Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ИНТЕЛЛИГЕ́НЦИЯ

Авторы: В. С. Меметов, В. Н. Расторгуев

ИНТЕЛЛИГЕ́НЦИЯ (от лат. intelligens – знаю­щий, по­ни­маю­щий). По­ня­тие бы­ло впер­вые ис­поль­зо­ва­но Ци­це­ро­ном, ко­то­рый счи­тал ин­тел­ли­ген­ци­ей пред­ста­ви­те­лей «об­ра­зо­ван­ной де­мо­кра­тии». В рус. лит-ре тер­мин «И.» с са­мо­го по­яв­ле­ния в 1860-х гг. нёс в се­бе не­ко­то­рую смы­сло­вую не­оп­ре­де­лён­ность. Сло­жи­лось по мень­шей ме­ре три его тол­ко­ва­ния. В ши­ро­ком смыс­ле под И. по­ни­ма­ют­ся, с од­ной сто­ро­ны, ли­ца лю­бых со­ци­аль­ных сло­ёв и про­фес­сий, жи­ву­щие ин­тел­лек­ту­аль­ны­ми ин­те­ре­са­ми и со­став­ляю­щие куль­тур­ную сре­ду об­ще­ст­ва, а с дру­гой – со­ци­аль­ный слой, ко­то­рый объ­е­ди­ня­ет лю­дей, про­фес­сио­наль­но за­ни­маю­щих­ся ин­тел­лек­ту­аль­ным тру­дом и ху­дожественным твор­че­ст­вом и по­лучаю­щих до­ход от этой дея­тель­но­сти. На­ря­ду с ши­ро­ким зна­че­ни­ем тер­ми­на «И.» по­лу­чи­ло раз­ви­тие и уз­кое его тол­ко­ва­ние, по­зво­ляю­щее го­во­рить об И. как о спе­ци­фи­че­ски рус. яв­ле­нии, не имею­щем ана­ло­гов в других стра­нах. В этом смыс­ле И. име­ну­ет­ся лишь часть об­ра­зо­ван­но­го слоя об­ще­ст­ва, бе­ру­щая на се­бя роль вы­ра­зи­те­льницы ин­те­ре­сов на­ро­да, пре­тен­дую­щая на роль его ду­хов­но­го пас­ты­ря и пред­ста­ви­те­ля пе­ред вла­стью. В зап. тра­ди­ции нет по­ня­тия И., его ча­стич­но за­ме­ня­ет по­ня­тие «ин­тел­лек­туа­лы».

«Курсистка». Художник Н. А. Ярошенко. 1883. Калужский областной художественный музей. Архив БРЭ

Воз­ник­но­ве­ние и раз­ви­тие И. как со­ци­аль­но-проф. слоя, как пра­ви­ло, свя­зы­ва­ет­ся с рас­ши­ре­ни­ем сфе­ры ум­ст­вен­но­го тру­да в ре­зуль­та­те ут­вер­жде­ния и раз­ви­тия ка­пи­та­лиз­ма в Рос­сии, осо­бен­но по­сле ре­форм 1860–70-х гг. (хо­тя и в 18 – 1-й пол. 19 вв. из­вест­ны ли­ца, для ко­то­рых за­ня­тие ум­ст­вен­ным тру­дом или твор­че­ст­вом бы­ло про­фес­си­ей и гл. ис­точ­ни­ком до­хо­да, напр. Ф. С. Ро­ко­тов, Ф. Г. Вол­ков, Т. Н. Гра­нов­ский, А. В. Коль­цов, В. Г. Бе­лин­ский). К И. кон. 19 – нач. 20 вв. от­но­си­лись ин­же­не­ры, тех­но­ло­ги, вра­чи, учи­те­ля и пре­по­да­ва­те­ли выс­шей шко­лы, зем­ские слу­жа­щие, ста­ти­сти­ки, аг­ро­но­мы, ад­во­ка­ты, ре­дак­то­ры, жур­на­ли­сты, ху­дож­ни­ки, пи­са­те­ли и др.; по про­ис­хо­ж­де­нию они при­над­ле­жа­ли к разл. со­сло­ви­ям – дво­рян­ст­ву, ме­щан­ст­ву, ку­пе­че­ст­ву, кре­сть­ян­ст­ву и пр. Гос. слу­жа­щих обыч­но не при­ня­то от­но­сить к этой груп­пе, их вы­де­ля­ют в осо­бую со­ци­аль­но-проф. ка­те­го­рию чи­нов­ни­че­ст­ва. К нач. 1860-х гг. в Рос­сии на­счи­ты­ва­лось ок. 20 тыс. чел. с выс­шим об­ра­зо­ва­ни­ем. По дан­ным Все­рос. пе­ре­пи­си на­се­ле­ния 1897, чис­лен­ность лиц, за­ня­тых пре­им. ум­ст­вен­ным тру­дом, со­став­ля­ла ок. 726 тыс. чел. (ок. 2,7% са­мо­дея­тель­но­го на­се­ле­ния стра­ны). Из них ок. 369 тыс. чел. (ок. 51%) на­хо­ди­лись на гос. или ча­ст­ной служ­бе, в ор­га­нах об­ществ. са­мо­управ­ле­ния (в ста­ти­сти­ке эти ви­ды слу­жеб­ной дея­тель­но­сти не раз­де­ля­лись); в др. сфе­рах бы­ли за­ня­ты ок. 263 тыс. чел. (36%), в т. ч. ок. 25 тыс. чел. – в об­лас­ти нау­ки и куль­ту­ры, ок. 170 тыс. чел. – в об­лас­ти про­све­ще­ния, ок. 36 тыс. чел. – в здра­во­охра­не­нии; ок. 94 тыс. чел. (13%) ра­бо­та­ли в об­лас­ти ма­те­ри­аль­но­го про­из-ва. В по­след­ней тре­ти 19 в. на­чал­ся ин­тен­сив­ный при­ток жен­щин в сфе­ру об­ра­зо­ва­ния, ме­ди­ци­ны и куль­ту­ры (дос­туп жен­щин к управ­ле­нию про­из-вом до 1917 был прак­ти­че­ски за­крыт). К 1917 чис­лен­ность И. в Рос­сии уд­вои­лась, со­ста­вив св. 1,5 млн. чел.

«Вечеринка». Художник В. Е. Маковский. 1875–97. Третьяковская галерея (Москва). Архив БРЭ
«Рабфак идёт (Вузовцы)». Художник Б. В. Иогансон. 1928. Киевский музей русского искусства. Архив БРЭ

И. все­гда бы­ла и ос­та­ёт­ся не­од­но­род­ной не толь­ко по сво­ему со­ци­аль­но­му про­ис­хо­ж­де­нию, но и по ма­те­ри­аль­но­му по­ло­же­нию, куль­тур­но­му уров­ню, по­ли­тич. воз­зре­ни­ям. В 19 – нач. 20 вв. часть И. за­ни­ма­ла кон­сер­ва­тив­но-мо­нар­хич. по­зи­ции (напр., М. Н. Кат­ков, М. О. Мень­ши­ков, В. П. Ме­щер­ский). Ли­бе­раль­ная И. (К. К. Ар­сень­ев, Мак­сим М. Ко­ва­лев­ский, П. Н. Ми­лю­ков и др.) счи­та­ла, что со­вер­шен­ст­во­ва­ния об­ще­ст­ва и об­лег­че­ния по­ло­же­ния на­ро­да нуж­но до­би­вать­ся по­сред­ст­вом по­сте­пен­ных ре­форм и но­во­вве­де­ний, со­циа­ли­сти­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ная И. (пре­об­ла­да­ла в на­род­ни­че­ст­ве) – ре­во­люц. пу­тём. Со вре­ме­нем И. всё боль­ше по­ли­ти­зи­ро­ва­лась, за­ни­мая ско­рее ра­ди­каль­ные по­зи­ции и счи­тая, что са­мо­дер­жа­вие ме­ша­ет не­об­хо­ди­мым пре­об­ра­зо­ва­ни­ям. С этой осо­бен­но­стью рос. И. и свя­за­но третье тол­ко­ва­ние по­ня­тия «И.» – как кри­ти­че­ски на­стро­ен­ных ин­тел­лек­туа­лов, ко­то­рые на­хо­ди­лись в оп­по­зи­ции к пра­ви­тель­ст­ву и бы­ли близ­ки к ре­во­люц. иде­ям и дви­же­ни­ям. Та­кое по­ни­ма­ние И. яр­ко от­ра­зи­лось в сб. «Ве­хи» (1909, по­след­нее изд. – 2007), по­яв­ле­ние ко­то­ро­го бы­ло свя­за­но с кри­тическим ос­мыс­ле­ни­ем ито­гов Ре­во­лю­ции 1905–07. По­сте­пен­но в об­щественном соз­на­нии про­ис­хо­ди­ло сме­ще­ние трак­тов­ки по­ня­тия «И.» с ши­ро­ко­го объ­ек­та (со­ци­аль­но-проф. слой) на бо­лее уз­кую его часть – ак­тив­ную в со­ци­аль­ном и по­ли­тическом от­но­ше­нии (при дан­ном оп­ре­де­ле­нии по­ня­тия «И.» в её со­став вклю­ча­ют­ся и проф. ре­во­лю­цио­не­ры, напр. В. И. Ле­нин, В. М. Чер­нов, Г. В. Пле­ха­нов). В рус. лит-ре и пуб­ли­ци­сти­ке в кон. 19 – нач. 20 вв. ин­тел­ли­гент был пред­став­лен в об­ра­зе че­ло­ве­ка вы­со­кой ум­ст­вен­ной и эти­че­ской куль­ту­ры, чу­ж­до­го ду­ху бур­жу­аз­но­сти и ме­щан­ст­ва, про­ти­во­сто­яще­го рет­ро­град­ст­ву. А сло­во «И.» уже в но­вом, пе­ре­ос­мыс­лен­ном зна­че­нии вер­ну­лось в ев­роп. язы­ки. М. Ве­бер на­зы­вал рус. И. «по­след­ним ве­ли­ким ин­тел­лек­ту­аль­ным дви­же­ни­ем, не еди­ным, но оп­ре­де­лён­но не­су­щим об­щую ве­ру и в этом смыс­ле при­няв­шим вид ре­ли­гии».

По­сле Окт. ре­во­лю­ции 1917 боль­ше­ви­ки, при­дя к вла­сти, уви­де­ли в И., ко­то­рую пре­ж­де на­зы­ва­ли «ге­не­раль­ным шта­бом ре­во­лю­ции», лишь «по­пут­чи­ка», ко­то­рый не за­слу­жи­ва­ет до­ве­рия, т. к. не име­ет «клас­со­вых при­зна­ков» и по этой при­чи­не от­ра­жа­ет ин­те­ре­сы разл. клас­сов – кре­сть­ян­ст­ва и про­ле­та­риа­та (ре­во­люц. И.) или бур­жуа­зии (бур­жу­аз­ная И.).

Мно­гие пред­ста­ви­те­ли И. эмиг­ри­ро­ва­ли (Ф. И. Ша­ля­пин, С. В. Рах­ма­ни­нов, И. Ф. Стра­вин­ский, А. П. Пав­ло­ва, И. А. Бу­нин, А. И. Ку­прин, Д. С. Ме­реж­ков­ский, К. Д. Баль­монт, В. Ф. Хо­да­се­вич, М. И. Цве­тае­ва и др.). Сов. пра­ви­тель­ст­во, опа­сав­шее­ся ожив­ле­ния по­ли­тич. ак­тив­но­сти И. в свя­зи с но­вой эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­кой, в 1922 вы­сла­ло ряд вид­ных фи­ло­со­фов, эко­но­ми­стов, пуб­ли­ци­стов за гра­ни­цу на двух зна­ме­ни­тых «фи­ло­соф­ских па­ро­хо­дах» или в от­да­лён­ные гу­бер­нии стра­ны. Зна­чит. часть И. при­ня­ла ре­во­лю­цию и сде­ла­ла вы­бор в поль­зу со­труд­ни­че­ст­ва с боль­ше­ви­ка­ми, раз­де­ляя при этом да­ле­ко не все их взгля­ды (В. Я. Брю­сов, А. А. Блок, В. В. Ве­ре­са­ев, В. А. Ги­ля­ров­ский, В. В. Мая­ков­ский, Б. А. Пиль­няк и др.). Не­ко­то­рые ин­тел­ли­ген­ты про­дол­жа­ли ра­бо­тать в Сов. Рос­сии, ос­та­ва­ясь «над схват­кой» в по­ли­тич. от­но­ше­нии (В. И. Вер­над­ский, И. П. Пав­лов, К. Э. Ци­ол­ков­ский, Н. Е. Жу­ков­ский, И. М. Губ­кин, К. А. Ти­ми­ря­зев, Д. К. Чер­нов и др.). К кон. 1920-х гг. пред­ста­ви­те­ли до­ре­во­люц. И. со­став­ля­ли ок. 60% со­труд­ни­ков выс­шей шко­лы и на­уч. уч­реж­де­ний и 80% ква­ли­фи­ци­ров. спе­циа­ли­стов, за­ни­мав­ших ру­ко­во­дя­щие долж­но­сти в про­мыш­лен­но­сти.

Пер­во­на­чаль­но власть под­дер­жи­ва­ла учё­ных и спе­циа­ли­стов тех от­рас­лей, ко­то­рые бы­ли «не­об­хо­ди­мы для со­циа­ли­сти­че­ско­го строи­тель­ст­ва». По­сте­пен­но сов. и парт. ру­ко­во­дство ста­ло про­во­дить по­ли­ти­ку ре­прес­сий в от­но­ше­нии «ста­рой» И. и дав­ле­ния на неё с це­лью под­чи­нить И. идео­ло­гич. кон­тро­лю («Шах­тин­ское де­ло» 1928, «Ака­де­ми­че­ское де­ло» 1929–31, Пром­пар­тии де­ло 1930). Вме­сте с тем для за­ме­ны «ста­рой» И. оно осу­ще­ст­в­ля­ло про­грам­му под­го­тов­ки и вос­пи­та­ния «но­вой» И., пре­дан­ной идеа­лам со­циа­лиз­ма, ко­то­рая ста­ла бы про­вод­ни­ком мар­кси­ст­ских взгля­дов во всех сфе­рах об­ществ. жиз­ни (учё­ных-мар­ксис­тов го­то­ви­ли в спе­ци­аль­но со­здан­ных учеб­ных за­ве­де­ни­ях – ком­му­ни­сти­че­ских уни­вер­си­те­тах, Ин­сти­ту­те крас­ной про­фес­су­ры, Ком­му­ни­сти­че­ской ака­де­мии и др.). Осо­бое вни­ма­ние уде­ля­лось вы­дви­же­нию на ру­ко­во­дя­щие долж­но­сти вы­ход­цев из про­ле­та­риа­та. В 1-й пол. 1930-х гг. вме­сто мно­го­числ. раз­но­об­раз­ных по ху­дож. сти­лю и на­прав­ле­нию лит.-ху­дож. ор­га­ни­за­ций бы­ли соз­да­ны фак­ти­че­ски под­кон­троль­ные вла­сти сою­зы творч. И. Зна­чит. по­те­ри по­нес­ла И. в хо­де ре­прес­сий 1930–1940-х гг., в т. ч. в ре­зуль­та­те по­ли­ти­ки «боль­шо­го тер­ро­ра». То­гда бы­ла унич­то­же­на и часть ста­рой боль­ше­ви­ст­ской парт. И. (ещё рань­ше, в 1918 – нач. 1920-х гг., ре­прес­си­ро­ва­ны мень­ше­ви­ки и эсе­ры как по­ли­тич. про­тив­ни­ки боль­ше­ви­ков). К кон. 1930-х гг. в це­лом сфор­ми­ро­ва­лась но­вая, сов. И., боль­шин­ст­во пред­ста­ви­те­лей ко­то­рой раз­де­ля­ло идеа­лы со­циа­лиз­ма. В офиц. ста­ти­сти­ке она ото­жде­ст­в­ля­лась гл. обр. со слу­жа­щи­ми и спе­циа­ли­ста­ми. Вме­сте с тем в об­ще­ст­ве при­мер­но в это же вре­мя воз­ро­ди­лось и по­ни­ма­ние ин­тел­ли­ген­та как че­ло­ве­ка, для ко­то­ро­го идеа­лом яв­ля­ют­ся выс­шие, не­ма­те­ри­аль­ные цен­но­сти (в ус­ло­ви­ях по­ли­тич. не­сво­бо­ды – гл. обр. куль­тур­ные).

С сер. 1950-х гг., в свя­зи с на­ча­лом по­ли­тич. «от­те­пе­ли», в сре­де сов. И. воз­ник­ло дви­же­ние дис­си­ден­тов. В пе­ри­од раз­вёр­ты­ва­ния НТР И. бы­ла са­мым бы­ст­ро­ра­сту­щим сло­ем сов. об­ще­ст­ва. Чис­лен­ность спе­циа­ли­стов, за­ня­тых в нар. х-ве СССР, в 1960–85 вы­рос­ла с 8,8 млн. до 33,5 млн. чел.

«Физики на атомном реакторе». Художник Р. Т. Тордиа. 1974. Архив БРЭ

В сер. 1980-х гг., в пе­ри­од про­во­див­шей­ся М. С. Гор­ба­чё­вым по­ли­ти­ки пе­ре­строй­ки сов. об­ще­ст­ва и раз­ви­тия глас­но­сти, И. по­лу­чи­ла сво­бо­ду са­мо­вы­ра­же­ния. Это вы­зва­ло по­ли­ти­ко-ми­ро­воз­зренч. рас­кол в её сре­де. Часть И. воз­гла­ви­ла кри­ти­ку сов. строя и идео­ло­гии, спо­соб­ст­во­ва­ла вы­ра­бот­ке но­вых идео­ло­гич. и ду­хов­ных ори­ен­ти­ров. Др. часть вы­сту­пи­ла с про­тес­том про­тив как де­мо­кра­ти­че­ских, так и ли­бе­раль­ных пре­об­ра­зо­ва­ний. В совр. рос. об­ще­ст­ве И. про­дол­жа­ет ос­та­вать­ся раз­де­лён­ной на груп­пы с разл. идео­ло­гич. ори­ен­та­ци­ей.

С кон. 1980-х гг. рез­ко воз­рос ин­те­рес учё­ных к И., её мес­ту и ро­ли в ис­то­рии. Из-за смы­сло­вой не­оп­ре­де­лён­но­сти тер­ми­на «И.» в на­уч. лит-ре про­дол­жа­ют­ся дис­кус­сии о ге­не­зи­се И., вре­ме­ни её воз­ник­но­ве­ния, гра­ни­цах ис­поль­зо­ва­ния по­ня­тия. В спо­рах по­сто­ян­но стал­ки­ва­ют­ся разл. кри­те­рии – со­ци­аль­но-про­фес­сио­наль­ный и ос­но­ван­ный на ка­че­ст­вен­ных (мо­раль­но-нрав­ст­вен­ных) ха­рак­те­ри­сти­ках. Ино­гда тер­мин «И.» ис­поль­зу­ет­ся по от­но­ше­нию к дея­те­лям куль­ту­ры ран­них пе­рио­дов рус. ис­то­рии (напр., по от­но­ше­нию к мо­на­ше­ст­ву). Час­то под И. по­ни­ма­ют­ся об­ра­зо­ван­ные чи­нов­ни­ки, ко­то­рые бы­ли спо­соб­ны пре­тво­рить в жизнь идеи мо­дер­ни­за­ции стра­ны, осу­ще­ст­в­ляе­мой Пет­ром I. В лит-ре упот­реб­ля­ет­ся и по­ня­тие «кре­по­ст­ная ин­тел­ли­ген­ция» по от­но­ше­нию к кре­по­ст­ным кре­сть­я­нам – ак­тё­рам, ху­дож­ни­кам, ар­хи­тек­то­рам 18 – 1-й пол. 19 вв.

Лит.: Фе­дю­кин С. А. Ве­ли­кий Ок­тябрь и интел­ли­ген­ция. М., 1972; Смо­ля­ков Л. Я. Со­циа­ли­сти­че­ская ин­тел­ли­ген­ция: Со­цио­ло­го-фи­ло­соф­ский ана­лиз. К., 1986; Ин­тел­ли­ген­ция. Власть. На­род: Ан­то­ло­гия. М., 1993; Ко­ру­па­ев А. Е. Очер­ки ин­тел­ли­ген­ции Рос­сии: В 2 ч. М., 1995; Ак­ту­аль­ные про­бле­мы ис­то­рио­гра­фии оте­че­ст­вен­ной ин­тел­ли­ген­ции. Ива­но­во, 1996; Ин­тел­ли­ген­ция Рос­сии: уро­ки ис­то­рии и со­вре­мен­ность. Ива­но­во, 1996; Со­скин В. Л. Со­вре­мен­ная ис­то­рио­гра­фия со­вет­ской ин­тел­ли­ген­ции Рос­сии. Но­во­сиб., 1996; Олей­ник О. Ю. Со­вет­ская ин­тел­ли­ген­ция в 30-е го­ды (тео­ре­ти­ко-ме­то­до­ло­ги­че­ский и ис­то­рио­гра­фи­че­ский ас­пек­ты). Ива­но­во, 1997; Па­на­рин А. С. Рос­сий­ская ин­тел­ли­ген­ция в ми­ро­вых вой­нах и ре­во­лю­ци­ях XX в. М., 1998; Рус­ская ин­тел­ли­ген­ция: Ис­то­рия и судь­ба. М., 1999; Зе­зи­на М. Р. Со­вет­ская ху­до­же­ст­вен­ная ин­тел­ли­ген­ция и власть в 1950-е – 1960-е гг. М., 1999; Ква­кин А. В. Ус­та­нов­ле­ние со­вет­ской вла­сти в Рос­сии и по­ли­ти­че­ские по­зи­ции ин­тел­ли­ген­ции // Ин­тел­ли­ген­ция и мир. 2001. № 1; Ди­ден­ко П. И. Ин­тел­ли­ген­ция как субъ­ект рос­сий­ской ис­то­рии. Вол­го­град, 2003; Сер­гей­чик С. И. Рос­сий­ская ин­тел­ли­ген­ция: ис­то­рия и судь­ба. М., 2006.

Вернуться к началу