Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КЕ́РЕНСКИЙ

Авторы: Б. И. Колоницкий, П. Г. Рогозный

КЕ́РЕНСКИЙ Алек­сандр Фё­до­ро­вич [22.4(4.5).1881, Сим­бирск – 11.6.1970, Нью-Йорк; по­хо­ро­нен в Лон­до­не], рос. гос. и по­ли­тич. дея­тель. Дво­ря­нин. Сын Ф. М. Ке­рен­ско­го (1842–1912), д. стат. сов. (1887), ди­рек­то­ра Сим­бир­ской муж­ской гим­на­зии (с 1879), гл. ин­спек­то­ра учи­лищ Тур­ке­стан­ско­го края (с 1889). К. окон­чил юри­дич. фа­куль­тет С.-Пе­терб. ун-та (1904). По­мощ­ник при­сяж­но­го по­ве­рен­но­го, с 1909 при­сяж­ный по­ве­рен­ный. В хо­де Ре­во­лю­ции 1905–07 был бли­зок к пар­тии со­циа­ли­стов-ре­во­лю­цио­не­ров (ПСР), со­труд­ни­чал в ра­ди­каль­ном ж. «Бу­ре­ве­ст­ник», не­ко­то­рое вре­мя был сто­рон­ни­ком так­ти­ки ин­ди­ви­ду­аль­но­го тер­ро­ра (со­глас­но вос­по­ми­на­ни­ям К., он пы­тал­ся всту­пить в Бое­вую ор­га­ни­за­цию ПСР, од­на­ко по­лу­чил от­каз). В дек. 1905 (янв. 1906) К. аре­сто­ван за хра­нение ре­воль­ве­ра и при­зы­вав­ших к во­оруж. вос­ста­нию про­кла­ма­ций, в апр. 1906 осво­бо­ж­дён под осо­бый над­зор по­ли­ции с за­пре­ще­ни­ем про­жи­вать в сто­ли­цах и не­ко­то­рых круп­ных го­ро­дах. К. жил в Таш­кен­те, од­на­ко бла­го­да­ря се­мей­ным свя­зям в сент. 1906 вер­нул­ся в С.-Пе­тер­бург.

Примк­нул к груп­пе ра­ди­каль­ных ад­во­ка­тов, за­щи­щав­ших лиц, об­ви­няв­ших­ся в со­вер­ше­нии по­ли­тич. пре­сту­п­ле­ний. На сво­ём пер­вом су­деб­ном про­цес­се, где он за­щи­щал груп­пу эст. кре­сть­ян, об­ви­няв­ших­ся в под­жо­ге и раз­граб­ле­нии по­ме­щичь­е­го иму­ще­ст­ва, К. до­бил­ся оп­рав­да­ния боль­шин­ст­ва об­ви­няе­мых (1906). Осо­бую из­вест­ность ему при­нес­ло уча­стие в су­деб­ном про­цес­се над ли­де­ра­ми пар­тии «Даш­нак­цу­тюн» (1912), ко­гда из 145 об­ви­няе­мых 95 бы­ли оп­рав­да­ны. К. был на­зна­чен гла­вой об­ществ. ко­мис­сии по рас­сле­до­ва­нию Лен­ско­го рас­стре­ла 1912, соз­дан­ной ли­бе­раль­ны­ми и со­циа­ли­стич. груп­па­ми Гос. ду­мы. Де­пу­тат 4-й Гос. ду­мы (1912–17) от Са­ра­тов­ской губ., член, с 1915 пред. фрак­ции тру­до­ви­ков (см. в ст. Тру­до­вая груп­па). Од­но­вре­мен­но под­дер­жи­вал связь с разл. под­поль­ны­ми ор­га­ни­за­ция­ми, пре­ж­де все­го с груп­па­ми ПСР. С 1912 чл. тай­ной орг-ции «Ве­ли­кий Вос­ток на­ро­дов Рос­сии», в ко­то­рой вско­ре стал иг­рать вид­ную роль, не­ко­то­рое вре­мя был ге­не­раль­ным сек­ре­та­рём её Вер­хов­но­го со­ве­та (дея­тель­ность К. в струк­ту­рах «по­ли­ти­че­ско­го ма­сон­ст­ва» не­од­но­крат­но ста­но­ви­лась пред­ме­том раз­но­об­раз­ных тол­ко­ва­ний и ну­ж­да­ет­ся в даль­ней­шем ис­сле­до­ва­нии). К. под­пи­сал ре­зо­лю­цию кол­ле­гии сто­лич­ных ад­во­ка­тов с про­тес­том про­тив Бей­ли­са де­ла (1913); в чис­ле др. ини­циа­то­ров этой ак­ции осу­ж­дён на 8 мес тю­рем­но­го за­клю­че­ния, од­на­ко в от­но­ше­нии К., за­щи­щён­но­го де­пу­тат­ской не­при­кос­но­вен­но­стью, при­го­вор не был ис­пол­нен (по­пыт­ки вла­стей вы­вес­ти К. из со­ста­ва Ду­мы не увен­ча­лись ус­пе­хом).

В хо­де 1-й ми­ро­вой вой­ны К. пы­тал­ся объ­е­ди­нить для борь­бы про­тив су­ще­ст­во­вав­ше­го по­ли­тич. ре­жи­ма разл. груп­пы де­пу­та­тов Гос. ду­мы. Он всё бо­лее рез­ко вы­сту­пал про­тив пра­ви­тель­ст­ва, а за­тем и про­тив вер­хов­ной вла­сти. В но­яб. 1916 на­звал су­ще­ст­во­вав­ший в стра­не ре­жим «ок­ку­па­ци­он­ным». В се­ре­ди­не февр. 1917, не­за­дол­го до на­ча­ла Февр. ре­во­лю­ции 1917, на за­се­да­нии Ду­мы К. при­звал к «фи­зи­че­ско­му уст­ра­не­нию» ви­нов­ни­ков «го­су­дар­ст­вен­ной анар­хии», что бы­ло ис­тол­ко­ва­но об­ществ. мне­ни­ем и вла­стя­ми как при­зыв к ца­ре­убий­ст­ву. Ре­чи К. в Ду­ме за­пре­ща­лись цен­зу­рой к пуб­ли­ка­ции, что ещё бо­лее уве­ли­чи­ва­ло его по­пу­ляр­ность. В на­ча­ле Февр. ре­во­лю­ции 1917 К. спо­соб­ст­во­вал при­ня­тию Ду­мой ре­ше­ния о под­держ­ке мас­со­во­го ан­ти­пра­ви­тельств. дви­же­ния на ули­цах Пет­ро­гра­да. 27 февр. (12 мар­та) во­шёл в со­став Врем. к-та Гос. ду­мы, из­бран то­ва­ри­щем пред. Ис­пол­ко­ма Пет­рогр. со­ве­та. Ре­ши­тель­ные дей­ст­вия К. в этот день (ввод вос­став­ших войск в зда­ние Ду­мы, при­зыв аре­сто­вы­вать дея­те­лей «ста­ро­го ре­жи­ма») при­нес­ли ему не­обы­чай­ную по­пу­ляр­ность; её рос­ту так­же спо­соб­ст­во­ва­ли мно­го­числ. вы­сту­п­ле­ния К., об­ла­дав­ше­го ора­тор­ским да­ром. Не­смот­ря на ре­ше­ние Ис­пол­ко­ма Пет­рогр. со­ве­та о за­пре­те пред­ста­ви­те­лям «ре­во­лю­ци­он­ной де­мо­кра­тии» вхо­дить в пра­ви­тель­ст­во [1(14) мар­та], К., по­лу­чив под­держ­ку на об­щем за­се­да­нии Со­ве­та, 2(15) мар­та во­шёл в пер­вый со­став Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ст­ва как ми­нистр юс­ти­ции. В даль­ней­шем К. был во­ен. и мор. ми­ни­ст­ром [5(18).5.1917–30.8(12.9).1917], с 8(21) ию­ля – так­же ми­ни­ст­ром-пред­се­да­те­лем; 1(14).9.1917–25.9(8.10).1917 К. воз­глав­лял кол­ле­гию из 5 ми­ни­ст­ров – «Ди­рек­то­рию», или «Со­вет пя­ти» (вер­хов­ный ор­ган вла­сти), а за­тем вновь стал ми­ни­ст­ром-пред­се­да­те­лем. Вско­ре по­сле Февр. ре­во­лю­ции К. зая­вил о сво­ей при­над­леж­но­сти к ПСР.

К. уча­ст­во­вал в пе­ре­го­во­рах с вел. кн. Ми­хаи­лом Алек­сан­д­ро­ви­чем, под­дер­жи­вая его от­каз за­нять пре­стол [3(16) мар­та]. К. счи­тал­ся ини­циа­то­ром мн. по­ста­нов­ле­ний Врем. пра­ви­тель­ст­ва, ко­то­рые име­ли ре­во­люц. ха­рак­тер. В ча­ст­но­сти, ему при­пи­сы­ва­лись ини­циа­ти­ва от­ме­ны смерт­ной каз­ни, ре­ше­ние об ос­во­бо­ж­де­нии по­ли­тич. за­клю­чён­ных (хо­тя со­от­вет­ст­вую­щее рас­по­ря­же­ние бы­ло от­да­но ра­нее ко­мис­са­ра­ми Врем. к-та Гос. ду­мы).

Рег­ла­мен­ти­руя ре­во­люц. пре­об­ра­зо­ва­ния в ар­мии в ка­че­ст­ве во­ен. ми­ни­ст­ра, в мае 1917 К. из­дал при­каз о пра­вах во­ен­но­слу­жа­щих, име­но­вав­ший­ся так­же Дек­ла­ра­ци­ей прав сол­да­та («Дек­ла­ра­ция Ке­рен­ско­го»), ко­то­рая на­строи­ла про­тив не­го, с од­ной сто­ро­ны, сол­дат, уви­дев­ших в Дек­ла­ра­ции ущем­ле­ние по­лу­чен­ных в ре­зуль­та­те Февр. ре­во­лю­ции 1917 прав, а с дру­гой – часть офи­це­ров, счи­тав­ших, что К. спо­соб­ст­ву­ет раз­ва­лу ар­мии. К. – ор­га­ни­за­тор не­удач­но­го Июнь­ско­го на­сту­п­ле­ния 1917 рос. ар­мии. Санк­цио­ни­ро­вал вос­ста­нов­ле­ние смерт­ной каз­ни на фрон­те [12(25) ию­ля]. Под­дер­жал на­зна­че­ние Вер­хов­ным глав­но­ко­ман­дую­щим ген. от инф. Л. Г. Кор­ни­ло­ва [19 ию­ля (1 авг.)]. По ини­циа­ти­ве К. для пре­одо­ле­ния об­ще­на­цио­наль­но­го кри­зи­са в авг. 1917 в Мо­ск­ве бы­ло со­зва­но Го­су­дар­ст­вен­ное со­ве­ща­ние. На нём К. зая­вил, что лю­бая ата­ка на власть бу­дет «пре­кра­ще­на же­ле­зом и кро­вью». Он в це­лом при­нял пред­ло­же­ния Кор­ни­ло­ва по вос­ста­нов­ле­нию дис­ци­п­ли­ны в ар­мии и по­ряд­ка в стра­не, хо­тя офи­ци­аль­но и не взял на се­бя чёт­ких обя­за­тельств (см. Кор­ни­ло­ва вы­ступ­ле­ние 1917). В хо­де даль­ней­ших пе­ре­го­во­ров К. и Кор­ни­ло­ва, ко­то­рые ве­лись че­рез по­сред­ни­ков, меж­ду ни­ми на­рас­та­ло не­до­ве­рие. 27 авг. (9 сент.) К. от­стра­нил Кор­ни­ло­ва от долж­но­сти Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­дую­ще­го. По­ста­нов­ле­ни­ем Врем. пра­ви­тель­ст­ва от 30 авг. (12 сент.) Вер­хов­ным глав­но­ко­ман­дую­щим на­зна­чен К. На Де­мо­кра­ти­че­ском со­ве­ща­нии 1917 К. от­стаи­вал воз­мож­ность об­ра­зо­ва­ния но­во­го коа­лиц. пра­ви­тель­ст­ва вновь из пред­ста­ви­те­лей со­циа­ли­стов и ка­де­тов.

К осе­ни 1917 по­пу­ляр­ность К. рез­ко упа­ла, он на­хо­дил­ся в по­ли­тич. изо­ля­ции, бу­ду­чи и для ле­вых со­циа­ли­стов, и для по­ли­тич. сил, вы­сту­пав­ших за ус­та­нов­ле­ние во­ен. дик­та­ту­ры, «из­мен­ни­ком». Ут­ром 25 окт. (7 но­яб.), с на­ча­лом Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции 1917, К. вы­ехал из Пет­ро­гра­да, что­бы встре­тить вы­зван­ные им с фрон­та вой­ска (по­лу­чил рас­про­стра­не­ние лож­ный слух о том, что К. уе­хал из Пет­ро­гра­да на ав­то­мо­би­ле по­соль­ст­ва США). Од­на­ко ко­ман­до­ва­ние Сев. фрон­та от­ме­ни­ло при­ка­зы К., ссы­ла­ясь на от­сут­ст­вие бое­спо­соб­ных час­тей (мож­но пред­по­ло­жить, что ко­ман­до­ва­ние фрон­та не же­ла­ло уча­ст­во­вать в гражд. вой­не, под­дер­жи­вая не­по­пу­ляр­но­го К.). В рас­по­ря­же­нии К. ока­за­лись толь­ко не­ко­то­рые ка­за­чьи час­ти 3-го Кон­но­го кор­пу­са ген.-л. П. Н. Крас­но­ва, а так­же отд. час­ти и под­раз­де­ле­ния др. со­еди­не­ний, ко­то­рые по­сле боя с вой­ска­ми Пет­рогр. ВРК от­ка­за­лись про­дол­жать борь­бу (это оз­на­ча­ло не­уда­чу Ке­рен­ско­го – Крас­но­ва вы­сту­п­ле­ния 1917). К. ед­ва из­бе­жал аре­ста и спас­ся, пе­ре­одев­шись мат­ро­сом (слу­хи о его пе­ре­оде­ва­нии в кос­тюм се­ст­ры ми­ло­сер­дия не име­ют под со­бой ос­но­ва­ний). К. сло­жил с се­бя зва­ние ми­ни­ст­ра-пред­се­да­те­ля и пе­ре­дал долж­ность Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­дую­ще­го ген.-л. Н. Н. Ду­хо­ни­ну. Скры­вал­ся в Нов­го­род­ской губ., Фин­лян­дии, Пет­ро­гра­де и Мо­ск­ве. На­ме­ре­вал­ся вы­сту­пить на Уч­ре­дит. со­б­ра­нии (был из­бран его чле­ном), од­на­ко ру­ко­во­дство ПСР не раз­ре­ши­ло К. при­быть на за­се­да­ние со­б­ра­ния, обос­но­вы­вая свой от­каз опа­се­ния­ми за его безо­пас­ность (в дей­ст­ви­тель­но­сти часть ру­ко­во­дства ПСР не же­ла­ла свя­зы­вать с не­по­пу­ляр­ным К. судь­бу пар­тии).

В ию­не 1918 К. не­ле­галь­но вы­ехал в Лон­дон, где вёл пе­ре­го­во­ры с брит. и франц. гос. дея­те­ля­ми о под­держ­ке ан­ти­боль­ше­ви­ст­ских сил в Рос­сии (окон­чи­лись не­удач­но, т. к. К. не вос­при­ни­ма­ли как серь­ёз­но­го парт­нё­ра по пе­ре­го­во­рам). До 1940 он жил пре­им. во Фран­ции, из­да­вал газ. «За Рос­сию» (1919–21, Па­риж, на франц. яз.), га­зе­ту, за­тем жур­нал «Дни» (1922–25, Бер­лин; 1925–33, Па­риж), ж. «Но­вая Рос­сия» (1936–40, Па­риж). Пы­та­ясь стать ли­де­ром ан­ти­боль­ше­ви­ст­ской эмиг­ра­ции и поль­зу­ясь под­держ­кой пра­ви­тельств Фран­ции и Че­хо­сло­ва­кии, К. сыг­рал боль­шую роль в соз­да­нии Вне­пар­тий­но­го де­мо­кра­тич. объ­е­ди­не­ния (1920–22), ко­то­рое объ­яви­ло сво­ей це­лью борь­бу как с боль­ше­виз­мом, так и про­тив кон­сер­ва­тив­ных сил.

К. осу­дил пакт Мо­ло­то­ва – Риб­бен­тро­па 1939, ко­то­рый счи­тал сою­зом дик­та­тур, на­прав­лен­ным про­тив де­мо­кра­тий. По­сле на­ча­ла 2-й ми­ро­вой вой­ны под­дер­жал Фран­цию и Ве­ли­ко­бри­та­нию, счи­тая, что их це­лью в вой­не яв­ля­ет­ся не толь­ко по­ра­же­ние Гер­ма­нии, но и ос­во­бо­ж­де­ние Рос­сии от боль­ше­виз­ма. Вы­сту­пил на сто­ро­не Фин­лян­дии в хо­де со­вет­ско-фин­лянд­ской вой­ны 1939–40. В ию­не 1940 уе­хал в США. По­сле на­ча­ла Вел. Отеч. вой­ны К. из­ме­нил свою по­зи­цию по от­но­ше­нию к СССР, вы­сту­пил в его под­держ­ку, од­но­вре­мен­но тре­бо­вал ли­бе­ра­ли­за­ции сов. ре­жи­ма. По­сле окон­ча­ния 2-й ми­ро­вой вой­ны К. ор­га­ни­зо­вы­вал по­мощь пе­ре­ме­щён­ным ли­цам – сов. гра­ж­да­нам, ока­зав­шим­ся в Зап. Ев­ро­пе и не же­лав­шим воз­вра­щать­ся на ро­ди­ну. В об­ста­нов­ке на­ча­ла «хо­лод­ной вой­ны» К. вновь стал боль­ше кри­ти­ко­вать СССР (вме­сте с тем от­стаи­вал обос­но­ван­ность сов. тер­ри­то­ри­аль­ных при­об­ре­те­ний, сде­лан­ных по ито­гам 2-й миро­вой вой­ны); в 1949 с по­мо­щью пра­ви­тель­ст­ва США соз­дал и воз­гла­вил ан­ти­ком­му­ни­стич. Ли­гу борь­бы за нар. сво­бо­ду, ре­дак­ти­ро­вал пе­чат­ный ор­ган Ли­ги – из­да­ние «Гря­ду­щая Рос­сия» (при­ло­же­ние к газ. «Но­вое рус­ское сло­во», 1949–50). С 1949 вы­сту­пал на рус­ско­языч­ных ра­дио­про­грам­мах Би-Би-Си.

В эмиг­ра­ции К. пуб­ли­ко­вал разл. ва­ри­ан­ты сво­их вос­по­ми­на­ний, ко­то­рые пе­ча­та­лись в жур­на­лах «Дни», «Со­вре­мен­ные за­пис­ки», «Во­ля Рос­сии», «Но­вый жур­нал», вы­пус­ка­лись на раз­ных язы­ках в ви­де отд. из­да­ний. Наи­бо­лее об­шир­ный ва­ри­ант вос­по­ми­на­ний К. – «Рос­сия на ис­то­ри­че­ском по­во­ро­те» – из­дан в США на англ. яз. [«Russia and history’s turning point», 1965; нем. (1966) и франц. (1967) пер.; рус. пер. из­дан в Рос­сии в ж. «Во­про­сы ис­то­рии» в 1990–91, а так­же отд. из­да­ния­ми в 1993, 1996, 2006]. К. ра­бо­тал в Стан­форд­ском ун-те, на ос­но­ве ма­те­риа­лов Гу­ве­ров­ско­го ин­сти­ту­та ар­хи­ва совм. с амер. ис­то­ри­ком Р. П. Брау­де­ром К. из­дал сб. до­ку­мен­тов «The Russian Provisional Go­vernment, 1917: Documents» («Рус­ское Вре­мен­ное пра­ви­тель­ст­во, 1917: До­ку­мен­ты», vol. 1–3, 1961), ко­то­рый яв­ля­ет­ся од­ной из наи­бо­лее важ­ных до­ку­мен­таль­ных пуб­ли­ка­ций по рос. по­ли­тич. ис­то­рии 1917; со­став­ляя сбор­ник, К. ис­клю­чил из не­го ряд до­ку­мен­тов, не­бла­го­при­ят­но ос­ве­щав­ших его дея­тель­ность.

Соч.: Де­ло Кор­ни­ло­ва. М., 1918; Гат­чи­на. М., 1922. М., 1990; Из­да­ле­ка: Сб. ст. (1920–1921). Па­риж, 1922; The catastrophe: Kerensky’s own story of the Russian Revolution. N. Y.; L., 1927; La revolution russe, 1917. P., 1928; The cru­cifixion of liberty. L.; N. Y., 1934; Рус­ская ре­во­лю­ция, 1917. М., 2005; Днев­ник по­ли­ти­ка: ре­во­лю­ция на­ча­лась! Из­да­ле­ка. Де­ло Кор­ни­ло­ва. М., 2007.

Лит.: Стар­цев В. И. Крах ке­рен­щи­ны. Л., 1982; Abraham R. A. Kerensky: first love of the revolution. N. Y.; L., 1987; Ко­ло­ниц­кий Б. И. А. Ф. Ке­рен­ский и Ме­реж­ков­ские // Ли­те­ра­тур­ное обо­зре­ние. 1991. № 3; Го­ли­ков А. Г. Фе­но­мен Ке­рен­ско­го // Оте­че­ст­вен­ная ис­то­рия. 1992. № 5; А. Ке­рен­ский: лю­бовь и не­на­висть ре­во­лю­ции: Днев­ни­ки, ста­тьи, очер­ки, вос­по­ми­на­ния со­вре­мен­ни­ков / Сост. Г. Л. Со­бо­лев. Че­бок­са­ры, 1993; Иоф­фе Г. З. Сем­на­дца­тый год: Ле­нин, Ке­рен­ский, Кор­ни­лов. М., 1995; Бас­ма­нов МИ., Ге­ра­си­мен­ко ГА., Гу­сев В. К. А. Ф. Ке­рен­ский. Са­ра­тов, 1996; Ко­ло­ниц­кий Б. И. Культ А. Ф. Ке­рен­ско­го: Об­раз ре­во­лю­ци­он­ной вла­сти // Оте­че­ст­вен­ная ис­то­рия. 1999. № 4; Ни­ко­ла­ев А. Б. А. Ф. Ке­рен­ский о Фев­раль­ской ре­во­лю­ции // Клио. 2004. № 3.

Вернуться к началу