Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КРИ́ВИЧИ

Авторы: В. С. Нефёдов

КРИ́ВИЧИ, со­юз вост.-слав. пле­мён кон. 1-го – нач. 2-го тыс. По ар­хео­ло­гич. данным, сфор­ми­ро­ва­лись не позд­нее сер. 8 в. на тер­ри­то­рии сев.-зап. Смо­лен­щины и сев.-вост. Бе­ло­рус­сии в ре­зуль­та­те ас­си­ми­ля­ции при­шлы­ми сла­вя­на­ми ме­ст­но­го вос­точ­но-балт­ско­го или бал­то-слав. на­се­ле­ния (но­си­те­лей ту­шем­лин­ско-бан­це­ров­ской куль­ту­ры). Со­глас­но «По­вес­ти вре­мен­ных лет», К. за­ни­ма­ли тер­ри­то­рии, рас­по­ло­жен­ные по верх­не­му те­че­нию Вол­ги, Зап. Дви­ны и Днеп­ра; зап. К. – по­ло­ча­не, по­се­лив­шие­ся в рай­оне р. По­ло­та (пра­вый при­ток Зап. Дви­ны) и совр. г. По­лоцк. Мн. ар­хео­ло­ги 20 в., в ча­ст­но­сти В. В. Се­дов, счи­та­ли К. но­си­те­ля­ми длин­ных кур­га­нов куль­ту­ры и де­ли­ли их на «псков­скую» и «смо­лен­ско-по­лоц­кую» груп­пы. В на­стоя­щее вре­мя бо­лее на­дёж­но обос­но­ва­на ги­по­те­за, свя­зы­ваю­щая К. толь­ко с куль­ту­рой смо­лен­ских длин­ных кур­га­нов 8–10 вв. Впер­вые упо­мя­ну­ты в со­чи­не­нии ви­зант. имп. Кон­стан­ти­на VII Баг­ря­но­род­но­го «Об управ­ле­нии им­пе­ри­ей» (сер. 10 в.). На стра­ни­цах рус. ле­то­пи­сей К. и оп­ре­де­ле­ние «кривь­ские» встре­ча­ют­ся с 859 по 1161.

Женские украшения кривичей 11–12 вв. (изображение без масштаба; серебро, бронза, латунь): 1 – нашивная бляшка от головного убора; 2 – перстень; 3–5 – подвески: круглая, л...

В 8–9 вв., по дан­ным ар­хео­ло­гии, аре­ал К. ох­ва­ты­вал Смо­лен­ское По­дне­п­ро­вье, По­лоц­кое и Смо­лен­ское По­двинье, вер­хо­вья рек Бе­ре­зи­на и Ви­лия. В кон. 9 – 10 вв. К. ста­ли рас­се­лять­ся в вер­ховь­ях Зап. Дви­ны и Вол­ги, а так­же в Бра­слав­ском По­озе­рье (се­ве­ро-за­пад Бе­ло­рус­сии). Ха­рак­тер­ные для куль­ту­ры смо­лен­ских длин­ных кур­га­нов жен­ские ук­ра­ше­ния и ке­ра­ми­ка из­вест­ны и в ря­де тор­го­во-ре­мес­лен­ных по­се­ле­ний се­ве­ро-за­па­да Вост. Ев­ро­пы: в Ла­до­ге (см. Ста­рая Ла­до­га), Пско­ве, Из­бор­ске, Кам­но и др. К. уча­ст­во­ва­ли в со­бы­ти­ях 859–862, свя­зан­ных с при­зва­ни­ем ва­ря­гов, в по­хо­де нов­го­род­ско­го кн. Оле­га на Ки­ев (ок. 882). Че­рез пле­мен­ную тер­ри­то­рию К. про­хо­ди­ли важ­ней­шие тор­го­вые пу­ти Вост. Ев­ро­пы, в т. ч. путь «из ва­ряг в гре­ки», в её гра­ни­цах поя­ви­лись пер­вые го­ро­да – Смо­ленск (пер­во­на­чаль­но на­хо­дил­ся, ве­ро­ят­но, в Гнёз­до­ве), По­лоцк, Ви­тебск, Лу­комль. К сер. 10 в. сло­жи­лись две ран­не­го­су­дарств. струк­ту­ры со сто­ли­ца­ми По­лоцк и Смо­ленск, хо­тя гл. роль в их фор­ми­ро­ва­нии, по-ви­ди­мо­му, иг­ра­ли не столь­ко К., сколь­ко про­ник­шее на эту тер­ри­то­рию раз­но­эт­нич­ное на­се­ле­ние, осо­бен­но рус.-сканд. во­ен­но-тор­го­вая ари­сто­кра­тия. В кон. 10 – сер. 11 вв., по­сле окон­ча­тель­но­го при­сое­ди­не­ния ареа­ла К. к Др.-рус. гос-ву, на ос­но­ве этих ран­не­го­су­дарств. об­ра­зо­ва­ний воз­ник­ли По­лоц­кое кня­же­ст­во и Смо­лен­ское кня­же­ст­во. К., со­став­ляв­шие осн. на­се­ле­ние на­зван­ных кня­жеств, вли­лись в со­став др.-рус. на­род­но­сти.

В 11–12 вв. К. (точ­нее, их по­том­ки, сме­шав­шие­ся с пред­ста­ви­те­ля­ми др. групп др.-рус. на­се­ле­ния) со­хра­ня­ли оп­ре­де­лён­ное куль­тур­ное свое­об­ра­зие. Тер­ри­то­рия их рас­се­ле­ния зна­чи­тель­но уве­ли­чи­лась, она ох­ва­ты­ва­ла на се­ве­ро-вос­то­ке бас­сейн Верх­ней Вол­ги (при­мер­но до впа­де­ния в неё р. Мед­ве­ди­ца) и ме­жду­ре­чье Вол­ги и Мо­ск­вы, на юго-вос­то­ке – бас­сей­ны вер­ховь­ев Уг­ры, Дес­ны и Ипу­ти, на се­ве­ро-за­па­де – ме­ж­ду­ре­чье Зап. Дви­ны и Ве­ли­кой, на юго-за­па­де – пра­вые при­то­ки Днеп­ра (при­мер­но до ли­нии Минск – Мо­ги­лёв); в кон. 10 – нач. 13 вв. на этой тер­ри­тории бы­ло ос­но­ва­но бо­лее 20 др.-рус. го­ро­дов. По­гре­бе­ния К. 11–12 вв. – тру­по­по­ло­же­ния го­ло­вой в осн. на за­пад под по­лу­сфе­рич. кур­га­на­ми. В 11 – нач. 12 вв. хо­ро­ни­ли на го­ри­зон­те, час­то на вы­жжен­ной пло­щад­ке, ино­гда в де­рев. до­мо­ви­нах. В 12 в. рас­про­стра­ни­лись тру­по­по­ло­же­ния в ямах, в т. ч. в гро­бах. Ха­рак­тер­ны до­пол­ни­тель­ные и впу­ск­ные по­гре­бе­ния, т. е. под­за­хо­ро­не­ние в кур­ган близ­ких род­ст­вен­ни­ков. К кон. 12 – нач. 13 вв. кур­ган­ные на­сы­пи и по­гре­баль­ный ин­вен­тарь прак­ти­че­ски ис­чез­ли, что свя­за­но с рас­про­стра­не­ни­ем хри­сти­ан­ст­ва. Эт­но­гра­фич. свое­об­ра­зие жен­ско­го кос­тю­ма К. 11–12 вв. де­мон­ст­ри­ру­ют в пер­вую оче­редь брас­ле­то­образ­ные и ромбощитковые ви­соч­ные коль­ца с за­вя­зан­ны­ми кон­ца­ми и пло­ские под­вес­ки-конь­ки «смо­лен­ско­го ти­па»; ори­ги­наль­ны так­же жен­ские го­лов­ные убо­ры с на­ши­ты­ми ме­тал­лич. бляш­ка­ми или стек­лян­ными бу­си­на­ми. Ос­таль­ные ук­ра­ше­ния и де­та­ли кос­тю­ма (пер­ст­не­об­раз­ные ви­соч­ные коль­ца, шей­ные грив­ны, разл. бу­сы, на­груд­ные под­вес­ки, за­стёж­ки, пряж­ки, по­яс­ные коль­ца, брас­ле­ты, пер­ст­ни и др.), а так­же бы­то­вые пред­ме­ты и не­мно­го­числ. ору­жие ти­пич­ны для др.-рус. куль­ту­ры в це­лом.

Лит.: Се­дов В. В. Вос­точ­ные сла­вя­не в VI– XIII вв. М., 1982; Ену­ков В. В. Ран­ние эта­пы фор­ми­ро­ва­ния смо­лен­ско-по­лоц­ких кри­ви­чей. М.; Курск, 1990; Штыхаў Г. В. Кры­вiчы. Мiнск, 1992; Гор­ский А. А. Кри­ви­чи и по­ло­ча­не в IX–X вв. (Во­про­сы по­ли­ти­че­ской ис­то­рии) // Древ­ней­шие го­су­дар­ст­ва Вос­точ­ной Ев­ро­пы: ма­те­риа­лы и ис­сле­до­ва­ния, 1992–1993. М., 1995.

Вернуться к началу