Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

НИКОЛА́Й I

Авторы: Н. А. Проскурякова (Внешняя политика.)
Император Николай I. Портрет работы художника Ф. Крюгера. 1852. Эрмитаж (С.-Петербург).

НИКОЛА́Й I Пав­ло­вич [25.6(6.7).1796, Цар­ское Се­ло, ны­не г. Пуш­кин в со­ста­ве С.-Пе­тер­бур­га – 18.2(2.3).1855, С.-Пе­тер­бург], рос. им­пе­ра­тор из ди­на­стии Ро­ма­но­вых (с 1825). Ко­ро­но­ван два­ж­ды: в Мо­ск­ве 22.8(3.9).1826 как рос. им­пе­ра­тор и в Вар­ша­ве 12(24).5.1829 как царь Поль­ский. Сын имп. Пав­ла I и имп. Ма­рии Фё­до­ров­ны, брат имп. Алек­сан­д­ра I, вел. кня­зей Кон­стан­ти­на Пав­ло­ви­ча и Ми­хаи­ла Пав­ло­ви­ча, отец имп. Алек­сан­д­ра II, вел. кня­зей Кон­стан­ти­на Ни­ко­лае­ви­ча, Ни­ко­лая Ни­ко­лае­ви­ча Стар­ше­го, Ми­хаи­ла Ни­ко­лае­ви­ча. Вос­пи­ты­вал­ся в стро­гих пра­ви­лах (сре­ди ме­то­дов воз­дей­ст­вия бы­ли и те­лес­ные на­ка­за­ния, ко­то­рые при­ме­нял к не­му его гл. вос­пи­та­тель – ген.-л. гр. М. И. Ламз­дорф). С 1809 изу­чал нау­ки в рам­ках уни­вер­ситет­ско­го кур­са (сре­ди пре­по­да­ва­те­лей – эко­но­мист А. К. Шторх, пра­во­ве­ды М. А. Ба­лугь­ян­ский и В. Г. Ку­коль­ник, ис­то­рик Ф. П. Аде­лунг). Пред­по­чи­тал ма­те­ма­ти­ку, фи­зи­ку, инж. нау­ки, изу­че­ние так­ти­ки и ар­тил­ле­рии, ув­ле­кал­ся жи­во­пи­сью (брал уро­ки у В. К. Ше­буе­ва, О. А. Ки­прен­ско­го и Н. И. Ут­ки­на). На всю жизнь со­хра­нил лю­бовь к ду­хов­ной му­зы­ке (ини­циа­тор ис­пол­не­ния ду­хов­ных пе­сен не толь­ко в хра­ме во вре­мя бо­го­слу­же­ния, но и в кон­церт­ном ва­ри­ан­те). За­ня­тия юрис­пру­ден­ци­ей и по­лит­эко­но­ми­ей, по его сло­вам, ут­вер­ди­ли в нём от­вра­ще­ние к «от­вле­чён­но­стям». Был же­нат [с 1(13).7.1817] на до­че­ри ко­ро­ля Прус­сии Фрид­ри­ха Виль­гель­ма III прин­цес­се Фре­де­ри­ке Луи­зе Шар­лот­те Виль­гель­ми­не [13.7.1798–20.10(1.11).1860], ко­то­рая по­сле при­ня­тия пра­во­сла­вия по­лу­чи­ла имя Алек­сан­д­ры Фё­до­ров­ны.

В Отеч. вой­ну 1812 и во вре­мя за­гра­нич­ных по­хо­дов рос. ар­мии 1813–14 на­ме­ре­вал­ся уча­ст­во­вать в воен. дей­ст­ви­ях, од­на­ко его прось­бы бы­ли от­кло­не­ны имп. Алек­сан­дром I. При­был в Па­риж в 1814, по­сле его за­ня­тия со­юз­ны­ми вой­ска­ми, сбли­зил­ся там с ген.-л. И. Ф. Пас­ке­ви­чем, ко­то­рый стал для Н. I гл. во­ен. ав­то­ри­те­том на всю жизнь. Ген.-ин­спек­тор по инж. час­ти (1817–55), од­но­вре­мен­но ком. 2-й бри­га­ды 1-й гв. пех. ди­ви­зии (1818–25), нач. 2-й гв. пех. ди­ви­зии (1825). По его ини­циа­ти­ве ре­фор­ми­ро­ван Кор­пус во­ен. ин­же­не­ров (1818), Инж. уч-ще в С.-Пе­тер­бур­ге пре­об­ра­зо­ва­но в Гл. инж. уч-ще (1819; с 1855 на его ос­но­ве ста­ли дей­ство­вать Ни­ко­ла­ев­ское инж. уч-ще и Ни­ко­ла­ев­ская инж. ака­де­мия), от­кры­та Шко­ла гв. под­пра­пор­щи­ков (1823; с 1826 Шко­ла гв. под­пра­пор­щи­ков и кав. юн­ке­ров, с 1864 Ни­ко­ла­ев­ское кав. уч-ще).

Всту­пил на пре­стол в си­туа­ции ме­ж­ду­цар­ст­вия 1825. Под­пи­сал 13(25).12.1825 (но по­ме­тил днём рань­ше) Ма­ни­фест, в ко­то­ром объ­я­вил вре­ме­нем сво­его всту­п­ле­ния на пре­стол 19.11(1.12).1825 – день смер­ти сво­его бра­та имп. Алек­сан­д­ра I. По­да­вил вос­ста­ние де­каб­ри­стов 14(26).12.1825. Об­стоя­тель­ст­ва его вос­ше­ст­вия на пре­стол во мно­гом оп­ре­де­ли­ли по­ли­ти­ку Н. I. Под впе­чат­ле­ни­ем до­про­сов де­каб­ри­стов при­шёл к вы­во­ду, что в стра­не не­об­хо­ди­мы пе­ре­ме­ны, ина­че Рос­сии не из­бе­жать но­вых по­тря­се­ний, по­доб­ных вос­ста­нию на Се­нат­ской пл. Ре­ши­тель­но пре­се­кал лю­бые по­пыт­ки рас­про­стра­не­ния «лож­ных уче­ний» (ма­сон­ст­ва, идей чле­нов Ки­рил­ло-Ме­фо­ди­ев­ско­го об­ще­ст­ва, пет­ра­шев­цев). Вме­сте с тем от­стра­нил от гос. дел А. А. Арак­чее­ва, по­пе­чи­те­ля Ка­зан­ско­го учеб­но­го ок­ру­га М. Л. Маг­ниц­ко­го, по­пе­чи­те­ля С.-Пе­терб. учеб­но­го ок­ру­га Д. П. Ру­нича, во­пло­щав­ших в гла­зах об­ще­ст­ва мрач­ные го­ды кон­ца цар­ст­во­ва­ния сво­его бра­та, при­бли­зил к се­бе влия­тель­ных в 1-ю по­ло­ви­ну цар­ст­во­ва­ния Алек­сан­д­ра I гос. дея­те­лей – гр. В. П. Ко­чу­бея и М. М. Спе­ран­ско­го.

Внутренняя политика

Император Николай I на строительных работах. Художник М. Зичи. 1853. Эрмитаж (С.-Петербург).
«Император Николай I среди офицеров лейб-гвардии конного полка». Фрагмент. Художник К. К. Пиратский. 1847.

Н. I до­бил­ся то­го, что са­мо­дер­жа­вие как куль­тур­ная тра­ди­ция (ри­туа­лы, сим­во­лы, це­ре­мо­нии) по­лу­чи­ло наи­выс­шее во­пло­ще­ние. Осн. чер­ты «ни­ко­ла­ев­ской сис­те­мы» – па­тер­на­лизм вер­хов­ной вла­сти по от­но­ше­нию к об­ще­ст­ву, пре­сле­до­ва­ние инакомыс­лия, от­каз от при­выч­но­го для об­ществ. соз­на­ния 1-й четв. 19 в. пред­став­ле­ния о един­ст­ве ис­то­рич. су­деб рус. и ев­роп. на­ро­дов. Н. I был убе­ж­дён в не­ог­ра­ни­чен­ных воз­мож­но­стях са­мо­дер­жа­вия и его без­ус­лов­ной спо­соб­но­сти обес­пе­чить бла­го под­дан­ных. На­зы­вал се­бя «пер­вым слу­гой сво­его го­су­дар­ст­ва», счи­тал сво­ей обя­зан­но­стью лич­но раз­ре­шать все сколь­ко-ни­будь су­ще­ст­вен­ные де­ла. Обыч­ны­ми бы­ли его час­тые по­езд­ки по разл. об­лас­тям им­пе­рии, ос­мот­ры боль­ниц (напр., в 1830 по­се­тил Мо­ск­ву во вре­мя эпи­де­мии хо­ле­ры, до­стиг­шей го­ро­да), тю­рем, ка­зён­ных скла­дов, при­сут­ст­вен­ных мест, учеб­ных за­ве­де­ний. Лич­но кон­тро­ли­ро­вал реа­ли­за­цию важ­ней­ших строи­тель­ных про­ек­тов, не­ред­ко вно­сил из­ме­не­ния в пла­ны за­строй­ки го­ро­дов (при нём центр С.-Пе­тер­бур­га при­об­рёл тот вид, ко­то­рый в осн. со­хра­нил­ся до на­ших дней), за­ни­мал­ся ре­кон­ст­рук­ци­ей и строи­тель­ст­вом кре­по­стей на зап. гра­ни­це им­пе­рии (Но­воге­ор­ги­ев­ской, Крон­штадт­ской, Ди­на­бург­ской и др.). Для ра­цио­на­ли­за­ции гос. управ­ле­ния ука­зом 1834/35 уч­ре­дил гу­берн­ские ста­ти­сти­че­ские ко­ми­те­ты. Стре­мил­ся стро­го сле­до­вать ле­ги­ти­ми­ст­ским прин­ци­пам, что бы­ло оп­ре­де­ляю­щей чер­той его ха­рак­те­ра и по­ли­ти­ки. Под­чёр­ки­вал, что уст­рой­ст­во пра­во­су­дия ста­ло его гл. за­бо­той по­сле всту­п­ле­ния на пре­стол. Важ­ней­шим на­прав­ле­ни­ем его дея­тель­но­сти ста­ло упо­ря­до­че­ние за­ко­но­да­тель­ст­ва. По распоряжению Н. I под фак­тич. ру­ко­во­дством М. М. Спе­ран­ско­го под­го­тов­ле­ны «Пол­ное со­б­ра­ние за­ко­нов Рос­сий­ской им­пе­рии» и «Свод за­ко­нов Рос­сий­ской им­пе­рии».

Од­ним из ве­ду­щих на­прав­ле­ний внутр. по­ли­ти­ки Н. I ста­ла цен­тра­ли­за­ция гос. ап­па­ра­та и бю­ро­кра­ти­за­ция гос. управ­ле­ния. В 1826 пре­об­ра­зо­вал Соб­ст­вен­ную Е. И. В. кан­це­ля­рию в выс­ший пра­ви­тельств. ор­ган, уч­ре­дил Вто­рое от­де­ле­ние Соб­ст­вен­ной Е. И. В. кан­це­ля­рии (ор­ган ко­ди­фи­ка­ции за­ко­но­да­тель­ст­ва) и Третье от­де­ле­ние (ор­ган по­ли­тич. сыс­ка и изу­че­ния об­ществ. мне­ния; ру­ко­во­ди­тель – А. Х. Бен­кен­дорф), Ми­ни­стер­ст­во им­пе­ра­тор­ско­го дво­ра и уде­лов (объ­е­ди­ни­ло раз­роз­нен­ные ра­нее уч­ре­ж­де­ния по управ­ле­нию де­ла­ми До­ма Ро­ма­но­вых). В кон. 1820-х – нач. 1830-х гг. уси­лил цен­тра­ли­за­цию во­ен. и во­ен.-мор. управ­ле­ния. Стре­мясь из­бе­жать про­во­ло­чек и не­нуж­ной, по его мне­нию, кри­ти­ки, Н. I ут­вер­ждал часть за­ко­но­про­ек­тов без их об­су­ж­де­ния в Гос. со­ве­те. В чи­нов­никах боль­ше все­го це­нил дис­ци­п­ли­ни­ро­ван­ность и лич­ную пре­дан­ность (ши­ро­ко из­вест­но его вы­ска­зы­ва­ние «мне не нуж­но учё­ных го­лов, мне нуж­но вер­но­под­дан­ных»). Назначал на мно­гие клю­че­вые по­сты в гос. ап­па­ра­те выс­ших офи­це­ров (в нач. 1840-х гг. 10 из 13 ми­ни­стерств воз­глав­ля­лись ге­не­ра­ла­ми). Од­на­ко имен­но в цар­ст­во­ва­ние Н. I на­ча­ла фор­ми­ро­вать­ся груп­па «ли­бе­раль­ных бю­ро­кра­тов».

Лю­би­мым де­ти­щем Н. I бы­ла ар­мия. По его ини­циа­ти­ве ре­ор­га­ни­зо­ва­ны во­ен­ные по­се­ле­ния. В 1832 соз­да­на Имп. во­ен. ака­де­мия (с 1855 в па­мять Н. I на­зва­на Ни­ко­ла­ев­ской ака­де­ми­ей Ген­шта­ба), от­кры­то 14 но­вых ка­дет­ских кор­пу­сов. В 1831 ввёл еже­год­ные рек­рут­ские на­бо­ры (про­во­ди­лись по­оче­рёд­но сна­ча­ла в од­ной, на сле­дую­щий год в др. час­ти стра­ны). В 1826–54 уве­ли­чил об­щую чис­лен­ность воо­руж. сил поч­ти на 40% (до 1,36 млн. чел., флот на­счи­ты­вал 512 ко­раб­лей и ок. 91 тыс. чел.). В 1834 срок сол­дат­ской служ­бы со­кра­тил с 25 до 20 лет, в 1839 – до 19, в 1851 – до 15 лет. Про­тив­ник жес­то­ких те­лес­ных на­ка­за­ний, в 1839 от­ме­нил фух­те­ли и ог­ра­ни­чил при­ме­не­ние шпиц­ру­те­нов, за­пре­тил про­из­во­дить эк­зе­ку­цию без вра­ча, ко­то­рый имел пра­во ос­та­но­вить её в лю­бой мо­мент. Вме­сте с тем осн. вни­ма­ние уде­ля­лось муш­тре вме­сто бое­вой учё­бы в по­ле­вых ус­ло­ви­ях, пе­ре­воо­ру­же­ние на­рез­ным ог­не­стрель­ным ору­жием, на­ча­тое в 1843, про­хо­ди­ло мед­лен­но, во­ен. флот ос­та­вал­ся по пре­иму­ще­ст­ву па­рус­ным.

Н. I про­во­дил про­тек­цио­ни­ст­скую эко­но­ми­че­скую по­ли­ти­ку, под­дер­жи­вая рос. про­мыш­лен­ни­ков гос. суб­си­дия­ми, дол­го­сроч­ны­ми ссу­да­ми и льгот­ным на­ло­го­об­ло­же­ни­ем. При нём в Рос­сии воз­ник­ли ма­ши­но­строе­ние и са­хар­ная пром-сть. Пра­ви­тель­ст­во Н. I вер­ну­лось к сис­те­ме вин­ных от­ку­пов (1827). Н. I уч­ре­дил Кор­пус гор­ных ин­же­не­ров (1834) и Кор­пус лес­ни­чих (1839). В цар­ст­во­ва­ние Н. I за­вер­ше­на за­ко­но­дат. уни­фи­ка­ция си­сте­мы рус. мер и ве­сов (1835; в её ос­но­ву по­ло­же­ны са­жень и фунт, дей­ство­ва­ла до вве­де­ния ме­три­чес­кой си­сте­мы мер в 1918), про­дол­же­но раз­ви­тие ак­цио­нер­но­го за­ко­но­да­тель­ст­ва (пер­вый спец. об­щий за­кон об ак­цио­нер­ных об-вах, 1836). Ак­тив­но уча­ст­во­вал в раз­ра­бот­ке де­неж­ной ре­фор­мы, про­ве­дён­ной в 1839–1843 под рук. гр. Е. Ф. Кан­кри­на, в ре­зуль­та­те ко­то­рой в ос­но­ву де­неж­но­го об­ра­ще­ния по­ло­жен се­реб­ря­ный рубль (см. в ст. Де­неж­ные ре­фор­мы). В от­ли­чие от мно­гих сво­их при­бли­жён­ных, Н. I вер­но оце­нил зна­че­ние же­лез­ных до­рог, на­сто­ял на на­ча­ле ж.-д. строи­тель­ст­ва в Рос. им­пе­рии: пер­вой ли­ни­ей об­ществ. поль­зо­ва­ния ста­ла Цар­ско­сель­ская же­лез­ная до­ро­га (1836–38), пер­вой круп­ной – Вар­шав­ско-Вен­ская ж. д. (1845–1848), пер­вой в ми­ре двух­пут­ной до­рогой боль­шой про­тя­жён­но­сти – С.-Пе­тер­бур­го-Мо­с­ков­ская (1843–51; с 1855 в па­мять Н. I – Ни­ко­ла­ев­ская ж. д., ны­не вхо­дит в со­став Ок­тябрь­ской же­лез­ной до­ро­ги), по­ло­жив­шая на­ча­ло соз­да­нию се­ти до­рог об­ще­рос­сий­ско­го зна­че­ния. Уде­лял боль­шое вни­ма­ние строи­тель­ст­ву шос­сей­ных до­рог (6,5 тыс. км в 1833–55; ок. по­ло­ви­ны всех шос­сей­ных до­рог, по­стро­ен­ных до 1917), уст­рой­ст­ву вод­ных пу­тей со­об­ще­ния, в 1840-х гг. на­чал со­зда­ние те­ле­граф­ной се­ти. При­нял пер­вые за­ко­ны о тру­де, в част­но­сти ог­рани­чил при­ме­не­ние тру­да ма­ло­лет­них де­тей на пром. пред­при­яти­ях (1845).

В со­ци­аль­ной по­ли­ти­ке ис­хо­дил из убе­ж­де­ния, что од­ной из гл. ос­нов са­мо­дер­жа­вия яв­ля­ет­ся со­слов­ный ха­рак­тер об­ществ. уст­рой­ст­ва. Стре­мил­ся со­хра­нить пра­ва и при­ви­ле­гии дво­рян­ст­ва, ог­ра­дить дво­рян­ст­во от про­ник­но­ве­ния в его со­став пред­ста­ви­те­лей др. со­сло­вий. Упо­ря­до­чил дво­рян­ское са­мо­управ­ле­ние (1831). В ус­ло­ви­ях рос­та гос. ап­па­ра­та и ар­мии по­вы­сил класс чи­нов по Та­бе­ли о ран­гах 1722, да­вав­ших пра­во на по­лу­че­ние лич­но­го (9-й класс для гражд. чи­нов) и по­том­ст­вен­но­го (8-й класс для во­ен. чи­нов и 5-й класс для гражд. чи­нов) дво­рян­ст­ва (1845). С це­лью со­хра­нить круп­ное дво­рян­ское зем­ле­вла­де­ние в 1845 из­дал за­кон, по­зво­ляв­ший вла­дель­цу боль­шо­го по­ме­стья объ­я­вить его май­о­ра­том (за­по­вед­ным на­следств. име­ни­ем), ко­то­рое при на­сле­до­ва­нии це­ли­ком пе­ре­хо­ди­ло к стар­ше­му сы­ну (про­ти­во­ре­чи­ло дво­рян­ским тра­ди­ци­ям и не по­лу­чи­ло рас­про­стра­не­ния). Для об­лег­че­ния по­ло­же­ния дво­рян – за­ём­щи­ков ка­зён­ных бан­ков был рас­ши­рен круг льгот по ус­ло­ви­ям кре­ди­то­ва­ния. Мел­ко­по­ме­ст­ным дво­ря­нам вы­де­ля­лись зем­ли в По­вол­жье и степ­ной зо­не, ока­зы­ва­лась де­неж­ная по­мощь для пе­ре­се­ле­ния и раз­ви­тия хо­зяй­ст­ва.

Н. I уч­ре­дил но­вую по­лу­при­ви­ле­ги­ро­ван­ную со­слов­ную груп­пу – лич­ных и по­томств. по­чёт­ных гра­ж­дан (1832). При этом пре­сле­до­вал за­да­чи со­кра­тить рост чис­лен­но­сти лич­ных дво­рян, яв­ляв­ших­ся вы­ход­ца­ми из др. со­сло­вий, и ук­ре­пить со­ци­аль­ное по­ло­же­ние не­ко­то­рых ка­те­го­рий гор. на­се­ле­ния – куп­цов 1-й и 2-й гиль­дий, вы­пу­ск­ни­ков ун-тов и АХ и др.

При­зна­вал кре­по­ст­ное пра­во «злом для всех ощу­ти­тель­ным», в то же вре­мя по­ла­гал, что «при­ка­сать­ся к не­му те­перь бы­ло бы де­лом ещё бо­лее ги­бель­ным», т. к. «дать лич­ную сво­бо­ду на­ро­ду, ко­то­рый при­вык к дол­го­лет­не­му раб­ст­ву, опас­но», т. е. чре­ва­то бун­том. Кре­сть­ян­ский во­прос был центр. во­про­сом в дея­тель­но­сти «Ко­ми­те­та 6 де­каб­ря 1826» (его уч­ре­ж­де­ние бы­ло од­ним из пер­вых ша­гов Н. I) и ещё вось­ми сек­рет­ных ко­ми­те­тов (1826–49). Н. I про­во­дил по­ли­ти­ку по­сте­пен­но­го за­ко­но­дат. ог­ра­ни­че­ния лич­ной, в т. ч. су­деб­ной, вла­сти по­ме­щи­ков над кре­сть­я­на­ми. Из­дал 367 за­ко­но­дат. ак­тов о по­ме­щичь­их кре­сть­я­нах (в 3 раза боль­ше, чем Алек­сандр I). «Свод за­ко­нов» 1832 уре­гу­ли­ро­вал по­ря­док на­ка­за­ния кре­сть­ян по­ме­щи­ка­ми, а «Свод за­ко­нов» 1842 чёт­ко оп­ре­де­лил ком­пе­тен­цию по­ме­щичь­е­го су­да и смяг­чил на­ка­за­ния, ко­то­рые по­ме­щик мог на­зна­чать собств. вла­стью. За по­ме­щи­ка­ми со­хра­ня­лось пра­во на­ка­зы­вать кре­сть­ян за пре­сту­п­ле­ния, на­прав­лен­ные про­тив не­го са­мо­го, его се­мей­ст­ва и кре­по­ст­ных, все иные де­ла под­вер­га­лись раз­би­ра­тель­ст­ву в гос. су­дах. Из­дал указ об обя­зан­ных кре­сть­я­нах (1842), рас­ши­ряв­ший для кре­пост­ных кре­сть­ян воз­мож­ность по­лу­чить лич­ную сво­бо­ду по со­гла­ше­нию с по­ме­щи­ком. В Юго-Зап. крае с 1847 вво­ди­лись ин­вен­тар­ные пра­ви­ла, оп­ре­де­лив­шие раз­ме­ры кре­сть­ян­ских на­де­лов и по­вин­но­стей кре­сть­ян в поль­зу по­ме­щи­ков. Позд­нее бы­ла пред­при­ня­та по­пыт­ка рас­про­стра­нить пра­ви­ла на бе­ло­рус. гу­бер­нии. Уми­рая, Н. I взял с на­след­ни­ка сло­во ре­шить про­бле­му кре­по­ст­но­го пра­ва.

Для пре­об­ра­зо­ва­ния управ­ле­ния гос. кре­сть­я­на­ми (ок. 1/3 по­дат­но­го сель­ско­го на­се­ле­ния) в 1836 Н. I уч­ре­дил Пя­тое от­де­ле­ние Собств. Е. И. В. кан­це­лярии. В ре­зуль­та­те Ки­се­лё­ва ре­фор­мы 1837–41 соз­да­на раз­ветв­лён­ная сис­те­ма управ­ле­ния гос. кре­сть­я­на­ми во гла­ве с осо­бым ве­дом­ст­вом – Мин-вом гос. иму­ществ, ре­фор­ми­ро­ва­но кре­сть­ян­ское са­мо­управ­ле­ние, на­ча­та по­ли­ти­ка гос. по­пе­чи­тель­ст­ва над гос. кре­сть­я­на­ми: об­роч­ная по­вин­ность ста­ла со­от­но­сить­ся с до­ход­но­стью зем­ли, про­во­ди­лось до­пол­нит. на­де­ле­ние ма­ло­зе­мель­ных кре­сть­ян ка­зён­ны­ми зем­ля­ми, по­ло­же­но на­ча­ло мас­со­во­му пере­се­лен­че­ст­ву­ ма­ло­зе­мель­ных кре­сть­ян на ок­раи­ны, вво­ди­лись кре­сть­ян­ские кре­дит­ные уч­ре­ж­де­ния и др.

В об­лас­ти на­цио­наль­ной по­ли­ти­ки уси­лия Н. I бы­ли на­прав­ле­ны пре­ж­де все­го на под­дер­жа­ние адм. един­ст­ва им­пе­рии и со­труд­ни­че­ст­во с нац. эли­та­ми. Он рав­но счи­тал се­бя рус. ца­рём и рос. им­пе­ра­то­ром. При Н. I пред­при­ня­ты серь­ёз­ные уси­лия по изу­че­нию на­се­ле­ния Рос. им­пе­рии. По­ни­мая слож­ность нац. от­но­ше­ний, Н. I пред­по­чи­тал го­во­рить о по­сте­пен­ном «сбли­же­нии» рус­ско­го на­ро­да и др. на­ро­дов стра­ны. Вме­сте с тем стрем­ле­ние к со­хра­не­нию ста­биль­но­сти Рос. им­пе­рии пред­по­ла­га­ло про­ве­де­ние дос­та­точ­но жё­ст­ко­го кур­са по от­но­ше­нию к нац. дви­же­ни­ям и да­же са­мой воз­мож­но­сти их воз­ник­но­ве­ния. Н. I по­да­вил Польск. вос­ста­ние 1830–31, по­сле че­го уп­разд­нил польск. Сейм и нац. воо­руж. си­лы, а так­же Ви­лен­ский ун-т, вме­сто ко­то­ро­го в 1833 от­крыл ун-т Св. Вла­ди­ми­ра в Кие­ве. Уде­лял боль­шое вни­ма­ние по­ло­же­нию ев­ре­ев, по­ощ­ре­нию их к зем­ле­дельч. тру­ду и по­сте­пен­но­му ос­лаб­ле­нию их нац. обо­соб­лен­но­сти (см. в ст. Ев­рей­ские ко­ми­те­ты).

Ак­ти­ви­зи­ро­вал во­ен. дей­ст­вия на Сев. Кав­ка­зе, про­дол­жив Кав­каз­скую вой­ну 1817–64, до­вёл чис­лен­ность рос. войск в ре­гио­не до 150 тыс. чел. (1844), что поз­во­ли­ло на­не­сти ряд круп­ных по­ра­же­ний вой­скам има­ма Ша­ми­ля, окон­ча­тель­ный раз­гром ко­то­рых за­дер­жа­ла Крым­ская вой­на 1853–56. Уч­ре­дил Кав­каз­ское ли­ней­ное ка­за­чье вой­ско (1832). Бы­ла воз­ве­де­на Чер­но­мор­ская бе­ре­го­вая ли­ния (1837–39), в 1840 на­ча­лось уст­рой­ст­во Но­вой, или Ла­бин­ской, кор­дон­ной ли­нии. С це­лью со­сре­до­то­чить в од­них ру­ках во­ен. и гражд. власть на Кав­ка­зе Н. I уч­ре­дил Кав­каз­ское на­ме­ст­ни­че­ст­во (1844/45).

Бу­ду­чи го­ря­чо ве­рую­щим че­ло­ве­ком, Н. I за­щи­щал и опе­кал тра­диц. пра­во­сла­вие. При нём Цер­ковь иг­ра­ла вид­ную роль как ин­ст­ру­мент гос. по­ли­ти­ки, вво­ди­лось гос. де­неж­ное обес­пе­че­ние пра­во­слав­но­го ду­хо­вен­ст­ва, уси­ле­на борь­ба со ста­ро­об­ряд­че­ст­вом и осо­бен­но с сек­та­ми (сек­тан­ты вы­се­ля­лись в За­кав­ка­зье и Вост. Си­бирь); с 1843 от­кры­ва­лись жен­ские епар­хи­аль­ные учи­ли­ща. Н. I под­дер­жал ини­циа­ти­ву митр. Ли­тов­ско­го Ио­си­фа (Се­маш­ко) о вос­со­еди­не­нии униа­тов с РПЦ и 25.3(6.4).1839 ут­вер­дил ре­ше­ние По­лоц­ко­го цер­ков­но­го со­бо­ра об этом.

По­ли­ти­ка Н. I в об­лас­ти об­ра­зо­вания бы­ла на­це­ле­на на вос­пи­та­ние и под­го­тов­ку «вер­ных и скром­ных» слуг го­су­дар­ст­ва. Ис­хо­дя из убе­ж­де­ния, что «обу­чен­ность в со­че­та­нии с на­чи­тан­но­стью од­на из выс­ших при­чин воль­но­дум­ст­ва», Н. I при­шёл к вы­во­ду, что об­ра­зо­ва­ние долж­но быть со­слов­ным и не­раз­рыв­но свя­за­но с вос­пи­та­ни­ем. Н. I за­яв­лял, что без нрав­ст­вен­но­сти уче­ние «не толь­ко бес­по­лез­но, но да­же мо­жет быть вред­но, а ос­но­ва нрав­ст­вен­но­сти – свя­тая ве­ра». В 1826 он уч­ре­дил К-т по уст­рой­ст­ву учеб­ных за­ве­де­ний с це­лью пе­ре­смот­реть все дей­ст­вую­щие ус­та­вы. В 1827 за­пре­тил при­ни­мать кре­по­ст­ных кре­сть­ян в гим­на­зии и выс­шие учеб­ные за­ве­де­ния. В со­от­вет­ст­вии с Ус­та­вом гим­на­зий и уч-щ уезд­ных и при­ход­ских 1828 ка­ж­дый тип шко­лы ста­но­вил­ся со­слов­но-обо­соб­лен­ным и замк­ну­тым: при­ход­ские уч-ща пред­на­зна­ча­лись для де­тей из «ниж­них со­сло­вий», уезд­ные уч-ща – для де­тей ме­щан и куп­цов, гим­на­зии и ун-ты – для обу­че­ния де­тей дво­рян и чи­нов­ни­ков. С 1832 соз­да­ва­лась сеть бла­го­род­ных пан­сио­нов – дво­рян­ских ср. учеб­ных за­ве­де­ний (10 пан­сио­нов к 1842), в 1833–44 соз­да­но 5 дво­рян­ских ин­сти­ту­тов.

При Н. I от­кры­ты но­вые или по­лу­чи­ли бо­лее вы­со­кий ста­тус спец. учеб­ные за­ве­де­ния, пред­на­зна­чав­шие­ся пре­ж­де все­го для под­го­тов­ки слу­жа­щих в гос. хо­зяй­ст­ве и гос. ап­па­ра­те: С.-Пе­терб. прак­ти­че­ский (с 1896 тех­но­ло­ги­че­ский) ин-т (1828, пер­вое тех­но­ло­гич. учеб­ное за­ве­де­ние), Ар­хи­тек­тор­ское уч-ще (1830) и Уч-ще гражд. ин­же­не­ров (1832) в С.-Пе­тер­бур­ге (в 1842 объ­е­ди­не­ны в Стро­ит. уч-ще, с 1882 Ин-т гражд. ин­же­не­ров), Моск. ре­мес­лен­ное учеб­ное за­ве­де­ние (1830; с 1868 Имп. Моск. тех­нич. уч-ще), Учи­ли­ще пра­во­ве­де­ния (1835), Го­ры­го­рец­кая зем­ле­дельч. шко­ла в Ор­шан­ском у. Мо­ги­лёв­ской губ. (1840, с 1848 зем­ле­дельч. ин-т), ве­те­ринар­ные шко­лы (с 1873 ин­сти­ту­ты) в Харь­ко­ве (1839) и Дер­пте (1848); вновь от­крыт Глав­ный пе­да­го­ги­че­ский ин­сти­тут в С.-Пе­тер­бур­ге (1829); пре­об­ра­зо­ва­ны гим­на­зия кн. А. А. Без­бо­род­ко в Не­жи­не в Не­жин­ский ли­цей (1832), Яро­слав­ское Де­ми­дов­ское уч-ще выс­ших на­ук в Де­ми­дов­ский ли­цей (1833), Кон­стан­ти­нов­ское зем­ле­мер­ное уч-ще в Ме­же­вой ин­сти­тут (1835); Ла­за­рев­ский ин­сти­тут вос­точ­ных язы­ков по­лу­чил ли­цей­скую ор­га­ни­за­цию (1848).

Раз­ре­шил ко­ман­ди­ров­ки вы­пу­ск­ни­ков ун-тов за гра­ни­цу для под­го­тов­ки к про­фес­сор­ско­му зва­нию (1828). Вме­сте с тем под уг­ро­зой ли­ше­ния пра­ва на гос. служ­бу за­пре­тил вос­пи­ты­вать юно­шей 10–18 лет за гра­ни­цей, счи­тая, что «мо­ло­дые лю­ди воз­вра­ща­ют­ся ино­гда в Рос­сию с са­мы­ми лож­ны­ми о ней по­ня­тия­ми» (1831). Он по­ла­гал, что ун-ты яв­ля­ют­ся гл. рас­сад­ни­ка­ми воль­но­дум­ст­ва и стре­мил­ся уси­лить гос. кон­троль над пре­по­да­ва­те­ля­ми и сту­ден­та­ми. Об­щий ус­тав имп. рос. ун-тов 1835 ог­ра­ни­чил их ав­то­но­мию и уси­лил власть по­пе­чи­те­лей, от­ме­нил уни­вер­си­тет­ский суд, ос­во­бо­дил ун-ты от адм. обя­зан­но­стей по управ­ле­нию учеб­ны­ми за­ве­де­ния­ми, внёс боль­шие из­ме­не­ния в со­дер­жа­ние об­ра­зо­ва­ния. Обя­за­тель­ным для всех фа­куль­те­тов ста­ло изу­че­ние бо­го­сло­вия, цер­ков­ной ис­то­рии и дей­ст­вую­ще­го пра­ва. Стрем­ле­ние Н. I при­дать об­ра­зо­ва­нию нац. ха­рак­тер при­ве­ло к по­яв­ле­нию в ун-тах ка­федр рос. ис­то­рии, рос. сло­вес­но­сти и ис­то­рии лит-ры, не­сколь­ких ка­федр разл. от­рас­лей рус. пра­ва. Фак­ти­че­ски пре­кра­ти­лась прак­ти­ка при­гла­ше­ния иностр. учё­ных, воз­рос­ло фи­нан­си­ро­ва­ние ун-тов. Н. I под­дер­жал идею С. С. Ува­ро­ва об уве­ли­че­нии пла­ты за обу­че­ние как сред­ст­ве ог­ра­ни­чить дос­туп в выс­шие учеб­ные за­ве­де­ния вы­ход­цам из «низ­ших клас­сов» (1845).

Ре­во­лю­ции 1848–49 в Ев­ро­пе под­толк­ну­ли Н. I к про­ве­де­нию ря­да ох­ра­нит. ме­ро­прия­тий в сфе­ре выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния. Бы­ло пре­кра­ще­но пре­по­да­ва­ние фи­ло­со­фии и гос. пра­ва, а пре­по­да­ва­ние ло­ги­ки и пси­хо­ло­гии пе­ре­да­но про­фес­со­рам бо­го­сло­вия. «По на­стоя­щим за­гра­нич­ным об­стоя­тель­ст­вам» был при­ос­та­нов­лен от­пуск в ко­ман­ди­ров­ки с на­уч. це­лью за гра­ни­цу (за­прет снят по­сле смер­ти Н. I).

Н. I по­ощ­рял нау­ку и изо­бре­та­тель­ст­во. Со­дей­ст­во­вал сис­те­ма­тич. из­да­нию древ­них ру­ко­пи­сей на гос. сред­ст­ва (в 1834 уч­ре­дил Ар­хео­гра­фи­че­скую ко­мис­сию, на­ла­див­шую вы­пуск др.-рус. ак­тов и «Пол­но­го со­б­ра­ния рус­ских ле­то­пи­сей»). Уч­ре­дил Пул­ков­скую ас­тро­но­мич. об­сер­ва­то­рию (от­кры­та в 1839) и Гл. фи­зич. об­сер­ва­то­рию в С.-Пе­тер­бур­ге (1849), уве­ли­чил со­дер­жа­ние Пе­терб. АН (1836) и пре­об­ра­зо­вал Рос­сий­скую ака­де­мию в От­де­ле­ние рус. яз. и сло­вес­но­сти Пе­терб. АН (1841). По­ве­ле­ния­ми Н. I ос­но­ва­ны Об-во с. х-ва Юж. Рос­сии в Одес­се (1829), Об-во са­до­вод­ст­ва в Мо­ск­ве (1833; с 1835 Рос. об-во лю­би­те­лей са­до­вод­ст­ва), Одес­ское об-во ис­то­рии и древ­но­стей (1839), Рус. гео­гра­фич. об-во (1845) с Кав­каз­ским (1850) и Си­бир­ским (1851) от­де­ла­ми, Рус. ар­хео­ло­ги­че­ско-ну­миз­ма­тич. (с 1866 ар­хео­ло­ги­ческое) об-во (1846). На­уч., эко­но­мич. и с.-х. об-ва (пре­ж­де все­го ВЭО) поль­зо­ва­лись ка­зён­ны­ми суб­си­дия­ми и по­кро­ви­тель­ст­вом Н. I или чле­нов имп. фа­ми­лии. На гос. сред­ст­ва бы­ли ор­га­ни­зо­ва­ны экс­пе­ди­ции А. Гум­больд­та по Ура­лу и Си­би­ри (1829), А. Ф. Мид­ден­дор­фа по Си­би­ри (1842–45) и др.

В куль­ту­ре сле­до­вал рус. нац. тра­ди­ции. В хра­мо­вом зод­че­ст­ве это про­яви­лось в ут­вер­жде­нии рус­ско-ви­зан­тий­ско­го сти­ля, вид­ней­шим пред­ста­ви­те­лем ко­то­ро­го был лю­би­мец Н. I арх. К. А. Тон. Стрем­ле­ние Н. I со­хра­нить ха­рак­тер «преж­ней ис­тин­но рус­ской ар­хи­тек­ту­ры» и ре­шить «за­да­чу на­род­но­сти» оп­ре­де­ля­ло и мо­ну­мен­таль­ное гражд. строи­тель­ст­во (Боль­шой Крем­лёв­ский дво­рец в Мо­ск­ве, 1839–49, ар­хи­тек­то­ры К. А. Тон, В. А. Ба­ка­рёв, П. А. Ге­ра­си­мов, Ф. Ф. Рих­тер, Н. И. Чи­ча­гов). При рос. имп. дво­ре ста­ли го­во­рить не на франц. яз., а на рус. яз., ко­то­рый был сде­лан обя­за­тель­ным для всех гос. уч­ре­ж­де­ний, кро­ме МИДа. В прав­ле­ние Н. I по­лу­чи­ли зна­чит. раз­ви­тие лит-ра, жи­во­пис­ное, те­ат­раль­ное и муз. иск-во. Н. I воз­вра­тил из ссыл­ки А. С. Пуш­ки­на. По­кро­ви­тель­ст­во­вал пи­са­те­лям (напр., Н. В. Го­го­лю), ак­тё­рам (П. А. Ка­ра­ты­ги­ну и др.), ху­дож­ни­кам (П. А. Фе­до­то­ву и др.). В С.-Пе­тер­бур­ге от­кры­ты Алек­сан­д­рин­ский (1832) и Ми­хай­лов­ский (1833) те­ат­ры.

Н. I ис­кал спо­со­бы раз­ви­тия, по сло­вам Г. Г. Шпе­та, «по­ло­жи­тель­ной, не ни­ги­ли­сти­че­ской куль­ту­ры». Счи­тал, что без стро­гой цен­зу­ры не­воз­мож­но со­хра­нить в стра­не «по­кой и по­ря­док». Ут­вер­дил цен­зур­ный ус­тав 1826, раз­ра­бо­тан­ный при Алек­санд­ре I (про­зван со­вре­мен­ни­ка­ми «чу­гун­ным»; см. в ст. Цен­зур­ные ус­та­вы), од­на­ко вско­ре под влия­ни­ем об­ществ. не­го­до­ва­ния ог­ра­ни­чил функ­ции цен­зу­ры (ус­тав 1828). Все­мер­но под­дер­жи­вал ве­домств. пе­чать: при нём уч­ре­ж­де­ны «Жур­нал пу­тей со­об­ще­ния» (1826, с 1845 «Жур­нал Глав­но­го управ­ле­ния пу­тей со­об­ще­ния и пуб­лич­ных зда­ний»), «Жур­нал Ми­ни­стер­ст­ва внут­рен­них дел» (1829), «Жур­нал Ми­ни­стер­ст­ва на­род­но­го про­све­ще­ния» (1834), «Ар­тил­ле­рий­ский жур­нал» (1839), «Жур­нал Ми­ни­стер­ст­ва го­су­дар­ст­вен­ных иму­ществ» (1841), ж. «Мор­ской сбор­ник» (1848) и др. Спо­соб­ст­во­вал рас­ши­ре­нию ау­ди­то­рии пе­рио­дич. пе­ча­ти, по­яв­ле­нию Гу­берн­ских ве­до­мо­стей в ка­ж­дой гу­бер­нии (1838).

Вни­ма­тель­но сле­дил за жур­на­ли­сти­кой и фак­ти­че­ски вы­сту­пал в ка­че­ст­ве гл. цен­зо­ра. Раз­ре­шил из­да­ние «Ли­те­ра­тур­ной га­зе­ты» (А. А. Дель­виг, О. М. Со­мов, 1830–31; А. А. Кра­ев­ский, Ф. А. Ко­ни, 1840–48), жур­на­лов «Ев­ро­пе­ец» (И. В. Ки­ре­ев­ский, 1832; в том же го­ду за­крыл его, уви­дев в ста­тье Ки­ре­ев­ско­го «рас­су­ж­де­ние о выс­шей по­ли­ти­ке»), «Со­вре­мен­ник» (ос­но­ван А. С. Пуш­ки­ным в 1836), «Оте­че­ст­вен­ные за­пис­ки» (с 1839 из­да­вал­ся А. А. Кра­ев­ским, ру­ко­во­ди­тель от­де­ла кри­ти­ки в 1839–46 В. Г. Бе­лин­ский). Вме­сте с тем в 1836 объ­я­вил П. Я. Чаа­дае­ва ума­ли­шён­ным, а ре­дакто­ра ж. «Те­ле­скоп» Н. И. На­де­ж­ди­на, опуб­ли­ко­вав­ше­го пер­вое из «Фи­ло­со­фи­че­ских пи­сем», от­пра­вил в ссыл­ку (в 1838 про­стил его). То­гда же ши­ро­ко раз­вер­ну­ли свою дея­тель­ность лит. круж­ки и са­ло­ны (А. П. Ела­ги­ной, Е. А. Свер­бее­вой, гр. Е. П. Рос­топ­чи­ной, по­этес­сы А. П. Глин­ки). При­ме­ча­тель­ным яв­ле­ни­ем об­ще­ст­вен­но-лит. жиз­ни 1840-х гг. бы­ла по­ле­ми­ка за­пад­ни­ков и сла­вя­но­фи­лов. Дол­гое вре­мя ох­ра­ни­тель­но-кон­сер­ва­тив­ный курс Н. I на­хо­дил под­держ­ку в пре­об­ла­даю­щей час­ти рус. об­ще­ст­ва, для ко­то­рой мо­нарх ос­та­вал­ся са­краль­ной фи­гу­рой.

Ре­во­люц. по­тря­се­ния в Ев­ро­пе 1848–1849 под­толк­ну­ли Н. I к уси­ле­нию над­зо­ра за пе­ча­тью. Не­до­воль­ный цен­зур­ны­ми вла­стя­ми, он уч­ре­дил сек­рет­ный «Бу­тур­лин­ский ко­ми­тет», ко­то­рый дол­жен был вы­явить «упу­ще­ния цен­зу­ры и её на­чаль­ст­ва» и для это­го рас­смат­ри­вал уже про­шед­шие пред­ва­ри­тель­ную цен­зу­ру и опуб­ли­ко­ван­ные из­да­ния. В по­след­ние го­ды цар­ст­во­ва­ния Н. I, по­лу­чив­шие у со­вре­мен­ни­ков назв. «мрач­но­го се­ми­ле­тия» (1848–55), не­сколь­ки­ми по­ве­ле­ния­ми Н. I и рас­по­ря­же­ния­ми цен­зур­но­го на­чаль­ст­ва бы­ли за­пре­ще­ны к пе­ча­ти со­чи­не­ния, со­дер­жав­шие «вся­кие, хо­тя бы и кос­вен­ные, по­ри­ца­ния» вла­стей, «раз­бор и по­ри­ца­ние су­ще­ст­вую­ще­го за­ко­но­да­тель­ст­ва» и т. д. Поч­ти пол­но­стью был пре­кра­щён ввоз в Рос­сию иностр. лит-ры.

Внешняя политика

Н. I наи­бо­лее по­сле­до­ва­тель­но из ев­роп. мо­нар­хов стре­мил­ся соблюдать принципы «Вен­ской сис­те­мы» ме­ж­ду­нар. от­но­ше­ний, ус­та­нов­лен­ной Вен­ским кон­грес­сом 1814–15 и Свя­щен­ным сою­зом и пре­ду­смат­ри­вав­шей взаи­мо­по­мощь ев­роп. го­су­дарств в под­дер­жа­нии в не­из­мен­ном ви­де опре­делённых по­сле на­по­ле­о­нов­ских войн гра­ниц и по­ли­тич. ре­жи­мов, со­хра­не­нии пра­вя­щих ди­на­стий. По­сле Июль­ской ре­во­лю­ции 1830 во Фран­ции Н. I по­пы­тал­ся до­го­во­рить­ся с Ав­ст­ри­ей и Прус­си­ей о воз­мож­ных санк­ци­ях про­тив но­во­го франц. ко­ро­ля – Луи Фи­лип­па, ко­то­ро­го счи­тал узур­па­то­ром. Не встре­тив под­держ­ки, Н. I по­след­ним из ев­роп. мо­нар­хов при­знал ле­ги­тим­ность Луи Фи­лип­па, од­на­ко от­ка­зал­ся на­звать его «бра­том», как тре­бо­вал ди­пло­ма­тич. эти­кет (точ­но так же Н. I по­сту­пил впо­след­ст­вии в от­но­ше­нии имп. На­по­ле­о­на III). Осе­нью 1830 при­звал Ве­ли­ко­бри­та­нию, Ав­ст­рию и Прус­сию к со­вме­ст­ной борь­бе про­тив Бель­гий­ской ре­во­лю­ции 1830. При­вёл в бое­вую го­тов­ность рос. вой­ска, со­сре­до­то­чен­ные на зап. гра­ни­це, что­бы на­пра­вить их на по­мощь ко­ро­лю Ни­дер­лан­дов Виль­гель­му I (ко­то­рый был же­нат на се­ст­ре Н. I), од­на­ко ев­роп. стра­ны вновь не под­дер­жа­ли ини­циа­ти­ву Н. I. В 1845 лич­но (един­ст­вен­ный из рос. мо­нар­хов) встре­тил­ся с па­пой Рим­ским – Гри­го­ри­ем XVI, под­го­то­вив за­клю­че­ние в 1847 кон­кор­да­та ме­ж­ду Рос. им­пе­ри­ей и Св. Пре­сто­лом. Про­воз­гла­ше­ние Вто­рой рес­пуб­ли­ки во Фран­ции, вос­ста­ния в Ав­ст­рии, Прус­сии и др. герм. го­су­дар­ст­вах в 1848–49 опять за­ста­ви­ли Н. I вы­сту­пить в за­щи­ту ос­нов «Вен­ской сис­те­мы», но по­пыт­ка сфор­ми­ро­вать коа­ли­цию про­тив рес­пуб­ли­кан­ской Фран­ции ни к че­му не при­ве­ла. Для по­дав­ления ре­во­люц. дви­же­ния в Мол­да­вии и Ва­ла­хии, на­хо­див­ших­ся под про­тек­то­ра­том Рос­сии по ус­ло­ви­ям Ад­риа­но­поль­ско­го ми­ра 1829, Н. I ввёл ту­да рос. вой­ска по со­гла­со­ва­нию с Тур­ци­ей (вы­ве­де­ны в 1851). По прось­бе австр. пра­ви­тель­ст­ва от­пра­вил в Венг­рию рос. вой­ска (см. Вен­гер­ский по­ход 1849), ко­то­рые сыг­ра­ли ре­шаю­щую роль в по­дав­ле­нии Венг. ре­во­лю­ции 1848–49. По­зи­ция Н. I на дли­тель­ное вре­мя оп­ре­де­ли­ла со­от­но­ше­ние сил в ав­ст­ро-прус. борь­бе за влия­ние на нем. го­су­дар­ст­ва, при его по­сред­ни­че­ст­ве за­клю­че­но Оль­мюц­кое со­гла­ше­ние 1850. За ак­тив­ное вме­ша­тель­ст­во в ме­ж­ду­нар. де­ла Н. I в ев­роп. прес­се по­лу­чил про­зви­ще «жан­дарм Ев­ро­пы».

В цар­ст­во­ва­ние Н. I всё бо­лее важ­ное зна­че­ние по­сте­пен­но при­об­ре­та­ло вост. на­прав­ле­ние рос. внеш­ней по­ли­ти­ки. При ре­ше­нии Вос­точ­но­го во­про­са Н. I ис­хо­дил из не­об­хо­ди­мо­сти ус­та­нов­ле­ния вы­год­но­го для Рос­сии ре­жи­ма чер­но­мор­ских про­ли­вов Бос­фор и Дар­да­нел­лы. Он стре­мил­ся ут­вер­дить рос. влия­ние в Ос­ман­ской им­пе­рии, про­во­дя по­ли­ти­ку за­щи­ты пра­во­слав­ных балк. на­ро­дов и фак­ти­че­ски по­ощ­ряя их нац.-ос­во­бо­дит. борь­бу про­тив тур. вла­ды­че­ст­ва. Ре­зуль­та­том уль­ти­ма­ту­ма с рос. сто­ро­ны ста­ло за­клю­че­ние рус.-тур. Ак­кер­ман­ской кон­вен­ции 1826 о Ду­най­ских кня­же­ст­вах и Сер­бии. В хо­де Гре­че­ской на­цио­наль­но-ос­во­бо­ди­тель­ной ре­во­лю­ции 1821–29 Рос­сия совм. с Фран­ци­ей и Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей до­би­лась от Тур­ции за­клю­че­ния Лон­дон­ской кон­вен­ции 1827; рос. флот уча­ст­во­вал в На­ва­рин­ском сра­же­нии 1827. По ус­ло­ви­ям Турк­ман­чай­ско­го ми­ра 1828, за­клю­чён­но­го по­сле рус.-перс. вой­ны 1826–28, к Рос­сии от­хо­ди­ли Эри­ван­ское и На­хи­че­ван­ское хан­ст­ва, под­твер­жда­лось ис­клю­чит. пра­во Рос­сии дер­жать флот на Кас­пий­ском мо­ре. Во вре­мя рус.-тур. вой­ны 1828–1829 Н. I не­од­но­крат­но на­хо­дил­ся на Бал­ка­нах в шта­бе рос. ар­мии, при­сут­ст­во­вал при оса­де кре­по­стей Шум­ла, Вар­на и Браи­лов. Со­глас­но Ад­риа­но­поль­ско­му ми­ру 1829, Тур­ция ус­ту­пи­ла Рос­сии дель­ту р. Ду­най и вост. по­бе­ре­жье Чёр­но­го м. от устья р. Ку­бань до г. По­ти, а так­же кре­по­сти Ахал­цих и Ахал­ка­ла­ки на зап. Кав­ка­зе. Чер­но­мор­ские про­ли­вы объ­яв­ля­лись от­кры­ты­ми для тор­го­вых су­дов всех стран. Рас­ши­ря­лась ав­то­но­мия Сер­бии, Мол­да­вии и Ва­ла­хии, по­лу­ча­ла ав­то­но­мию Гре­ция. В 1832–1833 Н. I ока­зал под­держ­ку тур. сул­та­ну в борь­бе про­тив егип. па­ши Му­хам­ме­да Али (Бос­фор­ская экс­пе­ди­ция 1833). В ре­зуль­та­те был под­пи­сан вы­год­ный Рос­сии Ун­кяр-Ис­ке­ле­сий­ский до­го­вор 1833, обезо­па­сив­ший рос. чер­но­мор­ское по­бе­ре­жье (пре­иму­ще­ст­ва Рос­сии в ис­поль­зо­ва­нии Чёр­но­го м. ли­к­ви­ди­ро­ва­ны Лон­дон­ски­ми кон­вен­ция­ми 1840 и 1841). По­сле вхо­ж­де­ния ка­зах. Стар­ше­го жу­за в со­став Рос­сии бы­ли ус­та­нов­ле­ны рус.-кит. от­но­ше­ния в Центр. Азии (Куль­джин­ский до­го­вор 1851). В со­от­вет­ст­вии с ин­ст­рук­ция­ми Н. I под­пи­сан пер­вый рус.-япон. до­го­вор – Си­мод­ский трак­тат 1855.

Н. I про­дол­жил по­ли­ти­ку тер­ри­то­ри­аль­но­го рас­ши­ре­ния Рос. им­пе­рии. К сер. 19 в. Рос­сия вклю­чи­ла в свой со­став ог­ром­ную об­ласть ка­зах. сте­пей, бы­ло по­дав­ле­но ан­ти­рос­сий­ское дви­же­ние под рук. Ке­не­са­ры Ка­сы­мо­ва. Безо­пас­ность но­вых тер­ри­то­рий обес­пе­чи­ва­ли вновь по­стро­ен­ные ук­ре­п­ле­ния – Ураль­ское (1845, Ир­гиз-Ка­ла, ны­не с. Ир­гиз Ак­тю­бин­ской обл. Ка­зах­ста­на), Орен­бург­ское (1845, ны­не с. Тур­гай Кос­та­най­ской обл. Ка­зах­ста­на), Вер­ное (1854, ны­не Ал­ма-Ата) у под­но­жия Тянь-Ша­ня и др.; на­ча­лось за­вое­ва­ние по­гра­нич­ных кре­по­стей Ко­канд­ско­го хан­ст­ва, в хо­де Ко­канд­ских по­хо­дов взя­та кре­пость Ак-Ме­четь (1853, ны­не г. Кы­зы­лор­да в Ка­зах­ста­не).

Во­пре­ки по­зи­ции мин. ин. дел К. В. Нес­сель­ро­де, опа­сав­ше­го­ся столк­но­ве­ний с Ки­та­ем, Н. I под­дер­жал дея­тель­ность Г. И. Не­вель­ско­го и Н. Н. Му­равь­ё­ва (впо­след­ст­вии Му­равь­ёв-Амур­ский) по при­сое­ди­не­нию При­аму­рья и Ус­су­рий­ско­го края к Рос­сии (см. Амур­ская экс­пе­ди­ция 1849–55), в 1854 пре­дос­та­вил Му­равь­ё­ву пра­во вес­ти пе­ре­го­во­ры с кит. пра­ви­тель­ст­вом, ко­то­рые за­вер­ши­лись под­пи­са­ни­ем Ай­гун­ско­го до­го­во­ра 1858.

В хо­де ди­пло­ма­тич. кон­флик­та с Фран­ци­ей из-за кон­тро­ля над ц. Ро­ж­де­ст­ва Хри­сто­ва в Виф­лее­ме Н. I с це­лью ока­зать дав­ле­ние на Османскую империю (в состав которой входила Палестина) и при­влечь её на свою сто­ро­ну вновь ввёл вой­ска в Мол­да­вию и Ва­ла­хию. На от­каз Н. I вы­вес­ти вой­ска Турция объ­яви­ла вой­ну Рос­сии (Крым­ская вой­на 1853–56). Во­пре­ки ожи­да­ни­ям Н. I, на сто­ро­не Тур­ции со­вме­ст­но вы­сту­пи­ли Фран­ция и Ве­ли­ко­бри­та­ния, а Ав­ст­рия, на по­мощь ко­то­рой осо­бен­но рас­счи­тывал Н. I, дер­жа­ла вра­ж­деб­ный Рос­сии ней­тра­ли­тет. Н. I не­ожи­дан­но умер в раз­гар Се­ва­сто­поль­ской обо­ро­ны 1854–55. По­сле­до­вав­шее вско­ре по­ра­же­ние в вой­не по­дор­ва­ло ме­ж­ду­нар. ав­то­ри­тет Рос­сии и её влия­ние на Ближ­нем Вос­то­ке и Бал­кан­ском п-ове и в ко­неч­ном ито­ге по­слу­жи­ло толч­ком к про­ве­де­нию «Ве­ли­ких ре­форм» имп. Алек­сан­д­ра II.

Н. I ус­та­нов­лен па­мят­ник на Исаа­ки­ев­ской пл. С.-Пе­тер­бур­га в 1859 (скульп­то­ры П. К. Клодт, Р. К. За­ле­ман, Н. А. Ра­ма­за­нов, ар­хи­тек­то­ры О. Мон­фер­ран, Л. Борн­ш­тедт, Р. К. Вей­гельт). В его честь по­лу­чи­ли на­зва­ние Ни­ко­ла­евск го­ро­да в Са­ра­тов­ской губ. (1835, ны­не Пу­га­чёв) и на Даль­нем Вос­то­ке (1856, Ни­ко­ла­евск-на-Аму­ре).

Ис­точн.: От­мет­ки Ни­ко­лая Пав­ло­ви­ча на пред­став­ляе­мых ему бу­ма­гах // Рус­ский ар­хив. 1895. № 5; Сб. Рус­ско­го ис­то­ри­чес­ко­го об­ще­ст­ва. СПб., 1896. Т. 98: Ма­те­риа­лы и чер­ты к био­гра­фии им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая I и к ис­то­рии его царст­во­ва­ния; Пись­ма им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая I к кн. П. М. Вол­кон­ско­му и гр. Б. А. Пер­во­ско­му. СПб., 1903; Ре­ск­рип­ты и пись­ма им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая I к кн. Мен­ши­ко­ву за вре­мя Се­ва­сто­поль­ской обо­ро­ны. СПб., 1908; Сб. Рус­ско­го ис­то­ри­чес­ко­го об­щест­ва. СПб., 1910–1911. Т. 131–132: Пе­ре­пис­ка им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая Пав­ло­ви­ча с ве­ли­ким кня­зем, це­са­ре­ви­чем Кон­стан­ти­ном Пав­ло­ви­чем // Сб. Рус­ско­го ис­то­ри­че­ско­го об­ще­ст­ва. СПб., 1910–1911. Т. 131–132; Ни­ко­лай I: Муж. Отец. Им­пе­ра­тор. М., 2000; Ни­ко­лай I и его вре­мя: До­ку­мен­ты, пись­ма, днев­ни­ки, ме­муа­ры, сви­де­тель­ст­ва со­вре­мен­ни­ков и тру­ды ис­то­ри­ков / Сост., вступ. ст., ком­мент. Б. Н. Та­ра­со­ва. М., 2000. Т. 1–2; Ни­ко­лай I и его эпо­ха: [Вос­по­ми­на­ния и сви­детель­ст­ва со­вре­мен­ни­ков]. М., 2001; Ни­ко­лай I. Мо­ло­дые го­ды: вос­по­ми­на­ния, днев­ни­ки, пись­ма. СПб., 2008.

Соч.: Вос­по­ми­на­ния о мла­ден­че­ских го­дах им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая Пав­ло­ви­ча, за­пи­сан­ные им соб­ст­вен­но­руч­но. СПб., 1906; За­мет­ки на по­лях ру­ко­пи­си М. А. Кор­фа // Ме­ж­ду­цар­ст­вие 1825 г. и вос­ста­ние де­каб­ри­стов в пе­ре­пис­ке и ме­муа­рах чле­нов цар­ской се­мьи. М.; Л., 1926; За­пис­ки о всту­п­ле­нии на пре­стол // Там же; Из днев­ни­ков Ни­ко­лая Пав­ло­ви­ча // Там же.

Лит.: Корф М. А. Вос­ше­ст­вие на пре­стол им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая I. СПб., 1857; Та­ти­щев С. С. Внеш­няя по­ли­ти­ка им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая I. СПб., 1887; Шиль­дер Н. К. Им­пе­ра­тор Ни­ко­лай Пер­вый, его жизнь и цар­ст­во­ва­ние: В 2 т. СПб., 1903; Тим­чен­ко-Ру­бан Г. И. Очерк дея­тель­но­сти ве­ли­ко­го кня­зя и им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая Пав­ло­ви­ча как ру­ко­во­ди­те­ля во­ен­но-ин­же­нер­ной ча­стью. СПб., 1912–1914. Т. 1–2; Ще­го­лев П. Е. Ни­ко­лай I и де­каб­ристы. П., 1919; Пре­сня­ков А. Е. Апо­гей са­мо­дер­жа­вия: Ни­ко­лай I. Л., 1925; Ми­ро­нен­ко С. В. Стра­ни­цы тай­ной ис­то­рии са­мо­дер­жа­вия: По­ли­ти­че­ская ис­то­рия Рос­сии пер­вой по­ло­ви­ны XIX сто­ле­тия. М., 1990; он же. Ни­ко­лай I // Ро­ма­но­вы. Ис­то­ри­че­ские порт­ре­ты. М., 1997. Кн. 2; Ки­ня­пи­на Н. С. Внеш­няя по­ли­ти­ка Ни­ко­лая I // Но­вая и но­вей­шая ис­то­рия. 2002. № 1–2; Рах­ма­тул­лин М. А. Им­пе­ра­тор Ни­ко­лай I гла­за­ми со­вре­мен­ни­ков // Оте­че­ст­вен­ная ис­то­рия. 2004. № 6; Ру­жиц­кая И. В. За­ко­но­да­тель­ная дея­тель­ность в цар­ст­во­ва­ние им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая I. М., 2005; Вы­скоч­ков Л. В. Ни­ко­лай I. 2-е изд. М., 2006; Ни­ко­лай I: лич­ность и эпо­ха: но­вые ма­те­риа­лы. СПб., 2007; Би­би­ков Г. Н. А. Х. Бен­кен­дорф и по­ли­ти­ка им­пе­ра­то­ра Ни­ко­лая I. М., 2009.

Вернуться к началу