Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ЕЛИЗАВЕ́ТА ПЕТРО́ВНА

Авторы: Е. В. Анисимов
Елизавета Петровна. Портрет работы И. Я. Вишнякова. 1743. Третьяковская галерея (Москва).
Царевны Анна Петровна и Елизавета Петровна (справа). Портрет работы Л. Каравака. 1717. Русский музей (С.-Петербург).

ЕЛИЗАВЕ́ТА ПЕТРО́ВНА [18(29).12.1709, Мо­ск­ва – 25.12.1761(5.1.1762), С.-Пе­тер­бург; по­хо­ро­не­на 5(16).2.1762 в Пе­тро­пав­лов­ском со­бо­ре], рос. им­пе­рат­ри­ца с 25.11(6.12).1741, ко­ро­но­ва­на 25.4(6.5).1742. Из ди­на­стии Ро­ма­но­вых, дочь Пет­ра I и Ека­те­ри­ны I. Ро­ди­лась во вне­брач­ной свя­зи ро­ди­те­лей, тем не ме­нее объ­яв­ле­на Пет­ром I ца­рев­ной 6(17).3.1711, ко­гда её мать бы­ла про­воз­гла­ше­на ца­ри­цей. Во вре­мя бра­ко­со­че­та­ния Пет­ра I и Ека­те­ри­ны I 19.2(1.3).1712 Ели­за­ве­та, дер­жась за по­дол ма­те­ри, шла во­круг ана­лоя вме­сте со стар­шей се­ст­рой Ан­ной и та­ким об­ра­зом, со­глас­но цер­ков­ным ка­но­нам, бы­ла при­зна­на за­кон­ной («при­вен­чан­ной») до­че­рью ца­ря. В дет­ст­ве и юно­сти жи­ла без­за­бот­ной жиз­нью мо­ло­дой кра­са­ви­цы, за­ня­той на­ря­да­ми, празд­ни­ка­ми и про­гул­ка­ми. Сис­те­ма­тич. об­ра­зо­ва­ния не по­лу­чи­ла; обу­ча­лась рус. гра­мо­те, франц. и, воз­мож­но, швед. и нем. язы­кам, но пи­са­ла толь­ко по-рус­ски, с ошиб­ка­ми. С 23.12.1721 (3.1.1722), ко­гда её мать бы­ла объ­яв­ле­на им­пе­рат­ри­цей, ста­ла име­но­вать­ся це­са­рев­ной. Её ро­ж­де­ние до бра­ка ро­ди­те­лей ис­клю­ча­ло воз­мож­ность ди­на­стич. бра­ка, по­пыт­ки за­клю­че­ния ко­то­ро­го пред­при­ни­ма­лись до нач. 1740-х гг. С вос­ше­ст­ви­ем на рос. пре­стол пле­мян­ни­ка Е. П. – имп. Пет­ра II (1727) ме­ж­ду ним и Е. П. на­чал­ся ро­ман, ко­то­рый был пре­рван ок­ру­же­ни­ем им­пе­ра­то­ра, опа­сав­шим­ся влия­ния Е. П. По­сле смер­ти Пет­ра II (янв. 1730) при вы­бо­ре но­во­го мо­нар­ха кан­ди­да­ту­ра Е. П. не об­су­ж­да­лась. С при­хо­дом к вла­сти имп. Ан­ны Ива­нов­ны (1730) Е. П. за­ня­ла 3-ю по­зи­цию в ие­рар­хии дво­ра – по­сле им­пе­рат­ри­цы и прин­цес­сы Ан­ны Ле­о­поль­дов­ны. Ан­на Ива­нов­на с по­доз­ре­ни­ем и скры­тым не­доб­ро­же­ла­тель­ст­вом от­но­си­лась к Е. П. как к сво­ей воз­мож­ной со­пер­ни­це и дер­жа­ла «ма­лый двор» Е. П. под бди­тель­ным при­смот­ром. Ум­ная, че­сто­лю­би­вая и не­до­вер­чи­вая, Е. П. дер­жа­лась в сто­ро­не от по­ли­тич. ин­триг, мно­го вре­ме­ни про­во­ди­ла в сво­ём име­нии Цар­ское Се­ло или в Лет­нем двор­це в С.-Пе­тер­бур­ге (сто­ял на мес­те Ми­хай­лов­ско­го зам­ка), про­из­во­дя впе­чат­ле­ние лег­ко­мыс­лен­ной и не­да­лё­кой кра­са­ви­цы. Во­круг це­са­рев­ны сло­жил­ся кру­жок близ­ких к ней мо­ло­дых лю­дей, сре­ди ко­то­рых бы­ли зна­ме­ни­тые впо­след­ст­вии дея­те­ли её цар­ст­во­ва­ния – М. И. Во­рон­цов, бр. И. И. Шу­ва­лов и П. И. Шу­ва­лов и др. Е. П. не бы­ла за­му­жем и официально не име­ла де­тей, хо­тя есть сви­де­тель­ст­ва то­го, что де­ти у неё ро­ж­да­лись не один раз. С 1731 фа­во­ри­том Е. П. был укр. ка­зак и быв. пев­чий А. Г. Ра­зу­мов­ский, в 1742 (или в 1744) они тай­но об­вен­ча­лись в под­мос­ков­ной Дуб­ро­виц­кой церк­ви Зна­ме­ния (по др. вер­си­ям – в моск. церк­ви Вос­кре­се­ния в Ба­ра­шах или в Зна­мен­ской церк­ви в с. Пе­ро­во). В 1749, по­сле не­сколь­ких ко­рот­ких ро­ма­нов, у Е. П. поя­вил­ся но­вый фа­во­рит – об­ра­зо­ван­ный и ум­ный И. И. Шу­ва­лов.

При Ан­не Ле­о­поль­дов­не, пра­ви­тель­ни­це (1740–41) при ма­ло­лет­нем имп. Ива­не VI Ан­то­но­ви­че, по­ли­тич. зна­че­ние Е. П. воз­рос­ло. Яв­ная сла­бость вла­сти, не­пре­рыв­ная че­хар­да вла­сти­те­лей не­рус­ско­го про­ис­хо­ж­де­ния ста­ли вы­зы­вать раз­дра­же­ние гвар­дии. Су­ще­ст­во­вав­ший в сре­де гвар­дей­ских сол­дат культ Пет­ра I в пол­ной ме­ре рас­про­стра­нял­ся на его дочь, в ко­то­рой ви­де­ли на­след­ни­цу ца­ря-ре­фор­ма­то­ра. Е. П. ста­ра­лась нра­вить­ся гвар­дей­цам: она лас­ко­во при­ни­ма­ла их, кре­сти­ла их де­тей, бы­ла про­ста, дру­же­люб­на со спод­виж­ни­ка­ми от­ца и с их мо­ло­ды­ми то­ва­ри­ща­ми. Од­но­вре­мен­но Е. П. на­ча­ла вес­ти пе­ре­го­во­ры со швед­ским (Э. М. Ноль­кен) и фран­цуз­ским (мар­киз Ж. И. Т. де ля Ше­тар­ди) по­слан­ни­ка­ми, ко­то­рые на­дея­лись на из­ме­не­ние про­ав­ст­рий­ско­го внеш­не­по­ли­тич. кур­са Рос. им­пе­рии, ук­ре­пив­ше­го­ся при Ан­не Ле­о­поль­дов­не. Шве­ды также на­дея­лись в бу­ду­щем до­бить­ся пе­ре­смот­ра ус­ло­вий Ни­штадт­ско­го ми­ра 1721 и воз­вра­ще­ния за­воё­ван­ных Рос. им­пе­ри­ей швед. про­вин­ций в вост. При­бал­ти­ке. Од­на­ко эти на­ме­ре­ния шве­дов от­пу­ги­ва­ли це­са­рев­ну, и она за­тя­ги­ва­ла пе­ре­го­во­ры.

Опи­ра­ясь на гвар­дей­цев, 25.11(6.12).1741 Е. П. со­вер­ши­ла гос. пе­ре­во­рот, лич­но воз­гла­ви­ла за­хват Зим­не­го двор­ца – ре­зи­ден­ции Ан­ны Ле­о­поль­дов­ны. При ко­ро­на­ции в Мо­ск­ве Е. П. де­мон­ст­ра­тив­но взя­ла ко­ро­ну из рук ми­тро­по­ли­та и са­ма воз­ло­жи­ла се­бе на го­ло­ву, под­чёр­ки­вая этим, что обя­за­на вла­стью толь­ко са­мой се­бе. Но­вая им­пе­рат­ри­ца по­ла­га­ла, что ей дос­та­точ­но бу­дет лишь про­дол­жать по­ли­ти­ку от­ца, а для это­го на­до уст­ра­нить ис­ка­же­ния, воз­ник­шие по­сле его смер­ти. Она ли­к­ви­ди­ро­ва­ла соз­дан­ный при Ан­не Ива­нов­не Ка­би­нет ми­ни­ст­ров 1731–41, вос­ста­но­ви­ла роль Се­на­та, сно­ва став­ше­го Пра­ви­тель­ст­вую­щим, и др. пет­ров­ских уч­ре­ж­де­ний. Е. П. бы­ла пол­но­власт­ной са­мо­дер­жи­цей, оп­ре­де­ля­вшей как вну­три-, так и внеш­не­по­ли­тич. курс Рос­сии; в то же вре­мя она пе­ре­до­ве­ри­ла мн. де­ла сво­им ми­ни­ст­рам и фа­во­ри­там, ко­то­рые, впро­чем, не мо­гли быть уве­ре­ны в проч­но­сти свое­го влия­ния. По­ли­ти­ка, про­во­ди­мая под ло­зун­гом вос­ста­нов­ле­ния «свя­щен­ных на­чал Пет­ра Ве­ли­ко­го», ока­за­лась един­ст­вен­но вер­ной: в это вре­мя Рос­сия ис­пы­ты­ва­ла подъ­ём на­цио­наль­но­го са­мо­соз­на­ния и гор­до­сть пет­ров­ски­ми свер­ше­ния­ми, и дочь Пет­ра I на тро­не яв­ля­лась для мно­гих га­ран­том со­хра­не­ния дос­тиг­ну­тых при её от­це ус­пе­хов. Пер­вые же дей­ст­вия Е. П. в ка­че­ст­ве им­пе­рат­ри­цы от­ли­ча­лись пре­ду­смот­ри­тель­но­стью и даль­но­вид­но­стью: она аре­сто­ва­ла и от­пра­ви­ла в ссыл­ку Ива­на VI Ан­то­но­ви­ча и его се­мью, 5(16).2.1742 вы­зва­ла из Прус­сии сво­его пле­мян­ни­ка Кар­ла Пе­те­ра Уль­ри­ха (бу­ду­ще­го имп. Пет­ра III), ко­то­рый пе­ре­шёл в пра­во­сла­вие, став вел. кн. Пет­ром Фё­до­ро­ви­чем, и был объ­яв­лен на­след­ни­ком пре­сто­ла; в 1745 его же­ни­ли на Ека­те­ри­не Алек­се­ев­не (бу­ду­щая имп. Ека­те­ри­на II).

Е. П. по­сто­ян­но ис­пы­ты­ва­ла страх за свою власть и жизнь, бы­ла по­доз­ри­тель­на к ма­лей­шим уг­ро­зам. В её двор­цах не бы­ло осо­бо­го по­ме­ще­ния для спаль­ни, она от­ды­ха­ла в раз­ных за­лах, а ино­гда позд­но ве­че­ром тай­но пе­ре­ез­жа­ла в др. дво­рец. Опа­са­ясь ноч­но­го пе­ре­во­ро­та (о под­го­тов­ке од­но­го из них в 1742 она по­лу­чи­ла дос­то­вер­ные све­де­ния), Е. П. поч­ти ни­ко­гда не спа­ла по но­чам, при­ну­ж­дая ок­ру­жав­ших и двор так­же бодр­ст­во­вать. В прав­ле­ние Е. П. даль­ней­шее раз­ви­тие по­лу­чи­ла эко­но­ми­ка. Спрос на рос. же­ле­зо в Ев­ро­пе дос­тиг 100% от его про­из­вод­ст­ва, что рез­ко сти­му­ли­ро­ва­ло пром. строи­тель­ст­во, ко­то­рое во мно­гом ве­лось ча­ст­ны­ми пред­при­ни­ма­те­ля­ми. По ини­циа­ти­ве П. И. Шу­ва­ло­ва, Е. П. в 1754 от­ме­ни­ла внутр. та­мож­ни, что при­ве­ло к ожив­ле­нию тор­гов­ли и рос­ту до­хо­дов каз­ны. В том же го­ду был от­крыт Дво­рян­ский за­ём­ный банк. Со­хра­не­ние и уп­ро­че­ние по­ме­щичь­ей соб­ст­вен­но­сти яв­ля­лись важ­ней­шей за­да­чей Уло­жен­ной ко­мис­сии по соз­да­нию но­во­го сво­да за­ко­нов (1754–63). В ней бы­ли раз­ра­бо­та­ны про­ек­ты мно­гих гос. пре­об­ра­зо­ва­ний, осу­ще­ст­в­лён­ных уже в цар­ст­во­ва­ние имп. Ека­те­ри­ны II (за­ко­но­да­тель­ст­во о пра­вах дво­рян­ст­ва; за­пре­ще­ние «Сло­ва и де­ла» – при­зы­ва, с по­мо­щью ко­то­ро­го не­мед­лен­но воз­бу­ж­да­лось по­ли­тич. де­ло; се­ку­ля­ри­за­ция цер­ков­ных зе­мель и др.). Дво­рян­ст­во уп­ро­чи­ло свои при­ви­ле­гии. Важ­ным куль­тур­ным со­бы­ти­ем цар­ст­во­ва­ния Е. П. ста­ло от­кры­тие Моск. ун-та [указ от 12(23).1.1755] и Уни­вер­си­тет­ской гим­на­зии при нём, а так­же соз­да­ние Ака­де­мии ху­до­жеств [6(17).11.1757]. На фо­не других цар­ст­во­ва­ний прав­ле­ние Е. П. ока­за­лось бо­лее гу­ман­ным, не­смот­ря на су­ще­ст­вова­ние пу­гав­шей всех сво­ей жес­то­ко­стью Кан­це­ля­рии тай­ных ро­зы­ск­ных дел во гла­ве с ген. А. И. Уша­ко­вым. При всту­п­ле­нии на пре­стол Е. П. по­кля­лась ни­ко­гда не под­пи­сы­вать смерт­ные при­го­во­ры и сдер­жа­ла дан­ное Бо­гу сло­во: 20 лет в Рос­сии ни­ко­го не каз­ни­ли, при­го­во­рён­ных к смер­ти ссы­ла­ли на ка­тор­гу.

Гл. кри­те­ри­ем внеш­ней по­ли­ти­ки Е. П. яв­лял­ся при­ори­тет нац. ин­те­ре­сов Рос. им­пе­рии, что при­да­ва­ло оп­ре­де­лён­ность и яс­ность дей­ст­ви­ям Е. П. и по­зво­ля­ло ус­пеш­но вес­ти де­ла в Ев­ро­пе, в т. ч. по­бе­дить в рус.-швед. вой­не 1741–43. До­ве­ри­ем им­пе­рат­ри­цы поль­зо­вал­ся воз­глав­ляв­ший в 1744–58 рос. внеш­не­по­ли­тич. ве­дом­ст­во канц­лер гр. А. П. Бес­ту­жев-­Рю­мин, сто­рон­ник сою­за с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей и Ав­ст­ри­ей (с 1756 ме­сто Ве­ли­ко­бри­та­нии за­ня­ла Фран­ция) и по­ли­ти­ки сдер­жи­ва­ния прус. ко­ро­ля Фрид­ри­ха II Ве­ли­ко­го, к ко­то­ро­му Е. П. ис­пы­ты­ва­ла ост­рую ан­ти­па­тию. С на­ча­лом Се­ми­лет­ней вой­ны 1756–63 Е. П. уч­ре­ди­ла Кон­фе­рен­цию при Вы­со­чай­шем дво­ре, ру­ко­во­див­шую ве­де­ни­ем во­ен. дей­ст­вий. Это при­ве­ло к ос­лаб­ле­нию по­зи­ций Бес­ту­же­ва-Рю­ми­на и рос­ту влия­ния гр. И. И. Шу­ва­ло­ва и гр. М. И. Во­рон­цо­ва. Не­смот­ря на не­про­ду­ман­ность стра­те­гич. пла­нов и не­раз­бе­ри­ху в ты­лу, рос. ар­мия су­ме­ла три­ж­ды на­нес­ти по­ра­же­ние не­по­бе­ди­мым ра­нее вой­скам Фрид­ри­ха II Ве­ли­ко­го – в Грос-Егерс­дорф­ском сра­же­нии 1757, при Паль­ци­ге [12(23).7.1759] и в Ку­нерс­дорф­ском сра­же­нии 1759. В сент. 1760 рус.-австр. кор­пус на ко­рот­кое вре­мя за­нял Бер­лин, а клю­чи от сто­ли­цы Фрид­ри­ха II Ве­ли­ко­го ста­ли са­мым при­ят­ным по­дар­ком для Е. П., гор­див­шей­ся по­бе­да­ми сво­ей ар­мии. За­ня­тые в дек. 1757/янв. 1758 Кё­нигс­берг и Вост. Прус­сию Е. П. при­сое­ди­ни­ла к Рос. им­пе­рии (вхо­ди­ли в её со­став до 1762).

По об­ще­му мне­нию со­вре­мен­ни­ков, Е. П. бы­ла не­обык­но­вен­но кра­си­вой жен­щи­ной. Она про­жи­ла жизнь, как пи­сал В. О. Клю­чев­ский, «не сво­дя с се­бя глаз», гна­лась за всё но­вы­ми и но­вы­ми на­ря­да­ми и ук­ра­ше­ния­ми, ко­то­рые ску­па­ли для неё в Ев­ро­пе. Свою власть она ши­ро­ко ис­поль­зо­ва­ла для рег­ла­мен­ти­ро­ва­ния внеш­не­го ви­да под­дан­ных. В сле­до­ва­нии мо­де им­пе­рат­ри­ца все­гда бы­ла пер­вой и стре­ми­лась со­хра­нить мо­но­по­лию на кра­со­ту и изя­ще­ст­во. Для это­го она из­да­ва­ла имен­ные ука­зы, за­пре­щав­шие да­мам но­сить во­ло­сы так, как это де­ла­ла она, пер­вой от­би­ра­ла для се­бя (ино­гда це­лы­ми пар­тия­ми) «га­лан­те­рей­ные» то­ва­ры из Ев­ро­пы, что­бы ли­шить но­ви­нок др. дам. «Ухищ­ре­ния ко­кет­ст­ва» так рас­про­стра­ни­лись, что по­го­ня за мо­дой ста­ла все­об­щей, за­хва­тив да­же муж­чин. Е. П. не жа­ле­ла де­нег для строи­тель­ст­ва зда­ний в сти­ле, по­лу­чив­шем назв. ели­за­ве­тин­ское ба­рок­ко (гл. ар­хи­тек­то­ром был Б. Ф. Рас­трел­ли). Двор­цы Е. П. от­ли­ча­лись осо­бым изя­ще­ст­вом, рос­ко­шью и ве­ли­че­ст­вен­но­стью. Лич­ные ху­дожественные при­стра­стия Е. П. спо­соб­ст­во­ва­ли раз­ви­тию эс­те­тического вку­са её под­дан­ных, фор­ми­ро­ва­нию вы­со­ких тре­бо­ва­ний к про­из­ве­де­ни­ям ис­кус­ст­ва. Г. Р. Дер­жа­вин на­зы­вал цар­ст­во­ва­ние Е. П. «ве­ком пе­сен». Им­пе­рат­ри­ца лю­би­ла му­зы­ку, бы­ла че­ло­ве­ком яр­ко вы­ра­жен­ных музыкальных спо­соб­но­стей, са­ма со­чи­ня­ла пес­ни, со­хра­нив­шие­ся в на­ро­де. Бла­го­да­ря её ув­ле­че­ни­ям в Рос­сии поя­ви­лись ги­та­ра, ман­до­ли­на, ар­фа и др. ин­ст­ру­мен­ты, на­чал­ся рас­цвет опер­но­го ис­кус­ст­ва и ба­ле­та. Осо­бен­но силь­но Е. П. лю­би­ла дра­ма­тич. те­атр, ко­то­рый по её ини­циа­ти­ве был ор­га­ни­зо­ван в Су­хо­пут­ном ка­дет­ском кор­пу­се в нач. 1740-х гг. Труп­пой ру­ко­во­ди­ли А. П. Су­ма­ро­ков и при­гла­шён­ный из Яро­слав­ля ак­тёр и ре­жис­сёр Ф. Г. Вол­ков. Е. П. бы­ла за­яд­лой зри­тель­ни­цей мно­го­числ. тра­ге­дий и ко­ме­дий, ко­то­рые ста­ви­лись на сце­не при­двор­но­го те­ат­ра. При ней рус. зри­тель по­зна­ко­мил­ся с У. Шек­спи­ром, Моль­е­ром, пье­са­ми рус. дра­ма­тур­гов, в пер­вую оче­редь Су­ма­ро­ко­ва (по­ста­нов­ка его пье­сы «Хо­рев» со­стоя­лась осе­нью 1747). 30.8(10.9).1756 Е. П. под­пи­са­ла указ об от­кры­тии пер­во­го рус. пуб­лич­но­го те­атра в зда­нии на Ва­силь­ев­ском ост­ро­ве. К кон­цу жиз­ни Е. П. рез­ко из­ме­ни­лась. Увя­да­ние ста­ло для неё на­стоя­щим бед­ст­ви­ем, при­чи­ной не­пре­рыв­но­го уны­ния и ка­при­зов.

В честь Е. П. на­зва­на кре­пость Ели­са­вет­град (1754; с 1765 – г. Ели­са­вет­град; с 1939 – г. Ки­ро­во­град, ны­не в со­ста­ве Ук­раи­ны).

Ис­точн.: Осьм­на­дца­тый век. М., 1869. Кн. 3–4; Имен­ные ука­зы им­пе­рат­ри­цы Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны // Ис­то­ри­че­ский вест­ник. 1880. № 2.

Лит.: Мя­ко­тин В. А. Лек­ции по рус­ской ис­то­рии. СПб., 1892; Нау­мов В. П. Ели­за­ве­та Пет­ров­на // Во­про­сы ис­то­рии. 1993. № 5; Ани­си­мов Е. В. Ели­за­ве­та Пет­ров­на. 4-е изд. М., 2005.

Вернуться к началу