Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ДУ́МНЫЕ ЧИНЫ́

Авторы: В. Д. Назаров

ДУ́МНЫЕ ЧИНЫ́, ис­то­рио­гра­фич. тер­мин, обо­зна­чаю­щий со­во­куп­ность чи­нов Бо­яр­ской ду­мы и при­рав­ни­вав­ших­ся к ним при­двор­ных, двор­цо­вых и двор­цо­во-­пут­ных долж­но­стей. Сло­жи­лись в про­цес­се ста­нов­ле­ния Рус. гос-ва в ви­де мо­нар­хии с со­слов­ным пред­ста­ви­тель­ст­вом. Прин­ци­пы фор­ми­ро­ва­ния двух наи­бо­лее зна­чи­мых Д. ч. – бо­яр и околь­ни­чих – оп­ре­де­ли­лись во 2-й пол. 15 – нач. 16 вв. Ли­ца, по­жа­ло­ван­ные в эти чи­ны, име­ли пра­во за­се­дать в Ду­ме (ес­ли не на­хо­ди­лись в опа­ле), уча­ст­во­вать по рас­по­ря­же­нию мо­нар­ха в ра­бо­те бо­яр­ских (дум­ских) ко­мис­сий на ди­пло­ма­тич. пе­ре­го­во­рах, при ре­ше­нии су­деб­ных, ме­ст­ни­че­ских дел и др. По сво­ему ста­ту­су об­ла­да­ли ши­ро­ки­ми пре­ро­га­ти­ва­ми: су­деб­ны­ми (пра­во вы­но­сить ре­ше­ние ин­ди­ви­ду­аль­но или в со­ста­ве ко­мис­сии по де­лам о хо­лоп­ст­ве, по де­лам выс­шей уго­лов­ной юрис­дик­ции и др., при не­об­хо­ди­мо­сти – пра­во лич­но­го док­ла­да мо­нар­ху), во­ен­ны­ми (по­лу­ча­ли пре­им. по­сты пер­вых пол­ко­вых вое­вод) и ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-управ­лен­че­ски­ми (на­зна­ча­лись на­ме­ст­ни­ка­ми в круп­ные го­ро­да, гла­ва­ми Двор­цов, с кон. 16 в. – пер­вы­ми судь­я­ми ря­да важ­ней­ших при­ка­зов, по пре­им. суд­ных). В боя­ре и околь­ни­чие жа­ло­ва­ли поч­ти ис­клю­чи­тель­но пред­ста­ви­те­лей выс­ших сло­ёв ти­ту­ло­ван­ной и не­ти­ту­ло­ван­ной зна­ти (по­след­ние на­зна­че­ния со­стоя­лись в апр. 1712).

По­треб­ность иметь в со­ста­ве Бо­яр­ской ду­мы близ­ких со­вет­ни­ков мо­нар­ха из чис­ла срав­ни­тель­но не­знат­ных лиц и при­каз­ных лю­дей (что из­на­чаль­но не пре­ду­смат­ри­ва­лось су­ще­ст­во­вав­шей тра­ди­ци­ей) при­ве­ла к по­сте­пен­но­му ста­нов­ле­нию ещё двух Д. ч. Чин дум­ных дво­рян (или дво­рян в Ду­ме) окон­ча­тель­но офор­мил­ся к 1564. Ко­ли­че­ст­во дум­ных дво­рян зна­чи­тель­но воз­рос­ло в 1570-е – нач. 1580-х гг. (вхо­ди­ли в со­став Осо­бо­го дво­ра ца­ря Ива­на IV Ва­силь­е­ви­ча Гроз­но­го), а за­тем так­же рез­ко со­кра­ти­лось по­сле по­ра­же­ния их «пар­тии» во гла­ве с Б. Я. Бель­ским в двор­цо­вой борь­бе в 1584 и в бли­жай­шие го­ды. В кон. 16 – сер. 17 вв. чис­ло дум­ных дво­рян ко­ле­ба­лось от 1–2 до 4–5 чел., в отд. го­ды – до 7 чел. (1610/11, 1652/53); рез­ко уве­ли­чи­лось в 1660–1670-е гг. (от 14–17 до 33 чел.) и осо­бен­но воз­рос­ло в 1680-е гг. (до 45 чел.). Чин дум­ных дья­ков окон­ча­тель­но сло­жил­ся к 1562 в свя­зи с их воз­рос­шей ро­лью в ру­ко­во­дстве важ­ней­ши­ми при­ка­за­ми – Раз­ряд­ным, По­соль­ским, По­ме­ст­ным. Обыч­но эти ве­дом­ст­ва воз­глав­ля­ли 2–4 дум­ных дья­ка (в 1660–80-е гг. от 7–9 до 14 чел.). По­след­нее по­жа­ло­ва­ние в чин дум­но­го дья­ка со­стоя­лось в 1695 (А. А. Ви­ни­ус), а в чин дум­но­го дво­ря­ни­на – в янв. 1712 (С. Я. Тур­ге­нев).

В разл. учёт­ной до­ку­мен­та­ции в об­щем спи­ске с соб­ст­вен­но Д. ч. обыч­но фик­си­ро­ва­лись гла­вы двор­цо­вых, двор­цо­во-пут­ных ве­домств и при­двор­ных служб. Ка­зна­чей – гла­ва Каз­ны – важ­ней­ше­го в по­след­ней тре­ти 15 – 2-й тре­ти 16 вв. центр. ве­дом­ст­ва. Не позд­нее 1530-х гг. Каз­ну, как пра­ви­ло, воз­глав­ля­ли 2 ка­зна­чея, с сер. 16 в. пер­вым ка­зна­че­ем на­зна­ча­ли околь­ни­че­го или же он по­лу­чал этот чин вско­ре по на­зна­че­нии; к кон. 16 в. в свя­зи с боль­шим со­кра­ще­ни­ем функ­ций и от­час­ти пре­ро­га­тив Каз­ны за­мет­но по­ни­зил­ся и ста­тус по­ста ка­зна­чея. Пе­чат­ник – хра­ни­тель гос. пе­ча­тей разл. на­зна­че­ния; с ру­бе­жа 15–16 вв. и по 2-ю треть 16 в. долж­ность обыч­но от­но­си­лась к Каз­не; с 1560-х гг. имел, как пра­ви­ло, чин дум­но­го дья­ка, что со­хра­ни­лось и в 17 в. Дво­рец­кие – гла­вы Боль­шо­го и «об­ла­ст­но­го» двор­цов; боль­шие дво­рец­кие уже с кон. 15 в. име­ли при на­зна­че­нии или вско­ре по­сле не­го Д. ч., что для «об­ла­ст­ных» дво­рец­ких ста­ло обыч­ным лишь во 2-й тре­ти 16 в. По­стель­ничие ве­да­ли «го­су­да­ре­вой по­сте­лей» (соб­ст­вен­но по­сте­лью, т. н. по­стель­ной каз­ной, раз­де­ва­ни­ем и оде­ва­ни­ем го­су­да­рей, их ох­ра­ной во вре­мя сна и др.), из­вест­ны с по­след­ней тре­ти 15 в., в 16 в. эту долж­ность за­ни­ма­ли два ли­ца (в 17 в. – не­ред­ко од­но ли­цо); ве­да­ли так­же по­ход­ным ар­хи­вом мо­нар­ха и име­ли гос. пе­чать «для ско­рых и тай­ных дел». Ко­ню­шие – гла­вы Ко­ню­ше­го пу­ти, позд­нее ве­дом­ст­ва, ко­то­рое обес­пе­чи­ва­ло вос­про­из­вод­ст­во и уве­ли­че­ние ве­ли­ко­кня­же­ско­го (цар­ско­го) по­го­ло­вья ло­ша­дей разл. на­зна­че­ния (вы­езд­ных, во­ен­ных, ра­бо­чих); в его ве­де­нии на­хо­ди­лась тер­ри­то­рия со спец. сло­бо­да­ми, по­се­ле­ния­ми, ко­нюш­ня­ми и под­ве­домств. на­се­ле­ни­ем; не позд­нее 1510-х гг. ко­ню­ши­ми на­зна­ча­лись боя­ре из не­ти­ту­ло­ван­ной ста­ро­мос­ков­ской зна­ти. Ясель­ни­чие – пер­во­на­чаль­но по­мощ­ни­ки ко­ню­ше­го; из­вест­ны с кон. 15 в., вто­рая по зна­че­нию долж­ность в Ко­ню­шен­ном ве­дом­ст­ве. В 16 в. ясель­ни­чих бы­ло обыч­но двое; на­чи­ная с 1606 (по­сле ли­к­ви­да­ции долж­но­сти ко­ню­ших) ясель­ни­чие воз­глав­ля­ли Ко­ню­шен­ный при­каз. Оруж­ни­чий от­ве­чал за «дос­пех» (воо­ру­же­ние), ему под­чи­ня­лись мас­те­ра-­ору­жей­ни­ки (ве­дом­ст­во и долж­ность воз­ник­ли не позд­нее 1509), в сер. 16 в. гла­ва ве­дом­ст­ва обыч­но имел Д. ч. околь­ни­че­го. Лов­чие и со­коль­ни­чие – гла­вы осо­бых двор­цо­во-пут­ных ве­домств, свя­зан­ных с «го­су­да­ре­вой по­те­хой» – охо­той; до­ку­мен­таль­но из­вест­ны не позд­нее 1509, в 1-й пол. 16 в. в рам­ках осо­бо­го дво­ра Твер­ско­го вел. кн-ва из­вест­ны так­же твер­ские лов­чие; в учёт­ной до­ку­мен­та­ции 17 в. лов­чие обыч­но фи­гу­ри­ру­ют как «мо­с­ков­ские». В обя­зан­но­сти крав­че­го (2-я треть 16 в.) вхо­ди­ла по­да­ча блюд ца­рю на при­двор­ных приё­мах, на­блю­де­ние за столь­ни­ка­ми; в 16 в. крав­чи­ми «с пу­тём» бы­ли обыч­но близ­кие к мо­нар­ху мо­ло­дые ари­сто­кра­ты, при­чём эта долж­ность яв­ля­лась бли­жай­шей сту­пе­нью к по­лу­че­нию бо­яр­ст­ва, ре­же околь­ни­че­ст­ва. Стряп­чий с клю­чом – гла­ва го­су­да­ре­вой мас­тер­ской па­ла­ты (не позд­нее 1588/89); в 17 в. по­лу­чал не­ред­ко чин околь­ни­че­го. Кро­ме на­зван­ных, в кон. 16 – нач. 17 вв. к Д. ч., ско­рее все­го, при­чис­ля­лись пер­вые су­дьи ря­да при­ка­зов с пре­им. су­деб­ны­ми функ­ция­ми в тех слу­ча­ях, ко­гда они не име­ли соб­ст­вен­но Д. ч. (су­дьи т. н. Суд­ных при­ка­зов – Вла­ди­мир­ско­го суд­но­го при­ка­за, Мо­с­ков­ско­го суд­но­го при­ка­за, Дмит­ров­ско­го, Ря­зан­ско­го, а так­же Зем­ско­го при­ка­за.

В кон. 17 – нач. 18 вв. за­фик­си­ро­ва­ны еди­нич­ные слу­чаи по­яв­ле­ния но­вых Д. ч.: дум­но­го ге­не­ра­ла (1682), дум­но­го со­вет­ни­ка (1701, из дум­ных дья­ков), обер-ко­мис­са­ра (1709, из дум­ных дья­ков), тай­но­го со­вет­ни­ка (1711, из по­стель­ни­чих), канц­ле­ра и ка­ва­ле­ра (1711). Из­вест­на так­же долж­ность, ко­то­рая на­зы­ва­лась пре­зи­дент ге­не­раль­ный, су­дья Си­бир­ских про­вин­ций и ко­мен­дант мо­с­ков­ский (1709).

Лит.: Ли­ха­чев Н. П. Раз­ряд­ные дья­ки XVI в. СПб., 1888; Crummey R. O. Aristocrats and servitors: the boyar elite in Russia, 1613–1689. Princeton, 1983; Зи­мин А. А. Фор­ми­ро­ва­ние бо­яр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой по­ло­ви­не XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988; Пав­лов А. П. Го­су­да­рев двор и по­ли­ти­че­ская борь­ба при Бо­ри­се Го­ду­но­ве (1584–1605 гг.). СПб., 1992; Рос­сий­ская эли­та в 17-ом ве­ке. [Hels.], 2004. Т. 1; Ста­ни­слав­ский А. Л. Тру­ды по ис­то­рии го­су­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII вв. М., 2004; Го­су­да­рев двор в ис­то­рии Рос­сии XV–XVII сто­ле­тий. Вла­ди­мир, 2006; Се­дов П. В. За­кат Мо­с­ков­ско­го цар­ст­ва: Цар­ский двор кон­ца XVII ве­ка. СПб., 2006.

Вернуться к началу