Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ГЕРА́ЛЬДИКА

Авторы: А. П. Черных

ГЕРА́ЛЬДИКА (франц. héraldique, англ. heraldry, нем. Heraldik, от ср.-век. лат. heraldus – ге­рольд), 1) сис­те­ма со­ци­аль­ной иден­ти­фи­ка­ции в ев­роп. об­ще­ст­ве 12–18 вв. по­сред­ст­вом ви­зу­аль­ных при­зна­ков; 2) ком­плекс гер­бов, эмб­лем и др. зна­ков гос. су­ве­ре­ни­те­та, адм.-терр., ве­дом­ст­вен­ной и ор­га­ни­зац. при­над­леж­но­сти; 3) со­во­куп­ность пра­вил со­став­ле­ния и про­чте­ния гер­бов (бла­зо­ни­ро­ва­ние), т. н. фор­маль­ная Г.; 4) вспо­мо­га­тель­ная ис­то­рич. дис­ци­п­ли­на (гер­бо­ве­де­ние), объ­ек­том изу­че­ния ко­то­рой яв­ля­ет­ся фе­но­мен ге­раль­ди­ки.

Беленвильский гербовник. Ок. 1380. Национальная библиотека (Париж).

Г. пер­во­на­чаль­но су­ще­ст­во­ва­ла в ви­де изо­бра­же­ний на зна­мё­нах. С 1-й тре­ти 12 в. герб стал ре­гу­ляр­но при­ме­нять­ся как сред­ст­во иден­ти­фи­ка­ции уча­ст­ни­ков ры­цар­ских тур­ни­ров. В свя­зи с вы­со­ким ста­ту­сом со­сло­вия вои­нов Г. как его ат­ри­бут бы­ла вос­при­ня­та все­ми слоя­ми ср.-век. об­ще­ст­ва и в 12–13 вв. ут­вер­ди­лась как пол­но­цен­ная эмб­ле­ма­тич. сис­те­ма. Вслед за сень­о­ра­ми гер­ба­ми ста­ли об­за­во­дить­ся не­при­ви­ле­ги­ро­ван­ные слои об­ще­ст­ва, в т. ч. кре­сть­я­не отд. ре­гио­нов, на ру­бе­же 12–13 вв. ка­то­лич. цер­ковь, а с нач. 14 в. ре­мес­лен­ные кор­по­ра­ции, го­ро­да, гор. и ре­лиг. со­об­ще­ст­ва. Рас­про­стра­не­нию Г. спо­соб­ст­во­ва­ла так­же прак­ти­ка упот­ребле­ния пе­ча­ти, бла­го­да­ря че­му герб стал иден­ти­фи­ка­то­ром кон­трак­тан­тов и сред­ст­вом ау­тен­ти­фи­ка­ции письм. ак­тов. От 12–15 вв. со­хра­ни­лось ок. 1 млн. гер­бов, из ко­то­рых 3/4 из­вест­ны по пе­ча­тям. В 13 в. сло­жил­ся ин­сти­тут ге­роль­дов, в сер. 13 в. воз­ник­ли пер­вые гер­бов­ни­ки. К кон. 14 в. пол­но­стью сфор­ми­ро­вал­ся изо­бра­зит. кор­пус Г. (ком­по­зи­ция, на­бор ис­поль­зуе­мых изо­бра­же­ний и тер­ми­нов). Рай­она­ми «клас­си­че­ской ге­ральди­ки» счи­та­ют­ся Сев. Фран­ция, Флан­д­рия, Юж. Анг­лия, при­рейн­ская Гер­ма­ния. В нач. 14 в. Г. рас­про­стра­ни­лась по всей хри­сти­ан­ской Зап. Ев­ро­пе и воз­дей­ст­во­ва­ла на со­сед­ние ре­гио­ны. В 14–15 вв. на ос­но­ве сень­о­ри­аль­ной ста­ла скла­ды­вать­ся гос. Г. (см. в ст. Го­су­дар­ст­вен­ный герб).

Печать Ги де Дампьера графа Фландрского. 1290. Национальные архивы (Париж).

В 15–16 вв. на­ря­ду с гер­бом ис­поль­зо­вал­ся изо­бра­зит. де­виз – бедж (наи­бо­лее из­вест­ные – бе­лая ро­за Йор­ков, алая ро­за Лан­ка­сте­ров, ог­ни­во Бур­гун­дии, ди­ко­браз ко­ро­ля Фран­ции Лю­до­ви­ка XII), ино­гда упот­реб­ляв­ший­ся ча­ще гер­ба. В этот же пе­ри­од по­лу­чи­ла раз­ви­тие воз­ник­шая ещё в сер. 12 в. «во­об­ра­жае­мая ге­раль­ди­ка» – со­во­купность гер­бов, при­пи­сы­вае­мых ле­ген­дарным пер­со­на­жам и ис­то­рич. ли­цам «доге­раль­ди­че­ских» вре­мён. Для обо­зна­че­ния отд. вет­вей знат­ных ро­дов в 12–14 вв. ис­поль­зо­ва­лись осо­бые ви­до­из­ме­не­ния гер­ба (бри­зу­ры); в 16–17 вв. с этой це­лью при­ме­ня­лись зна­ки ка­денции – эле­мен­ты, до­бав­ляе­мые в герб (тит­ло, по­лу­ме­сяц, звез­да, мер­лет­та и др.), шле­мо­вые эмб­ле­мы, а так­же мно­го­поль­ные гер­бо­вые щи­ты (со­еди­не­ния не­сколь­ких гер­бов).

В эпо­ху Воз­ро­ж­де­ния про­изо­шёл от­ход от ср.-век. прин­ци­пов вос­при­ятия Г. В гер­бы на­ча­ли вкла­ды­вать смысл, не свя­зан­ный на­пря­мую с ви­зу­аль­ным ря­дом, гер­бы ста­ли ну­ж­дать­ся в рас­шиф­ров­ке. Мно­гие из су­ще­ст­во­вав­ших в Сред­не­ве­ко­вье эмб­лем в пе­ри­од Воз­ро­ж­де­ния бы­ли на­де­ле­ны но­вым зна­че­ни­ем. В 16–17 вв. эта тен­ден­ция уси­ли­лась; Г. ста­ла ис­поль­зо­вать­ся для визуа­ли­за­ции идео­ло­гич. про­грамм (эмб­ле­ма­ти­ка англ. ко­ро­ле­вы Ели­за­ве­ты I, франц. ко­ро­ля Фран­ци­ска I).

Роберт Анжуйский с гербом Анжуйского дома (14 в.). «Regia Carmina» Конвеневоле да Прато. Британский музей (Лондон).

Ср.-век. Г. не рег­ла­мен­ти­ро­ва­лась в пра­во­вом от­но­ше­нии, тем не ме­нее в об­ществ. соз­на­нии к 16 в. сфор­ми­ро­ва­лась ус­той­чи­вая связь гер­ба с при­ви­ле­ги­ро­ван­ным ста­ту­сом. На­чи­ная с 16 в. аноб­ли­ро­ва­ние со­про­во­ж­да­лось мас­со­вым гер­бо­твор­че­ст­вом. В 16–17 вв. бед­нею­щие пред­ста­ви­те­ли ста­рой зна­ти и вер­хов­ная власть ис­ка­ли спо­со­бы ви­зу­аль­но­го дис­тан­ци­ро­ва­ния от но­вых дво­рян и раз­бо­га­тев­ших бур­жуа, пред­при­ни­мая по­пыт­ки за­ко­но­дат. ре­гу­ли­ро­вания Г. В 1535 Фран­циск I при­знал пра­во но­сить гер­бы со шле­ма­ми толь­ко за «бла­го­род­ны­ми». С 17 в. гос. ге­рольды ста­ли вво­дить со­слов­ную рег­ла­мен­та­цию не толь­ко внеш­них эле­мен­тов гер­ба (ко­рон, зо­ло­тых шле­мов и т. д.), но и изо­бра­же­ний в щи­те.

В 17–18 вв. окон­ча­тель­но за­кре­пи­лось пред­став­ле­ние о Г., со­глас­но ко­торо­му пра­во на гер­бы при­над­ле­жа­ло толь­ко при­ви­ле­ги­ров. со­сло­вию. Г. как со­ци­аль­ная сис­те­ма ви­зу­аль­ной иден­ти­фи­ка­ции уга­са­ла и к кон. 18 в. прак­тиче­ски из­жи­ла се­бя; в свя­зи с от­ме­ной со­сло­вий и со­слов­ных при­ви­ле­гий по­сте­пен­но пре­вра­ти­лась в ре­ликт. Г. со­хра­ни­ла зна­че­ние как сис­те­ма нац.-гос. и адм.-терр. иден­ти­фи­ка­ции (гос. гер­бы, гер­бы го­ро­дов и др.).

Лейб-кампанский герб (дворян Булатовых).

В Рос­сии Г. поя­ви­лась зна­чи­тель­но поз­же, чем в Зап. Ев­ро­пе. Фор­ми­ро­ва­ние еди­но­го рус. гос-ва и его вклю­че­ние в сис­те­му ме­ж­ду­нар. от­но­ше­ний с кон. 15 в. по­тре­бо­ва­ли ви­зуа­ли­за­ции цар­ской вла­сти на ев­роп. уров­не. Пер­вые эмб­ле­мы, при со­став­ле­нии ко­то­рых учи­ты­ва­лись пра­ви­ла Г., поя­ви­лись в Рос­сии в 17 в. В кон. 17 в. на рус. Г. боль­шое влия­ние ока­зы­ва­ла поль­ская. Су­ще­ст­во­вав­шая в Рос­сии Г. в нач. 18 в. бы­ла ре­фор­ми­ро­ва­на и прак­ти­че­ски пол­но­стью за­ме­не­на Г. в той но­би­ли­тет­ной фор­ме, ко­то­рую она при­об­ре­ла в Ев­ро­пе в кон. 17 – нач. 18 вв. По­это­му в Рос­сии лич­ная и ро­до­вая Г. яв­ля­лась пре­ро­га­ти­вой и ат­ри­бу­том ис­клю­чи­тель­но дво­рян­ст­ва и зна­ти. В 1722 бы­ло соз­да­но спец. уч­ре­ж­де­ние, ве­дав­шее гер­бами, – Ге­рольд­мей­стер­ская кон­то­ра (с 1800 Ге­роль­дия). С 1785 ка­ж­до­му рос. го­ро­ду пред­пи­сы­ва­лось иметь свой герб. Ко­ди­фи­ка­ция отеч. Г. бы­ла про­из­ве­де­на в «Ти­ту­ляр­ни­ке» 1672, «Гер­бов­ни­ке» А. Т. Кня­зе­ва (1785) и др. В 1797–1917 зна­чит. часть ро­до­вых и лич­ных гер­бов бы­ла ко­ди­фи­ци­ро­ва­на в офиц. «Об­щем гер­бов­ни­ке дво­рян­ских ро­дов Все­рос­сий­ской им­пе­рии» (20 час­тей, опуб­ли­ко­ва­ны 10). Рос. ро­до­вая и лич­ная Г. по­сле Окт. ре­во­лю­ции 1917 ут­ра­ти­ла своё преж­нее зна­че­ние.

В Зап. Ев­ро­пе пер­вые ге­раль­дич. трак­та­ты поя­ви­лись в 14–15 вв. С сер. 16 в. рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли со­чи­не­ния, в ко­то­рых из­ла­га­лись ос­но­вы Г. Воз­ник­но­ве­ние и пер­вые ша­ги на­уч. гер­бо­ве­де­ния свя­за­ны с дея­тель­но­стью учё­ных-эру­ди­тов 17 в. Они по­пы­та­лись ос­мыс­лить и сис­те­ма­ти­зи­ро­вать на­ко­п­лен­ный фак­тич. ма­те­ри­ал, сде­ла­ли нор­мой гер­бо­ве­де­ния опо­ру на ис­точ­ник. Наи­бо­лее зна­чит. вклад в фор­ми­ро­ва­ние на­уч. гер­бо­ве­де­ния вне­сли нем. учё­ный Ф. Я. Шпе­нер и франц. ие­зу­ит К. Ф. Ме­нет­рье, ко­то­рый на­ме­тил под­хо­ды к Г. как к ис­то­рич. фе­но­ме­ну и рас­ши­рил круг ис­точ­ни­ков гер­бо­ве­де­ния. В 18 в. гер­бо­ве­де­ние ак­тив­но раз­ви­ва­лось в Ве­ли­ко­бри­та­нии (А. Низ­бет, Дж. Эд­мунд­сон) и Ис­па­нии (Х. де Ави­лес), во Фран­ции пе­ре­жи­ва­ло стаг­на­цию. В Гер­ма­нии воз­ник­ла собств. шко­ла на­уч. гер­бо­ве­де­ния, яр­ким пред­ста­ви­те­лем ко­то­рой яв­лял­ся И. Х. Гат­те­рер; в про­грам­мы герм. уни­вер­си­те­тов был вве­дён курс Г. Эти тен­ден­ции в раз­ви­тии за­ру­беж­ных ге­раль­дич. ис­сле­до­ва­ний со­хра­ня­лись и в 19 в.

В Рос­сии гер­бо­ве­де­ние за­ро­ди­лось в 18 в., в сер. 19 в. оно по­лу­чи­ло при­зна­ние как вспо­мо­гат. ис­то­рич. дис­ци­п­ли­на. Раз­ви­тие рос. Г. свя­за­но с име­на­ми Г. Маль­ги­на, А. Б. Ла­кие­ра, Ю. В. Ар­сень­е­ва, соз­дав­ших отеч. ге­раль­дич. тер­ми­но­ло­гию. Как на­уч. шко­ла рос. Г. сфор­ми­ро­ва­лась к нач. 20 в., поя­ви­лись проф. ис­то­ри­ки-гер­бо­ве­ды (В. К. Лу­ком­ский и др.), на­ча­лось пре­по­да­ва­ние Г. в выс­ших учеб­ных за­ве­де­ни­ях Мо­ск­вы и С.-Пе­тер­бур­га. По­сле 1917 в СССР Г. изу­ча­лась в ком­плек­се вспо­мо­гат. ис­то­рич. дис­ци­п­лин (ра­бо­ты Н. П. Ли­ха­чё­ва, А. В. Ар­ци­хов­ско­го, Е. И. Ка­мен­це­вой).

Важ­ный вклад в раз­ви­тие гер­бо­ве­де­ния за ру­бе­жом в 1-й пол. 20 в. вне­сли А. Ч. Фокс-Дэ­вис, Л. Бу­ли де Ле­дэн, Д. Гал­брет, П. Адам-Эвен, Р. Ма­тьё. С 1929 ста­ли про­во­дить­ся ме­ж­ду­нар. кон­грес­сы и кол­ло­к­виу­мы по ге­неа­ло­гии и Г. (с 1953 ре­гу­ляр­но под эги­дой Меж­ду­нар. ака­де­мии Г.). Во 2-й пол. 20 в. влия­ние на раз­ви­тие гер­бо­ве­де­ния ока­за­ли но­вые на­прав­ле­ния ис­то­рич. нау­ки, в ча­ст­но­сти ис­то­рич. ан­тро­по­ло­гия. С 1970-х гг. сре­ди гер­бо­ве­дов ста­ли пре­ва­ли­ро­вать проф. ис­то­ри­ки. Ве­ду­щие пред­ста­ви­те­ли совр. за­ру­беж­ной Г.: М. Пас­ту­ро, М. По­пофф, Э. Пи­но­то (Фран­ция), Дж. Бас­ка­пе, М. Дель Пьяц­цо (Ита­лия), М. де Ри­кер, Ф. Ме­нен­дес Пи­даль, Э. Пар­до (Ис­па­ния), А. Р. Уаг­нер, Дж. Дж. Бролт (Ве­ли­ко­бри­та­ния), О. Ной­бек­кер (Гер­ма­ния).

С нач. 1980-х гг. не­ко­то­рое ожив­ле­ние пе­ре­жи­ва­ет отеч. шко­ла гер­бо­ве­де­ния; опуб­ли­ко­ва­ны ис­сле­до­ва­ния Н. А. Со­бо­ле­вой и др. В 1992 соз­да­на Гос. ге­раль­дич. служ­ба, осу­ще­ст­в­ляю­щая кон­троль и ре­ги­ст­ра­цию гос., тер­ри­то­ри­аль­ной и зна­чит. час­ти ве­дом­ст­вен­ной Г. В 1999 уч­ре­ж­де­ны Ге­раль­дич. со­вет при Пре­зи­ден­те РФ и пост гос. ге­рольд­мей­сте­ра. Воз­ник ряд цен­тров ге­раль­дич. и ге­неа­ло­гич. ис­сле­до­ва­ний, в т. ч. на ба­зе ин­сти­ту­тов РАН.

Лит.: Ла­ки­ер А. Б. Рус­ская ге­раль­ди­ка. СПб., 1855. Кн. 1–2. М., 1990; Seyler G. A. Ge­schich­te der Heraldik. Nürnberg, 1890. Nürn­berg, 1970; Ар­сень­ев Ю. В. Ге­раль­ди­ка. Лек­ции. М., 1908. Ков­ров, 1997. М., 2001; Fox-Davies A. C. A complete guide to heraldry. N. Y., 1909; Brault G. J. Early blazon. Oxf., 1972; Leonhard W. Das große Buch der Wap­penkunst. Münch., 1976; Со­бо­ле­ва Н. А. Рос­сий­ская го­род­ская и об­ла­ст­ная ге­раль­ди­ка XVIII–XIX вв. М., 1981; Bascapé G. C., Del Piazzo M., Borgia L. Insegne e simboli. Aral­dica publica e privata medievale e moderna. Roma, 1983; Riquer M. de. Heráldica cas­tel­lana en tiempos de los Reyes Católicos. Barcelona, 1986; Pastoureau M. Traité d’hé­ral­di­que. 4 éd. P., 2003.

Вернуться к началу