак­ти­ку бра­до­бри­тия (ука­зы 1698, 1701 и 1705), но­вых фа­сонов оде­ж­ды (ряд ука­зов, на­чи­ная с 1700), за ис­клю­че­ни­ем оде­ж­ды ста­ро­об­ряд­цев, ев­роп. фор­му свет­ско­го об­ще­ния (про­об­раз ба­лов) – ас­самб­леи [пер­вая со­стоя­лась 27.11(8.12).1718 в до­ме П. И. Бу­тур­ли­на (из ро­да Бу­тур­ли­ных)], во вре­мя ко­то­рых уст­раи­ва­лись тан­цы и ро­зы­гры­ши, ве­лись де­ло­вые бе­се­ды. Ас­самб­леи про­во­ди­лись в при­сут­ст­вии П. I с 16–17 до 22 ч в до­мах лиц, имев­ших ге­не­раль­ские и штаб-офи­цер­ские чи­ны, дво­рян, «на­чаль­ных мас­те­ро­вых лю­дей», «знат­ных» куп­цов и при­каз­ных лю­дей. На ас­самб­леи до­пус­ка­лись жен­щи­ны и де­вуш­ки.

Об­ра­зо­ва­ние и нау­ка. Пре­об­ра­зо­ва­ния П. I вы­зва­ли по­треб­ность в под­го­тов­ке боль­ше­го чис­ла вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных спе­циа­ли­стов. Он на­прав­лял мно­гих рус. лю­дей на учё­бу в иностр. учеб­ные за­ве­де­ния [указ П. I от 22.11(2.12).1696]. От­крыл спец. учеб­ные за­ве­де­ния – в Мо­ск­ве Шко­лу ци­фи­ри и зем­ле­ме­рия при Пуш­кар­ском при­ка­зе, Арт. шко­лу при бом­бар­дир­ской ро­те л.-гв. Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка (обе в 1698), Шко­лу ма­те­ма­ти­че­ских и на­ви­гац­ких на­ук (1701), Хи­рур­гич. (1707) и Ин­же­нер­ную (1712) шко­лы, в С.-Пе­тер­бур­ге – Мор. ака­де­мию (1715) и др. Соз­да­вал сис­те­му на­чаль­но­го об­ра­зо­ва­ния – ци­фир­ные (ариф­ме­тич.) шко­лы для де­тей дво­рян (1714–16), при­каз­ных лю­дей (с 1714), цер­ков­ных и мо­на­стыр­ских слуг (с 1716) (до 1722 су­ще­ст­во­ва­ли при ар­хие­рей­ских до­мах и мо­на­сты­рях; обу­че­ние оп­ла­чи­ва­лось уча­щи­ми­ся по­сле по­лу­че­ния ат­те­ста­та, ко­то­рый да­вал так­же пра­во на всту­п­ле­ние в брак). С 1721 Си­но­дом соз­да­ва­лись ар­хие­рей­ские шко­лы для де­тей свя­щен­но- и цер­ков­но­слу­жи­те­лей, окон­ча­ние ко­то­рых да­ва­ло пра­во на ру­ко­поло­же­ние в сан или до 1723 – на мо­наше­ский по­стриг. Для обу­че­ния рус., др.-греч. и лат. язы­кам и ма­те­ма­ти­ке под­го­тов­ле­ны и из­да­ны учеб­ни­ки Ф. П. По­ли­кар­по­ва («Ал­фа­ви­тарь рек­ше бу­к­варь…», 1701; «Лек­си­кон трея­зыч­ный…», 1704, сло­варь со­став­лен при уча­стии ра­бот­ни­ков Моск. пе­чат­но­го дво­ра) и Л. Ф. Маг­ниц­ко­го («Ариф­ме­ти­ка, си­речь нау­ка чис­ли­тель­ная…», 1703).

П. I рас­по­ря­дил­ся из­да­вать пер­вую рус. пе­чат­ную га­зе­ту – «Ве­до­мо­сти» (1702) для «из­ве­ще­ния» на­се­ле­ния о «за­гра­нич­ных и внут­рен­них про­ис­ше­ст­ви­ях». За­ме­нил ки­рил­лич. сис­те­му счис­ле­ния араб. циф­ра­ми (1705–10) и ки­рил­лов­ский шрифт гра­ж­дан­ским шриф­том (1708–10). Спо­соб­ст­во­вал раз­ви­тию рос. кни­го­пе­ча­та­ния. На­ря­ду с Моск. пе­чат­ным дво­ром, ука­за­ми П. I от­кры­ты ти­по­гра­фии: в Мо­ск­ве граж­дан­ская (1705; по про­ек­ту В. А. Ки­приа­но­ва); в С.-Пе­тербур­ге – С.-Пе­тер­бург­ская (1711; воз­глав­ля­лась М. П. Ав­ра­мо­вым), при Се­на­те (1719; пе­ча­та­ла ма­ни­фе­сты, ука­зы, ре­ля­ции), при Алек­сан­д­ро-Нев­ском мон. (1720; бо­го­слу­жеб­ные кни­ги, жи­тия, ре­лиг. тру­ды), при Мор. ака­де­мии (1721; мор. кар­ты, учеб­ная лит-ра по мор. де­лу и др.). По рас­по­ря­же­нию П. I для ев­ро­пеи­за­ции куль­ту­ры лич­ной пе­ре­пис­ки пе­ре­ве­дён с нем. яз. на рус­ский пись­мов­ник «При­кла­ды, ка­ко пи­шут­ся ком­пли­мен­ты раз­ные...» (1708; 3-е изд., 1712), со­дер­жав­ший об­раз­цы разл. пи­сем («при­гла­си­тель­ных», «бла­го­дар­ст­вен­ных», «уте­ши­тель­ных» и пр.). В ка­че­ст­ве учеб­ни­ка по эти­ке­ту для юно­ше­ст­ва, а так­же для обу­че­ния гражд. шриф­ту и араб. циф­рам по ука­за­нию ца­ря со­став­ле­но «Юно­сти че­ст­ное зер­ца­ло…» (1717). П. I за­ду­мал под­го­тов­ку ис­то­рии Рос­сии с 16 в., в 1708 за­ка­зал её Ф. П. По­ли­кар­по­ву. За­бо­тил­ся о соз­да­нии со­чи­не­ний по ис­то­рии сво­его цар­ст­во­ва­ния: уча­ст­во­вал в под­го­тов­ке сбор­ни­ка ре­ля­ций о рос. по­бе­дах над Шве­ци­ей – «Кни­ги Мар­со­вой…» (1713), ре­дак­ти­ро­вал «Рас­су­ж­де­ние...» о при­чи­нах «Свей­ской» вой­ны (1717) П. П. Ша­фи­ро­ва, а так­же «Гис­то­рию Свей­ской вой­ны», со­став­ле­ни­ем ко­то­рой с 1718 ру­ко­во­дил.

П. I по­ло­жил на­ча­ло гос. биб­лио­теч­но­му де­лу, от­крыл пер­вую в стра­не на­уч. б-ку в сво­ём двор­це в Лет­нем са­ду в С.-Пе­тер­бур­ге (1714; с 1724 при Пе­терб. АН, ны­не Биб­лио­те­ка Рос­сий­ской ака­де­мии на­ук). Она до­пол­ни­ла сис­те­му мо­на­стыр­ских и ча­ст­ных биб­лио­тек. Ос­но­вал пер­вый рос. пуб­лич­ный ес­те­ст­вен­но-на­уч. му­зей – Кун­ст­ка­ме­ру, в ос­но­ву ко­то­ро­го лег­ли ку­п­лен­ные П. I в Ни­дер­лан­дах ана­то­мич. кол­лек­ция вра­ча Ф. Рюй­ша и зоо­ло­гич. кол­лек­ция ап­те­ка­ря А. Се­бы (1717–19). В об­лас­ти хи­мии, ас­тро­но­мии, фи­зи­ки и др. на­ук ра­бо­тал спод­виж­ник П. I – Я. В. Брюс. Им­пе­ра­тор уч­ре­дил по про­ек­ту, под­го­тов­лен­но­му Л. Л. Блю­мен­тро­стом со­глас­но ука­за­ни­ям П. I, Пе­терб. АН (1724; см. в ст. Рос­сий­ская ака­де­мия на­ук). В неё при­гла­ше­ны иностр. учё­ные, в т. ч. ис­то­рик И. Х. Коль, фи­зик и фи­ло­соф Г. Б. Бюль­фин­гер, ас­тро­ном Ж. Н. Де­лиль, ма­те­ма­ти­ки Х. Гольд­бах, Д. и Н. Бер­нул­ли, хи­мик М. Бюр­гер, ана­том И. Г. Дю­вер­нуа. Для обес­пе­че­ния Рос­сии собств. спе­циа­ли­ста­ми и раз­вёр­ты­ва­ния на­уч. ис­сле­до­ва­ний при Пе­терб. АН об­ра­зо­ван Ака­де­ми­че­ский уни­вер­си­тет (1724). П. I спо­соб­ст­во­вал про­бу­ж­де­нию ин­те­ре­са к ар­хео­ло­гии (в ре­зуль­та­те его рас­по­ря­же­ний сфор­ми­ро­ва­на Си­бир­ская кол­лек­ция Пет­ра I). Под­го­то­вил рос. на­уч. экс­пе­ди­цию – 1-ю Кам­чат­скую, за­ни­мав­шую­ся изу­че­ни­ем Си­би­ри.

В об­лас­ти здра­во­охра­не­ния П. I ини­ции­ро­вал уве­ли­че­ние чис­ла ап­тек за счёт их от­кры­тия ча­ст­ны­ми ли­ца­ми в Мо­ск­ве (1701) и С.-Пе­тер­бур­ге (1714). Ос­но­вал во­ен. гос­пи­та­ли в Мо­ск­ве (1706; ны­не Гл. во­ен. кли­нич. гос­пи­таль име­ни акад. Н. И. Бур­ден­ко Мин-ва обо­ро­ны РФ), в С.-Пе­тер­бур­ге (1715, 1717) и Крон­штад­те (1718). Для раз­ве­де­ния ле­кар­ст­вен­ных трав за­ло­жил ап­те­кар­ские ого­ро­ды в Мо­ск­ве (1706; ны­не фи­ли­ал Бо­та­нич. са­да био­ло­гич. ф-та МГУ им. М. В. Ло­мо­но­со­ва «Ап­те­кар­ский ого­род»), С.-Пе­тер­бур­ге (1714; ны­не Бо­та­ни­че­ский ин­сти­тут им. В. Л. Ко­ма­ро­ва РАН), Ас­т­ра­ха­ни (1720) и др. Учре­дил долж­ность гл. рос. вра­ча – ар­хи­ат­ра (1716), впо­след­ст­вии воз­гла­вив­ше­го Ме­ди­цин­скую кан­це­ля­рию. Об­ра­щал вни­ма­ние на по­иск и ос­вое­ние в Рос­сии ис­точ­ни­ков ле­чеб­ных вод, ос­но­вал пер­вый в стра­не ку­рорт – Мар­ци­аль­ные Во­ды (1719).

Пётр I с супругой царицей Екатериной Алексеевной и сыном царевичем Петром Петровичем (1715–19). Изображены также аллегорические фигуры Веры, преподносящей Петру I корону, Истины (с зеркалом) и Правосу...

Во­прос о пре­сто­ло­нас­ле­дии. В 1715 П. I, от­ча­яв­шись до­бить­ся от стар­ше­го сы­на Алек­сея Пет­ро­ви­ча по­слу­ша­ния и вни­ма­ния к гос. про­бле­мам, за­явил да­же, что для стра­ны бу­дет луч­ше, ес­ли у не­го ока­жет­ся на­след­ник «чу­жой до­б­рый, чем свой не­по­треб­ный» [пись­мо сы­ну от 11(22) окт.]. Ма­ни­фе­стом от 3(14).2.1718 царь ли­шил ста­ту­са на­след­ни­ка пре­сто­ла Алек­сея Пет­ро­ви­ча, ко­то­рый, по сло­вам П. I, «рас­те­рял» бы то, что «чрез по­мощь Бо­жию отец по­лучил». Уставом о пре­сто­ло­нас­ле­дии от 5(16).2.1722 П. I от­ме­нил тра­ди­ци­он­ную для Рос­сии прак­ти­ку пе­ре­да­чи пре­сто­ла, те­перь им­пе­ра­тор­ско­го, по муж­ской ли­нии, за­ме­нив её но­вой про­це­ду­рой, пре­ду­смат­ри­вав­шей вы­бор мо­нар­хом на­след­ни­ка по собств. ус­мот­ре­нию с пра­вом от­ме­ны ре­ше­ния в поль­зу ино­го ли­ца (уп­разд­не­но имп. Пав­лом I в 1797). В мае 1724 П. I ко­ро­но­вал Ека­те­ри­ну Алек­се­ев­ну как им­пе­рат­ри­цу (пер­вая ко­ро­на­ция в ис­то­рии Рос­сии, при­шед­шая на сме­ну вен­ча­нию на цар­ст­во), воз­мож­но, пред­по­ла­гая сде­лать её сво­ей на­след­ни­цей на тро­не, од­на­ко, за­по­доз­рив суп­ру­гу в адюль­те­ре, по-ви­ди­мо­му, пе­ре­ду­мал. В «сва­деб­ный трак­тат» от 24.11(5.12).1724, оформ­ляв­ший пред­сто­яв­ший брак его стар­шей до­че­ри Ан­ны Пет­ров­ны с гер­цо­гом голь­штейн-гот­торп­ским Кар­лом Фрид­ри­хом, П. I вклю­чил сек­рет­ную ста­тью о сво­ём пра­ве вы­брать од­но­го из их де­тей в ка­че­ст­ве на­след­ни­ка рос. пре­сто­ла.

П. I скон­чал­ся, по мне­нию совр. ме­ди­ков, ско­рее все­го, от азо­те­мии. Его смерть ок­ру­же­на ле­ген­да­ми. Од­на из них гла­сит, что им­пе­ра­тор умер, яко­бы не до­пи­сав в за­ве­ща­нии имя на­след­ни­ка: «От­дай­те всё…».

Личность Петра I и оценки его реформ

Как по­ли­ти­ка П. I от­ли­ча­ли со­зна­ние дол­га, спо­соб­ность учить­ся на ошиб­ках, фе­но­ме­наль­ная ра­бо­то­спо­соб­ность, не­пре­клон­ная во­ля, пре­дель­ный ра­цио­на­лизм и по­сле­до­ва­тель­ность в дос­ти­же­нии сво­их це­лей лю­бой це­ной, ра­ди­ка­лизм и жес­то­кость. В борь­бе с по­ли­тич. про­тив­ни­ка­ми он ос­та­вал­ся бес­по­щад­ным, мно­го­крат­но сам доп­ра­ши­вал под­след­ст­вен­ных, со­став­лял «во­прос­ные пунк­ты». Де­ло его сы­на, Алек­сея Пет­ро­ви­ча, при пыт­ках ко­то­ро­го П. I при­сут­ст­во­вал, рас­смат­ри­ва­лось об­ра­зо­ван­ной в 1718 Тай­ной кан­це­ля­ри­ей и за­верши­лось каз­ня­ми, а так­же смер­тью са­мо­го Алек­сея Петровича при не­вы­яс­нен­ных об­стоя­тель­ст­вах.

П. I, в на­ру­ше­ние тра­диц. по­ве­де­ния рус. ца­рей, не при­да­вал зна­че­ния зна­кам фор­маль­но­го по­чи­та­ния, тя­го­тил­ся пред­ста­ви­тель­ски­ми обя­зан­но­стя­ми, был не­при­тя­за­те­лен в еде и в бы­ту. При­дер­жи­вал­ся идеи по­сто­ян­но­го со­вер­шен­ст­во­ва­ния, ус­вое­ния зна­ний и на­вы­ков. Под рук. боя­ри­на Ф. А. Го­ло­ви­на нау­чил­ся раз­би­рать­ся в слож­ных хит­ро­спле­те­ни­ях ми­ро­вой по­ли­ти­ки. Про­яв­ляя ин­те­рес ко мн. от­рас­лям зна­ний, пред­по­чи­тал точ­ные нау­ки и при­клад­ные зна­ния. Яв­лял­ся зна­то­ком мн. ре­мё­сел, хо­ро­шо ори­ен­ти­ро­вал­ся в арт., во­ен. и мор. де­ле, мог раз­ра­бо­тать про­ект ко­раб­ля, по­стро­ить его и вес­ти по мо­рю. Ув­ле­кал­ся ме­ди­ци­ной, пре­па­ри­ро­вал тру­пы, счи­тал се­бя хо­ро­шим хи­рур­гом и зуб­ным вра­чом (кол­лек­ция мед. ин­ст­ру­мен­тов, при­над­ле­жав­ших П. I, ны­не – в Эр­ми­та­же). Со­би­рал про­из­ве­де­ния иск-ва (кар­ти­ны ни­дерл. шко­лы жи­во­пи­си, ан­тич­ную и итал. скульп­ту­ру), но ви­дел в них пре­им. пред­ме­ты ук­ра­ше­ния или на­гляд­ные по­со­бия.

Уча­ст­во­вал в гру­бых раз­вле­че­ни­ях в тес­ном кру­гу сво­их мно­го­лет­них со­бу­тыль­ни­ков, ор­га­ни­зо­ван­ных во «Все­шу­тей­ший, все­пья­ней­ший и су­ма­сброд­ней­ший со­бор» (нач. 1690-х – сер. 1720-х гг.), «за­се­да­ния» ко­то­ро­го со­про­во­ж­да­лись не­при­стой­ны­ми ри­туа­ла­ми и по­пой­ка­ми. П. I, пив­ший мень­ше дру­гих, соз­на­тель­но спаи­вал ок­ру­жаю­щих, что­бы при­слу­ши­вать­ся к их пья­ным раз­го­во­рам. Он не счи­тал­ся с дос­то­ин­ст­вом лю­дей, был скло­нен к вуль­гар­ным шут­кам и из­де­ва­тель­ст­вам над ок­ру­жаю­щи­ми. Стра­дал от при­сту­пов глу­бо­кой хан­д­ры, ино­гда пе­ре­хо­див­шей во взры­вы не­обуз­дан­но­го гне­ва.

У со­вре­мен­ни­ков, лич­но знав­ших П. I, он вы­зы­вал про­ти­во­ре­чи­вые чув­ст­ва – страх, не­на­висть, вос­торг, вос­хи­ще­ние. Сре­ди на­ро­да при­об­рёл сла­ву кро­во­жад­но­го па­ла­ча и да­же Ан­ти­хри­ста.

Разл. точ­ки зре­ния су­ще­ст­ву­ют и от­но­си­тель­но ре­форм П. I. По сло­вам Фео­фа­на Про­ко­по­ви­ча, до­ка­зы­вав­ше­го не­об­хо­ди­мость ре­форм, об­ли­чав­ше­го и вы­смеи­вав­ше­го их про­тив­ни­ков, П. I за­стал в Рос­сии «си­лу сла­бую и сде­лал по име­ни сво­ему ка­мен­ную». Прав­ле­нию П. I по­свя­ще­но мно­го ис­сле­до­ва­ний. По мне­нию Н. М. Ка­рам­зи­на, рус. лю­ди «ста­ли гра­ж­да­на­ми ми­ра, но пе­ре­ста­ли быть, в не­ко­то­рых слу­ча­ях, гра­ж­да­на­ми Рос­сии». Ж. де Местр на­зы­вал П. I «убий­цей сво­ей на­ции», от­дан­ной им «под иго чу­же­зем­ных шар­ла­та­нов» и став­шей «иг­руш­кой не­скон­чае­мых пе­ре­мен». Сла­вя­но­фи­лы оце­ни­ва­ли П. I рез­ко не­га­тив­но, так, К. С. Ак­са­ков уп­ре­кал его «в из­лиш­нем раз­ви­тии го­су­дар­ст­вен­но­сти», «не­ува­же­нии к рус­ской зем­ле» и «воз­зре­нии на неё как на ма­те­ри­ал для сво­их пла­нов». Мн. за­пад­ни­ки вос­хи­ща­лись П. I. С. М. Со­ловь­ёв счи­тал по­яв­ле­ние П. I и его дея­тель­ность ис­то­ри­че­ски за­ко­но­мер­ны­ми («...не­об­хо­ди­мость дви­же­ния на но­вую до­ро­гу бы­ла осоз­на­на… на­род под­нял­ся и со­брал­ся в до­ро­гу; но … жда­ли во­ж­дя; вождь явил­ся»). С точ­ки зре­ния В. О. Клю­чев­ско­го, ре­фор­мы П. I бы­ли обу­слов­ле­ны на­сущ­ны­ми ну­ж­да­ми го­су­дар­ст­ва и на­ро­да, ог­ра­ни­чи­ва­лись стрем­ле­ни­ем «воо­ру­жить» их «го­то­вы­ми за­пад­но­ев­ро­пей­ски­ми сред­ст­ва­ми» и тем са­мым «по­ста­вить го­су­дар­ст­во» в уро­вень с за­воё­ван­ным П. I по­ло­же­ни­ем в Ев­ро­пе. П. Н. Ми­лю­ков по­ла­гал, что «це­ной ра­зо­ре­ния стра­ны Рос­сия воз­ве­де­на бы­ла в ранг ев­ро­пей­ской дер­жа­вы». М. Н. Пок­ров­ский во внеш­ней и внутр. по­ли­ти­ке П. I ви­дел един­ст­во ин­те­ре­сов тор­го­во­го ка­пи­та­ла. Б. И. Сы­ро­мят­ни­ков при­шёл к вы­во­ду, что дея­тель­ность П. I в це­лом но­си­ла ан­ти­фео­даль­ную на­прав­лен­ность. Боль­шин­ст­во сов. ис­то­ри­ков с нач. 1930-х гг. оце­ни­ва­ли П. I как ве­ли­ко­го ре­фор­ма­то­ра, пы­тав­ше­го­ся пре­одо­леть от­ста­лость стра­ны, но вме­сте с тем дей­ст­во­вав­ше­го в ин­те­ре­сах гос­под­ствую­ще­го клас­са.

Как бы то ни бы­ло, про­ве­дён­ные П. I ре­фор­мы во мно­гом из­ме­ни­ли судь­бу Рос­сии, сбли­зи­ли стра­ну с ев­роп. ми­ром, на­сколь­ко это по­зво­ли­ли пра­во­сла­вие, тра­ди­ции и при­выч­ки рус. на­ро­да, и за­ло­жи­ли ос­но­вы даль­ней­ше­го раз­ви­тия рос. го­су­дар­ст­вен­но­сти.

Историческая память

П. I ус­та­нов­ле­ны па­мят­ни­ки в С.-Пе­тер­бур­ге на Се­нат­ской пл. (1782, скульп­тор Э. М. Фаль­ко­не), близ Ми­хай­лов­ско­го (Ин­же­нер­но­го) зам­ка (1800, ав­тор мо­де­ли – К. Б. Рас­трел­ли) и в Пе­тро­пав­лов­ской кре­по­сти (1991; скульп­тор М. М. Ше­мя­кин), в Крон­штад­те (1841, скульп­тор Ф. Жак), Во­ро­не­же (1860, скульп­тор А. Е. Шварц; унич­то­жен в 1943, вос­создан в 1947–1956, скульп­то­ры Н. П. Гав­ри­лов и Г. А. Шульц), Пет­ро­за­вод­ске (1872–73, скульп­тор И. Н. Шре­дер, арх. И. А. Мо­ни­гет­ти), Пе­тер­го­фе (1884), Та­ган­ро­ге (1898–1903), Шлис­сель­бур­ге (1903), Ар­хан­гель­ске (1909–14, де­мон­ти­ро­ван в 1920, вос­ста­нов­лен в 1948) (все че­ты­ре па­мят­ни­ка – скульп­тор М. М. Ан­то­коль­ский), Ту­ле (1912; скульп­тор Р. Р. Бах), Мо­ск­ве (1997; скульп­тор З. К. Це­ре­те­ли) и др., а так­же за гра­ницей, в ча­ст­но­сти в Лон­до­не (2001; скульп­тор Ше­мя­кин). Фи­гу­ра П. I по­ме­ще­на в скульп­тур­ной ком­по­зи­ции па­мят­ни­ка «Ты­ся­че­ле­тие Рос­сии» в Нов­го­ро­де (1862, ав­тор про­ек­та – М. О. Ми­ке­шин). К об­ра­зу П. I в сво­их про­из­ве­де­ни­ях об­ра­ща­лись ли­те­ра­то­ры – А. С. Пуш­кин («Арап Пет­ра Ве­ли­ко­го», 1827; «Пол­та­ва», 1828; «Мед­ный всад­ник», 1833), Д. С. Ме­реж­ков­ский («Ан­ти­христ. Пётр и Алек­сей», 1904–05), А. П. Пла­то­нов («Епи­фан­ские шлю­зы», 1927), Ю. Н. Ты­ня­нов («Вос­ко­вая пер­со­на», 1931), А. Н. Тол­стой («Пётр Пер­вый», кн. 1–3, 1929–45), Ю. П. Гер­ман («Рос­сия мо­ло­дая», 1952), Д. А. Гра­нин («Ве­че­ра с Пет­ром Ве­ли­ким», 2000; 2-я ред., 2009); ху­дож­ни­ки – Н. Н. Ге («Пётр I доп­ра­ши­ва­ет ца­ре­ви­ча Алек­сея в Пе­тер­го­фе», 1871), В. А. Се­ров («Пётр I», 1907), А. Н. Бе­нуа («Пётр I на про­гул­ке в Лет­нем са­ду», 1910); ки­но­ре­жис­сё­ры – В. М. Пет­ров («Пётр I», 1937–38), С. А. Ге­ра­си­мов (ди­ло­гия «Юность Пет­ра» и «В на­ча­ле слав­ных дел», 1980–81) и др. К 200-ле­тию со дня ро­ж­де­ния П. I бы­ла при­уро­че­на По­ли­тех­ни­че­ская вы­став­ка 1872, на от­кры­тии ко­то­рой впер­вые ис­пол­не­на кан­та­та П. И. Чай­ков­ско­го «В па­мять 200-ле­тия ро­ж­де­ния Пет­ра Ве­ли­ко­го». В 1874–1910 Мин-во нар. про­све­ще­ния за под­го­тов­ку учеб­ной лит-ры вру­ча­ло пре­мии им. Пет­ра Ве­ли­ко­го. Имя П. I от­ра­зи­лось в то­по­ни­мах гл. обр. рос. го­ро­дов, его но­сят так­же ост­ров в мо­ре Бел­линс­гау­зе­на (с 1821), Пет­ра Ве­ли­ко­го за­лив в Япон­ском м. (с 1859), Пет­ра Пер­во­го хре­бет на Зап. Па­ми­ре (с 1878), ас­те­ро­ид № 2720 (с 1972), флаг­ман Сев. фло­та ВМФ РФ – тя­жё­лый атом­ный ра­кет­ный крей­сер (см. в ст. «Пётр Ве­ли­кий»), Во­ен. ака­де­мия ра­кет­ных войск стра­те­гич. на­зна­че­ния (с 1997) и др.

Ис­точн.: Го­ли­ков И. И. Дея­ния Пет­ра Ве­ли­ко­го, муд­ро­го пре­об­ра­зи­те­ля Рос­сии. М., 1788–1789. Ч. 1–12; он же. До­пол­не­ние к Дея­ни­ям Пет­ра Ве­ли­ко­го. М., 1790–1797. Т. 1–18; Пись­ма и бу­ма­ги им­пе­ра­то­ра Пет­ра Ве­ли­ко­го. СПб.; Л.; М., 1887–2003. Т. 1–13; Ку­ра­кин Б. И. Гис­то­рия о Пет­ре I и ближ­них к не­му лю­дях // Рус­ская ста­ри­на. 1890. Т. 68. № 10; Юль Ю. За­пис­ки. М., 1899; Берх­гольц Ф. В. Днев­ник. М., 1902–1903. Ч. 1–4; Па­мят­ни­ки за­ко­но­да­тель­ст­ва Пет­ра Ве­ли­ко­го. М., 1910; Вос­кре­сен­ский Н. A. За­ко­но­да­тель­ные ак­ты Пет­ра I. М.; Л., 1945.

Лит.: Уст­ря­лов Н. Г. Ис­то­рия цар­ст­во­ва­ния Пет­ра Ве­ли­ко­го. СПб., 1858–1863. Т. 1–6; Минц­лов Р. И. Петр Ве­ли­кий в ино­стран­ной ли­те­ра­ту­ре. СПб., 1872; Бо­го­слов­ский М. М. Петр I. М., 1940–1948. Т. 1–5; Wittram R. Peter I: Czar und Kaiser. Gött., 1964. Bd 1–2; Рос­сия в пе­ри­од ре­форм Пет­ра I / Под ред. Н. И. Пав­лен­ко. М., 1973; Баг­гер Х. Ре­фор­мы Пет­ра Ве­ли­ко­го. Об­зор ис­сле­до­ва­ний. М., 1985; Riasanovsky N. V. The image of Peter the Great in Russian history and thought. N. Y., 1985; Пав­лен­ко Н. И. Петр Ве­ли­кий. М., 1994; Ани­си­мов Е. В. Го­су­дар­ст­вен­ные пре­об­ра­зо­ва­ния и са­мо­дер­жа­вие Пет­ра Ве­ли­ко­го в пер­вой чет­вер­ти XVIII в. СПб., 1997; он же. Петр Ве­ли­кий: лич­ность и ре­фор­мы. СПб. [и др.], 2009; Anderson M. S. Peter the Great. 2nd ed. Harlow; N. Y., 2000; Зи­мин И. В., Смир­нов А. В., Аль-Шук­ри С. Х., Лу­ки­чев Б. Г. По­след­няя бо­лезнь и смерть Пет­ра Ве­ли­ко­го // Неф­ро­ло­гия. 2003. Т. 7. № 2.

Вернуться к началу