Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ГОРЧАКО́В

Авторы: В. А. Георгиев, Н. Г. Георгиева

ГОРЧАКО́В Алек­сандр Ми­хай­ло­вич [4(15).6 или 4(15).7.1798, г. Гап­саль Эс­т­лянд­ской губ., ны­не Ха­ап­са­лу, Эс­то­ния – 11.3.1883, Ба­ден-Ба­ден, Вюр­тем­берг, Гер­ма­ния; по­хо­ро­нен в Св­ято-Тро­иц­кой Сер­гие­вой При­мор­ской муж­ской пу­сты­ни близ С.-Пе­тер­бур­га], князь, свет­лей­ший князь (1871), рос. гос. дея­тель и ди­пло­мат, канц­лер иностр. дел (1867), поч. чл. Пе­терб. АН (1856). Из ро­да Гор­ча­ко­вых. Окон­чил Цар­ско­сель­ский ли­цей (1817; учил­ся вме­сте с А. С. Пуш­ки­ным, впо­след­ст­вии под­дер­жи­вал с ним дру­же­ские от­но­ше­ния). С 1817 на ди­пло­ма­тич. служ­бе (на­став­ни­ком Г. в МИДе был И. Ка­по­ди­ст­рия). В ка­че­ст­ве ат­та­ше на­хо­дил­ся в сви­те имп. Алек­сан­д­ра I на Тро­ппа­ус­ком (1820), Лай­бах­ском (1821) и Ве­рон­ском (1822) кон­грес­сах Свя­щен­но­го сою­за. 1-й сек­ре­тарь по­соль­ст­ва в Лон­до­не (1822–27) и мис­сии в Ри­ме (1827–28). По­ве­рен­ный в де­лах во Фло­рен­ции и Лук­ке (1828/29–32). Со­вет­ник по­соль­ст­ва в Ве­не (1833–38). Вы­сту­пил про­тив ори­ен­та­ции Рос­сии на со­юз с Ав­ст­ри­ей, ра­зо­шёл­ся по это­му во­про­су с мин. ин. дел К. В. Нес­сель­ро­де; по­дал в от­став­ку. С 1839 вновь на ди­пло­ма­тич. служ­бе. Чрез­вы­чай­ный по­слан­ник и пол­но­моч­ный ми­нистр в Вюр­тем­бер­ге (1841–54) и по со­вмес­ти­тель­ст­ву при Гер­ман­ском сою­зе 1815–66 (1850–54). По­слан­ник по осо­бым по­ру­че­ни­ям (1854–55) и чрез­вы­чай­ный по­слан­ник и пол­но­моч­ный ми­нистр в Ве­не (1855–56). До- бил­ся ней­тра­ли­те­та Ав­ст­рии в Крым­ской вой­не 1853–1856. Учи­ты­вая ан­ти­рос­сий­скую по­зи­цию Ав­ст­рии, на­стаи­вал на при­ня­тии всех пред­ва­рит. ус­ло­вий ми­ра (см. в ст. Вен­ские кон­фе­рен­ции 1854–55), предъ­яв­лен­ных ему в ию­ле 1854 от име­ни со­юз­ных дер­жав мин. ин. дел Ав­ст­рии К. Ф. Буо­лем.

Мин. ин. дел Рос­сии [15(27).4.1856–28.3(9.4).1882]. По­ра­же­ние Рос­сии в Крым­ской вой­не по­бу­ди­ло Г. пе­ре­смот­реть це­ли и ме­то­ды рос. внеш­ней по­ли­ти­ки. Они бы­ли обос­но­ва­ны им в док­ла­де имп. Алек­сан­д­ру II, а за­тем из­ло­же­ны в на­прав­лен­ном гла­вам рос. ди­пло­ма­тич. пред­ста­ви­тельств цир­ку­ля­ре от 21.8 (2.9).1856. В нём Г. вы­ра­зил на­ме­ре­ние рос. пра­ви­тель­ст­ва вре­мен­но от­ка­зать­ся от ак­тив­но­го вме­ша­тель­ст­ва в ме­ж­ду­нар. от­но­ше­ния для то­го, что­бы «по­свя­тить свои за­бо­ты бла­го­по­лу­чию под­дан­ных» (ши­ро­ко ста­ли из­вест­ны фра­зы из цир­ку­ля­ра: «Го­во­рят, что Рос­сия сер­дит­ся. Рос­сия не сер­дит­ся. Рос­сия со­сре­до­та­чи­ва­ет­ся»). Г. так­же под­черк­нул не­об­хо­ди­мость про­во­дить впредь праг­ма­тич­ную внеш­нюю по­ли­ти­ку. Наи­бо­лее важным на­прав­ле­ни­ем рос. внеш­ней по­ли­ти­ки Г. счи­тал борь­бу за от­ме­ну ус­ло­вий Па­риж­ско­го ми­ра 1856, пре­ду­смат­ри­вав­ших т. н. ней­тра­ли­за­цию Чёр­но­го мо­ря – за­пре­ще­ние Рос­сии и Осман­ской империи иметь во­ен.-мор. флот и ук­ре­п­ле­ния на по­бе­ре­жье. Для это­го ини­ции­ро­вал про­цесс сбли­же­ния Рос­сии и Фран­ции [19.2 (3.3).1859 ме­ж­ду дву­мя стра­на­ми был за­клю­чён сек­рет­ный до­го­вор о ней­тра­ли­те­те Рос­сии в слу­чае фран­ко-австр. вой­ны и о вза­им­ных кон­суль­та­ци­ях при из­ме­не­нии дей­ст­во­вав­ших ме­ж­ду­нар. до­го­во­ров], од­на­ко он был пре­рван по­сле то­го, как франц. имп. На­по­ле­он III стал на­стаи­вать на ме­ж­ду­нар. об­су­ж­де­нии во­про­са о ста­ту­се Поль­ши во вре­мя Поль­ско­го вос­ста­ния 1863–64. За­клю­че­ние ме­ж­ду Рос­си­ей и Прус­си­ей Аль­венс­ле­бе­на кон­вен­ции 1863, пред­по­ла­гав­шей со­труд­ни­че­ст­во двух стран при по­дав­ле­нии вос­ста­ния, а так­же рост ме­ж­ду­нар. влия­ния Прус­сии в 1860-е гг. по­бу­ди­ли Г. стре­мить­ся к сбли­же­нию с Бер­ли­ном. Г. за­нял по­зи­цию доб­ро­же­ла­тель­но­го ней­тра­ли­те­та в от­но­ше­нии Прус­сии во вре­мя ав­ст­ро-прус­ской вой­ны 1866. Вос­поль­зо­вав­шись ос­лаб­ле­ни­ем Фран­ции в хо­де фран­ко-прус­ской вой­ны 1870–71 и за­ин­те­ре­со­ван­но­стью Прус­сии в ней­тра­ли­те­те Рос­сии, Г. зая­вил о том, что Рос­сия не счи­та­ет се­бя свя­зан­ной по­ста­нов­ле­ния­ми, ог­ра­ни­чи­вав­ши­ми её су­ве­рен­ные пра­ва на Чёр­ном м. [цир­ку­ляр Г. от 19(31).10.1870 пред­ста­ви­те­лям Рос­сии при дво­рах дер­жав, под­пи­сав­ших Па­риж­ский мир 1856]. На Лон­дон­ской кон­фе­рен­ции 1871 (см. в ст. Лон­дон­ские кон­вен­ции о про­ли­вах 1840, 1841, 1871) тре­бо­ва­ния Г. бы­ли при­зна­ны ев­роп. дер­жа­ва­ми и Османской империей. Г. спо­соб­ст­во­вал соз­да­нию «Сою­за трёх им­пе­ра­то­ров» (1873). В то же вре­мя счи­тал, что для под­дер­жа­ния ба­лан­са сил в Ев­ро­пе Фран­ция долж­на вновь за­нять «своё за­кон­ное ме­сто в Ев­ро­пе».

Стре­мясь из­бе­жать ос­лож­не­ния от­но­ше­ний Рос­сии и Ве­ли­ко­бри­та­нии, Г. вы­сту­пал про­тив на­сту­пат. дей­ст­вий в Ср. Азии, в этом во­про­се ра­зо­шёл­ся с во­ен. мин. Д. А. Ми­лю­ти­ным. Под рук. Г. за­клю­чён ряд со­гла­ше­ний с Ки­та­ем (Ай­гун­ский до­го­вор 1858, Тяньц­зинь­ский трак­тат 1858, Пе­кин­ский трак­тат 1860), ко­то­рые за­кре­пи­ли за Рос­си­ей При­аму­рье и Ус­су­рий­ский край. Под­пи­сал ком­про­мисс­ный Пе­тер­бург­ский до­го­вор 1875 с Япо­ни­ей, со­глас­но ко­то­ро­му к Рос­сии в об­мен на Ку­риль­ские о-ва при­сое­ди­нён о. Са­ха­лин (с 1855 на­хо­дил­ся в со­вмест­ном вла­де­нии обе­их стран). Во вре­мя Гра­ж­дан­ской вой­ны в США 1861–65 по ини­циа­ти­ве Г. Рос­сия за­ня­ла доб­ро­же­лат. по­зи­цию по от­но­ше­нию к пра­ви­тель­ст­ву пре­зи­ден­та А. Лин­коль­на. Г. обес­пе­чил за­клю­че­ние Ва­шинг­тон­ско­го до­го­во­ра 1867, в со­от­вет­ст­вии с ко­то­рым тер­ри­то­рия Рус­ской Аме­ри­ки про­да­на США.

Под­дер­жи­вал стрем­ле­ние бал­кан­ских на­ро­дов к не­за­ви­си­мо­сти от Османской империи, вме­сте с тем во вре­мя Бал­кан­ско­го кри­зи­са 1870-х гг. вы­сту­пал про­тив воо­руж. вме­ша­тель­ст­ва Рос­сии в кон­фликт (из­ме­нил свою по­зи­цию в кон. 1876), стре­мил­ся раз­ре­шить кри­зис ди­пло­ма­тич. ме­ра­ми. За­клю­чил ряд со­гла­ше­ний с Ав­ст­ро-Венг­ри­ей, в со­от­вет­ст­вии с ко­то­ры­ми Рос­сия при­зна­ла её тер­ри­то­ри­аль­ные при­тя­за­ния в зап. час­ти Бал­кан в об­мен на ней­тра­ли­тет Ав­ст­ро-Венг­рии в слу­чае рус.-тур. вой­ны. По­сле под­пи­са­ния Сан-Сте­фан­ско­го ми­ра 1878 Г., опа­са­ясь фор­ми­ро­ва­ния ши­ро­кой ан­ти­рос­сий­ской коа­ли­ции, со­гла­сил­ся вы­не­сти на ме­ж­ду­нар. кон­гресс об­су­ж­де­ние ус­ло­вий за­клю­чён­но­го ми­ра. На Бер­лин­ском кон­грес­се 1878 был вы­ну­ж­ден под­пи­сать ком­про­мисс­ный Бер­лин­ский трак­тат 1878.

В 1879 Г. в свя­зи с бо­лез­нью фак­ти­чески ото­шёл от ру­ко­во­дства МИДом. Ав­тор вос­по­ми­на­ний (опубл. в ж. «Рус­ская ста­ри­на», 1883, № 10).

Во вре­мя сво­ей ди­пло­ма­тич. служ­бы Г. при­об­рёл до­ве­рие прус. ко­ро­лей Фрид­ри­ха Виль­гель­ма IV и Виль­гель­ма I Го­ген­цол­лер­на, а так­же мн. мел­ких итал. и герм. вла­де­те­лей; на­хо­дил­ся в дру­же­ских от­но­ше­ни­ях с круп­ны­ми гос. дея­те­ля­ми: во Фран­ции – с А. Тье­ром, в Ве­ли­ко­бри­та­нии – с У. Ю. Глад­сто­ном, в Прус­сии (Гер­ма­нии) – с О. фон Бис­мар­ком. Ар­се­нал ди­пло­ма­тич. средств Г. был вос­тре­бо­ван отеч. ди­пло­ма­та­ми в кон. 19–20 вв.

На­гра­ж­дён ор­де­на­ми Св. Алек­сан­д­ра Нев­ско­го (1855), Св. Вла­ди­ми­ра 1-й сте­пе­ни (1857), Св. Ан­д­рея Пер­во­зван­но­го (1858) и др., а так­же ор­де­ном По­чёт­но­го ле­гио­на 1-й сте­пе­ни (1857).

Лит.: Мод­за­лев­ский Б. Л. К био­гра­фии канц­ле­ра кня­зя А. М. Гор­ча­ко­ва. М., 1907; Ки­ня­пи­на Н. С. А. М. Гор­ча­ков // Во­про­сы ис­то­рии. 1997. № 12; Канц­лер А. М. Гор­ча­ков: 200 лет со дня ро­ж­де­ния. М., 1998; Кес­сель­брен­нер Г. Л. Свет­лей­ший князь: К 200-ле­тию со дня ро­ж­де­ния А. М. Гор­ча­ко­ва. М., 1998; Иг­нать­ев А. В. А. М. Гор­ча­ков – ми­нистр ино­стран­ных дел (1856–1882 гг.) // Оте­че­ст­вен­ная ис­то­рия. 2000. № 2; Ви­но­гра­дов В. Н. Бал­кан­ская эпо­пея кня­зя А. М. Гор­ча­ко­ва. М., 2005.

Вернуться к началу