Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ВАСИ́ЛИЙ III ИВА́НОВИЧ

ВАСИ́ЛИЙ III ИВА́НОВИЧ (25.3.1479, Мо­ск­ва – 4.12.1533, там же), вел. кн. вла­ди­мир­ский, мо­с­ков­ский и всея Ру­си (1505–33). Из ди­на­стии моск. Рю­ри­ко­ви­чей. Стар­ший сын Ива­на III Ва­силь­е­ви­ча от 2-го бра­ка с Зоей Па­лео­лог, брат Дмит­рия Ива­но­ви­ча Жил­ки, Ан­д­рея Ива­но­ви­ча и Еле­ны Ива­нов­ны, свод­ный брат Ива­на Ива­но­ви­ча Мо­ло­до­го. Отец Ива­на IV Ва­силь­е­ви­ча Гроз­но­го.

«Василий III Иванович». Гравюраиз «Записок о Московии» С. Герберштейна. 16 в.

Смерть Ива­на Ива­но­ви­ча Мо­ло­до­го (1490) сде­ла­ла ак­ту­аль­ным во­прос о на­след­ни­ке Ива­на III. В 1492/93 В. IIIИ. по­лу­чил в управ­ле­ние Тверь со все­ми по­ло­жен­ны­ми вла­де­тель­но­му кня­зю ин­ сти­ту­та­ми. Од­на­ко вско­ре по­ли­тич. борь­ба обо­ст­ри­лась: в дек. 1497 В. IIIИ. был об­ви­нён в на­ме­ре­нии «отъ­е­хать» в Во­ло­гду или на Бе­ло­озе­ро из-за пе­ре­да­чи Ива­ном III пра­ва на­сле­до­ва­ния сы­ну Ива­на Мо­ло­до­го – Дмит­рию Ива­но­ви­чу Вну­ку. В за­го­вор бы­ли во­вле­че­ны чле­ны дво­ра В. IIIИ. (шес­те­ро каз­не­ны), а сам В. IIIИ. аре­сто­ван на сво­ём дво­ре в Крем­ле. Опа­ле под­вер­глась и его мать. В мар­те 1499 В. IIIИ. был про­щён, про­воз­гла­шён «го­су­да­рем ве­ли­ким кня­зем Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да и Пско­ва», став вто­рым со­пра­ви­те­лем Ива­на III (на­ря­ду с Дмит­ри­ем Вну­ком). 11.4.1502 Иван III рас­по­ря­дил­ся аре­сто­вать Дмит­рия Вну­ка (умер в за­клю­че­нии в 1509) и его мать – Еле­ну Сте­фа­нов­ну (умер­ла в за­клю­че­нии в янв. 1505). 14 апр. то­го же го­да В. IIIИ. по­са­жен от­цом «на ве­ли­кое кня­же­ние Во­ло­ди­мер­ское и Мо­с­ков­ское и всея Ру­си са­мо­дер­жцем», став един­ственным со­пра­ви­те­лем и на­след­ни­ком за­бо­лев­ше­го в 1503 Ива­на III. Вско­ре Иван III со­ста­вил ду­хов­ ную, реа­ли­за­ция по­ло­же­ний ко­то­рой на­ча­лась ле­том 1504, в свя­зи с чем бы­ла со­став­ле­на до­го­вор­ная гра­мо­та 1504 В. IIIИ. с бра­том Юри­ем Ива­но­ви­чем, по ко­то­рой пра­ва на ве­ли­ко­кня­жес­кий стол при­зна­ва­лись толь­ко за по­том­ст­вом В. IIIИ. (воз­мож­но, по­доб­ные до­го­во­ры В. IIIИ. за­клю­чил и с др. брать­я­ми). По­сле не­удач­ных по­пы­ток по­ис­ка не­вес­ты для В. IIIИ. за ру­бе­жом (в Да­нии и Сер­бии) со­сто­ял­ся его брак с С. Ю. Са­бу­ро­вой (4.9.1505).

В прав­ле­ние В. IIIИ. про­ис­хо­ди­ла даль­ней­шая кон­со­ли­да­ция пра­вя­щей эли­ты Рус. гос-ва, фор­ми­ро­вав­шей­ся из ти­ту­ло­ван­ной ари­сто­кра­тии (её пред­ста­ви­те­ли чис­лен­но пре­об­ла­да­ли сре­ди бо­яр – чле­нов Ду­мы) и не­ти­ту­ло­ван­ной зна­ти (пред­ста­ви­те­ли ста­ро­мос­ков­ских и твер­ских ро­дов, а так­же греч. ро­ды из ок­ру­же­ния Зои Па­лео­лог – Тра­ха­нио­ты, Лас­ка­ре­вы и пр., за­ни­мав­шие ве­ду­щие по­зи­ции в двор­цо­вых ве­дом­ст­вах и пре­об­ла­дав­шие сре­ди околь­ни­чих). Вме­сте с тем из-за внутр. про­ти­во­ре­чий в Вел. кн-ве Ли­тов­ском (ВКЛ) в нач. 16 в. на рус. служ­бу пе­ре­шли не­ко­то­рые пред­ста­ви­те­ли ли­тов. ари­сто­кра­тии и дво­рян­ст­ва (в на­ча­ле прав­ле­ния В. IIIИ. – Глин­ские и др., в 1526 – кн. Ф. М. Мсти­слав­ский). Серь­ёз­ное не­до­воль­ст­во в кру­гах ста­ро­мос­ков­ско­го бо­яр­ст­ва вы­зва­ло на­ме­ре­ние В. IIIИ. рас­торг­нуть ока­зав­ший­ся бес­плод­ным брак с С. Ю. Са­бу­ро­вой. Оно бы­ло по­дав­ле­но жес­то­кой каз­нью И. Н. Бер­се­ня-Бек­ле­ми­ше­ва и опа­лой его сто­рон­ни­ков в нач. 1525. В но­яб. 1525, по­сле «ро­зы­ска о не­плодст­ве», со­сто­ял­ся раз­вод. 21.1.1526 В. IIIИ. всту­пил во вто­рой брак – с княж­ной Е. В. Глин­ской. Этот брак сим­во­ли­зи­ро­вал ди­на­стич. един­ст­во Се­ве­ро-Вост. Ру­си с зап.-рус. зем­ля­ми, ук­ре­п­лял по­зи­ции вел. кня­зя в ВКЛ и соз­да­вал ди­на­стич. пред­по­сыл­ки для про­дол­же­ния борь­бы за на­сле­дие Зо­ло­той Ор­ды (Глин­ские воз­во­ди­ли свою ге­неа­ло­гию к Ма­маю).

В. IIIИ., как и его отец, стре­мил­ся ук­ре­пить един­ст­во стра­ны. По сло­жив­шей­ся тра­ди­ции, вы­мо­роч­ные уде­лы род­ст­вен­ни­ков вел. кня­зя от­хо­ди­ли в его вла­де­ния. Та­ким об­ра­зом пе­ре­ста­ли су­ще­ст­во­вать Во­лоц­кий удел (1513; по­сле смер­ти кн. Фё­до­ра Бо­ри­со­ви­ча), уде­лы брать­ев В. IIIИ. – ка­луж­ско­го кн. Се­ мё­на Ива­но­ви­ча (1518) и уг­лич­ско­го кн. Дмит­рия Ива­но­ви­ча Жил­ки (1521), умер­ших без­дет­ны­ми (дол­го не имея на­след­ни­ка, вел. князь фак­ти­че­ски за­пре­щал брать­ям всту­пать в брак). Ан­д­рея Ива­но­ви­ча В. IIIИ. от­пус­тил в от­ве­дён­ный ему от­цом удел лишь в 1519 (при этом так­же не раз­ре­шал ему же­нить­ся вплоть до 1533). Вклю­че­ние удель­ных и быв. са­мо­сто­ят. кня­жеств в по­ли­тич. сис­те­му Рус. гос-ва при­ве­ло к соз­да­нию на мес­те этих кня­жеств т. н. об­ла­ст­ных двор­цов – спец. ве­домств для управ­ле­ния эти­ми зем­ля­ми (в до­пол­не­ние к уже су­ще­ст­во­вав­шим Нов­го­род­ско­му и Твер­ско­му поя­ви­лись Ря­зан­ский, Ни­же­го­род­ский, Уг­лич­ский двор­цы).

В 1510 В. IIIИ. окон­ча­тель­но при­со­еди­нил к Рус. гос-ву Псков­скую рес­пуб­ли­ку. Из Пско­ва бы­ло вы­ве­де­но 300 се­мей (сре­ди них – по­сад­ни­ки, куп­цы, «жи­тьи лю­ди»). Вме­сто них дво­ры в Сред­нем го­ро­де по­лу­чи­ла ты­ся­ча нов­го­род­ских по­ме­щи­ков, со­ста­вив­ших во­ен. гар­ни­зон Пско­ва, здесь же бы­ли по­се­ле­ны 300 ку­печ. се­мей из др. го­ро­дов. Позд­нее в со­став ве­ли­ко­кня­же­ских вла­де­ний вклю­че­ны вла­де­ния кн. Ва­си­лия Се­мё­но­ви­ча Ста­ро­дуб­ско­го (1518) и нов­го­род-се­вер­ско­го кн. Ва­си­лия Ива­но­ви­ча Ше­мя­чи­ча (1523; за­хва­чен в плен, умер в за­клю­че­нии в 1529). Ок. 1521 окон­ча­тель­но по­те­ря­ло не­за­ви­си­мость Ря­зан­ское кня­же­ст­во, ко­гда по­след­ний вел. кн. ря­зан­ский Иван Ива­но­вич бе­жал в ВКЛ.

Для эко­но­мич. и по­ли­тич. цен­тра­ли­за­ции го­су­дар­ст­ва по при­ка­зу В. IIIИ. в 1510–20-х гг. про­ве­де­ны зе­мель­ные опи­са­ния Вла­ди­ми­ра, Ниж­не­го Нов­го­ро­да, Ба­лах­ны, Ма­ло­го Яро­слав­ца, Ста­ри­цы, Ве­реи, Тве­ри, Нов­го­ро­да, быв. вла­де­ний ка­луж­ско­го кн. Се­мё­на Ива­ но­ви­ча и др. Раз­ви­ва­лось «го­ро­до­вое де­ло»: был соз­дан ин­сти­тут го­ро­до­вых при­каз­чи­ков, ве­дав­ших сбо­ром «по­сош­ ных лю­дей» (вспо­мо­гат. вой­ска, фор­ми­ро­вав­ше­го­ся из сель­ско­го на­се­ле­ния) и управ­ляв­ших го­ро­до­вы­ми пи­щаль­ни­ка­ми; они ог­ра­ни­чи­ли ком­пе­тен­цию на­ме­ ст­ни­ков и во­лос­те­лей, иг­ра­ли роль пред­ста­ви­те­лей вел. кня­зя в борь­бе с удель­ной де­цен­тра­ли­за­ци­ей.

Зе­мель­ная по­ли­ти­ка В. IIIИ. оп­ре­де­ ля­лась прин­ци­па­ми, вы­ра­бо­тан­ны­ми ещё при Ива­не III (ус­вое­ние вел. кня­зем вер­ хов­ной соб­ст­вен­но­сти на эти тер­ри­то­рии, ог­ра­ни­че­ние обо­ро­та вот­чин­ных зе­мель на при­сое­ди­нён­ных зем­лях, ус­та­нов­ле­ние кон­тро­ля над этим обо­ро­том внут­ри той или иной тер­ри­то­рии).

Цер­ков­ная по­ли­ти­ка В. IIIИ. ха­рак­те­ри­зо­ва­лась ко­ле­ба­ния­ми В. IIIИ. ме­ж­ду про­ти­во­сто­яв­ши­ми друг дру­гу ио­сиф­ля­на­ми и не­стя­жа­те­ля­ми. Уси­ле­ ние не­стя­жа­те­лей при дво­ре В. IIIИ. спо­соб­ст­во­ва­ло ожив­лён­ным кон­так­там Рус. церк­ви с афон­ски­ми мо­на­сты­ря­ми (в 1507, 1509, 1514–15 В. IIIИ. пре­до­став­лял ма­те­ри­аль­ную по­мощь их по­слан­ни­кам). В этот пе­ри­од В. IIIИ. про­во­дил в стра­не по­ли­ти­ку, на­прав­лен­ную на ог­ра­ни­че­ние мо­на­стыр­ско­го зем­ле­вла­де­ния. Уси­лен­ная раз­да­ча В. IIIИ. под­твер­ди­тель­ных жа­ло­ван­ных гра­мот мо­ на­сты­рям в 1506–07 со­про­во­ж­да­лась пе­ре­смот­ром ра­нее вы­дан­ных до­ку­мен­ тов: под­твер­жда­лись гл. обр. те гра­мо­ты, ко­то­рые не со­дер­жа­ли ос­во­бо­ж­де­ний от по­да­тей, в др. гра­мо­тах ан­ну­ли­ро­ва­лись ста­тьи, ос­во­бо­ж­дав­шие от ря­да пла­те­жей (яма, мы­та, там­ги и др.). Про­дол­жа­лось ог­ра­ни­че­ние льгот ми­тро­по­личь­е­го до­ма. Од­на­ко по­сте­пен­но В. IIIИ. на­чал от­ сту­пать от ог­ра­ни­чи­тель­ных прин­ци­пов. В жа­ло­ван­ных гра­мо­тах мо­на­сты­рям 1511–22 он час­то да­ро­вал ос­во­бо­ж­де­ния от по­да­тей, по­яв­ля­лись ста­тьи, в ко­то­рых ого­ва­ри­ва­лась не­под­вла­ст­ность мо­на­стыр­ских кре­сть­ян ад­ми­ни­ст­ра­ции гос. (чёр­ных) во­лос­тей. В 1521 у В. IIIИ. воз­ник кон­фликт с митр. Вар­лаа­мом (ве­ро­ят­но, был вы­зван по­сто­ян­ным «пе­ча­ло­ва­ни­ем» ми­тро­по­ли­та за опаль­ных). 17 дек. ми­тро­по­лит по­ки­нул ка­фед­ру, а за­тем был со­слан в Спа­со-Ка­мен­ный мон. на Ку­бен­ском оз. Сме­нив­ший его на ка­фед­ре Да­ни­ил стал вер­ным сто­рон­ни­ком В. IIIИ. в во­про­сах внутр. по­ли­ти­ки. По­став­ле­ние Да­нии­ла зна­ме­но­ва­ло со­бой по­бе­ду ио­сиф­лян. В 1522–33 он не­сколько рас­ши­рил мо­на­стыр­ские и цер­ков­ные при­ви­ле­гии (вла­де­ни­ям ми­тро­по­личь­ей ка­фед­ры, а так­же влия­тель­ным мо­на­сты­рям, в т. ч. Ио­си­фо-Во­ло­ко­лам­ско­му, Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­му и др.). Яр­ким про­яв­ле­ни­ем вы­бо­ра В. IIIИ. ста­ло осу­ж­де­ние на Со­бо­рах 1525 и 1531 ли­де­ров не­стя­жа­те­лей Мак­си­ма Гре­ка и Вас­сиа­на (Пат­ри­кее­ва). По­ра­же­ние не­стя­жа­те­лей во мно­гом бы­ло вы­зва­но их вы­сту­п­ле­ния­ми про­тив раз­во­да В. IIIИ. с С. Ю. Са­бу­ро­вой (пер­во­на­чаль­но осуж­де­ние раз­во­да оз­на­ча­ло не­глас­ную под­держ­ку при­тя­за­ний кн. Юрия Ива­но­ви­ча на ве­ли­ко­кня­же­скую власть, а по­сле ро­ж­де­ния Ива­на Ва­силь­е­ви­ча со­мне­ния в ка­но­нич­но­сти вто­ро­го бра­ка В. IIIИ. под­ры­ва­ли при­зна­ние его сы­на за­кон­ным на­след­ни­ком).

Осу­ще­ст­в­ляя внеш­не­цер­ков­ные свя­зи, В. IIIИ. при­ни­мал по­слов Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та и пап­ско­го пре­сто­ла. В мар­те 1518 в Мо­ск­ву при­бы­ло по­соль­ст­во пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го Фео­лип­та I, ко­то­рый ти­ту­ло­вал митр. Вар­лаа­ма «ми­тро­по­ли­том Ки­ев­ским и всея Ру­си» и «ми­тро­по­ли­ том Мо­с­ков­ским и всея Ру­си». Это оз­на­ча­ло при­зна­ние ка­но­нич­но­сти по­став­ле­ния рус. ми­тро­по­ли­та и во­зоб­нов­ле­ние кон­так­тов ме­ж­ду Рус. и Кон­стан­ти­но­поль­ской церк­ва­ми, пре­рван­ных во 2-й пол. 15 в. в свя­зи с ус­та­нов­ле­ни­ем ав­токе­фа­лии Рус. церк­ви. В то же вре­мя в свя­зи с пла­на­ми рим. пре­сто­ла вклю­чить Рус. гос-во в со­став ан­ти­ос­ман­ской коа­ли­ции в 1510–20-х гг. про­ис­хо­дил ак­тив­ный об­мен по­сла­ния­ми ме­ж­ду Мо­ск­вой и Ри­мом.

Ве­ро­ят­но, ме­ж­ду 1514 и 1526 офор­ми­лись две важ­ней­шие го­су­дар­ст­вен­но- и цер­ков­но-по­ли­тич. идеи. Од­на из них, из­ло­жен­ная в «Ска­за­нии о князь­ях вла­ди­мир­ских», дек­ла­ри­ро­ва­ла на ле­ген­дар­ном ис­то­ри­ко-ге­неа­ло­гич. ма­те­риа­ле пре­ем­ст­вен­ную связь моск. кня­зей не толь­ко с вла­ди­мир­ско-ки­ев­ским на­сле­ди­ем и ви­зант. им­пер­ской го­су­дар­ст­вен­но­стью, но и не­по­сред­ст­вен­но с Рим. им­пе­ри­ей эпо­хи имп. Ав­гу­ста. Дру­гая – идея «Третье­го Ри­ма», соз­да­те­лем ко­то­ рой яв­лял­ся ста­рец псков­ско­го Елеа­за­ро­ва мон. Фи­ло­фей, – уко­ре­ня­ла в эпо­хе Ав­гу­ста не толь­ко рус. го­су­дар­ст­вен­ность, но и рус. цер­ковь: под­чёр­ки­ва­лось уже не соб­ст­вен­но им­пер­ское со­дер­жа­ние, но функ­ция Ав­гу­ста как пра­ви­те­ля, в дер­жа­ве ко­то­ро­го про­изош­ли ро­ж­де­ние и зем­ные дея­ния Хри­ста. «Тре­тий Рим» со­от­но­сил­ся не толь­ко с Мо­ск­вой и да­же не с Мо­ск­вой по пре­иму­ще­ст­ву, но с цар­ст­вом как це­лым, при этом Рус­ское гос-во свя­зы­ва­лось с «Ро­мей­ским цар­ст­вом», воз­ник­шим в эпо­ху имп. Ав­гу­ста и «пе­ре­мес­тив­шим­ся» (на ос­но­ве тео­рии translatio imperii) в Рос­сию. Его мис­сия, со­глас­но мыс­ли Фи­ло­фея, бы­ла пре­до­пре­де­ле­на тем, что Рус. гос-во ос­та­лось един­ст­вен­ным со­хра­нив­шим по­ли­тич. не­за­ви­си­мость «пра­во­слав­ным цар­ст­вом», а зна­чит, вел. князь ста­но­ вил­ся един­ст­вен­ным за­щит­ни­ком пра­во­слав­ных хри­сти­ан и «внеш­ним» га­ран­том пра­во­сла­вия, ка­ким пре­ж­де яв­лял­ся ви­зант. им­пе­ра­тор.

Внеш­няя по­ли­ти­ка В. IIIИ. раз­ви­ва­ лась по тем осн. на­прав­ле­ни­ям, ко­то­рые обо­зна­чи­лись при Ива­не III. Не­од­но­крат­но про­ис­хо­дил об­мен по­соль­ст­ва­ми с им­пе­ра­то­ра­ми Свя­щен­ной Рим. им­пе­рии (1506, 1509, 1514, 1517, 1518, 1522, 1524 и др.). До Вен­ско­го кон­грес­са 1515 сбли­же­ние со Свя­щен­ной Рим. им­пе­ри­ей объ­яс­ня­лось на­ли­чи­ем об­ще­го вра­га – Поль­ши. В пред­ва­ри­тель­ном до­го­во­ре 1514 с имп. Мак­си­ми­лиа­ном I Габс­бур­гом В. IIIИ. впер­вые офиц. на­зван «ке­са­рем» («keiser»). В ре­зуль­та­те рус­ско-ли­тов­ских войн 1507–08, 1512–22 в со­став Рус. гос-ва воз­вра­щён Смо­ленск (1514; под­твер­жде­но ус­ло­вия­ми Моск. пе­ре­ми­рия 1522), ус­та­нов­ле­на гра­ни­ца с ВКЛ, ко­то­рая су­ще­ст­во­ва­ла на про­тя­же­нии 16 в. На вост. на­прав­ле­нии обо­ст­ре­ние от­но­ше­ний с Ка­зан­ским хан­ст­ вом при­ве­ло к ка­зан­ско-рус­ским вой­нам 1505–07, 1523, 1524 и 1530. В прав­ле­ние В. IIIИ. Рус. гос-во под­верг­лось крым­ских ха­нов на­бе­гам (1507, 1512, 1521 и др.). Осо­бен­но опус­то­ши­тель­ным ока­зал­ся на­бег Му­хам­мед-Ги­рея I в 1521, ко­ гда бы­ли ра­зо­ре­ны центр. и юж. рай­оны го­су­дар­ст­ва, за­хва­че­но мно­же­ст­во плен­ных. Сам В. IIIИ. ос­та­вил Мо­ск­ву и вер­нул­ся ту­да по­сле от­хо­да крым­цев. Не­од­но­крат­но про­ис­хо­дил об­мен по­соль­ст­ва­ми с Ос­ман­ской им­пе­ри­ей, од­на­ко ни­ка­ких серь­ёз­ных со­гла­ше­ний с ней за­клю­че­но не бы­ло. Рус­ско-ли­вон­ские пе­ре­ми­рия 1508, 1517, 1521, 1531 фик­си­ро­ва­ли мир­ные от­но­ше­ния Рус. гос-ва с Ли­вон­ским ор­де­ном, со­дер­жа­ли отд. ус­та­нов­ле­ния, на­прав­лен­ные на об­лег­че­ние тор­гов­ли рус. куп­цов на тер­ри­то­рии Ор­де­на. До 1525 по­сто­ян­но под­дер­жи­ ва­лись ди­пло­ма­тич. от­но­ше­ния с Тев­тон­ским ор­де­ном. 9.5.1513 в Нов­го­ро­де швед. пред­ста­ви­те­ли под­твер­ди­ли до­го­вор о пе­ре­ми­рии на 60 лет. Рус­ско-ган­зей­ский до­го­вор 1514 ус­та­нав­ли­вал 10-лет­нее пе­ре­ми­рие и вво­дил обою­до­вы­год­ные ус­ло­вия тор­гов­ли ме­ж­ду Нов­го­ро­дом и Ган­зей­ски­ми го­ро­да­ми, ган­зей­цы обя­за­лись не ока­зы­вать по­мощь ВКЛ. Рус­ско-дат­ский до­го­вор 1516 ус­та­нав­ли­вал со­юз­ни­че­ские от­но­ше­ния ме­ж­ду дву­мя стра­на­ми, пре­ду­смат­ри­ва­лась совм. борь­ба со Шве­ци­ей и Поль­шей, дат. куп­цы по­лу­ча­ли при­ви­ле­гии в Иван­го­ро­де и Нов­го­ро­де. В 1529 во­зоб­но­ви­лись ди­ пло­ма­тич. от­но­ше­ния Рус. гос-ва с Мол­дав­ским кн-вом, от­ку­да при­бы­ло по­соль­ст­во от гос­по­да­ря Пет­ра Ра­ре­ша.

В. IIIИ. при­ни­мал ме­ры для за­щи­ты гра­ниц го­су­дар­ст­ва. В 1507 со­ору­же­ны но­вые ук­ре­п­ле­ния в Иван­го­ро­де, в 1507/08 и 1517–26 – в Пско­ве. В 1507–1520 по­строе­на ка­мен­ная кре­пость в Ту­ле, в 1508–11 – но­вая кре­пость в Ниж­нем Нов­го­ро­де. При­сое­ди­не­ние Се­вер­щи­ны и Го­мель­щи­ны спо­соб­ст­во­ва­ло ук­ре­п­ле­ нию юж. и юго-зап. гра­ниц го­су­дар­ст­ва. В 1521 на­ча­лось со­ору­же­ние Боль­шой за­сеч­ной чер­ты для за­щи­ты Рус. гос-ва от на­бе­гов крым­ских ха­нов. На вос­то­ке, близ устья р. Су­ра, в 1523 по­строе­на кре­пость Ва­силь­го­род, ко­то­рая долж­на бы­ла вы­пол­нять не толь­ко обо­ро­нит. функ­ции, но и стать плац­дар­мом для на­сту­п­ле­ния на Ка­зань. Ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние при В. IIIИ. по­лу­чи­ла и мо­ на­стыр­ская ко­ло­ни­за­ция ок­ра­ин­ных рай­онов стра­ны.

В. IIIИ. спо­соб­ст­во­вал ак­тив­но­му ка­ мен­но­му строи­тель­ст­ву в Мо­ск­ве и др. го­ро­дах. При нём за­вер­ши­лось фор­ми­ро­ва­ние ар­хит. ан­самб­ля Мос­ков­ско­го Крем­ля. Од­но­вре­мен­но с пе­ре­ез­дом В. IIIИ. в но­вый ве­ли­ко­кня­жес­кий дво­рец в 1508 за­кон­че­но оформ­ле­ние Бла­го­ве­щен­ско­го со­бо­ра – до­мо­вой церк­ви ве­ли­ко­кня­ жес­кой се­мьи. По­строе­ны Ар­хан­гель­ский со­бор – ро­до­вая усы­паль­ни­ца моск. ве­ ли­ко­кня­жес­кой се­мьи, ко­ло­коль­ня Ива­на Ве­ли­ко­го. В 1514 по ве­ле­нию В. IIIИ. бы­ло за­ло­же­но бо­лее 10 ка­мен­ных хра­мов в Мо­ск­ве. В 1524 ос­но­ван Но­во­де­ви­чий мо­на­стырь в Мо­ск­ве. Итал. мас­те­ра уча­ст­во­ва­ли в воз­ве­де­нии ка­мен­но­го Тро­иц­ко­го со­бо­ра (1513) и стол­по­об­раз­ной церк­ви-ко­ло­коль­ни в Алек­сан­д­ров­ской сло­бо­де (1510-е гг.), став­шей за­го­род­ной ре­зи­ден­ци­ей В. IIIИ. В честь ро­ж­де­ния сы­на В. IIIИ. – Ива­на бы­ла по­став­ле­на ц. Воз­не­се­ния в с. Ко­ло­мен­ское (1532).

В 1531, на сле­дую­щий год по­сле ро­ж­де­ния сы­на Ива­на, В. IIIИ. за­клю­чил до­го­во­ры с брать­я­ми Юри­ем и Ан­д­ре­ем, в со­от­вет­ст­вии с ко­то­ры­ми они при­нес­ли при­ся­гу на вер­ность не толь­ко ему са­мо­му, но и его сы­ну, а Юрий от­ка­зал­ся от пре­тен­зий на ве­ли­ко­кня­жес­кий стол. Серь­ёз­но за­бо­лев осе­нью 1533, В. IIIИ. со­ста­вил за­ве­ща­ние (не со­хра­ни­лось), со­глас­но ко­то­ро­му его на­след­ни­ком ста­но­вил­ся стар­ший сын Иван, опе­ку­на­ми на­зна­ча­лись Е. В. Глин­ская, кня­зья Д. Ф. Бель­ский и М. Л. Глин­ский. Пе­ред смер­тью В. IIIИ. при­нял мо­на­ше­ский по­стриг с име­нем Вар­ла­ам, по­хо­ро­нен в Ар­хан­гель­ском со­бо­ре Крем­ля.

Лит.: Каш­та­нов СМ. Со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ская ис­то­рия Рос­сии кон­ца XV – 1-й по­ло­ви­ны XVI в. М., 1967; он же. Фи­нан­сы сред­не­ве­ко­вой Ру­си. М., 1988; Зи­мин АА. Рос­сия на по­ро­ге но­во­го вре­ме­ни. (Очер­ки по­ли­ти­че­ской ис­то­рии Рос­сии 1-й тре­ти XVI в.). М., 1972; он же. Рос­сия на ру­бе­же XV–XVI сто­ле­тий. (Очер­ки со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ской ис­то­рии). М., 1982; он же. Фор­ми­ро­ва­ние бо­яр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой по­ло­ви­не XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988; Ка­за­ко­ва НА. Рус­ско-ли­вон­ские и рус­ско-ган­зей­ские от­но­ше­ния, ко­нец XIV – на­ча­ло XVI в. Л., 1975; Хо­рош­ке­вич А. Л. Рус­ское го­су­дар­ст­во в сис­те­ме ме­ж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний кон­ца XV – на­ча­ла XVI вв. М., 1980; она же. Русь и Крым. От сою­за к про­ти­во­стоя­нию, ко­нец XV – на­ча­ло XVI вв. М., 2001; Кром М. М. Меж Ру­сью и Лит­вой: за­пад­но-рус­ские зем­ли в сис­те­ме рус­ско-ли­тов­ских от­но­ше­ний кон­ца XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1995; Си­ни­цы­на НВ. Тре­тий Рим: Ис­то­ки и эво­лю­ция рус­ской сред­не­ве­ко­вой кон­цеп­ции (XV–XVI вв.). М., 1998; Пли­гу­зов А. И. По­ле­ми­ка в рус­ской церк­ви пер­вой тре­ти XVI сто­ле­тия. М., 2002.

Вернуться к началу