ИСТО́РИЯ

ИСТО́РИЯ (от греч. ἱστορία, букв. – рас­спра­ши­ва­ние; све­де­ния, по­лу­чен­ные пу­тём рас­спро­сов), 1) про­цесс раз­ви­тия при­ро­ды и че­ло­ве­че­ст­ва; 2) нау­ка, изу­чаю­щая про­шлое, кон­крет­ные про­яв­ле­ния и за­ко­но­мер­но­сти ис­то­рич. про­цес­са, раз­ви­тие об­ще­ст­ва и дея­тель­ность лю­дей во всём её мно­го­об­ра­зии.

Возникновение и становление исторической науки

И. воз­ник­ла как осо­бый лит. жанр в глу­бо­кой древ­но­сти из ми­фо­ло­гич. пред­став­ле­ний, при­об­рет­ших фор­му ле­ген­дар­но-эпич. ска­за­ний, и лишь по­сте­пен­но, на про­тя­же­нии мно­гих сто­ле­тий, при­об­ре­та­ла чер­ты нау­ки. Пред­став­ле­ния о еди­ном про­стран­ст­ве И., од­но­на­прав­лен­ном ли­ней­ном не­об­ра­ти­мом вре­ме­ни, вос­хо­ж­де­нии че­ло­ве­ка от пер­во­го «за­ве­та» Бо­га к по­сле­дую­щим впер­вые поя­ви­лись в Биб­лии с са­мо­го на­ча­ла её фор­ми­ро­ва­ния во 2-й пол. 2-го тыс. до н. э. При­мер­но столь же древ­няя ис­то­рич. тра­ди­ция су­ще­ст­ву­ет в Ки­тае, а так­же в Древ­нем Егип­те, Ме­со­по­та­мии и др. древ­ней­ших оча­гах ци­ви­ли­за­ции. Сле­дую­щий шаг в раз­ви­тии ис­то­рич. пред­став­ле­ний свя­зан с ан­тич­ным ми­ром (5 в. до н. э. – 5 в. н. э.), соз­дав­шим пред­по­сыл­ки для вы­чле­не­ния соб­ст­вен­но И. из еди­ной по­зна­ва­тель­ной сис­те­мы и пре­вра­ще­ния её в са­мо­сто­ят. от­расль по­зна­ния; воз­ник­ли греч. (по­лис­ная) и рим. (дер­жав­ная, им­пер­ская) тра­ди­ции. В 3–5 вв. н. э. фор­ми­ро­ва­лась хри­сти­ан­ская кон­цеп­ция ис­то­рич. раз­ви­тия, опи­рав­шая­ся на биб­лей­скую тра­ди­цию и дос­ти­же­ния ан­тич­ной ис­то­рич. мыс­ли. В то же вре­мя эта кон­цеп­ция пре­одо­ле­ла ха­рак­тер­ное для ан­тич­но­сти пред­став­ле­ние о цик­лич­но­сти и по­вто­ряе­мо­сти И. и вы­дви­ну­ла про­ви­ден­циа­лист­скую по сво­ей су­ти идею еди­но­го ли­ней­но­го про­цес­са, рас­про­стра­няю­ще­го­ся на всю ой­ку­ме­ну. Ср.-век. ис­то­рия, по пре­иму­ще­ст­ву опи­са­тель­ная, в Но­вое вре­мя ста­ла боль­ше объ­яс­няю­щей, что и пре­до­пре­де­ли­ло её пре­вра­ще­ние в нау­ку в 18–19 вв. в стра­нах Зап. Ев­ро­пы и в Рос­сии. Ус­лож­не­ние ре­шае­мых И. за­дач при­ве­ло к диф­фе­рен­циа­ции и спе­циа­ли­за­ции ис­то­рич. зна­ния. Из со­ста­ва И. вы­де­ли­лись ис­точ­ни­ко­ве­де­ние и вспо­мо­га­тель­ные ис­то­ри­че­ские дис­ци­п­ли­ны (ну­миз­ма­ти­ка, сфра­ги­сти­ка, па­лео­гра­фия, мет­ро­ло­гия, ар­хео­гра­фия, ди­пло­ма­ти­ка, ар­хи­ви­сти­ка и др.). Как са­мо­сто­ят. от­рас­ли на­уч­но­го зна­ния с собств. ме­то­ди­ка­ми и ме­то­до­ло­ги­ей оп­ре­де­ли­лись ар­хео­ло­гия и эт­но­гра­фия (эт­но­ло­гия). Поя­ви­лась осо­бая дис­ци­п­ли­на, изу­чаю­щая раз­ви­тие са­мой ис­то­рич. нау­ки, – ис­то­рио­гра­фия. В 18–19 вв. ста­ли фор­ми­ро­вать­ся нац. ис­то­рио­гра­фич. шко­лы, уко­ре­нять­ся на­прав­ле­ния, обу­слов­лен­ные до­ми­ни­ро­ва­ни­ем тех или иных ми­ро­воз­зрен­че­ских и ис­то­рио­соф­ских идей. И. ока­за­лась вос­тре­бо­ван­ной об­ще­ст­вом и вла­стью, ко­то­рые уви­де­ли в ней мощ­ное ору­дие для раз­ре­ше­ния со­ци­аль­ных и по­ли­тич. про­блем. Од­на­ко на ру­бе­же 20 и 21 вв. в са­мой ис­то­рич. нау­ке воз­ник­ли но­вые про­бле­мы, ко­то­рые ча­стью со­об­ще­ст­ва ис­то­ри­ков вос­при­ни­ма­ют­ся как сим­пто­мы кри­зи­са. Сбли­же­ние И. с др. нау­ка­ми, ак­тив­ное ис­поль­зо­ва­ние ме­то­дов, раз­ра­бо­тан­ных эти­ми нау­ка­ми, даль­ней­шая диф­фе­рен­циа­ция ис­сле­до­ва­ний су­ще­ст­вен­но обо­га­ти­ли ис­сле­до­ва­тель­ский ар­се­нал ис­то­ри­ка, но в то же вре­мя соз­да­ли уг­ро­зу рас­ще­п­ле­ния тра­диц. пред­ме­та ис­то­рич. нау­ки, пре­вра­ще­ния её са­мой в под­от­рас­ли др. на­ук. Си­туа­ция усу­губ­ля­ет­ся на­рас­таю­щи­ми про­цес­са­ми в об­ществ. соз­на­нии, всё бо­лее ув­ле­чён­ном па­ра­диг­ма­ми по­стмо­дер­низ­ма, с его без­гра­нич­ным ре­ля­ти­виз­мом, при­зна­ни­ем со­су­ще­ст­во­ва­ния на­уч­но­го и па­ра­на­уч­но­го зна­ния, сти­ра­ни­ем гра­ней ме­ж­ду стро­гим ис­сле­до­ва­ни­ем и сен­са­ци­он­ны­ми «от­кры­тия­ми», пред­ло­жен­ны­ми пуб­ли­ке людь­ми, не об­ла­даю­щи­ми про­фес­сио­наль­ны­ми зна­ния­ми и уме­ни­ем. Ре­шить все эти про­бле­мы ис­то­рич. нау­ка в со­стоя­нии на пу­ти раз­ви­тия собств. ме­то­до­ло­гич. ба­зы, уг­луб­лён­но­го изу­че­ния ис­точ­ни­ков и по­пу­ля­ри­за­ции ре­зуль­та­тов серь­ёз­ных на­уч. ис­сле­до­ва­ний.

Структура исторической науки

Фото А. И. Нагаева Труды по всеобщей истории.

Ис­то­рич. про­цесс по­ро­ж­да­ет та­кое мно­же­ст­во яв­ле­ний, что для его вос­при­ятия тре­бу­ет­ся рас­чле­не­ние все­го про­стран­ст­вен­но-вре­мен­но́­го кон­ти­нуу­ма на отд. эле­мен­ты. При­ня­то раз­де­лять И. на оте­че­ст­вен­ную (собств. стра­ны) и все­об­щую (за­ру­беж­ных го­су­дарств и на­ро­дов). Мно­ги­ми ис­то­ри­ка­ми не де­ла­ет­ся раз­ли­чий ме­ж­ду все­об­щей и все­мир­ной ис­то­ри­ей. Все­об­щую И. обыч­но раз­де­ля­ют на на­цио­наль­ную (эт­ни­че­скую) и ре­гио­наль­ную. Пер­вая изу­ча­ет И. отд. стран, гос. об­ра­зо­ва­ний и на­ро­дов (И. Ки­тая, И. Свя­щен­ной Рим. им­пе­рии, И. ар­мян, И. Ва­ти­ка­на и т. д.). Вто­рая объ­е­ди­ня­ет И. свя­зан­ных об­щи­ми чер­та­ми куль­тур­но-ис­то­рич. раз­ви­тия разл. стран или на­ро­дов (И. Сре­ди­зем­но­мо­рья, И. слав. стран, И. Лат. Аме­ри­ки и т. д.). Слож­ность изу­че­ния ре­гио­наль­ной И. за­клю­ча­ет­ся в том, что по­ня­тие «ис­то­рич. ре­ги­он» весь­ма под­виж­но и не сов­па­да­ет с ус­той­чи­вым по­ня­ти­ем «гео­гра­фич. ре­ги­он». К на­цио­наль­ной И. при­мы­ка­ет крае­ве­де­ние («ме­ст­ная ис­то­рия») – ком­плекс­ная дис­ци­п­ли­на, где ве­ду­щую роль на­ря­ду с И. иг­ра­ет гео­гра­фия.

Ещё бо­лее слож­ной вы­сту­па­ет про­бле­ма вер­ти­каль­но­го чле­не­ния И., её пе­рио­ди­за­ции. Со­су­ще­ст­ву­ют неск. прин­ци­пов пе­рио­ди­за­ции И., в ос­но­ве ка­ж­до­го из них – разл. при­зна­ки, оп­ре­де­ляю­щие из­ме­не­ния в об­ще­ст­ве: сме­на ре­лиг. ве­ро­ва­ний, раз­ви­тие идей, из­ме­не­ние об­ще­ств.-по­ли­тич. строя, воз­ник­но­ве­ние но­вых яв­ле­ний в эко­но­ми­ке и пр. Наи­бо­лее древ­ний из них ос­но­ван на ре­лиг. ве­ре. Вся И. во мно­гих ре­ли­ги­оз­ных (ми­фо­ло­ги­зи­ро­ван­ных) сис­те­мах сво­дит­ся к двум осн. эта­пам: мир хао­са и ди­ко­сти до по­яв­ле­ния «един­ст­вен­но ис­тин­ной» ре­ли­гии, а за­тем мир, ос­вя­щён­ный этой ре­ли­ги­ей, ко­то­рая объ­яс­ня­ет лю­дям «за­кон» или цель их су­ще­ст­во­ва­ния. Обыч­но эти эта­пы до­пол­ня­ют­ся эс­ха­то­ло­ги­че­ским, а в пос­лед­нее вре­мя так­же фу­ту­ро­ло­гич. пред­став­ле­ни­ем о бу­ду­щем, что вы­хо­дит за рам­ки соб­ст­вен­но И. Су­щест­вен­ные кор­рек­ти­вы в по­доб­ную тра­ди­цию по­ни­ма­ния дви­же­ния И. вне­сла эпо­ха Воз­ро­ж­де­ния, реа­би­ли­ти­ро­вав­шая язы­че­скую ан­тич­ность, а эпо­ху рас­про­стра­не­ния и ут­вер­жде­ния хри­сти­ан­ст­ва снис­хо­ди­тель­но име­но­вав­шая «сред­ни­ми ве­ка­ми». Про­све­ще­ние про­дол­жи­ло эту ра­бо­ту, ука­зав на разл. фа­зы раз­ви­тия че­ло­ве­че­ст­ва как на сту­пе­ни про­грес­са. Со 2-й пол. 18 в. в соз­на­нии об­ра­зо­ван­ных ев­ро­пей­цев за­пе­чат­ле­лась та пе­рио­ди­за­ция все­мир­ной И., ко­то­рой мно­гие при­дер­жи­ва­ют­ся и по­ны­не: от пер­во­быт­но­го об­ще­ст­ва че­рез вос­точ­ные дес­по­тии и ан­тич­ные Гре­цию и Рим к Сред­не­ве­ко­вью и Но­во­му вре­ме­ни. В ос­но­ву это­го дви­же­ния бы­ли по­ло­же­ны пе­ре­ме­ны в куль­ту­ре, соз­на­нии, ре­лиг. пред­став­ле­ни­ях. В 19 в. эта сис­те­ма со­хра­ни­ла свои преж­ние па­ра­мет­ры, на­пол­нив их но­вым, ма­те­риа­ли­сти­че­ским со­дер­жа­ни­ем. Мар­ксизм, со­хра­нив от­час­ти преж­ние гра­да­ции раз­ви­тия че­ло­ве­че­ско­го со­об­ще­ст­ва, обос­но­вал идею о мо­ни­сти­че­ской ос­но­ве дви­же­ния И., за­клю­чав­шей­ся в сме­не гос­под­ствую­щих форм про­из­водств. от­но­ше­ний и со­от­вет­ст­вую­щих им форм соб­ст­вен­но­сти на сред­ст­ва про­из­вод­ст­ва (тео­рия сме­ны об­ществ.-эко­но­мич. фор­ма­ций). Те­перь под ан­тич­но­стью под­ра­зу­ме­ва­лось об­ще­ст­во, ос­но­ван­ное на экс­плуа­та­ции раб­ско­го тру­да, под Сред­не­ве­ковь­ем – гос­под­ство фео­да­лиз­ма, по­ни­мае­мо­го, пре­ж­де все­го, как эко­но­мич. сис­те­ма, Но­вое вре­мя ис­тол­ко­вы­ва­лось как эпо­ха тор­же­ст­ва ка­пи­та­лиз­ма. По­сле Окт. ре­во­лю­ции 1917 сов. учё­ные-мар­ксис­ты вы­де­ли­ли ещё и пе­ри­од но­вей­шей И., свя­зав его с воз­ник­но­ве­ни­ем но­вой об­ществ.-эко­но­мич. фор­ма­ции. В тра­диц. за­пад­ной ис­то­рич. нау­ке так­же вы­де­ля­ет­ся но­вей­ший пе­ри­од И., но он обыч­но не свя­зы­ва­ет­ся с к.-л. кон­крет­ны­ми со­бы­тия­ми, а лишь ус­лов­но обо­зна­ча­ет со­во­куп­ность яв­ле­ний и про­цес­сов, сви­де­те­ля­ми ко­то­рых яв­ля­ют­ся жи­ву­щие в этот пе­ри­од по­ко­ле­ния. Мо­ди­фи­ка­ци­ей ма­те­риа­ли­стич. по­ни­ма­ния И. яви­лось ши­ро­ко рас­про­стра­нив­шее­ся во 2-й пол. 20 в. пред­став­ле­ние о пе­ре­хо­де от об­ще­ст­ва, по­треб­ляю­ще­го про­дук­ты при­ро­ды, к об­ще­ст­ву про­из­во­дя­ще­му, ко­то­рое, в свою оче­редь, про­шло в сво­ём раз­ви­тии по край­ней ме­ре две фа­зы – аг­рар­ную (тра­ди­ци­он­ную) и ин­ду­ст­ри­аль­ную. Позд­нее ин­ду­ст­ри­аль­ная фа­за бы­ла над­строе­на пе­рио­дом фор­ми­ро­ва­ния по­стин­ду­ст­ри­аль­но­го об­ще­ст­ва, ко­то­рое на­зы­ва­ют так­же ин­фор­ма­ци­он­ным.

Ис­то­рич. нау­ка име­ет внутр. спе­циа­ли­за­цию, ори­ен­ти­ро­ван­ную на изу­че­ние кон­крет­ных про­яв­ле­ний че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти (во­ен. И., эко­но­мич. И., ис­то­рии куль­ту­ры, ре­ли­гии, ес­те­ст­во­зна­ния и тех­ни­ки, ин­тел­лек­ту­аль­ная И., ис­то­рия-био­гра­фия и т. д.) или отд. пе­рио­дов че­ло­ве­че­ской И. (ме­дие­ви­сти­ка, И. Древ­не­го ми­ра или Но­во­го вре­ме­ни и т. д.), на изу­че­ние И. стран и на­ро­дов.

Функции исторической науки

Как лю­бой нау­ке, И. свой­ст­вен­на по­зна­ва­тель­ная функ­ция. Ис­то­рич. нау­ка по­зво­ля­ет луч­ше по­нять свя­зи ме­ж­ду яв­ле­ния­ми, тен­ден­ции из­ме­не­ний, оп­ре­де­лить ме­сто че­ло­ве­ка или со­об­ще­ст­ва в по­сто­ян­но ме­няю­щей­ся кар­ти­не бы­тия, вы­явить ор­га­нич. един­ст­во про­шло­го, на­стоя­ще­го и бу­ду­ще­го. Об­ще­ст­во тре­бу­ет от ис­то­ри­ка су­ж­де­ний и вы­во­дов, ко­то­рые по­мог­ли бы из­бе­жать по­вто­ре­ния со­вер­шён­ных в про­шлом оши­бок («уро­ки ис­то­рии»). В то же вре­мя ис­то­рик, как и че­ло­век, за­ня­тый лю­бым др. ин­тел­лек­ту­аль­ным тру­дом, изу­ча­ет свой пред­мет не толь­ко ра­ди дос­ти­же­ния кон­крет­ной прак­тич. це­ли, но так­же ру­ко­во­дству­ет­ся не имею­щим гра­ниц про­фес­сио­наль­ным по­зна­ва­тель­ным ин­те­ре­сом. Ещё од­на важ­ная функ­ция И. свя­за­на с её ком­му­ни­ка­тив­ным ха­рак­те­ром. Ис­то­ри­ки не толь­ко на­ка­п­ли­ва­ют ин­фор­ма­цию, но и пе­ре­ра­ба­ты­ва­ют её для ак­ту­аль­но­го при­ме­не­ния и для ис­поль­зо­ва­ния в бу­ду­щем. Ис­то­рич. нау­ка – мощ­ный ком­му­ни­ка­тор, пе­ре­даю­щий зна­ния обо всём, что про­изош­ло в ми­ре лю­дей, от по­ко­ле­ния к по­ко­ле­нию. Вме­сте с язы­ком, обы­чая­ми и тра­ди­ция­ми, а так­же ре­ли­ги­ей И. слу­жит од­ним из гл. средств обо­зна­че­ния соб­ст­вен­ной иден­ти­фи­ка­ции для це­лых на­ро­дов и отд. лю­дей, для фор­ми­ро­ва­ния у них ис­то­ри­че­ско­го соз­на­ния. С этим пря­мо свя­за­ны фик­са­ция в па­мя­ти лю­дей важ­ней­ших со­бы­тий в жиз­ни об­ще­ст­ва, вы­ра­бот­ка идео­ло­гии го­су­дарств, по­ли­тич. воз­зре­ний, про­грамм об­ществ. дви­же­ний. Важ­ней­шее ме­сто за­ни­ма­ет об­ра­зо­ва­тель­ная функ­ция. Она за­клю­ча­ет­ся в разъ­яс­не­нии ис­то­ри­ка­ми об­ще­ст­ву су­ти по­знан­ных им яв­ле­ний, ис­то­рич. пу­тей, прой­ден­ных на­ро­да­ми и го­су­дар­ст­ва­ми, при­чин ус­пе­хов и не­удач на этих пу­тях. Близ­ко к об­ра­зо­ва­тель­ной на­хо­дит­ся вос­пи­та­тель­ная функ­ция И., за­ро­див­шая­ся ещё в Древ­нем ми­ре, где боль­шое зна­че­ние при­да­ва­лось «вос­пи­та­нию гра­ж­да­ни­на» на ис­то­рич. при­ме­рах гражд. доб­ро­де­те­ли. В И. ви­дят си­лу, ут­вер­ж­даю­щую в соз­на­нии лю­дей так­же нравств. и ре­лиг. доб­ро­де­те­ли. И. при­ня­то рас­смат­ри­вать и как дей­ст­вен­ное сред­ст­во в вос­пи­та­нии пат­рио­тич. чувств, де­фи­цит ко­то­рых чре­ват нац. ка­та­ст­ро­фа­ми. Об­ще­ст­во при­зна­ёт и про­гно­сти­че­скую функ­цию ис­то­рич. нау­ки. Есть учё­ные, ко­то­рые при­да­ют са­мо­сто­ят. зна­че­ние эс­те­ти­че­ской функ­ции ис­то­рич. нау­ки, ко­то­рую они рас­смат­ри­ва­ют как ос­но­ву и мо­тив для син­те­за тео­ре­тич. и эс­те­тич. ос­вое­ния ми­ра.

Составные элементы исторического исследования

Фото А. И. Нагаева Труды по российской истории.

Це­ли и за­да­чи ис­то­рич. нау­ки дик­ту­ют осн. приё­мы ра­бо­ты ис­то­ри­ка. Ме­то­до­ло­гия ис­то­рич. ис­сле­до­ва­ния оп­ре­де­ля­ет­ся со­во­куп­но­стью вы­ра­бо­тан­ных вре­ме­нем проф. на­вы­ков и идей­но-тео­ре­тич. ус­та­нов­ка­ми ис­сле­до­ва­те­лей. Раз­ли­чия ме­то­до­ло­гич. под­хо­дов, на­ря­ду с осо­бен­но­стя­ми твор­че­ских ин­ди­ви­ду­аль­но­стей ис­сле­до­ва­те­лей, при­во­дят к раз­но­об­ра­зию трак­то­вок ис­то­рич. сю­же­тов, скла­ды­ва­нию на­уч. школ, воз­ник­но­ве­нию кон­ку­ри­рую­щих кон­цеп­ций, соз­да­ют ос­но­ву для на­уч. дис­кус­сий. Ме­то­до­ло­гия и тео­рия ис­то­рич. нау­ки оп­ре­де­ля­ют по­ни­ма­ние са­мим ис­то­ри­ком ха­рак­те­ра, фак­то­ров и на­прав­лен­но­сти ис­то­рич. про­цес­са. Ме­то­до­ло­гия И. опи­ра­ет­ся на об­щие ло­гич. прин­ци­пы ме­то­до­ло­гии нау­ки, но из двух осн. ме­то­дов на­уч. по­зна­ния – на­блю­де­ния и экс­пе­ри­мен­та – И. име­ет воз­мож­ность ис­поль­зо­вать толь­ко пер­вый. Что ка­са­ет­ся на­блю­де­ния, то пе­ред ис­то­ри­ком, как и пе­ред вся­ким учё­ным, сто­ит за­да­ча ми­ни­ми­зи­ро­вать воз­дей­ст­вие са­мо­го на­блю­да­те­ля на изу­чае­мый пред­мет. Для ис­то­ри­ка эта за­да­ча ока­зы­ва­ет­ся не ме­нее труд­ной, чем для фи­зи­ка или био­ло­га, хо­тя в дан­ном слу­чае кон­такт ме­ж­ду на­блю­да­те­лем и пред­ме­том осу­ще­ст­в­ля­ет­ся прин­ци­пи­аль­но иным об­ра­зом.

Сре­ди ме­то­дов ис­то­рич. нау­ки наи­боль­шее рас­про­стра­не­ние по­лу­чил срав­ни­тель­но-ис­то­ри­че­ский ме­тод. Он по­зво­ля­ет вы­яв­лять тен­ден­ции ис­то­рич. про­цес­са, фор­ми­ру­ет на­уч. ба­зу его пе­рио­ди­за­ции, ука­зы­ва­ет на об­щее и осо­бен­ное в И., да­ёт воз­мож­ность пре­одо­леть пё­ст­рую обо­лоч­ку яв­ле­ний и про­ник­нуть в их сущ­ность. Срав­ни­тель­но-ис­то­рич. ме­тод пред­по­ла­га­ет ти­по­ло­ги­за­цию ис­то­рич. яв­ле­ний, по­зво­ляю­щую от­де­лить их сущ­но­ст­ные ха­рак­те­ри­сти­ки от вто­рич­ных, не­обя­за­тель­ных. Ти­по­ло­ги­за­ция яв­ля­ет­ся убе­ди­тель­ной на­уч. аль­тер­на­ти­вой прак­ти­ке пря­мых ана­ло­гий, ко­то­рая до­пус­ка­ет сво­бод­ное срав­не­ние раз­лич­ных по са­мой сво­ей при­ро­де, но внеш­не схо­жих яв­ле­ний и ве­дёт к оп­ро­мет­чи­вым вы­во­дам. Раз­ви­тие срав­ни­тель­но-ис­то­рич. ме­то­да спо­соб­ст­во­ва­ло ста­нов­ле­нию ис­то­риз­ма (в рус­ле ко­то­ро­го все яв­ле­ния про­шло­го и И. в це­лом рас­смат­ри­ва­ют­ся как не­кий про­цесс раз­ви­тия, под­чёр­ки­ва­ет­ся прин­ци­пи­аль­ная не­вос­про­из­во­ди­мость су­ще­ст­вен­ных ха­рак­те­ри­стик ис­то­рич. эпох, не­смот­ря на их ка­жу­щую­ся иден­тич­ность), при­шед­ше­го на сме­ну про­ви­ден­циа­лиз­му (кон­цеп­ции Бо­же­ст­вен­но­го пре­до­пре­де­ле­ния), рас­про­стра­нён­но­му в ан­тич­ном и ср.-век. об­ще­ст­ве и со­хра­нив­ше­му­ся в мо­ди­фи­ци­ро­ван­ном ви­де в Но­вое и Но­вей­шее вре­мя. С сер. 19 в. стал скла­ды­вать­ся ис­то­ри­ко-диа­лек­ти­че­ский ме­тод, в ос­но­ве ко­то­ро­го ле­жа­ла фор­ма­ци­он­ная тео­рия, идея вос­хо­дя­ще­го од­но­на­прав­лен­но­го ста­ди­аль­но­го раз­ви­тия ис­то­рич. про­цес­са. С ним кон­ку­ри­ру­ет ци­ви­ли­за­ци­он­ный ме­тод, ко­то­рый рас­смат­ри­ва­ет И. ка­ж­до­го со­об­ще­ст­ва (эт­но­са, го­су­дар­ст­ва и т. д.) как ор­га­нич­ный про­цесс, де­тер­ми­ни­ро­ван­ный ли­бо Выс­шим про­мыс­лом, ли­бо ус­ло­вия­ми ес­теств. сре­ды оби­та­ния. Ис­то­ри­ки, ос­но­вы­ваю­щие свои ис­сле­до­ва­ния на ци­ви­ли­за­ци­он­ном под­хо­де, час­то ото­жде­ст­в­ля­ют ис­то­рич. про­цесс с раз­ви­ти­ем куль­ту­ры, про­хо­дя­щей че­рез неск. фаз из­ме­не­ний по­доб­но жи­во­му ор­га­низ­му. Слож­ность это­го ме­то­да за­клю­ча­ет­ся в оп­ре­де­ле­нии гра­ниц «ци­ви­ли­за­ции». В по­след­нее вре­мя по­яви­лись по­пыт­ки вы­де­ле­ния на ос­но­ве ци­ви­ли­за­ци­он­ных под­хо­дов к изу­че­нию И. осо­бой дис­ци­п­ли­ны – ци­ви­лио­ло­гии. С во­вле­че­ни­ем в ис­сле­до­ва­тель­ский обо­рот мас­со­вых ис­точ­ни­ков в ис­то­рич. нау­ке по­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние ма­те­ма­ти­че­ские ме­то­ды.

Сбли­же­ние с со­цио­ло­ги­ей по­зво­ли­ло ис­то­ри­кам ак­тив­но при­ме­нять ме­то­ди­ки, прак­ти­куе­мые в со­цио­ло­гич. ис­сле­до­ва­ни­ях. Так, из со­цио­ло­гии в И. при­шёл кон­тент-ана­лиз. Ак­тив­но ис­поль­зу­ет со­цио­ло­гич. ме­то­ды так­же ген­дер­ная И., вы­де­лив­шая­ся в по­след­ние го­ды в са­мо­сто­ят. на­прав­ле­ние ис­то­рич. нау­ки. По­доб­ным же об­ра­зом из прак­ти­ки ис­поль­зо­ва­ния но­вых ме­то­дов вы­рос­ли та­кие на­прав­ле­ния и шко­лы ис­то­рич. ис­сле­до­ва­ний, как про­по­со­гра­фия, раз­вив­шая­ся из ис­то­ри­ко-био­гра­фич. ис­сле­до­ва­ний, мик­ро­ис­то­рия, со­сре­до­то­чив­шая­ся на изу­че­нии «ка­пил­ля­ров» ис­то­рии, и др. Важ­ней­шее зна­че­ние для изу­че­ния ран­ней И. че­ло­ве­че­ст­ва име­ют ис­то­ри­ко-лин­гвис­тич. ис­сле­до­ва­ния, со­че­таю­щие под­хо­ды И. и язы­ко­зна­ния. Ис­то­ри­ки прак­ти­ку­ют и под­хо­ды, вы­ра­бо­тан­ные пси­хо­ана­ли­зом, что при­но­сит оп­ре­де­лён­ные ре­зуль­та­ты при объ­яс­не­нии мо­ти­вов по­ве­де­ния отд. ис­то­рич. пер­со­на­жей. Центр. ме­сто в раз­ви­тии ме­то­до­ло­гии И. на совр. эта­пе за­ня­ли идеи меж­дис­ци­п­ли­нар­но­го изу­че­ния про­шло­го, пла­но­мер­ной ин­те­гра­ции ис­то­рич. нау­ки в еди­ное ис­сле­до­ва­тель­ское про­стран­ст­во с гео­гра­фи­ей, эко­но­мич. нау­кой, со­цио­ло­ги­ей, со­ци­аль­ной пси­хо­ло­ги­ей. Дви­же­ние по это­му пу­ти по­зво­ли­ло ис­то­ри­кам уви­деть но­вые ис­то­рич. го­ри­зон­ты и спо­соб­ст­во­ва­ло воз­ник­но­ве­нию но­вых дис­ци­п­лин, ле­жа­щих на сты­ках с др. нау­ка­ми (ис­то­ри­че­ской гео­гра­фии, ис­то­ри­че­ской де­мо­гра­фии, пси­хои­сто­рии и т. д.). Са­ма И. всё ча­ще рас­смат­ри­ва­ет­ся как часть бо­лее ши­ро­кой нау­ки – со­ци­аль­ной ан­тро­по­ло­гии.

И в за­ру­беж­ной, и в отеч. ис­то­рич. нау­ке по­сто­ян­но по­яв­ля­ют­ся но­вые ме­то­ды, что свя­за­но с по­треб­но­стя­ми са­мой нау­ки и с за­им­ст­во­ва­ния­ми из смеж­ных дис­ци­п­лин (со­цио­ло­гии, эт­но­ло­гии, де­мо­гра­фии, куль­ту­ро­ло­гии и др.). Со­вер­шен­ст­ву­ет­ся ка­те­го­ри­аль­но-по­ня­тий­ный ап­па­рат ис­то­рич. нау­ки. Опыт ис­то­рич. ис­сле­до­ва­ний по­след­них сто­ле­тий по­ка­зал, что на­зван­ные и иные ме­то­ды по­зво­ля­ют бо­лее или ме­нее точ­но опи­сать и объ­яс­нить отд. сто­ро­ны ис­то­рич. про­цес­са, дать ключ к ре­ше­нию кон­крет­ных ис­сле­до­ва­тель­ских за­дач, но не мо­гут пре­тен­до­вать на уни­вер­саль­ный ха­рак­тер. Обыч­но в ис­то­рич. ис­сле­до­ва­нии при­ме­ня­ет­ся со­че­та­ние разл. ме­то­дов, что по­зво­ля­ет ис­то­ри­ку мак­си­маль­но рас­ши­рить спектр ре­шае­мых на­уч. за­дач.

Ме­то­до­ло­гия И. на­хо­дит­ся в тес­ной свя­зи с раз­ви­ти­ем ис­сле­до­ва­тель­ских ме­то­дик, ко­то­рые, хо­тя и слу­жат кон­крет­ным ин­ст­ру­мен­та­ри­ем спе­циа­ли­ста, ока­зы­ва­ют оп­ре­де­лён­ное воз­дей­ст­вие на фор­ми­ро­ва­ние ме­то­до­ло­гич. ба­зы И. как нау­ки.

Историческая наука и смысл истории

Мыс­ли­те­ли раз­ных эпох не раз за­да­ва­лись во­про­сом о смыс­ле И. Наи­бо­лее дав­ним по вре­ме­ни и со­хра­нив­шим не­ма­ло при­вер­жен­цев до на­ших дней нуж­но счи­тать по­ни­ма­ние И. как осу­ще­ст­в­ле­ние Бо­же­ст­вен­но­го про­мыс­ла. Про­све­ти­те­ли по­пы­та­лись объ­яс­нить со­дер­жа­ние и смысл ис­то­рич. про­цес­са как раз­ви­тие ра­зу­ма и на­ук. Г. В. Ф. Ге­гель и его по­сле­до­ва­те­ли вер­ну­лись к те­лео­ло­гич. обос­но­ва­нию су­ти И., об­лёк­ши сам про­цесс в диа­лек­тич. фор­мы. Ис­то­ри­ки-по­зи­ти­ви­сты фак­ти­че­ски сня­ли про­бле­му смыс­ла И., со­сре­до­то­чив­шись на вы­яс­не­нии при­чин­но-след­ст­вен­ных свя­зей ме­ж­ду отд. яв­ле­ния­ми и со­бы­тия­ми и ос­та­вив её на ус­мот­ре­ние тре­ти­ро­вав­ших­ся ими фи­ло­со­фов. Но­вая по­пыт­ка ра­цио­на­ли­сти­че­ски объ­яс­нить смысл И. бы­ла пред­при­ня­та мар­ксис­та­ми, ко­то­рые, осу­див Ге­ге­ля за те­лео­ло­гич. ви­де­ние И., в ито­ге воз­ве­ли соб­ст­вен­ную те­лео­ло­гич. кон­ст­рук­цию, но уже без Бо­га или ге­ге­лев­ской «аб­со­лют­ной идеи». В 20 в. ис­то­рич. нау­ка в сво­их по­строе­ни­ях всё бо­лее оп­ре­де­лён­но ста­но­ви­лась на путь ре­ля­ти­виз­ма, ко­то­рый в кон­це кон­цов при­вёл к по­стмо­дер­низ­му, про­воз­гла­сив­ше­му при­ем­ле­мы­ми все объ­яс­не­ния. По­сти­же­ние смыс­ла И. не яв­ля­ет­ся ис­клю­чит. пре­ро­га­ти­вой ис­то­ри­ков. Оно яв­ля­ет­ся гл. за­да­чей фи­ло­со­фии ис­то­рии, в ре­ше­нии ко­то­рой ис­то­ри­ки уча­ст­ву­ют вме­сте с фи­ло­со­фа­ми и пред­ста­ви­те­ля­ми др. от­рас­лей об­ще­ст­воз­на­ния.

Изучение истории

Цен­тра­ми изу­че­ния И. из­дав­на яв­ля­лись уни­вер­си­те­ты, в ко­то­рых И. все­гда рас­смат­ри­ва­лась в ря­ду важ­ней­ших гу­ма­ни­тар­ных на­ук. В Но­вое вре­мя в раз­ных стра­нах ста­ли воз­ни­кать ис­то­рич. об­ще­ст­ва, чле­ны ко­то­рых – ис­то­ри­ки-про­фес­сио­на­лы и лю­би­те­ли ис­то­рии – ин­фор­ми­ро­ва­ли друг дру­га о ре­зуль­та­тах ис­сле­до­ва­ний, об­су­ж­да­ли ис­то­рио­гра­фич. но­во­сти. В Но­вей­шее вре­мя воз­ник­ли ис­сле­до­ва­тель­ские струк­ту­ры, объ­е­ди­няв­шие зна­чит. груп­пы спе­циа­ли­стов, за­ня­тых изу­че­ни­ем разл. ис­то­рич. про­блем. На За­па­де та­ко­го ро­да об­ра­зо­ва­ния тра­ди­ци­он­но функ­цио­ни­ру­ют, как пра­ви­ло, при уни­вер­си­те­тах; в на­шей стра­не ут­вер­ди­лась прак­ти­ка изу­че­ния ис­то­рии (как и др. на­ук) в сис­те­ме Ака­де­мии на­ук. Ве­ду­щие ин­сти­ту­ты РАН (Ин-т все­об­щей ис­то­рии, Ин-т рос. ис­то­рии, Ин-т ар­хео­ло­гии, Ин-т эт­но­ло­гии и ан­тро­по­логии, Ин-т вос­то­ко­ве­де­ния, Ин-т сла­вя­но­ве­де­ния и др.) сыг­ра­ли ог­ром­ную роль в раз­ви­тии ис­то­рич. нау­ки в СССР и РФ. Важ­ную функ­цию вы­пол­ня­ют пе­рио­дич. ис­то­рич. из­да­ния, ак­туа­ли­зи­рую­щие ис­то­рио­гра­фич. изы­ска­ния («Во­про­сы ис­то­рии», «Но­вая и но­вей­шая ис­то­рия», «Оте­че­ст­вен­ная ис­то­рия», «Сла­вя­но­ве­де­ние», «Ар­хео­ло­гия», «Эт­но­гра­фи­че­ское обо­зре­ние», «Вос­то­ко­ве­де­ние», «Вест­ник Древ­ней ис­то­рии» и др.). Не­воз­мож­но пред­ста­вить се­бе раз­ви­тие ис­то­рич. нау­ки без сис­те­мы ар­хи­вов, су­ще­ст­вую­щей в на­шей стра­не и за ру­бе­жом. Су­ще­ст­вен­ный вклад в на­ко­п­ле­ние, хра­не­ние и об­ра­бот­ку ис­то­рич. па­мят­ни­ков вно­сят ис­то­ри­че­ские му­зеи. Раз­ви­тие ис­то­рич. нау­ки в Но­вей­шее вре­мя по­тре­бо­ва­ло объ­е­ди­не­ния уси­лий ис­то­ри­ков на меж­ду­нар. уров­не. Ус­пеш­но функ­цио­ни­ру­ют Ме­ж­ду­нар. ко­ми­тет ис­то­рич. на­ук (МКИН) и др. ор­га­ни­за­ции, объ­е­ди­няю­щие ис­то­ри­ков раз­ных стран.

Лит.: Пле­ха­нов Г. В. К во­про­су о раз­ви­тии мо­ни­сти­че­ско­го взгля­да на ис­то­рию. СПб., 1895. М., 1982; Лав­ров П. Л. За­да­чи по­ни­ма­ния ис­то­рии. М., 1898; он же. Важ­ней­шие мо­мен­ты в ис­то­рии мыс­ли. М., 1903; Со­ловь­ев В. С. Три раз­го­во­ра о вой­не, про­грес­се и кон­це все­мир­ной ис­то­рии. СПб., 1900. М., 2000; Бул­га­ков С. Н. От мар­ксиз­ма к идеа­лиз­му. СПб., 1903. М., 1995; он же. Фи­ло­со­фия хо­зяй­ст­ва. М., 1912. Ч. 1. М., 1990; он же. Ос­нов­ные про­бле­мы тео­рии про­грес­са // Соч. М., 1993. Т. 2; Ка­ре­ев Н. И. Ти­по­ло­ги­че­ская и все­мир­но-ис­то­ри­че­ская точ­ки зре­ния в изу­че­нии ис­то­рии. СПб., 1905; он же. Тео­рия ис­то­ри­че­ско­го зна­ния. СПб., 1913; он же. Сущ­ность ис­то­ри­че­ско­го про­цес­са и роль лич­но­сти в ис­то­рии. 2-е изд. СПб., 1914; Лап­по-Да­ни­лев­ский А. С. Ме­то­до­ло­гия ис­то­рии. СПб., 1910–1913; Вып. 1–2. М., 2006; Вип­пер Р. Очер­ки тео­рии ис­то­ри­че­ско­го по­зна­ния. М., 1911; Шпет Г. Г. Ис­то­рия как про­бле­ма ло­ги­ки. М., 1916. Ч. 1. М., 2002; Кар­са­вин Л. П. Вос­ток, За­пад и рус­ская идея. П., 1922; Бер­дя­ев Н. А. Смысл ис­то­рии. Бер­лин, 1923. 3-е изд. М., 1990; Вер­над­ский Г. В. На­чер­та­ние рус­ской ис­то­рии. Пра­га, 1927. Ч. 1. М., 2002; Carr H. E. What is history? L.; N. Y., 1961; Ут­чен­ко С. Л. Гла­за­ми ис­то­ри­ка. М., 1966; Блок М. Апо­ло­гия ис­то­рии, или Ре­мес­ло ис­то­ри­ка. М., 1973; Гу­лы­га А. В. Эс­те­ти­ка ис­то­рии. М., 1974; Еро­фе­ев Н. А. Что та­кое ис­то­рия. М., 1976; Burke P. Socio­logy and history. L.; Boston, 1980; Барг М. А. Ка­те­го­рии и ме­то­ды ис­то­ри­че­ской нау­ки. М., 1984; Ал­па­тов М. А. Рус­ская ис­то­ри­че­ская мысль и За­пад­ная Ев­ро­па (XVIII – пер­вая по­ло­ви­на XIX в.). М., 1985; Жу­ков Е. М. Очер­ки ме­то­до­ло­гии ис­то­рии. 2-е изд. М., 1987; Гу­ре­вич А. Я. Ис­то­ри­че­ский син­тез и Шко­ла «Ан­на­лов». М., 1993; Хо­ру­жий С. С. Идея все­един­ст­ва от Ге­рак­ли­та до Бах­ти­на // Хо­ру­жий С. С. По­сле пе­ре­ры­ва. Пу­ти рус­ской фи­ло­со­фии. СПб., 1994; Ло­сев А. Ф. Ан­тич­ная фи­ло­со­фия ис­то­рии. СПб., 2000; Тош Дж. Стрем­ле­ние к ис­ти­не. Как ов­ла­деть мас­тер­ст­вом ис­то­ри­ка. М., 2000; Мо­гиль­ниц­кий Б. Г. Вве­де­ние в ме­то­до­ло­гию ис­то­рии. М., 2002; Ко­валь­чен­ко И. Д. Ме­то­ды ис­то­ри­че­ско­го ис­сле­до­ва­ния. 2-е изд. М., 2003; Рус­ская ис­то­рио­со­фия: Ан­то­ло­гия / Сост. Л. И. Но­ви­ко­ва, И. Н. Си­зем­ская. М., 2006; Дья­ко­нов И. М. Пу­ти ис­то­рии. 2-е изд. М., 2007.

Вернуться к началу