Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

БОЯ́РЕ

Авторы: В. Д. Назаров

БОЯ́РЕ, пред­ста­ви­те­ли выс­ше­го слоя об­ще­ст­ва в Др.-рус. го­су­дар­ст­ве, рус. кня­же­ст­вах и зем­лях, Рус. го­су­дар­ст­ве, Рос­сии в 10 – нач. 18 вв.; выс­ший чин в Бо­яр­ской ду­ме с 15 в. Эти­мо­ло­гия сло­ва «Б.» и ис­то­рия Б. пе­рио­да 10 – нач. 13 вв. ос­та­ют­ся спор­ны­ми, пре­об­ла­да­ет мне­ние о за­им­ст­во­ва­нии сло­ва «Б.» из тюрк­ско­го ду­най­ско-болг. яз. че­рез ста­ро­слав. яз. в фор­ме «бо­ля­рин» со зна­че­ни­ем «знат­ный, бо­га­тый че­ло­век». В нар­ра­ти­вах 11–12 вв., по пре­иму­ще­ст­ву пе­ре­вод­ных (в т. ч. в тек­стах по биб­лей­ской и ви­зант. ис­то­рии), до­ми­ни­ру­ет фор­ма «бо­ля­рин» с до­пол­нит. зна­че­ни­ем – «вла­стель», пред­ста­ви­тель вла­сти. Эти Б. со­став­ля­ли ок­ру­же­ние но­си­те­лей вер­хов­ной вла­сти – «ста­ро­за­вет­ных» ца­рей и ви­зант. им­пе­ра­то­ров. Та­кое по­ни­ма­ние сло­ва «Б.» за­кре­пи­лось в др.-рус. об­ще­ст­ве и вне­дри­лось в сис­те­му по­ня­тий, обо­зна­чав­ших его со­ци­аль­ную ие­рар­хию. С ру­бе­жа 11–12 вв. в ле­то­пис­ных па­мят­ни­ках Б. упо­ми­на­ют­ся как в син­хрон­ных со­об­ще­ни­ях, так и в из­вес­ти­ях о бо­лее ран­них со­бы­ти­ях на Ру­си, от­но­сив­ших­ся к кон. 10 в. Со 2-й четв. 12 в. и осо­бен­но в 13 в. сло­во «бо­ля­рин» до­воль­но ши­ро­ко ис­поль­зо­ва­лось в ле­то­пи­сях и др. нар­ра­ти­вах, свет­ских и цер­ков­ных за­ко­но­дат. тек­стах, в до­ку­мен­тах (ак­тах) при опи­са­нии норм пра­ва и со­бы­тий в Др.-рус. го­су­дар­ст­ве. С 13 в. в ис­точ­ни­ках пре­об­ла­да­ет фор­ма «боя­рин».

В совр. рос. ис­то­рио­гра­фии сло­жи­лись две осн. точ­ки зре­ния в от­но­ше­нии Б. 10 – нач. 13 вв. Сто­рон­ни­ки пер­вой (И. Я. Фроя­нов и др.) ви­дят в них ро­до­п­ле­мен­ную знать, про­ти­во­сто­яв­шую кня­зю и стар­шей дру­жи­не («кня­жим му­жам») и яв­ляв­шую­ся со­ци­аль­но-по­ли­тич. ядром «го­ро­дов-го­су­дарств», всту­пав­ших с князь­я­ми в до­го­вор­ные от­но­ше­ния. Б. воз­глав­ля­ли гос.-по­ли­тич. ин­сти­ту­ты «го­ро­дов-го­су­дарств», за­ни­мая долж­но­сти по­сад­ни­ков (по край­ней ме­ре, в ря­де по­доб­ных го­ро­дов) и ты­сяц­ких. Со­глас­но вто­рой точ­ке зре­ния, Б. бы­ли свя­за­ны с кня­же­ской вла­стью, со­став­ляя с «кня­жи­ми му­жа­ми» стар­шую дру­жи­ну и выс­ший, при­ви­ле­ги­ро­ван­ный слой су­дей-упра­ви­те­лей, обя­зан­ных кня­зю во­ен. и др. служ­ба­ми. При этом од­ни ис­сле­до­ва­те­ли (А. А. Гор­ский и др.), пред­став­ляю­щие вто­рую точ­ку зре­ния, да­ти­ру­ют ин­те­гра­цию Б. в сис­те­му свя­зей с кня­зем-су­ве­ре­ном ру­бе­жом 10–11 вв. и ут­вер­жда­ют, что долж­но­сти по­сад­ни­ков и ты­сяц­ких пер­во­на­чаль­но за­ме­ща­лись Б. пу­тём кня­же­ских на­зна­че­ний, а тер­ри­то­ри­аль­но-вла­дель­че­ские свя­зи Б. бы­ли со­вмес­ти­мы с их вклю­че­ни­ем в ок­ру­же­ние кня­зя. Др. учё­ные (М. Б. Сверд­лов и др.) от­но­сят ин­те­гра­цию Б. (ро­до­п­ле­мен­ной зна­ти) с «кня­жи­ми му­жа­ми» в од­ну со­слов­ную груп­пу Б. ко 2-й тре­ти 12 – 1-й тре­ти 13 вв. И те и дру­гие ви­дят ос­но­вы та­кой ин­те­гра­ции в раз­ви­тии зе­мель­ной, «фео­даль­ной» соб­ст­вен­но­сти (вот­чин) на се­ле, пре­умень­шая (а по­рой не при­ни­мая во вни­ма­ние) зна­че­ние вот­чин­ной соб­ст­вен­но­сти Б. в го­ро­дах. Но из­на­чаль­но имен­но гор. дво­ров­ла­де­ния Б. оп­ре­де­ля­ли их тер­ри­то­ри­аль­но-со­слов­ную спло­чён­ность (те­ма раз­ра­бо­та­на В. Л. Яни­ным и его шко­лой при­ме­ни­тель­но к Нов­го­ро­ду).

Раз­дроб­ле­ние Др.-рус. гос-ва со 2-й тре­ти 12 в. на ряд кня­жеств (и их по­сле­дую­щее дроб­ле­ние на бо­лее мел­кие кня­же­ст­ва) и зе­мель спо­соб­ст­во­ва­ло рос­ту ре­гио­наль­ных осо­бен­но­стей в по­ло­же­нии Б. В Нов­го­род­ской зем­ле (с 1136 Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ке) с ру­бе­жа 11–12 вв. Б. кон­тро­ли­ро­ва­ли ин­сти­тут по­сад­ни­че­ст­ва, ко­то­рое в 13–15 вв. не­пре­рыв­но ре­фор­ми­ро­ва­лось под воз­дей­ст­ви­ем борь­бы ме­ж­ду кла­на­ми Б., про­ти­во­ре­чий ме­ж­ду гор. кон­ца­ми, час­тых вос­ста­ний, а так­же под влия­ни­ем взаи­мо­дей­ст­вия с ве­ли­ко­кня­же­ской вла­стью. Во 2-й тре­ти 12 в. Б. ста­ли гл. об­ществ. си­лой, в т. ч. в от­но­ше­ни­ях с князь­я­ми. К кон. 13 в. в Нов­го­ро­де офор­мил­ся со­вет гос­под, ку­да вхо­ди­ли Б. Не позд­нее 2-й тре­ти 14 в. под кон­троль Б. пе­ре­шёл так­же ин­сти­тут ты­сяц­ких. Ре­фор­мы нач. 15 в. пре­вра­ти­ли со­ци­аль­ный и гос.-по­ли­тич. строй Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки в оли­гар­хию Б. В Га­лиц­ко-Во­лын­ском кня­же­ст­ве 13 в. Б. яв­ля­лись влия­тель­ной по­ли­тич. си­лой при от­но­си­тель­но силь­ной кня­же­ской вла­сти и со­хра­ни­ли свой ста­тус по­сле 1239–40. То­гда и позд­нее под Б. здесь по­ни­ма­ли не толь­ко элит­ные груп­пы не­ти­ту­ло­ван­ной зна­ти, но и бо­лее ши­ро­кий круг при­ви­ле­ги­ро­ван­ных зе­мель­ных соб­ст­вен­ни­ков, обя­зан­ных не­сти во­ен. служ­бу. Сход­ной бы­ла эво­лю­ция Б. в дру­гих рус. кня­же­ст­вах, ан­нек­си­ро­ван­ных в кон. 13 – нач. 15 вв. Ве­ли­ким кня­же­ст­вом Ли­тов­ским. Не позд­нее 2-й тре­ти 15 в. на­зва­ние «Б.» за­кре­пи­лось там за сред­ни­ми и мел­ки­ми зем­ле­вла­дель­ца­ми, об­ла­дав­ши­ми не­ко­то­ры­ми при­ви­ле­гия­ми и обя­зан­ны­ми го­су­дар­ст­ву во­ен. служ­бой. В Сев.-Вост. Ру­си на эво­лю­цию от­но­ше­ний Б. с князь­я­ми (ве­ли­ки­ми и удель­ны­ми) по­влия­ла со­во­куп­ность фак­то­ров. В ре­зуль­та­те по­ли­тич. борь­бы 1174–75 и 1212–18 про­изош­ло ос­лаб­ле­ние Б. ста­рых по­ли­тич. цен­тров (Рос­тов, Суз­даль) и от­но­си­тель­ное уси­ле­ние вла­сти вел. кня­зя вла­ди­мир­ско­го. Ус­та­нов­ле­ние за­ви­си­мо­сти рус. кня­жеств и зе­мель от Зо­ло­той Ор­ды, ор­дын­ские на­бе­ги 13–15 вв. (в осо­бен­но­сти до 1430-х гг.), а так­же пан­де­мии при­ве­ли к фи­зич. унич­то­же­нию боль­шин­ст­ва ста­рых бо­яр­ских ро­дов (в 16–17 вв. ро­до­слов­ная очень не­мно­гих фа­ми­лий вос­хо­ди­ла к до­мон­голь­ско­му вре­ме­ни и да­же к кон­цу 13 в.; од­но из ис­клю­че­ний – Ши­мо­но­ви­чи-Во­рон­цо­вы-Вель­я­ми­но­вы). Во 2-й пол. 14 – 15 вв. по­пол­не­ние Б. шло за счёт низ­ких сло­ёв «сво­бод­ных» вот­чин­ни­ков, по­па­дав­ших на кня­же­скую служ­бу. Име­лись раз­ли­чия в по­ло­же­нии «ста­рых» и «но­вых» Б. не толь­ко по про­ис­хо­ж­де­нию, но и по ме­сто­по­ло­же­нию их вот­чин. Уже с 14 в. под Б. в Сев.-Вост. Ру­си по­ни­ма­ли не толь­ко элит­ную груп­пу не­ти­ту­ло­ван­ной зна­ти (вы­ход­цы из неё вхо­ди­ли в со­вет при кня­зе, за­ни­ма­ли выс­шие по­сты в сис­те­ме управ­ле­ния и кня­же­ско­го хо­зяй­ст­ва, см. Корм­ле­ние), но и бо­лее ши­ро­кие слои при­ви­ле­ги­ро­ван­ных, обя­зан­ных во­ен. служ­бой вот­чин­ни­ков, со­уча­ст­во­вав­ших в управ­ле­нии по­дат­ным лю­дом в ка­че­ст­ве мел­ких корм­лен­щи­ков. И тех и дру­гих Б. сбли­жа­ли пра­во (обя­зан­ность) не­се­ния во­ен. служ­бы и со­уча­стия в управ­ле­нии, пра­во на сво­бод­ный отъ­езд к др. кня­зю (по­сте­пен­но су­жав­шее­ся к кон­цу 15 в.), ха­рак­тер вот­чин­но­го зем­ле­вла­де­ния (су­ще­ст­во­ва­ла «бо­яр­ская зем­ля» на­ря­ду с кня­же­ской, цер­ков­ной и др. зем­ля­ми), на­ли­чие, хо­тя и в раз­ном объ­ё­ме, су­деб­но­го и фи­нан­со­во­го им­му­ни­те­та, прин­ци­пы вы­де­ле­ния отд. Б. в эли­тар­ные или ло­каль­ные мик­ро­груп­пы (вы­де­ля­лись ли­ца, име­но­вав­шие­ся с от­че­ст­вом на «-вич» и об­ла­дав­шие се­мей­ным ста­ту­сом, т. е. со­сто­яв­шие в бра­ке или вдов­цы).

Ли­к­ви­да­ция ин­сти­ту­та ты­сяц­ких с кон. 14 в. в боль­шин­ст­ве кня­жеств оз­на­ча­ла уст­ра­не­ние преж­них эле­мен­тов ор­га­ни­за­ции Б. Но­вые спо­со­бы ор­га­ни­за­ции реа­ли­зо­ва­лись в струк­ту­рах Го­су­да­ре­ва дво­ра. Он во­брал в се­бя слу­жи­лое бо­яр­ст­во и ме­нее ста­тус­ные слои. Со 2-й тре­ти 15 в. со­во­куп­ность со­слов­ных групп дво­ра опи­сы­ва­лась в ис­точ­ни­ках как «Б. и де­ти бо­яр­ские» (в 12–13 вв. как «Б. и дво­ря­не», в кон. 13 – нач. 15 вв. как «Б. и слу­ги воль­ные»). Об­ла­го­ра­жи­ва­ние ма­ло­ста­тус­ных сло­ёв (что и за­фик­си­ро­ва­ли из­ме­не­ния в тер­ми­но­ло­гии) оз­на­ча­ло так­же по­сте­пен­ное за­кре­п­ле­ние тер­ми­на «Б.» за выс­ши­ми слоя­ми эли­ты.

Бояре 17 в. Раскрашенный рисунок работы Ф. Г. Солнцева по материалам книги А. Олеария «Описание путешествия в Московию...».

С сер. 15 в. под Б. по­ни­ма­ли поч­ти ис­клю­чи­тель­но чле­нов Бо­яр­ской ду­мы, а так­же лиц, при­над­ле­жав­ших к эли­тар­ным груп­пам не­ти­ту­ло­ван­ной, а позд­нее и ти­ту­ло­ван­ной зна­ти, во­шед­шей в со­став дво­ра вел. кн. мо­с­ков­ско­го Ива­на III Ва­силь­е­ви­ча в боль­шом ко­ли­че­ст­ве в ка­че­ст­ве тер­ри­то­ри­аль­но-кла­но­вых со­слов­ных групп слу­жи­лых кня­зей. С кон. 15 в. Б. – ли­ца, по­жа­ло­ван­ные чи­ном «боя­рин», а так­же ли­ца, об­ла­дав­шие пра­вом бо­яр­ско­го су­да по долж­но­сти, за­ни­мае­мой ими в центр. ор­га­нах вла­сти, в кня­же­ском хо­зяй­ст­ве или ме­ст­ном са­мо­управ­ле­нии (на­ме­ст­ни­ки). Чин «боя­рин» не был на­след­ст­вен­ным. В 16–17 вв. Б. яв­ля­лись выс­шим пра­вя­щим сло­ем в Рус. гос-ве, со­став­ля­ли вме­сте с др. дум­ны­ми чи­на­ми и ря­дом вы­со­ко­ста­тус­ных групп дво­ра «по­ли­тич. со­сло­вие» при вел. князь­ях мо­с­ков­ских, а за­тем ца­рях. Они об­ла­да­ли зна­чит. зе­мель­ной соб­ст­вен­но­стью и дво­ра­ми-ре­зи­ден­ция­ми в Мо­ск­ве и др. го­ро­дах, име­ли са­мое вы­со­кое ма­те­ри­аль­ное и де­неж­ное обес­пе­че­ние, за­ни­ма­ли выс­шие по­сты в гос. управ­ле­нии, при во­ен. и ди­пло­ма­тич. на­зна­че­ни­ях, бы­ли не­об­хо­ди­мой, ес­те­ст­вен­ной сре­дой двор­цо­вой жиз­ни ца­рей. До кон. 17 в. со­пер­ни­че­ст­во раз­ных кла­но­во-ро­до­вых «двор­цо­вых пар­тий» Б., за­ни­мав­ших разл. по­зи­ции в во­про­сах пре­сто­ло­нас­ле­дия (кон. 15 в., сер. и кон. 16 в.), внеш­ней и внут­рен­ней по­ли­ти­ки, яв­ля­лось од­ной из клю­че­вых со­став­ляю­щих по­ли­тич. борь­бы в Рус. го­су­дар­ст­ве.

В бо­лее ши­ро­ком пла­не в ис­то­рио­гра­фии под Б. по­ни­ма­ют со­во­куп­ность ти­ту­ло­ван­ных и не­ти­ту­ло­ван­ных фа­ми­лий, чле­ны ко­то­рых тра­ди­ци­он­но вхо­ди­ли в со­став Бо­яр­ской ду­мы в ка­че­ст­ве Б. или околь­ни­чих. В 16 в. бы­ло св. 75 по­доб­ных фа­ми­лий (из них ок. 50 – ти­ту­ло­ван­ные кня­же­ские ро­ды). В 17 в. при зна­чи­тель­ном об­нов­ле­нии ге­неа­ло­гич. со­ста­ва и уве­ли­че­нии чис­лен­но­сти Б. и околь­ни­чих чис­ло этих фа­ми­лий со­кра­ти­лось до 45–50 (на до­лю ти­ту­ло­ван­ных ро­дов при­шлось свы­ше по­ло­ви­ны).

Б., как и со­слов­ная ие­рар­хия 16–17 вв., пе­ре­ста­ли су­ще­ст­во­вать в го­ды ре­форм ца­ря Пет­ра I. По­след­нее по­жа­ло­ва­ние в чин «боя­ри­на» со­стоя­лось в 1712.

В 16–17 вв. кре­стья­не и хо­ло­пы на­зыва­ли Б. по­ме­щи­ков и вот­чин­ни­ков. Сло­ва «ба­рин», «ба­ре», про­изо­шед­шие от слова «Б.», име­ли ши­ро­кое хо­ж­де­ние в 18–19 вв., упот­реб­ля­ют­ся и по­ны­не.

Б. на­зы­ва­лась так­же при­ви­ле­ги­ро­ван­ная со­слов­ная груп­па зем­ле­вла­дель­цев в Мол­дав­ском и Ва­лаш­ском кня­же­ст­вах, а за­тем в Ру­мы­нии (рум. boerii), сло­жив­шая­ся в 13–14 вв. В Сред­не­ве­ко­вье она раз­де­ля­лась на ро­до­вых, вла­дев­ших баш­ти­на­ми (от­чи­на­ми), и по­мест­ных, вла­дев­ших мо­шия­ми (по­ме­сть­я­ми). Ли­к­ви­ди­ро­ва­на в хо­де аг­рар­ной ре­фор­мы 1945.

Лит.: Ве­се­лов­ский С. Б. Фео­даль­ное зем­ле­вла­де­ние в се­ве­ро-вос­точ­ной Ру­си. М.; Л., 1947. Т. 1; он же. Ис­сле­до­ва­ния по ис­то­рии клас­са слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев. М., 1969; Львов А. С. Лек­си­ка «По­вес­ти вре­мен­ных лет». М., 1975; На­за­ров В. Д. «Двор» и «дво­ря­не» по дан­ным нов­го­род­ско­го и се­ве­ро-вос­точ­но­го ле­то­пи­са­ния (XII–XIV вв.) // Вос­точ­ная Ев­ро­па в древ­но­сти и сред­не­ве­ко­вье. М., 1978; Янин В. Л. Нов­го­род­ская фео­даль­ная вот­чи­на: (Ис­то­ри­ко-ге­неа­ло­ги­че­ское ис­сле­до­ва­ние). М., 1981; он же. Нов­го­род­ские по­сад­ни­ки. 2-е изд. М., 2003; Crummey R. O. Aristocrats and servitors: the boyar elite in Russia, 1613–1689. Princeton, 1983; За­вад­ская С. В. «Бо­ля­рин» – «боя­рин» в древ­не­рус­ских пись­мен­ных ис­точ­ни­ках // Древ­ней­шие го­су­дар­ст­ва на тер­ри­то­рии СССР. Ма­те­риа­лы и ис­сле­до­ва­ния. 1985 год. М., 1986; Зи­мин А. А. Фор­ми­ро­ва­ние бо­яр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой пол. XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988; Пав­лов А. П. Го­су­да­рев двор и по­ли­ти­че­ская борь­ба при Бо­ри­се Го­ду­но­ве (1584–1605 гг.). СПб., 1992; Фроя­нов И. Я. Древ­няя Русь: Опыт ис­сле­до­ва­ния ис­то­рии со­ци­аль­ной и по­ли­ти­че­ской борь­бы. М.; СПб., 1995; Сверд­лов М. Б. До­мон­голь­ская Русь. Князь и кня­же­ская власть на Ру­си VI – пер­вой тре­ти XIII в. СПб., 2003; Гор­ский А. А. Русь: От сла­вян­ско­го рас­се­ле­ния до Мо­с­ков­ско­го цар­ст­ва. М., 2004.

Вернуться к началу