Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ДУХОВЕ́НСТВО

Авторы: Д. А. Баловнев (10–15 вв.); П. С. Стефанович (16–17 вв.); И. В. Беспалов (18–20 вв.)

ДУХОВЕ́НСТВО, свя­щен­но­слу­жи­те­ли и цер­ков­но­слу­жи­те­ли хри­сти­ан­ских церк­вей. Пер­вы­ми пред­ста­ви­те­ля­ми Д. мож­но счи­тать св. апо­сто­лов, на ко­то­рых в празд­ник Пя­ти­де­сят­ни­цы со­шёл Свя­той Дух. Этот день счи­та­ет­ся на­ча­лом хри­сти­ан­ской Це­рк­ви и мис­си­о­нер­ских под­ви­гов апо­сто­лов. В пе­ри­од Сред­не­ве­ко­вья и Но­во­го вре­ме­ни со­сло­вие в го­су­дар­ст­вах с со­слов­ным об­ществ. уст­рой­ст­вом, в т. ч. в Рос. им­пе­рии. Осн. за­да­ча Д. со­сто­ит в удов­ле­тво­ре­нии ре­лиг. нужд при­хо­жан. Свя­щен­но­слу­жи­те­ли осу­ще­ст­в­ля­ют бо­го­слу­же­ние, ис­пол­ня­ют тре­бы (кре­ще­ние, вен­ча­ние, от­пе­ва­ние, ос­вя­ще­ние до­мов), ис­по­ве­ду­ют и при­ча­ща­ют при­хо­жан, за­бо­тят­ся об их нрав­ст­вен­ном со­стоя­нии. Дея­тель­ность Д. бы­ла так­же на­прав­ле­на на рас­про­стра­не­ние зна­ний, ис­прав­ле­ние нра­вов и ис­ко­ре­не­ние суе­ве­рий.

Оформ­ле­ние Д. как со­сло­вия про­ис­хо­ди­ло с нач. 4 в. (епи­ско­пы и кли­ри­ки хри­сти­ан­ской Церк­ви ста­ли на­де­лять­ся разл. при­ви­ле­гия­ми) и за­вер­ши­лось в эпо­ху ран­не­го Сред­не­ве­ко­вья. В Зап. Ев­ро­пе в пе­ри­од клас­сич. Сред­не­ве­ко­вья Д. со­ста­ви­ло осо­бое при­ви­ле­ги­ров. со­сло­вие, тра­ди­ци­он­но име­но­ва­лось пер­вым и стоя­ло вы­ше свет­ских фео­да­лов. Вви­ду обя­за­тель­но­сти це­ли­ба­та для ка­то­лич. Д. к не­му при­над­ле­жа­ли лишь са­ми кли­ри­ки Рим­ско-ка­то­ли­че­ской церк­ви. По­сле Ре­фор­ма­ции Д. в стра­нах, где ут­вер­дил­ся про­тес­тан­тизм, пе­ре­ста­ло вы­сту­пать в ка­че­ст­ве со­сло­вия, со­хра­нив ста­тус ду­хов­ных лиц. Слу­жи­те­ли пра­во­слав­ных церк­вей под­раз­де­ля­лись на бе­лое Д. (свя­щен­но­слу­жи­те­ли – свя­щен­ни­ки и дья­ко­ны; по­мо­гав­шие им во вре­мя бо­го­слу­же­ния цер­ков­но­слу­жи­те­ли – дьяч­ки, по­но­ма­ри, про­свир­ни), ко­то­рое вхо­ди­ло в со­став со­сло­вия вме­сте с чле­на­ми се­мьи, и чёр­ное Д. (мо­на­ше­ст­во).

Рис. Р. И. Маланичева Облачение священника.
Облачение диакона Рис. Р. И. Маланичева

Пред­ста­ви­те­ли вост.-хри­сти­ан­ско­го Д. поя­ви­лись в Др.-рус. гос-ве в сер. 10 в., ещё до офиц. Кре­ще­ния Ру­си. В «По­вес­ти вре­мен­ных лет» в свя­зи с за­клю­че­ни­ем рус.-ви­зант. до­го­во­ра 944 со­об­ща­ет­ся о су­ще­ст­во­ва­нии «со­бор­ной» церк­ви Св. Ильи в Кие­ве (од­на­ко в ис­то­рио­гра­фии су­ще­ст­ву­ет мне­ние, что в дан­ном слу­чае речь идёт о хра­ме в Кон­стан­ти­но­по­ле). Д. фор­ми­ро­ва­лось од­но­вре­мен­но со ста­нов­ле­ни­ем Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви. С соз­да­ни­ем Ки­ев­ской ми­тро­по­лии (ве­ро­ят­но, не позд­нее 997), под­чи­няв­шей­ся Кон­стан­ти­но­поль­ско­му пат­ри­ар­ха­ту, из Кон­стан­ти­но­по­ля при­бы­ли ми­тро­по­лит и иные свя­щен­но­слу­жи­те­ли греч. про­ис­хо­ж­де­ния. Они слу­жи­ли в пер­вых по­став­лен­ных на Ру­си в 990-х гг. церк­вах – в Кие­ве и Нов­го­ро­де, а так­же в цен­трах ог­ром­ных по ви­зант. мер­кам епар­хий, ко­то­рые бы­ли об­ра­зо­ва­ны в Др.-рус. гос-ве (15, воз­мож­но 16, к кон. 1230-х гг.). За пре­де­ла­ми круп­ных го­ро­дов по­сте­пен­но сфор­ми­ро­ва­лись цер­ков­ные ок­ру­га («по­гос­ты», «уез­ды», «пе­ре­ез­ды»), к 15 в. они бы­ли вы­тес­не­ны при­хо­да­ми. По­сле Фер­ра­ро-Фло­рен­тий­ско­го со­бо­ра, на котором в 1439 бы­ла за­клю­че­на уния меж­ду ка­то­ли­че­ской и пра­во­слав­ной церк­вами, и из­бра­ния в 1448 Ио­ны пер­вым ми­тро­по­ли­том рус. Церк­ви, став­шей ав­то­ке­фаль­ной, рус. Д. пе­ре­ста­ло ка­но­ни­че­ски под­чи­нять­ся Кон­стан­ти­но­поль­ско­му пат­ри­ар­ха­ту.

«Крещение дружины князя Владимира Святославича». Миниатюра Радзивилловской летописи. Кон. 15 в. Библиотека Академии наук (С.-Петербург).

Из­на­чаль­но Д. об­ла­да­ло ря­дом т. н. ка­но­ни­че­ских при­ви­ле­гий: бы­ло под­суд­но толь­ко ар­хие­рей­ско­му су­ду, управ­ля­лось цер­ков­ны­ми ие­рар­ха­ми, ос­во­бо­ж­да­лось от гос. служ­бы и на­ло­гов в поль­зу го­су­дар­ст­ва. Ру­ко­по­ло­же­ние в свя­щен­ни­ки осу­ще­ст­в­лял ме­ст­ный епи­скоп. Пред­поч­те­ние от­да­ва­лось лю­дям крот­ким и це­ло­муд­рен­ным, кан­ди­дат обя­за­тель­но дол­жен был со­сто­ять в цер­ков­ном бра­ке. Свя­щен­ни­ка­ми не мог­ли стать хо­ло­пы, убий­цы, раз­бой­ни­ки, ли­ца, за­дол­жав­шие день­ги, и двое­жен­цы. Под­го­тов­ку и обу­че­ние свя­щен­ни­ков про­во­дил др. опыт­ный свя­щен­но­слу­жи­тель в ин­ди­ви­ду­аль­ном по­ряд­ке в те­че­ние 6 нед за ого­во­рён­ную пла­ту.

Причт при­ход­ской церк­ви, ко­то­рый был пол­ным толь­ко в бо­га­тых хра­мах, со­сто­ял из свя­щен­ни­ка (по­па), диа­ко­на (эта долж­ность су­ще­ст­во­ва­ла не по­все­ме­ст­но), дьяч­ка, по­но­ма­ря (не­ред­ко за­ме­нял­ся сто­ро­жем), зво­на­ря, сто­ро­жа и про­свир­ни (с 12 в.; жен­щи­на, ко­то­рая пек­ла про­сфо­ры). Со­бор 1273 за­пре­тил при­вле­кать кан­ди­да­тов в свя­щен­ни­ки к руч­но­му тру­ду и оп­ре­де­лил пла­ту за «по­став­ле­ние». К 15 в. в рус. зем­лях и кня­же­ст­вах бы­ло по­строе­но ок. 6,5 тыс. хра­мов; в сред­нем на храм при­хо­ди­лось не бо­лее 2,4 слу­жи­те­лей, а об­щее чис­ло лиц ду­хов­но­го зва­ния не мог­ло пре­вы­шать 15,6 тыс. чел. (хо­тя в ис­то­рио­гра­фии встре­ча­ют­ся и бо́льшие циф­ры).

Со­дер­жа­ние Д. пре­дос­тав­ля­лось гл. обр. при­ход­ской об­щи­ной или кти­то­ром хра­ма (кня­зем, боя­ри­ном, куп­цом и др.), в ря­де слу­ча­ев оно оформ­ля­лось т. н. руж­ной гра­мо­той, в ко­то­рой ого­ва­ри­ва­лось спец. еже­год­ное жа­ло­ва­нье за осу­ще­ст­в­ле­ние тех или иных служб или без вся­ких ус­ло­вий. Ру­га (позд­нее вы­пла­чи­ва­лась из каз­ны) мог­ла быть де­неж­ной или на­ту­раль­ной, она ис­поль­зо­ва­лась или все­ми чле­на­ми при­чта, или шла на со­дер­жа­ние тех, кто был ука­зан в гра­мо­те. Кро­ме то­го, пред­ста­ви­те­ли Д. лич­но ве­ли хо­зяй­ст­во, об­ра­ба­ты­ва­ли зем­лю, при­над­ле­жав­шую хра­му, при не­дос­тат­ке этой зем­ли до­пол­нит. уча­ст­ки бра­лись при­чет­ни­ка­ми в арен­ду. Др. спо­со­бом ма­те­ри­аль­но­го обес­пе­че­ния при­чта бы­ли до­хо­ды от цер­ков­ных вот­чин, сёл и де­ре­вень (ими ве­дал ста­рос­та цер­ков­ной об­щи­ны), ко­то­рые пе­ре­хо­ди­ли в соб­ст­вен­ность хра­ма, напр. по за­ве­ща­нию или дар­ст­вен­ной. Ду­хов­ные ли­ца мог­ли са­ми вла­деть уча­ст­ка­ми зем­ли, что зна­чи­тель­но улуч­ша­ло их ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние. До­хо­ды от тор­гов­ли и рос­тов­щи­че­ской дея­тель­но­сти счи­та­лись не­со­вмес­ти­мы­ми с цер­ков­ной служ­бой, хо­тя свет­ские вла­сти не­од­но­крат­но пре­до­став­ля­ли хра­мам пра­во бес­по­шлин­ной тор­гов­ли.

Архив А. Л. Кусакина «Крещение». Художник Е. М. Корнеев. Гравировал К. Вагнер. Цветная акватинта. Акварель. 1811.

Пла­та за тре­бы, со­вер­шае­мые в хра­ме, счи­та­лась доб­ро­воль­ной, её раз­мер за­ви­сел от дос­тат­ка при­хо­жа­ни­на. Из по­лу­чае­мых до­хо­дов Д. вы­пла­чи­ва­ло мно­го­числ. по­шли­ны ме­ст­но­му епи­ско­пу, ко­то­рый сам ус­та­нав­ли­вал их раз­мер и чис­ло (т. н. ар­хие­рей­ское тяг­ло), сре­ди них – со­бор­ное (или збор­ное), за­езд, де­ся­ти­на и др. Еди­но­вре­мен­ные по­шли­ны взи­ма­лись при по­став­ле­нии свя­щен­ни­ка, его пе­ре­хо­де на служ­бу в др. храм или др. епар­хию. Пе­рио­ди­че­ски свя­щен­ни­ки вы­пла­чи­ва­ли ме­ст­но­му епи­ско­пу разл. ­дани на празд­ни­ки – Пет­ров­ское (Пет­ров­ская дань), Ро­ж­де­ст­вен­ское. В кон. 14 в. для сбо­ра по­шлин и да­ней в епар­хи­ях ста­ли дей­ст­во­вать спец. ар­хие­рей­ские чи­нов­ни­ки – де­ся­тин­ни­ки, за­езд­чи­ки, до­вод­чи­ки. С то­го же вре­ме­ни фик­си­ру­ют­ся на­ру­ше­ния осн. ка­но­ни­че­ских при­ви­ле­гий ду­хо­вен­ст­ва.

Пред­ста­ви­те­ли Д. пре­им. бы­ли гра­мот­ны­ми (од­на­ко из­вест­ны слу­чаи, ко­гда служ­бу про­во­ди­ли и не­гра­мот­ные свя­щен­ни­ки, вы­учив её наи­зусть «по на­пев­ке»). Свя­щен­но­слу­жи­те­ли за­час­тую пре­по­да­ва­ли в шко­лах, дей­ст­во­вав­ших при церк­вах. Сво­им де­тям они ста­ра­лись дать об­ра­зо­ва­ние. Час­то сы­но­вья свя­щен­ни­ков (по­по­ви­чи) ста­но­ви­лись ли­ца­ми ду­хов­но­го зва­ния или ухо­ди­ли на гос. служ­бу.

Архив А. Л. Кусакина «Соборование». Художник Е. М. Корнеев. Гравировал К. Вагнер. Цветная акватинта. Акварель. 1811.

В 16–17 вв. бе­лое Д. чис­лен­но зна­чи­тель­но пре­об­ла­да­ло, но под­чи­ня­лось выс­шим ие­рар­хам чёр­но­го Д. – ар­хие­ре­ям (пат­ри­ар­ху, ми­тро­по­ли­там, ар­хи­епи­ско­пам и епи­ско­пам). Сто­гла­вый со­бор (1551) про­воз­гла­сил ду­хов­но-ре­лиг. сфе­ру ос­но­вой гос. и на­род­ной жиз­ни, дек­ла­ри­ро­вал прин­цип не­за­ви­си­мо­сти цер­ков­но­го су­да и управ­ле­ния, пре­дос­та­вил оп­ре­де­лён­ные адм.-фи­нан­со­вые пол­но­мо­чия пред­ста­ви­те­лям бе­ло­го Д. – про­то­по­пам (поч. зва­ние свя­щен­ни­ка, как пра­ви­ло слу­жа­ще­го при го­род­ском или ка­фед­раль­ном со­бо­ре), а так­же пред­ста­ви­те­лям цер­ков­ных об­щин – вы­бор­ным по­пов­ским ста­рос­там и де­сят­ским. Уч­ре­ж­де­ние пат­ри­ар­ше­ст­ва (1589) прак­ти­че­ски не от­ра­зи­лось на по­ло­же­нии ду­хо­вен­ст­ва.

Стрем­ле­ние к «бла­го­чи­нию» в цер­ков­ной жиз­ни и борь­ба с не­ор­то­док­саль­ны­ми об­ря­да­ми и ве­ро­ва­ния­ми в нар. сре­де про­яви­лись в 1630–40-х гг. в дея­тель­но­сти «рев­ни­те­лей бла­го­чес­тия», в чис­ле ко­то­рых пре­об­ла­да­ли про­вин­ци­аль­ные при­ход­ские свя­щен­но­слу­жи­те­ли. Со­бор­ным уло­же­ни­ем 1649 был уч­ре­ж­дён Мо­на­стыр­ский при­каз как су­деб­ное гос. уч­ре­ж­де­ние для лиц ду­хов­но­го зва­ния и лиц, под­чи­нён­ных им по слу­жеб­ным и вла­дель­че­ским от­но­ше­ни­ям (из ве­де­ния при­ка­за ис­клю­ча­лись пат­ри­арх и пат­ри­ар­шая об­ласть).

«Погребение». Художник Е. М. Корнеев. Гравировал К. Вагнер. Цветная акватинта. Акварель. 1811. Архив А. Л. Кусакина

Зна­чит. удар по един­ст­ву Д. на­нес­ли рас­кол в РПЦ и фор­ми­ро­ва­ние ста­ро­об­ряд­че­ст­ва. Во мно­гом этим бы­ли обу­слов­ле­ны ре­фор­мы, про­во­див­шие­ся по ре­ше­ни­ям Боль­шо­го со­бо­ра 1666–67. В це­лях со­блю­де­ния осн. ка­но­нич. при­ви­ле­гий Д. со­бор при­нял ряд важ­ных ре­ше­ний, в т. ч. от­стра­нил Мо­на­стыр­ский при­каз от су­да над Д., по­сле че­го уси­лил­ся ар­хие­рей­ский кон­троль. В те­че­ние 17 в. од­но­вре­мен­но со ста­би­ли­за­ци­ей при­ход­ской се­ти уни­фи­ци­ро­ва­лась сис­те­ма сбо­ра да­ни с Д. в поль­зу ар­хие­ре­ев и упо­ря­до­чи­ва­лось ма­те­ри­аль­ное обес­пе­че­ние при­ход­ско­го Д. (гл. ис­точ­ни­ком до­хо­дов ста­но­ви­лась экс­плуа­та­ция цер­ков­ных зе­мель). В сре­де при­ход­ско­го Д. раз­ви­ва­лась тра­ди­ция пе­ре­да­чи по на­след­ст­ву не толь­ко за­ня­тий и ста­ту­са, но и «мес­та» (долж­но­сти с до­хо­дом) при оп­ре­де­лён­ной церк­ви. Все эти фак­то­ры влия­ли на ста­нов­ле­ние ду­хов­но­го со­сло­вия. Тем не ме­нее в кон. 17 в. един­ст­во бе­ло­го Д. на­ру­ша­лось из-за от­дель­но­го ста­ту­са руж­но­го Д. и не­раз­ви­то­сти со­слов­но­го са­мо­соз­на­ния. Серь­ёз­ной про­бле­мой яв­лял­ся ог­ра­нич. уро­вень об­ра­зо­ва­ния Д., при­чи­ной че­го бы­ло от­сут­ст­вие раз­ви­той спец. сис­те­мы обу­че­ния.

Архив «Православной энциклопедии» Крестный ход в с. Перловка Московской губернии. Фото. 1897.

К кон. 17 в. пред­ста­ви­те­лей бе­ло­го Д. со взрос­лы­ми чле­на­ми се­мей муж­ско­го по­ла на­счи­ты­ва­лось ок. 100 тыс. чел. Боль­шин­ст­во из них слу­жи­ло при при­ход­ских церк­вах. Ука­зом Пет­ра I (1708; под­твер­ждён в 1710) де­тям Д., не учив­шим­ся в шко­лах, бы­ло за­пре­ще­но по­сту­пать на долж­но­сти свя­щен­но- и цер­ков­но­слу­жи­те­лей. В нач. 18 в. сфор­ми­ро­вал­ся ин­сти­тут во­ен. и мор­ско­го Д. (в 1891 бы­ло 569 во­ен. свя­щен­ни­ков), пред­ста­ви­те­ли ко­то­ро­го слу­жи­ли в пол­ко­вых, су­до­вых, кре­по­ст­ных, гос­пи­таль­ных, тю­рем­ных и др. церк­вах, со­про­во­ж­да­ли час­ти ар­мии и фло­та во вре­мя во­ен. по­хо­дов и бое­вых дей­ст­вий.

Крестный ход в ознаменование победы СССР в Великой Отечественной войне 1941–45. Станица Ново-Александровская (ныне г. Ново-александровск) Ставропольского края. 9 мая 1945. Фото. Архив Н. П. Розина
«Крестный ход». Художник Б. М. Кустодиев. 1915. Чувашский государственный художественный музей (Чебоксары).

Со­глас­но Ду­хов­но­му рег­ла­мен­ту 1721, пат­ри­ар­ше­ст­во бы­ло уп­разд­не­но (по­сле смер­ти пат­ри­ар­ха Ад­риа­на в 1700 Пётр I за­пре­тил вы­бо­ры но­во­го пат­ри­ар­ха), уп­рав­ле­ние РПЦ пе­ре­да­но гос. уч­ре­ж­де­нию – Си­но­ду; ог­ра­ни­че­но поль­зо­ва­ние Д. до­хо­да­ми с цер­ков­ных вот­чин; Д. обя­зы­ва­лось вес­ти мет­ри­че­ские кни­ги (в них фик­си­ро­ва­лись да­ты ро­ж­де­ния, кре­ще­ния, вен­ча­ния и смер­ти при­хо­жан); для под­го­тов­ки Д. уч­ре­ж­да­лись ду­хов­но-­учеб­ные за­ве­де­ния; за счёт уве­ли­че­ния пол­но­мо­чий ар­хие­ре­ев ог­ра­ни­че­на сво­бо­да по­ме­щи­ков или при­хо­жан из­би­рать причт. В 18 в. вы­бор­ный прин­цип на­зна­че­ния на долж­но­сти при­ход­ско­го Д. по­сте­пен­но вы­тес­нял­ся (окон­ча­тель­но уп­разд­нён в 1841), с од­ной сто­ро­ны, прак­ти­кой на­зна­че­ния Д. епар­хи­аль­ным ар­хие­ре­ем, с дру­гой – обы­ча­ем оп­ре­де­ле­ния на мес­та свя­щен­но- и цер­ков­но­слу­жи­те­лей их де­тей или род­ст­вен­ни­ков, а так­же лиц, всту­пав­ших в брак с до­черь­ми кли­ри­ков. В слу­чае ес­ли при­ход за­ме­щал­ся по­сто­рон­ним ли­цом, вновь на­зна­чен­ный свя­щен­но­слу­жи­тель вы­пла­чи­вал сво­ему пред­ше­ст­вен­ни­ку или его се­мье оп­ре­де­лён­ную часть сво­их до­хо­дов. В 18 в. оп­ре­де­ле­ние на долж­но­сти свя­щен­но­слу­жи­те­лей лиц из по­дат­ных со­сло­вий бы­ло за­пре­ще­но. В то же вре­мя был за­труд­нён вы­ход из ду­хов­но­го зва­ния. В свя­зи с этим, а так­же бла­го­да­ря то­му, что дво­ря­не воз­дер­жи­ва­лись от пе­ре­хо­да в ду­хов­ное зва­ние, Д. при­об­ре­ло ха­рак­тер замк­ну­то­го со­сло­вия.

То­гда же по­лу­чи­ла раз­ви­тие тен­ден­ция оформ­ле­ния Д. в при­ви­ле­ги­ров. со­сло­вие. В 1722 со­сто­яв­шие на служ­бе свя­щен­но­слу­жи­те­ли и чле­ны их се­мей ос­во­бо­ж­де­ны от по­душ­ной по­да­ти. В даль­ней­шем Д. ос­во­бо­ж­де­но от рек­рут­ской по­вин­но­сти (1724), по­сто­ев войск, де­журств на съез­жих дво­рах, яв­ки к офи­це­рам для ра­бот и по­сы­лок (1736), «хо­ж­де­ния к ро­гат­кам на ка­рау­лы и на по­жа­ры и от про­чей по­ли­цей­ской долж­но­сти» (1742). В 1767 свя­щен­ни­ки и ие­ро­мо­на­хи ос­во­бо­ж­де­ны от те­лес­ных на­ка­за­ний, в 1771 эта при­ви­ле­гия рас­про­стра­не­на на диа­ко­нов. В цар­ст­во­ва­ние имп. Пав­ла I за­прет ут­ра­тил си­лу, в свя­зи с чем в 1801 имп. Алек­сандр I вновь от­ме­нил те­лес­ные на­ка­за­ния для свя­щен­ни­ков и диа­ко­нов, в 1808 – для их жён, в 1811 – для мо­на­хов, не имев­ших свя­щен­ни­че­ско­го са­на (цер­ков­но­слу­жи­те­ли ос­во­бо­ж­де­ны от те­лес­ных на­ка­за­ний в 1863 в свя­зи с от­ме­ной этой ме­ры на­ка­за­ния как та­ко­вой).

В то же вре­мя с нач. 18 в. го­су­дар­ст­во пред­при­ни­ма­ло ак­тив­ные ме­ры по ре­гу­ли­ро­ва­нию чис­лен­но­сти Д., в ре­зуль­та­те ко­то­рых до­ля Д. в со­ста­ве все­го на­се­ле­ния Рос­сии не­пре­рыв­но сни­жа­лась. В 1722 вве­де­ны пер­вые шта­ты Д., ко­то­рые ус­та­нав­ли­ва­ли за­ви­си­мость чис­ла ду­хов­ных лиц в при­хо­де от чис­лен­но­сти при­хо­жан и по­ло­жи­ли на­ча­ло за­ко­но­дат. оформ­ле­нию Д. как со­сло­вия. На при­ход (100–150 дво­ров) по­ла­га­лось по од­но­му свя­щен­ни­ку, дьяч­ку и по­но­ма­рю; для двух­при­ход­ских (200–250 дво­ров) и трёх­при­ход­ских (300 дво­ров) церк­вей чис­ло уве­ли­чи­ва­лось со­от­вет­ст­вен­но в 2–3 раза, а трёх­при­ход­ские церк­ви име­ли пра­во со­дер­жать ещё двух диа­ко­нов. В 18 – 1-й тре­ти 19 вв. не­од­но­крат­но про­из­во­ди­лись т. н. раз­бо­ры Д., в хо­де ко­то­рых свя­щен­но- и цер­ков­но­слу­жи­те­ли, не имев­шие мес­та или за­ни­мав­шие не пре­ду­смот­рен­ные шта­та­ми мес­та, а так­же про­ви­нив­шее­ся в чём-либо, пе­ре­во­ди­лись в по­дат­ные со­сло­вия или в ка­че­ст­ве рек­ру­тов от­прав­ля­лись в ар­мию (по­след­ний рек­рут­ский на­бор, ка­сав­ший­ся пред­ста­ви­те­лей Д., про­ве­дён в 1831). Ана­ло­гич­ные ме­ры пред­при­ни­ма­лись по от­но­ше­нию к де­тям Д. Во 2-й четв. 18 в. чис­лен­ность бе­ло­го Д. со­став­ля­ла ок. 125 тыс. чел.

В свя­зи с се­ку­ля­ри­за­ци­ей 1764 часть до­хо­да от цер­ков­ных зе­мель бы­ла на­прав­ле­на на со­дер­жа­ние епар­хи­аль­ных уп­рав­ле­ний, епи­ско­пов и кон­си­сто­рий, что по­зво­ли­ло в том же го­ду ли­к­ви­ди­ро­вать сбо­ры с при­ход­ско­го Д. в поль­зу цер­ков­ных ие­рар­хов. С 1765 при­чты сель­ских при­ход­ских церк­вей на­де­ля­лись зе­мель­ны­ми на­де­ла­ми пло­ща­дью от 36 га (в 1890 пло­щадь цер­ков­ных зе­мель со­став­ля­ла св. 2 млн. га, из ко­то­рых 1,8 млн. га – в Ев­роп. Рос­сии); при­ход­ское Д. об­ра­ба­ты­ва­ло эти зем­ли са­мо­стоя­тель­но, ре­же сда­ва­ло в арен­ду. То­гда же ус­та­нов­лен обя­за­тель­ный ми­ни­мум (в 1801 был уд­во­ен) оп­ла­ты при­ход­ско­му Д. за ис­пол­не­ние цер­ков­ных треб. Ис­по­ве­до­вать и при­ча­щать свя­щен­ник обя­зы­вал­ся без­воз­мезд­но. В 1778 из­да­ны но­вые, су­ще­ст­вен­но со­кра­щён­ные шта­ты Д., по­яв­ле­ние ко­то­рых бы­ло свя­за­но с не­об­хо­ди­мо­стью при­влечь на служ­бу во вновь соз­да­вав­шие­ся (со­глас­но гу­берн­ской ре­фор­ме 1775) ме­ст­ные гос. уч­ре­ж­де­ния боль­шое чис­ло но­вых чи­нов­ни­ков, ко­то­рые на­би­ра­лись и сре­ди Д., а так­же се­ми­на­рис­тов. В 1784 име­лось 93,7 тыс. штат­ных мест свя­щен­но- и цер­ков­но­слу­жи­те­лей, из них 74,6 тыс. бы­ли за­ня­ты. В 1797 на­ча­лось на­гра­ж­де­ние Д. не­ко­то­ры­ми ор­де­на­ми, а так­же скуфь­я­ми, ка­ми­лав­ка­ми, на­перс­ны­ми кре­ста­ми и мит­ра­ми. В 1798 ука­зом имп. Пав­ла I (от­ме­нён в 1801 имп. Алек­сан­дром I) при­хо­жа­нам пред­пи­са­но цер­ков­ные зем­ли об­ра­ба­ты­вать и вы­пла­чи­вать часть до­хо­дов на со­дер­жа­ние ду­хо­вен­ст­ва.

В нач. 19 в. раз­ре­ше­но оп­ре­де­ле­ние на долж­но­сти свя­щен­но­слу­жи­те­лей лиц из по­дат­ных со­сло­вий (при не­дос­тат­ке лиц ду­хов­но­го зва­ния). Вы­ход из ду­хов­но­го со­сло­вия де­тей Д., не при­няв­ших сан, был уп­ро­щён. В 1825 бе­лое Д. на­счи­ты­ва­ло 101 тыс. чел. (32,7 тыс. свя­щен­ни­ков, 14 тыс. диа­ко­нов, 54,3 тыс. при­чет­ни­ков), в 1839 –108,5 тыс. чел. (33,6 тыс. свя­щен­ни­ков, 15,4 тыс. диа­ко­нов, 59,5 тыс. при­чет­ни­ков).

Во 2-й четв. 19 в. ста­ло вво­дить­ся гос. де­неж­ное обес­пе­че­ние сель­ско­го и го­род­ско­го Д. (в 1900 де­неж­ное со­дер­жа­ние от го­су­дар­ст­ва по­лу­ча­ло Д. ок. по­ло­ви­ны все­го ко­ли­че­ст­ва при­чтов, к 1917 – 81,2%), его раз­мер по­сте­пен­но по­вы­шал­ся. Од­на­ко и в нач. 20 в. по-преж­не­му гл. ис­точ­ни­ка­ми су­ще­ст­во­ва­ния Д. яв­ля­лись пла­ты при­хо­жан за тре­бы, сбо­ры про­дук­тов во вре­мя т. н. об­хо­дов при­хо­жан, напр. на Пас­ху, Ро­ж­де­ст­во.

К сер. 19 в. в осн. за­вер­ши­лось фор­ми­ро­ва­ние сис­те­мы учеб­ных за­ве­де­ний, пред­на­зна­чен­ных для Д. К 1850 она со­стоя­ла из 4 ду­хов­ных ака­де­мий (обу­ча­лись 383 чел.), 47 ду­хов­ных се­ми­на­рий (16,7 тыс. чел.), 182 ду­хов­ных учи­лищ (24,7 тыс. чел.). В даль­ней­шем их ко­ли­че­ст­во уве­ли­чи­лось не­зна­чи­тель­но. С 1843 для до­че­рей Д. от­кры­ва­лись епар­хи­аль­ные учи­ли­ща.

В хо­де ре­форм, осу­ще­ст­в­лён­ных имп. Алек­сан­дром II, уси­ли­лась тен­ден­ция на­ру­ше­ния со­слов­ной замк­ну­то­сти Д. В 1863 вы­пу­ск­ни­ки ду­хов­ных се­ми­на­рий по­лу­чи­ли пра­во по­сту­пать в ун-ты (в 1878 со­став­ля­ли 46% всех сту­ден­тов; пра­во се­ми­на­рис­тов по­сту­пать в ун-ты без сда­чи эк­за­ме­нов на ат­те­стат зре­ло­сти в гим­на­зи­ях от­ме­не­но в 1879, вновь да­ро­ва­но в 1884). В 1864 де­тям Д. раз­ре­ше­но по­сту­пать в гим­на­зии, в 1866 – в во­ен. уч-ща. В ре­зуль­та­те зем­ской ре­фор­мы 1864 пред­ста­ви­те­ли Д., яв­ляв­шие­ся дер­жа­те­ля­ми цер­ков­ных зе­мель, по­лу­чи­ли пра­во из­би­рать глас­ных земств и быть из­бран­ны­ми в их со­став (уп­разд­не­но зем­ским по­ло­же­ни­ем 1890, ко­то­рое вве­ло на­зна­че­ние де­пу­та­тов от Д. в зем­ские соб­ра­ния епар­хи­аль­ны­ми ар­хие­рея­ми). В 1867 от­ме­не­но на­сле­до­ва­ние долж­но­стей Д. (од­на­ко тра­ди­ция на­сле­до­ва­ния про­дол­жа­ла су­ще­ст­во­вать); при­зна­на не­обя­за­тель­ной ма­те­ри­аль­ная по­мощь вновь на­зна­чен­но­го свя­щен­но­слу­жи­те­ля сво­ему пред­ше­ст­вен­ни­ку или его се­мей­ст­ву (со­ци­аль­ная за­щи­та ос­тав­ших­ся за шта­том кли­ри­ков и се­мейств умер­ших кли­ри­ков бы­ла воз­ло­же­на на епар­хи­аль­ные вла­сти). В 1869 де­ти Д. пе­ре­ста­ли при­чис­лять­ся к ду­хов­но­му зва­нию: де­ти свя­щен­ни­ков по­лу­ча­ли пра­во воз­ве­де­ния в лич­ное дво­рян­ст­во (ес­ли они не име­ли прав на по­том­ст­вен­ное), де­ти цер­ков­но­слу­жи­те­лей – пра­во при­чис­ле­ния к со­слов­ной груп­пе лич­ных по­чёт­ных гра­ж­дан. Им был пре­дос­тав­лен сво­бод­ный вы­бор за­ня­тий; из «ду­хов­но­го зва­ния» ис­клю­ча­лись ли­ца, не имев­шие свя­щен­ни­че­ско­го са­на и не со­сто­яв­шие на цер­ков­нослу­жи­тель­ских долж­но­стях: пев­чие, цер­ков­ные сто­ро­жа, зво­на­ри и др. В 1871 в ря­ды Д. доз­во­лен дос­туп ли­цам всех со­сло­вий (од­на­ко на прак­ти­ке это пра­во ис­поль­зо­ва­лось ред­ко). В 1866 вве­де­но пен­си­он­ное обес­пе­че­ние свя­щен­ни­ков, в 1876 – про­то­диа­ко­нов, в 1880 – диа­ко­нов.

Улуч­ше­ние ма­те­ри­аль­но­го обес­пе­че­ния Д. свя­зы­ва­лось гл. обр. с со­кра­ще­ни­ем его чис­лен­но­сти. Она умень­ши­лась в ре­зуль­та­те вве­де­ния но­вых шта­тов 1869: свя­щен­ни­ков – с 38,8 тыс. (1869) до 33 тыс. (1880), диа­ко­нов – с 14,3 до 7,6 тыс., при­чет­ни­ков – с 63 до 48,6 тыс. чел. С вве­де­ни­ем шта­тов 1885 чис­лен­ность бе­ло­го Д. вновь воз­рос­ла, в 1898 она со­ста­ви­ла 102,7 тыс. чел.: 44,7 тыс. свя­щен­ни­ков, 14,4 тыс. диа­ко­нов, 43,6 тыс. при­чет­ни­ков (по дан­ным Все­рос. пе­ре­пи­си на­се­ле­ния 1897, чис­лен­ность на­се­ле­ния, офи­ци­аль­но от­не­сён­но­го к пра­во­слав­но­му, пре­вы­си­ла 87 млн. чел.).

Во 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. су­ще­ст­вен­но улуч­шил­ся об­ра­зо­ват. уро­вень при­ход­ско­го Д. В 1863 в Мо­ск­ве по ини­циа­ти­ве бе­ло­го Д. ос­но­ва­но Об­ще­ст­во лю­би­те­лей ду­хов­но­го про­све­ще­ния. Д. ак­тив­но уча­ст­во­ва­ло в дея­тель­но­сти Па­ле­стин­ско­го пра­во­слав­но­го об-ва, об­ра­зо­ван­но­го в 1882. В 1860-х гг. мно­гие пред­ста­ви­те­ли Д. ста­ли пуб­ли­ко­вать­ся в пе­рио­дич. из­да­ни­ях (гл. обр. цер­ков­ных, в т. ч. в епар­хи­аль­ных ве­до­мо­стях), Д. впер­вые по­лу­чи­ло воз­мож­ность об­су­ж­дать в пе­ча­ти собств. по­ло­же­ние и ну­ж­ды. В по­след­ней тре­ти 19 – нач. 20 вв. Д. ста­ло осо­бен­но ши­ро­ко уча­ст­во­вать в бла­го­тво­рит. дея­тель­но­сти (в 1897 при хра­мах дей­ст­во­ва­ло 17,3 тыс. бла­го­тво­рит. ор­га­ни­за­ций, боль­шин­ст­во из ко­то­рых воз­ник­ли по ини­циа­ти­ве и при уча­стии их на­стоя­те­лей). То­гда же прак­ти­че­ски ка­ж­дый свя­щен­ник яв­лял­ся учи­те­лем За­ко­на Божь­е­го в од­ной или бо­лее на­чаль­ных шко­лах, ре­же – в сред­ней шко­ле; пре­по­да­ва­ни­ем За­ко­на Божь­е­го за­ни­ма­лись так­же цер­ков­но­слу­жи­те­ли. С 1884 Д. ру­ко­во­ди­ло цер­ков­но-при­ход­ски­ми шко­ла­ми.

С 1906 Си­нод на­зна­чал 6 пред­ста­ви­те­лей – по 3 от бе­ло­го и чёр­но­го Д. – в Гос. со­вет, то­гда же Д. по­лу­чи­ло пра­во уча­ст­во­вать в дея­тель­но­сти вне­цер­ков­ных об­ществ. ор­га­ни­за­ций при ус­ло­вии, что в их про­грам­мах или дей­ст­ви­ях не со­дер­жа­лось «не­что яв­но про­тив­ное уче­нию и пра­ви­лам» РПЦ. Пред­ста­ви­те­ли Д. из­би­ра­лись на­се­ле­ни­ем в Гос. ду­му: в 1-ю – 6 свя­щен­ни­ков (2 из них под­пи­са­ли Вы­борг­ское воз­зва­ние), во 2-ю – 13 свя­щен­ни­ков, в 3-ю – 45 свя­щен­ни­ков и 2 епи­ско­па, в 4-ю – 48 свя­щен­ни­ков и 2 епи­ско­па. В 1-й и 2-й Гос. ду­мах боль­шин­ст­во пред­ста­ви­те­лей Д. при­над­ле­жа­ли к ле­вым и ли­бе­раль­ным фрак­ци­ям, в 3-й и 4-й – к пра­вым и на­цио­на­ли­стам.

В нач. 20 в. рост чис­лен­но­сти Д. был не­зна­чи­те­лен по срав­не­нию с уве­ли­че­ни­ем пра­во­слав­но­го на­се­ле­ния. В 1912 при­ход­ско­го Д. на­счи­ты­ва­лось 110,5 тыс. чел.: 50,3 тыс. свя­щен­ни­ков, 14,6 тыс. диа­ко­нов, 45,6 тыс. при­чет­ни­ков.

По­сле Февр. ре­во­лю­ции 1917 часть ар­хие­ре­ев ли­бо под дав­ле­ни­ем Врем. пра­ви­тель­ст­ва (как ли­ца, быв­шие пре­ж­де близ­ки­ми к Г. Е. Рас­пу­ти­ну или к чле­нам имп. се­мьи), ли­бо по тре­бо­ва­нию чрез­вы­чай­ных епар­хи­аль­ных съез­дов Д. и ми­рян (по об­ви­не­ни­ям в су­ро­вом уп­рав­ле­нии и пр.) бы­ли вы­ну­ж­де­ны по­дать в от­став­ку. Не­ко­то­рую часть Д., гл. обр. цер­ков­но­слу­жи­те­лей, за­хва­ти­ли ре­во­люц. на­строе­ния; сре­ди Д. по­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние тре­бо­ва­ния мо­дер­ни­за­ции бо­го­слу­же­ния, вве­де­ния вы­бор­но­го на­ча­ла во всех ор­га­нах цер­ков­но­го уп­рав­ле­ния, на­де­ле­ния ми­рян пра­вом уча­ст­во­вать в управ­ле­нии при­хо­дом и т. п. (впо­след­ст­вии мн. сто­рон­ни­ки этих идей примк­ну­ли к дви­же­нию об­нов­лен­че­ст­ва). Вво­дил­ся вы­бор­ный по­ря­док за­ме­ще­ния цер­ков­ных долж­но­стей. В авг. 1917 по на­стоя­тель­ным тре­бо­ва­ни­ям Д. и с со­гла­сия Врем. пра­ви­тель­ст­ва был со­зван По­ме­ст­ный со­бор РПЦ (см. в ст. По­ме­с­т­ные со­бо­ры), ко­то­рый 5(18).11.1917 из­брал пат­ри­ар­ха Мо­с­ков­ско­го и всея Ру­си (им стал ми­тро­по­лит Мо­с­ков­ский Ти­хон).

По­сле Окт. ре­во­лю­ции 1917 Д. как со­сло­вие ли­к­ви­ди­ро­ва­но дек­ре­том ВЦИК и СНК от 10(23).11.1917. В со­от­вет­ст­вии с Дек­ре­том об от­де­ле­нии церк­ви от го­су­дар­ст­ва (1918) Д. бы­ло ли­ше­но гос. обес­пе­че­ния. В свя­зи с изъя­ти­ем За­ко­на Божь­е­го из про­грамм об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ных учеб­ных за­ве­де­ний Д. бы­ло от­стра­не­но от пре­по­да­ва­ния в них. В хо­де Гражд. вой­ны 1917–22 зна­чит. часть Д., в т. ч. и пред­ста­ви­те­ли во­ен. Д., слу­жив­ше­го в Бе­лых ар­ми­ях, эмиг­ри­ро­ва­ла, об­ра­зо­вав Рус­скую пра­во­слав­ную цер­ковь за гра­ни­цей.

До нач. 1940-х гг. в СССР, в ус­ло­ви­ях рез­кой ан­ти­ре­ли­ги­оз­ной про­па­ган­ды, на­прав­лен­ной на очер­не­ние со­ци­аль­но­го слу­же­ния Д. и уни­чи­же­ние его зна­че­ния в жиз­ни об­ще­ст­ва, Д. под­вер­га­лось мас­со­вым ре­прес­си­ям. В сер. 1940-х – 1950-х гг. от­но­ше­ние Сов. гос-ва к РПЦ из­ме­ни­лось в свя­зи с осоз­на­ни­ем вла­стью пат­рио­тич. ро­ли пра­во­слав­но­го Д. в го­ды Вел. Отеч. вой­ны. С сер. 1950-х гг., с на­ча­лом но­вой вол­ны го­не­ний, чис­лен­ность Д. в СССР вновь ста­ла со­кра­щать­ся (9 тыс. свя­щен­ни­ков и диа­ко­нов в 1961, 7,3 тыс. в 1967). Эта тен­ден­ция из­ме­ни­лась в пе­ри­од пе­ре­строй­ки сер. – 2-й пол. 1980-х гг. В кон. 20 – нач. 21 вв. в пост­со­вет­ской Рос­сии в свя­зи с воз­ро­ж­де­ни­ем цер­ков­ной ду­хов­ной жиз­ни, ук­ре­п­ле­ни­ем по­зи­ций и влия­ния РПЦ об­щая чис­лен­ность пра­во­слав­но­го Д. воз­рас­та­ет: 6674 свя­щен­ни­ка и 723 диа­ко­на (1988), 29,4 тыс. свя­щен­но­слу­жи­те­лей (нач. 2000-х гг.).

В Гре­ции, Ру­мы­нии, Бол­га­рии, Ар­ме­нии, Гру­зии и Ма­ке­до­нии по­ме­ст­ные пра­во­слав­ные церк­ви поль­зу­ют­ся осо­бой гос. под­держ­кой (напр., име­ют на­ло­го­вые льго­ты); в Гре­ции гос. ста­тус пра­во­слав­ной церк­ви за­кре­п­лён кон­сти­ту­ци­ей.

Ре­лиг. культ в му­суль­ман­ст­ве от­прав­ля­ют муф­тии, в иу­да­из­ме – рав­ви­ны, в буд­диз­ме – ламы.

Лит.: Зна­мен­ский И. По­ло­же­ние ду­хо­вен­ст­ва в цар­ст­во­ва­ние Ека­те­ри­ны II и Пав­ла I. М., 1880; Кли­мов Н. Ф. По­ста­нов­ле­ния по де­лам пра­во­слав­ной церк­ви и ду­хо­вен­ст­ва в цар­ст­во­ва­ние имп. Ека­те­ри­ны II. СПб., 1902; Сер­гий [Ти­хо­ми­ров], ар­хим. Чер­ты цер­ков­но-при­ход­ско­го и мо­на­стыр­ско­го бы­та в Пис­цо­вой кни­ге Вот­ской пя­ти­ны 1500 г. СПб., 1905; Кап­те­рев Н. Ф. Царь и цер­ков­ные Мо­с­ков­ские со­бо­ры XVI и XVII вв. Сер­ги­ев По­сад, 1906; Стра­то­нов Е. К ус­та­нов­ле­нию со­бор­ной и при­ход­ской жиз­ни Рус­ской церк­ви. М., 1906; Смир­нов С. И. Ма­те­риа­лы для ис­то­рии древ­не­рус­ской по­ка­ян­ной дис­ци­п­ли­ны. М., 1912; он же. Древ­не­рус­ский ду­хов­ник. М., 1913; Юш­ков С. В. Очер­ки из ис­то­рии при­ход­ской жиз­ни на се­ве­ре Рос­сии в XV– XVII вв. СПб., 1913; Ща­пов Я. Н. Кня­же­ские ус­та­вы и цер­ковь в древ­ней Ру­си. XI– XIV вв. М., 1972; он же. Го­су­дар­ст­во и цер­ковь Древ­ней Ру­си, X–XIII вв. М., 1989; Хо­ро­шев А. С. Эко­но­ми­че­ское по­ло­же­ние при­ход­ских церк­вей в Нов­го­ро­де Ве­ли­ком // Рус­ский го­род. М., 1979. Вып. 2; Ко­мис­са­рен­ко А. И. Рус­ский аб­со­лю­тизм и ду­хо­вен­ст­во в XVIII в. М., 1990; Кам­кин А. В. Се­вер­но­рус­ский сель­ский при­ход XVIII в.: Про­стран­ст­во, на­се­лен­ность, клир. Во­ло­гда, 1994; Ма­ка­рий (Бул­га­ков), ми­тро­по­лит. Ис­то­рия Рус­ской церк­ви. М., 1994–1996. Кн. 1–7; Смо­лич И. К. Ис­то­рия Рус­ской церк­ви. 1700–1917. М., 1996. Ч. 1; Ба­лов­нев Д. А. Низ­ший цер­ков­ный ок­руг в тер­ми­но­ло­гии XIV–XV вв. // Цер­ковь в ис­то­рии Рос­сии. М., 1998. Сб. 2; он же. По­став­ле­ние свя­щен­но­слу­жи­те­лей. Тео­рия и прак­ти­ка XIII–XV вв. // Там же; он же. При­ход­ское ду­хо­вен­ст­во XV – на­ча­ла XVI в. По нов­го­род­ским пис­цо­вым кни­гам (чис­лен­ность и осо­бен­но­сти со­ста­ва) // Оте­че­ст­вен­ная ис­то­рия. 2004. № 4; Баб­кин М. А. Ду­хо­вен­ст­во Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви и фев­раль­ская ре­во­лю­ция 1917 г. М., 2002; Ле­он­ть­е­ва Т. Г. Ве­ра и про­гресс: пра­во­слав­ное сель­ское ду­хо­вен­ст­во Рос­сии во вто­рой по­ло­ви­не XIX – на­ча­ле ХХ вв. М., 2002; Сте­фа­но­вич П. С. При­ход и при­ход­ское ду­хо­вен­ст­во в Рос­сии в XVI–XVII в. М., 2002; Фир­сов С. Л. Рус­ская цер­ковь на­ка­ну­не пе­ре­мен (ко­нец 1890-х – 1918 гг.). М., 2002; Зна­мен­ский П. В. При­ход­ское ду­хо­вен­ст­во на Ру­си. При­ход­ское ду­хо­вен­ст­во в Рос­сии со вре­ме­ни ре­фор­мы Пет­ра. СПб., 2003; Кот­ков В. М. Во­ен­ное ду­хо­вен­ст­во Рос­сии: В 2 кн. СПб., 2004.

Вернуться к началу