Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ВЛАДИ́МИР ВСЕ́ВОЛОДОВИЧ

Авторы: А. В. Назаренко

ВЛАДИ́МИР ВСЕ́ВОЛОДОВИЧ Мо­но­мах (в кре­ще­нии Ва­си­лий) [1053–19.5.1125, уро­чи­ще Аль­та (Ал­та, Ал­то, Лто, Льто), близ Кие­ва], князь чер­ни­гов­ский (1078–1094), пе­ре­яс­лав­ский (1094–1113), ки­ев­ский (20.4.1113–19.5.1125). Из ди­на­стии Рю­ри­ко­ви­чей. Стар­ший сын Все­во­ло­да Яро­сла­ви­ча и род­ст­вен­ни­цы (воз­мож­но, до­че­ри) ви­зант. имп. Кон­стан­ти­на IX Мо­но­маха. Отец ки­ев­ских кня­зей Мсти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча, Яро­пол­ка Вла­ди­ми­ро­ви­ча, Вя­че­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча (от пер­во­го бра­ка с Ги­дой – до­че­рью по­след­не­го анг­ло­сак­сон­ско­го ко­ро­ля Га­роль­да II), Юрия Вла­ди­ми­ро­ви­ча Дол­го­ру­ко­го (от вто­ро­го бра­ка). При жиз­ни сво­его от­ца В. В. в ка­че­ст­ве его на­ме­ст­ни­ка кня­жил в Рос­то­ве (1068), за­тем, ве­ро­ят­но, во Вла­ди­ми­ре-Во­лын­ском, позд­нее в Ту­ро­ве, Смо­лен­ске (1077–78). Воз­мож­но, имен­но за­ви­си­мо­стью от по­ли­ти­ки от­ца объ­яс­ня­ют­ся отд. дей­ст­вия В. В. это­го пе­рио­да (напр., по­ход про­тив во­лын­ско­го кн. Яро­пол­ка Изя­сла­ви­ча в 1085); В. В. ис­пол­нял по­ру­че­ния и сво­их дя­дей – ки­ев­ских кня­зей: напр., по при­ка­зу Свя­то­сла­ва Яро­сла­ви­ча в 1074 за­клю­чил мир с польск. кн. Бо­ле­сла­вом II, а осе­нью 1075 уча­ст­во­вал вме­сте с двою­род­ным бра­том Оле­гом Свя­то­сла­ви­чем в по­хо­де в Че­хию.

Архив «Православной энциклопедии» «Целование креста князьями Владимиром Всеволодовичем и Святополком Изяславичем в знак примирения». Миниатюра Радзивилловской летописи. Кон. 15 в. Библиотека Академии наук (С.-Петербург).

По­сле смер­ти от­ца (13.4.1093) В. В., не­смот­ря на яв­ное по­ли­тич. и во­ен. пре­вос­ход­ст­во, от­ка­зал­ся за­нять ки­ев­ский стол, ус­ту­пив его стар­ше­му двою­род­но­му бра­ту – ту­ров­ско­му кн. Свя­то­пол­ку Изя­сла­ви­чу. В этом по­ступ­ке впер­вые от­чёт­ли­во про­яви­лось его стрем­ле­ние сле­до­вать тра­диц. по­ряд­ку на­сле­до­ва­ния сто­ла от стар­ше­го бра­та к млад­ше­му, что яв­ля­лось од­ной из ха­рак­тер­ных черт его по­ли­тич. кре­до. Вер­ность ему В. В. под­твер­дил в 1094, ко­гда Олег Свя­то­сла­вич, вы­ну­ж­ден­ный по­ки­нуть Русь по­сле смер­ти от­ца, по­тре­бо­вал вер­нуть се­бе от­цов­ский Чер­ни­гов, и В. В. ус­ту­пил го­род стар­ше­му род­ст­вен­ни­ку. По­сле не­про­дол­жи­тель­но­го, но чрез­вы­чай­но кро­во­про­лит­но­го кон­флик­та В. В. и Свя­то­пол­ка Изя­сла­ви­ча с Оле­гом Свя­то­сла­ви­чем в 1096–97, вы­зван­но­го от­ка­зом по­след­не­го от со­вме­ст­ных дей­ст­вий про­тив по­лов­цев и от за­клю­че­ния об­ще­рус­ско­го ме­ж­ду­кня­же­ско­го до­го­во­ра, со­сто­ял­ся Лю­беч­ский съезд 1097, идей­ным вдох­но­ви­те­лем ко­то­ро­го был В. В. По ре­ше­нию это­го съез­да за В. В. за­кре­п­ля­лись Пе­ре­яс­лавль, Рос­тов, Смо­ленск, а так­же Нов­го­род, где кня­жил его стар­ший сын Мсти­слав. Ре­зуль­та­том съез­да ста­ло так­же ус­та­нов­ле­ние свое­об­раз­но­го «ду­ум­ви­ра­та» – со­прав­ле­ния В. В. и Свя­то­пол­ка Изя­сла­ви­ча. В этой сис­те­ме В. В. иг­рал ве­ду­щую роль, при­ме­ром че­му ста­ло его вы­сту­п­ле­ние (вме­сте с чер­ни­гов­ски­ми Свя­то­сла­ви­ча­ми) про­тив ки­ев­ско­го кня­зя, ко­гда тот в на­ру­ше­ние лю­беч­ских со­гла­ше­ний хо­тел при­сво­ить се­бе вла­де­ния сво­их двою­род­ных пле­мян­ни­ков – те­ре­бовль­ско­го кн. Ва­силь­ко Рос­ти­сла­ви­ча и пе­ре­мышль­ско­го кн. Во­ло­да­ря Рос­ти­сла­ви­ча. В. В. стал гл. ор­га­ни­за­то­ром по­ло­вец­ких по­хо­дов рус. кня­зей для ак­тив­но­го об­ще­рус­ско­го от­по­ра по­ло­вец­ким на­бе­гам, что яв­ля­лось важ­ней­шей во­ен.-по­ли­тич. за­да­чей то­го вре­ме­ни. В ре­зуль­та­те по­бе­до­нос­ных по­хо­дов 1103, 1107, 1111 и 1116 по­ло­вец­кая опас­ность бы­ла уст­ра­не­на на пол­ве­ка, а по­лов­цы за­ня­ли под­чи­нён­ное ме­сто со­юз­ни­ков тех или иных рус. кня­зей в их меж­до­усоб­ной борь­бе.

По при­зы­ву ки­ев­лян по­сле смер­ти Свя­то­пол­ка Изя­сла­ви­ча (16.4.1113) В. В. бес­пре­пят­ст­вен­но за­нял ки­ев­ский стол, од­на­ко был вы­ну­ж­ден по­дав­лять вол­не­ния и бес­по­ряд­ки, вы­зван­ные при­тес­не­ния­ми ад­ми­ни­ст­ра­ции умер­ше­го кня­зя и дея­тель­но­стью рос­тов­щи­ков. Про­стран­ная ре­дак­ция Рус­ской прав­ды со­хра­ни­ла не­ко­то­рые за­ко­но­дательные ус­та­нов­ле­ния В. В. («Ус­тав Во­ло­ди­мерь Все­во­ло­ди­ча»), на­прав­лен­ные пре­ж­де все­го на огра­ни­че­ние рос­тов­щи­че­ских до­хо­дов. Ки­ев­ское кня­же­ние В. В. ста­ло вре­ме­нем оче­вид­ной внут­ри­по­ли­тической ста­би­ли­за­ции, под его вла­стью на­хо­ди­лась б. ч. Др.-рус. гос-ва, за ис­клю­че­ни­ем Чер­ни­го­ва, По­лоц­ка и (до 1118) Во­лы­ни. По­пыт­ки воо­ружённого про­тес­та со сто­ро­ны мин­ско­го кн. Гле­ба Все­сла­ви­ча за­кон­чи­лись не­удач­но: он был аре­сто­ван и умер в за­клю­че­нии в Кие­ве. Чер­ни­гов­ские кня­зья – Да­вид Свя­то­сла­вич и Олег Свя­то­сла­вич – в 1110-х гг. под­дер­жи­ва­ли тес­ный со­юз с В. В. Де­мон­ст­ра­ци­ей един­ст­ва этих трёх силь­ней­ших рус. кня­зей под вер­хо­вен­ст­вом В. В. ста­ло тор­же­ст­вен­ное пе­ре­не­се­ние мо­щей св. му­че­ни­ков Бо­ри­са и Гле­ба 2.5.1115 в ка­мен­ную цер­ковь в Вы­шго­ро­де, под Кие­вом. Важ­ней­шим эле­мен­том внут­ри­по­ли­тич. про­грам­мы В. В. ста­ло уре­гу­ли­ро­ва­ние во­про­са о на­сле­до­ва­нии ки­ев­ско­го кня­же­ния. Его за­мы­сел, ос­тав­ший­ся не­осу­ще­ст­в­лён­ным, сво­дил­ся к со­хра­не­нию Кие­ва в ру­ках его стар­ше­го сы­на Мсти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча и его по­том­ст­ва. Этот шаг, ве­ро­ят­но, яв­лял­ся по­пыт­кой со­хра­не­ния лю­беч­ских прин­ци­пов це­ной не­ко­то­ро­го фор­маль­но­го на­ру­ше­ния – ог­ра­ни­че­ния «от­чи­чей» Кие­ва, т. к. со вре­ме­нем уве­ли­че­ние их чис­ла гро­зи­ло по­ли­тич. хао­сом. Для осу­ще­ст­в­ле­ния сво­его пла­на В. В. в 1117 пе­ре­вёл Мсти­сла­ва из Нов­го­ро­да на кня­же­ние в Бел­го­род (Ки­ев­ский), на­сто­яв од­но­вре­мен­но на за­клю­че­нии ме­ж­ду Мсти­сла­вом и сле­дую­щим по стар­шин­ст­ву сы­ном В. В. – Яро­пол­ком (у ко­то­ро­го не бы­ло на­след­ни­ков) до­го­во­ра, по ко­то­ро­му по­сле Яро­пол­ка ки­ев­ский стол дол­жен был пе­рей­ти к Мсти­сла­ви­чам. Ве­ро­ят­но, про­тес­том про­тив по­доб­ных ра­ди­каль­ных пре­об­ра­зо­ва­ний В. В. ста­ло вы­сту­п­ле­ние вла­ди­ми­ро-во­лын­ско­го кн. Яро­сла­ва Свя­то­пол­чи­ча в 1117–18, по­сколь­ку имен­но к не­му по­сле В. В. дол­жен был бы пе­рей­ти Ки­ев по тра­диц. пра­ву. В 1118 В. В. при­сое­ди­нил Во­лынь к сво­им вла­де­ни­ям, что вы­зва­ло кон­фликт с Венг­ри­ей и Поль­шей, пра­ви­те­ли ко­то­рых Иш­тван II и Бо­ле­слав III Кри­во­ус­тый под­дер­жа­ли Яро­сла­ва. Од­на­ко в 1123 Яро­слав Свя­то­пол­чич по­гиб под сте­на­ми Вла­ди­ми­ра-Во­лын­ско­го.

Внутр. ста­би­ли­за­ция Др.-рус. гос-ва при В. В. со­про­во­ж­да­лась обо­ст­ре­ни­ем внеш­не­по­ли­тич. про­ти­во­ре­чий. Ещё в 1112 В. В. вы­дал свою дочь Ев­фи­мию за­муж за венг. ко­ро­ля Каль­ма­на, но вско­ре брак рас­торг­ла венг. сто­ро­на. При­чи­ной вой­ны с Ви­зан­ти­ей, вспых­нув­шей в 1116, ста­ло, ве­ро­ят­но, стрем­ле­ние В. В. к кон­тро­лю над Ниж­ним По­ду­навь­ем – рай­оном, тра­ди­ци­он­но важ­ным в тор­го­вом и во­ен­но-стра­те­гич. от­но­ше­ни­ях как для Др.-рус. гос-ва, так и для Ви­зан­тии, осо­бен­но по­сле то­го, как в кон. 11 в. рус. кня­зья по­те­ря­ли кон­троль над Тму­та­ра­кан­ским кня­же­ст­вом. Пред­по­ло­жи­тель­но ок. 1095 В. В. же­нил ви­зант. са­мо­зван­ца Льва Псев­до-Дио­ге­на, вы­да­вав­ше­го се­бя за сы­на быв. имп. Ро­ма­на IV Дио­ге­на, на сво­ей до­че­ри (воз­мож­но, се­ст­ре) Ма­ри­це (Ма­рии) и под­дер­жал его вы­сту­п­ле­ние про­тив имп. Алек­сея I Ком­ни­на. Вско­ре по­сле ги­бе­ли Льва рус. гар­ни­зо­ны за­ня­ли ряд ра­нее «пре­дав­ших­ся» ему ниж­не­ду­най­ских го­ро­дов. Од­на­ко гл. ви­зант. кре­пость в этом рай­оне – До­ро­стол (ны­не Си­ли­ст­ра, Бол­га­рия) взять не уда­лось. Мир, ус­ло­вия ко­то­ро­го не­из­вест­ны, был за­клю­чён не позд­нее 1121–22, ко­гда в Ви­зан­тию «за ц(еса)рь» (пред­по­ло­жи­тель­но за Алек­сея, стар­ше­го сы­на и со­пра­ви­те­ля Ио­ан­на II Ком­ни­на) бы­ла вы­да­на за­муж дочь Мсти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча.

Нрав­ст­вен­ные и го­су­дар­ст­вен­но-идео­ло­гич. ус­та­нов­ки В. В. от­чёт­ли­вее все­го про­яви­лись в его ав­тор­ских про­из­ве­де­ни­ях – «По­уче­нии к де­тям» и По­сла­нии к кн. Оле­гу Свя­то­сла­ви­чу. Они со­хра­ни­лись в един­ст­вен­ном спи­ске, мес­та­ми не­ис­прав­ном, в со­ста­ве Лав­рен­ть­евской ле­то­пи­си (в ст. 1096). «По­уче­ние» со­сто­ит из соб­ст­вен­но на­став­ле­ния де­тям, на­пи­сан­но­го ок. 1100, и до­бав­лен­но­го к не­му то­гда же и до­пол­нен­но­го в 1117 или не­сколь­ко позд­нее спи­ска «пу­тей» (во­ен. по­хо­дов и адм. по­ездок кня­зя). Спи­сок ос­но­ван на ле­то­пис­но-днев­ни­ко­вых за­пи­сях, ко­то­рые ве­ли князь или со­про­во­ж­дав­шие его ли­ца, и со­дер­жит ряд све­де­ний, до­пол­няю­щих или уточ­няю­щих ле­то­пи­си. В за­вер­шаю­щей час­ти «По­уче­ния» (пе­ред спи­ском «пу­тей») наи­бо­лее яр­ко про­яви­лась ав­тор­ская по­зи­ция В. В.; текст пред­став­ля­ет со­бой сво­его ро­да «кня­жеское зер­ца­ло» – свод нрав­ствен­ных и прак­тич. за­по­ве­дей пра­ви­те­ля. По мне­нию В. В., в ос­но­ве жиз­ни ле­жит «страх Бо­жий», князь дол­жен не за­бы­вать о мо­лит­ве, ни­ко­гда не на­ру­шать кре­сто­це­ло­ва­ние, чтить свя­щен­но­слу­жи­те­лей. В. В. учил ни­ще­лю­бию, со­ве­то­вал не дер­жать в уме и серд­це гор­ды­ню, опа­сать­ся ле­но­сти в до­маш­них де­лах и в во­ен. пред­при­яти­ях, не пе­ре­до­ве­рять ни­ко­му ни­ка­ких дел, ос­те­ре­гать­ся лжи, пьян­ст­ва и блу­да, ни­ко­гда не ра­зо­рять сво­их зе­мель во вре­мя по­хо­дов, осо­бо чтить гос­тей, все­гда при­вет­ст­во­вать лю­дей до­б­рым сло­вом, лю­бить же­ну, но не да­вать ей вла­сти над со­бой и пр. По­сла­ние В. В. к кн. Оле­гу Свя­то­сла­ви­чу бы­ло на­пи­сано в 1097 и яви­лось от­кли­ком на со­бы­тия в Му­ро­ме 6.9.1096, ко­гда в бит­ве с Оле­гом по­гиб Изя­слав, один из стар­ших сы­но­вей В. В. Оно от­ли­ча­ет­ся чис­то­той и ис­крен­но­стью ин­то­на­ции: В. В. про­стил ги­бель сы­на кн. Оле­гу (ви­на ко­то­ро­го усу­губ­ля­лась тем, что Изя­слав был его кре­ст­ни­ком), при­зы­вал чер­ни­гов­ско­го кня­зя к ми­ру, удив­лял­ся то­му, что кн. Олег не по­ка­ял­ся в сво­ём гре­хе, и ука­зы­вал на су­ет­ность зем­ных при­об­ре­те­ний. В. В. по­вли­ял на раз­ви­тие рус. ле­то­пи­са­ния. Вряд ли под­ле­жит со­мне­нию факт ре­дак­ти­ро­ва­ния тек­ста «По­вес­ти вре­мен­ных лет» (ПВЛ) (в том виде, как он до­шёл до нас) в бла­го­при­ят­ном для В. В. ду­хе, хо­тя ги­по­те­за А. А. Шах­ма­то­ва о соз­да­нии в 1116 по ини­циа­ти­ве кня­зя т. н. 2-й ред. ПВЛ, не­смот­ря на свою по­пу­ляр­ность, ос­та­ёт­ся дис­кус­си­он­ной.

Ка­но­ни­зи­ро­ван в чи­не бла­го­вер­но­го кня­зя в со­ста­ве Со­бо­ра всех свя­тых, в зем­ле Рос­сий­ской про­си­яв­ших.

Соч.: Пол­ное со­б­ра­ние рус­ских ле­то­пи­сей. М., 1997. Т. 1. Стб. 240–256.

Лит.: Ор­лов А. С. Вла­ди­мир Мо­но­мах. М.; Л., 1946; Бу­дов­ниц И. «Из­бор­ник» Свя­то­сла­ва 1076 г. и «По­уче­ние» Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха и их ме­сто в ис­то­рии рус­ской об­ще­ствен­ной мыс­ли // Тру­ды От­де­ла древ­не­русской ли­те­ра­ту­ры. Л., 1954. Т. 10; Янин В. Л., Ли­тав­рин Г. Г. Но­вые ма­те­риа­лы о про­ис­хо­ж­де­нии Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха // Ис­то­ри­ко-ар­хео­ло­ги­че­ский сб. М., 1962; Па­шу­то В. Т. Внеш­няя по­ли­ти­ка Древ­ней Ру­си. М., 1968; Куч­кин В. А. «По­уче­ние» Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха и рус­ско-поль­ско-не­мец­кие от­но­ше­ния 60–70-х гг. XI в. // Со­вет­ское сла­вя­но­ве­де­ние. 1971. № 2; он же. Чу­до свя­то­го Пан­те­лей­мо­на и се­мей­ные де­ла Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха // Рос­сия в сред­ние ве­ка и но­вое вре­мя. М., 1999; Со­ловь­ев С. М. Со­чи­не­ния. М., 1988. Кн. 1; Гру­шевсь­кий М. С. Iсторія України-Pycи. Київ, 1992. Т. 2; Пре­сня­ков А. Е. Кня­жое пра­во в Древ­ней Ру­си. Лек­ции по рус­ской ис­то­рии: Ки­ев­ская Русь. М., 1993; Гип­пи­ус А. А. Со­чи­не­ния Вла­ди­мира Мо­но­ма­ха: Опыт тек­сто­ло­ги­че­ской ре­кон­ст­рук­ции // Рус­ский язык в на­уч­ном ос­ве­ще­нии. 2003. № 2. 2004. № 2; Сверд­лов М. Б. До­мон­голь­ская Русь: Князь и кня­же­ская власть на Ру­си в VI – пер­вой тре­ти XIII вв. СПб., 2003.

Вернуться к началу