Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ВАСИ́ЛИЙ I ДМИ́ТРИЕВИЧ

Авторы: В. Д. Назаров
Великий князь московский Василий I Дмитриевич и великая княгиня Софья Витовтовна. Фрагмент большого саккоса митрополита Московского Фотия. 15 в.

ВАСИ́ЛИЙ I ДМИ́ТРИЕВИЧ (30.12.1371, Мо­ск­ва – 27.2.1425, там же), вел. князь мо­с­ков­ский и вла­ди­мир­ский (1389–1425). Из ди­на­стии моск. Рю­ри­ко­ви­чей. Сын Дмит­рия Ива­но­ви­ча Дон­ско­го, брат Юрия Дмит­рие­ви­ча, Пет­ра Дмит­рие­ви­ча, отец Ва­си­лия II Ва­силь­е­ви­ча Тём­но­го. В 1383 Дмит­ри­ем Дон­ским, бо­ров­шим­ся с вел. кн. твер­ским Ми­хаи­лом Алек­сан­д­ро­ви­чем за яр­лык на вел. кня­же­ние вла­ди­мир­ское, был по­слан с боя­ра­ми в Зо­ло­тую Ор­ду в ка­че­ст­ве лич­но­го пред­ста­ви­те­ля и за­лож­ни­ка. В 1385 бе­жал из Ор­ды че­рез Сев. Кав­каз, Мол­да­вию, Вел. кн-во Ли­тов­ское (ВКЛ), где со­стоя­лась его по­молв­ка с Со­фьей Ви­тов­тов­ной, до­че­рью кн. Ви­тов­та. В Мо­ск­ву вер­нул­ся в янв. 1388. В мар­тов­ском до­го­во­ре 1389 Дмит­рия Дон­ско­го с его двою­род­ным бра­том Вла­ди­ми­ром Ан­д­рее­ви­чем Храбрым В. I Д. на­зван «ста­рей­шим бра­том» сво­его двою­род­но­го дя­ди, что за­фик­си­ро­ва­ло его ста­тус на­след­ни­ка и, ско­рее все­го, со­пра­ви­те­ля от­ца. По за­веща­нию от­ца В. I Д. в 1389 пер­вым из моск. кня­зей по­лу­чил не толь­ко моск. ве­ли­ко­кня­же­ский стол, но и Вла­ди­мир­ское вел. кня­же­ние в ка­че­ст­ве на­сле­дуе­мой «от­чи­ны» с санк­ции Ор­ды. Офиц. ин­тро­ни­за­ция В. I Д. со­стоя­лась во Вла­ди­ми­ре 15.8.1389 в при­сут­ст­вии по­сла ха­на Тох­та­мы­ша.

В 1390 В. I Д. тор­же­ст­вен­но встре­тил вер­нув­ше­го­ся в Мо­ск­ву митр. Ки­приа­на (из­гнан с ми­тро­по­лии Дмит­ри­ем Дон­ским). Тем са­мым был раз­ре­шён во­прос о ка­но­ни­че­ски за­кон­ном за­ме­ще­нии рус. ми­тро­по­личь­ей ка­фед­ры, под­ве­де­на чер­та под 12-лет­ней «сму­той» в рус. церк­ви и уст­ра­не­ны про­ти­во­ре­чия с Кон­стан­ти­но­поль­ским пат­ри­ар­ха­том. До ле­та 1392 В. I Д. уре­гу­ли­ро­вал мн. во­про­сы в от­но­ше­ни­ях го­су­дар­ст­ва и Церк­ви: был про­из­ве­дён об­мен час­ти зе­мель ми­тро­по­лии, по­сле про­вер­ки под­твер­жде­ны вла­дельч. пра­ва ка­фед­ры, на­се­ле­ние её вот­чин при­вле­че­но к уп­ла­те вы­хо­да в Ор­ду по спец. об­роч­ным гра­мо­там. В. I Д. за­клю­чил со­гла­ше­ния с Кип­риа­ном (в дек. 1402; в ию­не 1404), второе из них за­фик­си­ро­ва­ло адм., су­деб­ный и на­ло­го­вый ста­тус на­се­ле­ния в вот­чи­нах ми­тро­по­лии на зем­лях Вел. кн-ва Вла­ди­мир­ско­го, ус­ло­вия и по­ря­док во­ен. служ­бы митро­по­личь­их бо­яр и слуг, нор­мы взи­ма­ний ве­ли­ко­кня­же­ски­ми аген­та­ми сбо­ров ми­тро­по­лии с при­чта. Поч­ти по всем во­про­сам внутр. и внеш­ней по­ли­ти­ки В. I Д. и Ки­при­ан за­ни­ма­ли оди­на­ко­вые или близ­кие по­зи­ции, в кон­флик­те с Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­кой вел. князь под­дер­жи­вал ми­тро­по­ли­та.

В. I Д. ук­ре­пил кор­по­ра­тив­но-по­ли­тич. един­ст­во моск. Рю­ри­ко­ви­чей. «Роз­ми­рье» с Вла­ди­ми­ром Ан­д­рее­ви­чем осе­нью 1389 бы­ло пре­одо­ле­но к янв. 1390 де­мон­ст­ра­ци­ей си­лы (за­ня­тие Сер­пу­хо­ва и арест час­ти бо­яр удель­но­го кня­зя), тер­ри­то­ри­аль­ны­ми и ины­ми ус­туп­ка­ми [В. I Д. по­жа­ло­вал двою­род­но­му дя­де Во­лок (Лам­ский) и Ржев, вер­нул ему отд. до­хо­ды в сто­лич­ной ок­ру­ге]. Нор­мы их со­юз­но-вас­саль­ных от­но­ше­ний фик­си­ро­ва­лись в до­го­во­рах (1390; меж­ду 1404 и 1406). Ана­ло­гич­ны­ми бы­ли взаи­мо­от­но­ше­ния В. I Д. с млад­ши­ми брать­я­ми, ре­гу­ли­ро­вав­шие­ся до­го­во­ра­ми 1390 и 1401–02. Опи­ра­ясь на за­ве­ща­ние от­ца, В. I Д. ме­ж­ду 1399 и 1402 сфор­ми­ро­вал уде­лы Анд­рея Дмит­рие­ви­ча и Пет­ра Дмит­рие­ви­ча, а в 1406 или 1407 – удел не на­зван­но­го в за­ве­ща­нии Дмит­рия Дон­ско­го Кон­стан­ти­на Дмит­рие­ви­ча (удел Юрия Дмит­рие­ви­ча был сфор­ми­ро­ван, ско­рее все­го, ещё при жиз­ни от­ца, вес­ной 1389). Бра­тья пред­став­ля­ли В. I Д. в Ор­де (Юрий в 1389–90), в Нов­го­ро­де (Ан­д­рей в 1399, Пётр в 1406), Пско­ве (Кон­стан­тин в 1406), воз­глав­ля­ли по его при­ка­зу по­хо­ды (Юрий в 1399).

В. I Д. про­дол­жил по­ли­ти­ку от­ца по рас­ши­ре­нию вла­де­ний Мо­с­ков­ско­го вел. кн-ва и ус­та­нов­ле­нию вла­сти вел. кня­зя в разл. фор­мах в ре­гио­нах Сев.-Вост. Ру­си. К 1390 под сю­зе­ре­ни­тет В. I Д. пе­ре­шли Му­ром­ское кн-во (ме­ст­ная ди­на­стия пресек­лась) и Та­ру­са (ме­ст­ные Рю­ри­ко­ви­чи ста­ли слу­жилы­ми князь­я­ми В. IД., со­хра­няя ро­до­вые зем­ли), что бы­ло за­кре­п­ле­но за­тем вы­ку­пом яр­лы­ков на них (до 1395). При­мер­но в те же го­ды В. I Д. уп­ро­чил пра­ва на Ме­щеру и на отд. ро­до­вые вла­де­ния ме­ст­ных кня­зей. Ле­том 1392 он вы­ку­пил в Ор­де яр­лык на Ни­же­го­род­ское кня­же­ст­во. При под­хо­де моск. ра­ти осе­нью то­го же го­да к Ниж­не­му Нов­го­ро­ду ме­ст­ные боя­ре пе­ре­шли на сто­ро­ну В. I Д. Под его вла­стью отд. час­ти кня­же­ст­ва по­лучи­ли разл. ста­тус. Ниж­ний Нов­го­род был при­сое­ди­нён к Вла­ди­мир­ско­му вел. кня­же­нию и управ­лял­ся моск. на­ме­ст­ни­ком (в ка­но­нич. пла­не его тер­рито­рия бы­ла пе­ре­да­на ми­тро­по­ли­ту). Боль­шин­ст­во суз­даль­ских Рю­ри­ко­ви­чей ста­ли слу­жилы­ми князь­я­ми вел. кня­зя с ин­ди­ви­ду­аль­ным ста­ту­сом, со­хра­няя с санк­ции В. I Д. вла­дельч. пра­ва на сто­лы (или их час­ти) в Го­род­це, Суз­да­ле, позд­нее на Вят­ке, а так­же, воз­мож­но, и пра­ва на отд. ни­же­го­род­ские во­лос­ти. Борь­ба за вос­ста­нов­ле­ние су­ве­ре­ни­те­та Ни­же­го­род­ско­го кн-ва с опо­рой на разл. во­ен. и по­ли­тич. си­лы в Ор­де не при­нес­ла ме­ст­ным князь­ям ус­пе­ха.

От­но­ше­ния В. I Д. с Зо­ло­той Ор­дой до 1395 оп­ре­де­ля­лись фи­нан­со­вы­ми при­ори­те­та­ми Тох­та­мы­ша. Ак­ку­рат­ная уп­ла­та да­ни, по­куп­ка яр­лы­ков и пла­те­жи во вре­мя по­ез­док моск. кня­зей к ха­ну (Юрия, са­мо­го В. I Д. ле­том 1392) ук­ре­п­ля­ли по­зи­ции Мо­ск­вы. От­но­си­тель­ная ста­биль­ность Ор­ды де­ла­ла пред­ска­зуе­мы­ми от­но­ше­ния с ней. Раз­гром Тох­та­мы­ша Ти­му­ром в апр. 1395, бег­ст­во ха­на в ВКЛ, раз­гром Ти­му­ром боль­шин­ст­ва ор­дын­ских го­ро­дов, опус­то­ше­ние осн. тер­ри­то­рии Ор­ды кар­ди­наль­но из­ме­ни­ли си­туа­цию. С 1396 В. I Д. пре­кра­тил отно­ше­ния с Са­ра­ем и уп­ла­ту да­ни. Осе­нью 1399 от­ряд ор­дын­цев (при уча­стии суз­даль­ско­го кн. Се­мё­на Дмит­рие­ви­ча) за­хва­тил и раз­гра­бил Ниж­ний Нов­го­род, но бе­жал при под­хо­де моск. сил. Рать во гла­ве с Юри­ем Дмит­рие­вичем, бра­том В. I Д., зи­мой 1399/1400 под­верг­ла ра­зо­ре­нию тер­ри­то­рию на ле­во­бе­ре­жье Вол­ги, взяв ряд кре­по­стей (Бол­гар, Жу­ко­тин, Ка­зань). В 1403 в Мо­ск­ву при­был по­сол ха­на Ша­ди­бе­ка, по­сле че­го во­зоб­но­ви­лись кон­так­ты с Ор­дой и, час­тич­но, пла­те­жи.

Слож­ны­ми бы­ли от­но­ше­ния В. I Д. с Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­кой: на её тер­ри­то­рии на­хо­ди­лись его вла­де­ния (как вел. кн. вла­ди­мир­ско­го), в его поль­зу шли не­ко­то­рые до­хо­ды, под ве­ли­ко­кня­же­ской юрис­дик­ци­ей на­хо­дил­ся сбор «чёр­но­го бо­ра» в счёт да­ни в Ор­ду, Нов­го­род и вел. князь име­ли со­вме­ст­ные вла­де­ния – Но­вый Торг (Тор­жок), Во­лок (Лам­ский), Бе­жец­кий Верх, Во­лог­ду. Мир­ные кон­так­ты не­ред­ко пре­ры­ва­лись во­ен. дей­ст­вия­ми. По­сле вой­ны 1393 Нов­го­род уп­ла­тил «чёр­ный бор»; в 1397 В. I Д., опи­ра­ясь на ме­ст­ных бо­яр, ус­та­но­вил кон­троль над Двин­ской зем­лёй, но в 1398 его сто­рон­ни­ки по­тер­пе­ли по­ра­же­ние, при­чём нов­го­род­ская рать ра­зо­ри­ла ве­ли­ко­кня­же­ские и удель­ные вла­де­ния на се­ве­ре (Ус­тюг, бе­ло­зер­ские во­лос­ти). Во­ен. дей­ст­вия 1401 так­же бы­ли ус­пеш­нее для Нов­го­ро­да (осо­бен­но на се­ве­ре). Ка­ж­дый раз за­клю­чал­ся мир «по ста­ри­не», с со­хра­не­ни­ем сю­зе­ре­ни­те­та В. I Д.: по­ми­мо тра­ди­ции, к не­му при­бе­га­ли для про­ти­во­дей­ст­вия на­жи­му со сто­ро­ны Ли­вон­ско­го ор­де­на и, гл. обр., ВКЛ, осо­бен­но в кри­тич. си­туа­ци­ях (1399, 1406–08). В. I Д. еди­но­лич­но в ка­че­ст­ве вер­хов­но­го соб­ст­вен­ни­ка рас­по­ря­жал­ся в «смес­ных» вла­де­ни­ях (кро­ме Торж­ка), в це­лом со­хра­нил кня­же­ские вот­чи­ны, «пу­ти» и до­хо­ды на нов­го­род­ских тер­ри­то­ри­ях, но его по­пыт­ки за­хва­тить сев. зем­ли Нов­го­ро­да не име­ли ус­пе­ха.

Бла­го­при­ят­ным от­но­ше­ни­ям с ВКЛ спо­соб­ст­во­вал брак В. I Д. с Со­фьей Ви­тов­тов­ной (1391). Од­на­ко вско­ре тесть В. I Д., пра­ви­тель ВКЛ Ви­товт, во­зоб­но­вил на­сту­па­тель­ную вост. по­ли­ти­ку: в сент. 1395 он об­ма­ном аре­сто­вал смо­лен­ских кня­зей, за­хва­тил Смо­ленск и Смо­лен­ское кн-во (в сле­дую­щем го­ду В. IД. при­знал за­хват), осе­нью 1396 под­верг ра­зо­ре­нию зна­чит. часть Ря­зан­ско­го кн-ва. По­сле Са­лин­ско­го до­го­вора 1398 с Тев­тон­ским ор­де­ном, раз­гра­ни­чив­ше­го сфе­ры ин­те­ре­сов ВКЛ и Ор­де­на в Сев.-Зап. Ру­си, вес­ной 1399 Ви­товт ра­зо­рвал мир с Нов­го­ро­дом, ото­звал ли­тов. кн. Ива­на Ан­д­рее­ви­ча из Пско­ва (под­тал­ки­вая Ор­ден к вой­не про­тив Пско­ва) и со­брал мощ­ную по­ход­ную ар­мию (поч­ти все си­лы ВКЛ, от­ря­ды ры­ца­рей из Поль­ши, Ор­де­на, рать Тох­та­мы­ша) для кам­па­нии про­тив ха­на Ти­мур-Кут­лу­га, на­чав­ше­го по­ход про­тив ВКЛ. Дей­ст­вия Ви­тов­та вы­зва­ли серь­ёз­ные опа­се­ния в Мо­ск­ве, в ка­че­стве от­вет­ных мер В. I Д. за­клю­чил с вел. кн. твер­ским Ми­хаи­лом Алек­сан­д­ро­вичем во­ен­но-обо­ро­нит. со­юз, сроч­но от­пра­вил бра­та Ан­д­рея в Нов­го­род, а кн. Ива­на Все­во­ло­до­ви­ча Холм­ско­го в Псков, про­из­вёл сбор вой­ска. По­ра­же­ние Ви­тов­та и Тох­та­мы­ша в бит­ве на Вор­ск­ле в 1399 вре­мен­но ос­ла­би­ло ВКЛ. В нач. 1406 Ви­товт на­пал на кре­пос­ти Во­ро­нач и Ко­ло­же, при­над­ле­жав­шие Пско­ву. Вел. кн. ли­тов­ский взял и раз­гра­бил Ко­ло­же, увёл в ВКЛ боль­шой по­лон (в кон­це фев­ра­ля 1406 от­бит пско­ви­ча­ми). В от­вет В. I Д. пре­рвал мир­ные от­но­ше­ния с тес­тем. Од­на­ко в хо­де рус.-ли­тов. вой­ны 1406–08 (см. Рус­ско-ли­тов­ские вой­ны) ре­ши­тель­но­го сра­же­ния так и не про­изош­ло. В сент. 1408 был под­пи­сан мир, при этом ли­тов­цы ус­та­но­ви­ли кон­троль над ря­дом Вер­хов­ских кня­жеств и по­гра­нич­ных кре­по­стей. Не из­ме­нил си­туа­цию в поль­зу В. I Д. и вы­езд ле­том 1408 из ВКЛ в Мо­ск­ву це­лой груп­пы кня­зей во гла­ве со Свид­ри­гай­ло (в 1409 они «отъ­е­ха­ли» на­зад).

На пер­вом эта­пе прав­ле­ния В. I Д. Мо­с­ков­ское вел. кн-во ста­ло ре­аль­но и юри­ди­че­ски до­ми­ни­рую­щим и при­том рас­ши­ряв­шим­ся кня­же­ст­вом Сев.-Вост. Ру­си, его за­ви­си­мость от Ор­ды по­сле 1395 бы­ла ми­ни­маль­ной, оно от­стоя­ло свои ин­те­ре­сы и ин­те­ре­сы па­тро­ни­руе­мых го­ро­дов-рес­пуб­лик в борь­бе с ВКЛ. О рос­те по­ли­тич. ав­то­ри­те­та вел. кн. мо­с­ков­ско­го сви­де­тель­ст­во­ва­ла за­ме­на в 1399–1410 араб. над­пи­сей на мо­не­тах В. I Д. рус­ски­ми (сло­ва «ве­ли­кий князь» со­про­во­ж­да­лись ти­ту­лом «всея Ру­си»). Та­кое же име­но­ва­ние В. I Д. име­ет­ся на пе­ча­ти в за­ве­ща­нии 1406–07 и в офиц. ак­тах, на­прав­лен­ных в Нов­го­род.

Ус­пеш­ное прав­ле­ние В. I Д. на пер­вом эта­пе за­вер­ши­лось не­ожи­дан­ным Еди­гея на­бе­гом 1408, во вре­мя ко­то­ро­го В. I Д. ук­рыл­ся в Ко­ст­ро­ме. Хо­тя Мо­ск­ва и не бы­ла взя­та, зна­чит. тер­ри­то­рии и мн. го­ро­да под­верг­лись то­таль­но­му гра­бе­жу и ра­зо­ре­нию, де­сят­ки ты­сяч кре­сть­ян, го­ро­жан, слу­жи­лых бо­яр бы­ли уве­де­ны в плен. Эко­но­мич. и по­ли­тич. ос­лаб­ле­ние Мо­с­ков­ско­го вел. кн-ва при­ве­ло, в част­но­сти, к вос­ста­нов­ле­нию Ни­же­го­род­ско­го и, воз­мож­но, Го­ро­дец­ко­го кня­жеств, к по­пыт­кам рес­тав­ра­ции за­ви­си­мо­сти от Ор­ды в преж­нем ви­де (в 1412 В. I Д. ездил в Ор­ду), к по­сте­пен­ной по­те­ре ра­вен­ст­ва с ВКЛ, осо­бен­но по­сле Грюн­вальд­ской бит­вы 1410 и но­во­го ли­тов. на­сту­п­ле­ния на Нов­го­род и Псков в 1412–13. Тем не ме­нее В. I Д. со­хра­нил ве­ду­щие по­зи­ции в Сев.-Вост. Ру­си: в по­хо­дах 1411 и 1415 на Ни­же­го­род­ское кн-во уча­ст­во­ва­ли не толь­ко моск. удель­ные кня­зья, но и слу­жилые кня­зья В. I Д., пред­став­ляв­шие отд. ли­нии рос­тов­ских и яро­слав­ских Рю­ри­ко­ви­чей. Не­ко­то­рые рос­тов­ские кня­зья на­прав­ля­лись В. I Д. в Псков в ка­че­ст­ве слу­жилых. В 1415 или 1416 ста­тус вел. кн. ни­же­го­род­ско­го по­лу­чил сын В. I Д. – Иван Ва­силь­е­вич. Позд­нее Ниж­ний Нов­го­род или его час­ти ока­зы­вались под вла­стью то суз­даль­ских Рю­ри­ко­ви­чей (ча­ще в со­от­вет­ст­вии с яр­лы­ка­ми ха­нов), то са­мо­го В. I Д., ко­то­рый не был уве­рен во вла­дельч. судь­бе Нижнего Нов­города. По­след­няя и в ито­ге не­удач­ная по­пыт­ка ов­ла­деть нов­го­род­ским Под­винь­ем, пред­при­ня­тая в 1417 с по­мо­щью от­ря­дов ус­тю­жан и вят­чан (Вят­ка ещё ра­нее бы­ла пере­да­на в удел кн. Юрия Дмит­рие­ви­ча, его боя­рин воз­гла­вил со­еди­нён­ные си­лы), не при­ве­ла к раз­ры­ву офиц. от­но­ше­ний, хотя они и ос­та­ва­лись на­пря­жён­ны­ми. Кон­фликт был уре­гу­ли­ро­ван к 1424.

Гл. про­бле­мой для В. I Д. в 1410–1420-е гг. стал во­прос о пре­сто­ло­нас­ле­дии. В за­ве­ща­нии Дмит­рия Дон­ско­го был не­яс­ный пункт о по­ряд­ке на­сле­до­ва­ния: в слу­чае смер­ти В. I Д. (на мо­мент смер­ти от­ца хо­ло­сто­го и не имев­ше­го сы­но­вей) его удел (вла­де­ния толь­ко в Мо­ск­ве и Мо­с­ков­ском вел. кн-ве) дол­жен был пе­рей­ти к сле­дую­ще­му по стар­шин­ст­ву бра­ту, а уже удел бра­та вдо­ва Дмит­рия Дон­ско­го обя­за­на бы­ла по­де­лить ме­ж­ду млад­ши­ми брать­я­ми. Юрий Дмит­рие­вич рас­ши­ри­тель­но ин­тер­пре­ти­ро­вал нор­му и счи­тал воз­мож­ным пре­тен­до­вать на оба ве­ли­ко­кня­же­ских сто­ла – и вла­ди­мир­ский, и мо­с­ков­ский. Ещё в пер­вом за­ве­ща­нии (1406–07) В. I Д., пе­ре­да­вая сы­ну Ива­ну (1397–1417) в ка­че­ст­ве вот­чи­ны вел. кня­же­ние вла­ди­мир­ское, ис­клю­чил Юрия Дмит­рие­ви­ча из чис­ла опе­ку­нов. Си­туа­ция обо­ст­ри­лась к кон. 1417: по­сле смер­ти Ива­на Ва­силь­е­ви­ча у В. I Д. ос­тал­ся один сын – Ва­си­лий, ро­див­ший­ся в 1415. В 1419 брат В. I Д. – Кон­стан­тин от­ка­зал­ся от до­го­во­ра, фик­си­ро­вав­ше­го его ста­тус «мо­лод­ше­го бра­та» по от­но­ше­нию к 4-лет­не­му пле­мян­ни­ку. Его удел был ото­бран, не­ко­то­рые боя­ре аре­сто­ва­ны, сам же Кон­стан­тин с ча­стью дво­ра «отъ­ехал» в Нов­го­род, где был при­нят «на при­го­ро­ды» в ка­че­ст­ве на­ём­но­го слу­жи­ло­го кня­зя. С зи­мы 1420 во­зоб­нови­лись ин­тен­сив­ные сно­ше­ния В. I Д. с Ви­тов­том, с ле­та 1420 в них ак­тив­но уча­ст­во­вал митр. Фо­тий. В 1-й пол. 1421 Ви­товт и В. I Д. за­клю­чи­ли до­го­вор, в ко­то­ром пер­вый име­но­вал­ся «гос­по­ди­ном и от­цом»; В. I Д. в ка­че­ст­ве млад­ше­го со­юз­ни­ка обя­зы­вал­ся на­прав­лять вой­ска на по­мощь Ви­тов­ту (уже в 1422 моск. пол­ки уча­ст­во­ва­ли в оса­де Ви­тов­том тев­тон­ско­го зам­ка Го­луб). В эти же го­ды за­кре­пил­ся сю­зе­ре­ни­тет Ви­тов­та в от­но­ше­нии Вер­хов­ских кня­жеств. Ви­товт стал пер­вым и гл. опе­ку­ном вну­ка в ва­ри­ан­те за­ве­ща­ния 1421 и в окон­чат. тек­сте 1423. Он обес­пе­чил так­же санк­цию ха­на Улуг-Му­хам­ме­да, яв­ляв­ше­го­ся его став­лен­ни­ком, на пе­ре­да­чу Вел. кн-ва Вла­ди­мир­ско­го Ва­си­лию Ва­силь­е­ви­чу в ка­че­ст­ве «от­чи­ны». Твёр­дая по­зи­ция вел. кн. ли­тов­ско­го при­ве­ла к то­му, что в 1421 в Мо­ск­ву вер­ну­лись кн. Кон­стан­тин Дмит­рие­вич, по­лу­чив­ший от В. I Д. свой удел, и кн. Яро­слав Вла­ди­ми­ро­вич («отъ­е­хал» в Лит­ву в 1415).

Бла­го­да­ря по­ли­ти­ке В. I Д. про­ис­хо­ди­ли важ­ней­шие пе­ре­ме­ны в со­ци­аль­но-эко­но­мич., по­ли­тич. и куль­тур­ном об­ли­ке рус. об­ще­ст­ва. На ба­зе ши­ро­ко­го раз­ви­тия вот­чин­но­го зем­ле­вла­де­ния (осо­бен­но на тер­ри­то­ри­ях Вел. кн-ва Вла­ди­мир­ско­го и ана­ло­гич­ных им) за­мет­но воз­рос­ла чис­лен­ность слу­жи­ло­го бо­яр­ст­ва, уси­ли­лась его кон­со­ли­да­ция, бы­ли от­ра­бо­та­ны прин­ци­пы служ­бы (по ад­ре­су – сво­ему кня­зю-сю­зе­ре­ну; по фор­ме – в со­ста­ве дво­ра или тер­ри­то­риаль­ной кор­по­ра­ции). Рост чис­ла кня­же­ских (го­су­да­ре­вых) дво­ров (по­сле 1410, не счи­тая «оп­риш­ных» уде­лов вдов и вла­де­ний кня­же­ских жён, су­ще­ст­во­ва­ло 9 моск. уде­лов) спо­соб­ст­во­вал фор­ми­ро­ва­нию не­ти­ту­ло­ван­ной зна­ти в этих дво­рах и по­мог ста­нов­ле­нию ти­ту­ло­ван­ной зна­ти, слу­жилых кня­зей. До­ку­мен­таль­но за­фик­си­ро­ва­ны вы­ез­ды на служ­бу к В. I Д. за­мет­ных лиц из хан­ско­го дво­ра. Эко­но­мич. подъ­ём 1390–1408 при­вёл к рос­ту го­ро­дов и чис­лен­но­сти их на­се­ле­ния, а так­же го­род­ских и вне­го­род­ских мо­на­сты­рей раз­ных ви­дов с рас­ту­щим зем­ле­вла­де­ни­ем. Строи­лось мно­же­ст­во со­бо­ров и церк­вей, не толь­ко в Мо­ск­ве (в Крем­ле и за его сте­на­ми) или др. го­ро­дах (Ко­лом­не, Сер­пу­хо­ве), но и в сель­ской ме­ст­но­сти. Вы­даю­щи­ми­ся па­мят­ни­ка­ми ар­хи­тек­ту­ры ста­ли Тро­иц­кий со­бор в Трои­це-Сер­гие­вом мон. и др. По за­ка­зу В. I Д. в Крем­ле бы­ли ус­та­нов­ле­ны пер­вые ча­сы. На его прав­ле­ние при­шёл­ся рас­цвет моск. шко­лы ико­но­пи­си (Фео­фан Грек, Ан­д­рей Руб­лёв, Про­хор с Го­род­ца, Да­ни­ил Чёр­ный), кни­го­пи­са­ния и ле­то­пи­са­ния (Тро­иц­кая ле­то­пись, ми­тро­по­ли­чий свод 1418, твер­ская ре­дак­ция об­ще­рус­ско­го сво­да 1412). В 1390–1420-е гг. пи­са­ли свои про­из­ве­де­ния Сте­фан Перм­ский, Ки­рилл Бе­ло­зер­ский, Епи­фа­ний Пре­муд­рый, ми­тро­по­ли­ты Ки­при­ан и Фо­тий и др. Бы­ли за­фик­си­ро­ва­ны важ­ные пра­во­вые но­ва­ции (15-лет­ний срок дав­но­сти по де­лам о вот­чи­нах и др.), уп­ро­чи­лась сис­те­ма управ­ле­ния по­сред­ст­вом на­ме­ст­ни­ков и во­лос­те­лей.

Лит.: Пре­сня­ков А. Е. Об­ра­зо­ва­ние Ве­ли­ко­рус­ско­го го­су­дар­ст­ва. П., 1918 (ре­принт – М., 1998); Че­реп­нин ЛВ. Об­ра­зо­ва­ние рус­ско­го цен­тра­ли­зо­ван­но­го го­су­дар­ст­ва в XIV– XV вв. М., 1960; Бер­над­ский В. Н. Нов­го­род и Нов­го­род­ская зем­ля в XV в. М.; Л., 1961; Фе­до­ров-Да­вы­дов Г. А. Мо­не­ты Мо­с­ков­ской Ру­си (Мо­ск­ва в борь­бе за не­за­ви­си­мое цен­тра­ли­зо­ван­ное го­су­дар­ст­во). М., 1981; Клосс Б. М. Из­бран­ные тру­ды. М., 1998. Т. 1: Жи­тие Сер­гия Ра­до­неж­ско­го; Хо­рош­ке­вич А. Л. До­ку­мен­ты на­ча­ла XV в. о рус­ско-ли­тов­ских от­но­ше­ни­ях // Куль­тур­ные свя­зи Рос­сии и Поль­ши XI–XX вв. М., 1998; Ива­нов Д. И. Мо­с­ков­ско-ли­тов­ские от­но­ше­ния в 20-е го­ды XV сто­ле­тия // Сред­не­ве­ко­вая Русь. М., 1999. Ч. 2; На­за­ров В. Д. Слу­жи­лые кня­зья Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си в XV в. // Рус­ский ди­пло­ма­та­рий. М., 1999. Вып. 5; Куч­кин В. А. До­го­вор­ные гра­мо­ты мо­с­ков­ских кня­зей XIV в.: внеш­не­по­ли­ти­че­ские до­го­во­ры. М., 2003; Зай­цев В. В. Де­неж­ная ре­фор­ма 20-х гг. XV в.: да­ти­ров­ка и со­дер­жа­ние // Ну­миз­ма­ти­че­ский сбор­ник ГИМ. М., 2003. Т. 16; Фе­ти­щев С. А. Мо­с­ков­ская Русь по­сле Дмит­рия Дон­ско­го 1389–1395. М., 2003; Гор­ский А. А. Русь. От сла­вян­ско­го рас­се­ле­ния до Мо­с­ков­ско­го цар­ст­ва. М., 2004.

Вернуться к началу