БОЛО́ТО

  • рубрика

    Рубрика: Биология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 3. Москва, 2005, стр. 733-736

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: С. Э. Вомперский
Стадии зарастания водоёма: А – открытое водное пространство; Б – прибрежно-водная растительность; В, Г – осоковое низинное болото; Д – сосновый лес на сфагновом болоте.

БОЛО́ТО, уча­сток зем­ной по­верх­но­сти, ха­рак­те­ри­зуе­мый из­бы­точ­ным ув­лаж­не­ни­ем, гид­ро­филь­но­стью на­поч­вен­но­го рас­тит. по­кро­ва, осо­бым ти­пом поч­во­об­ра­зо­ва­ния (см. Бо­лот­ные поч­вы) и на­ли­чи­ем тор­фа. Б. от­ли­ча­ют от за­бо­ло­чен­ных зе­мель; фор­маль­ным при­зна­ком их раз­ли­чия слу­жит тол­щи­на слоя тор­фа: в Рос­сии и ря­де др. стран для не­осу­шен­ных Б. – не ме­нее 30 см. При мень­шем слое тор­фа или его от­сут­ст­вии из­бы­точ­но ув­лаж­нён­ные уча­ст­ки от­но­сят к за­бо­ло­чен­ным зем­лям. Нау­ка о Б. – бо­ло­то­ве­де­ние.

Б. рас­про­стра­не­ны от арк­ти­че­ских до тро­пи­че­ских ши­рот. Их учёт за­труд­нён из-за раз­ли­чий кри­те­ри­ев от­не­се­ния зе­мель к Б. (тол­щи­на слоя тор­фа, его золь­ность) и не­дос­туп­но­сти тер­ри­то­рий. Счи­та­ет­ся, что в ми­ре на до­лю Б. при­хо­дит­ся от 2 до 5,7 млн. км2, 85–90% из них на­хо­дят­ся в бо­ре­аль­ном поя­се. При­мер­но треть Б. ми­ра при­хо­дит­ся на Рос­сию, где они за­ни­ма­ют ок. 1,4 млн. км2 (или 8% тер­ри­то­рии). От­дель­ные Б. при оп­ре­де­лён­ных ус­ло­ви­ях со­еди­ня­ют­ся с со­сед­ни­ми, об­ра­зуя бо­лот­ные сис­те­мы, ох­ва­ты­ваю­щие де­сят­ки ты­сяч км2. Гро­мад­ные пло­ща­ди Б. встре­ча­ют­ся в Зап. Си­би­ри, на при­бреж­ной низ­мен­но­сти Гуд­зо­но­ва зал., при­мор­ских рав­ни­нах Юго-Вост. Азии, в бас­сей­не Ама­зон­ки.

Образование болот

Об­ра­зо­ва­ние бо­лот на­чи­на­ет­ся ли­бо с за­бо­ла­чи­ва­ния су­ши (боль­шин­ст­во Б.), ли­бо с за­рас­та­ния во­до­ёмов и на­ко­п­ле­ния в них ми­нер. и ор­га­нич. осад­ков, в т. ч. са­про­пе­ля. Ско­рость их фор­ми­ро­ва­ния за­ви­сит от рель­е­фа ме­ст­но­сти, кон­крет­ных ус­ло­вий вод­но-ми­нер. ба­лан­са, ко­ле­ба­ний кли­ма­та и др. фак­то­ров. Раз­ви­тие Б. обу­слов­ле­но вер­ти­каль­ным рос­том слоя тор­фа с по­сле­до­ва­тель­ным из­ме­не­ни­ем ти­па вод­но-ми­нер. пи­та­ния от грун­то­во­го к ат­мо­сфер­но­му, че­му спо­соб­ст­ву­ют за­труд­нён­ный сток вод, про­из­ра­ста­ние вла­го­ём­ких мхов, за­мед­ле­ние раз­ло­же­ния тор­фа.

Эко­си­сте­мы Б. за­ни­ма­ют про­ме­жу­точ­ное по­ло­же­ние ме­ж­ду вод­ны­ми и на­зем­ны­ми. Фло­ра мо­жет быть пред­став­ле­на как ти­пич­но бо­лот­ны­ми (сфаг­но­вые и гип­но­вые мхи), так и при­бреж­ны­ми (тро­ст­ник, ро­гоз, осо­ки), лу­го­вы­ми (кро­во­хлёб­ка, ку­паль­ни­ца, ва­ле­риа­на) и лес­ны­ми (дре­вес­ные по­ро­ды, тра­вы, зе­лёные мхи) ви­да­ми. При об­щем функ­цио­наль­ном сход­ст­ве Б. в раз­лич­ных кли­ма­тических ус­ло­ви­ях мо­гут иметь со­вер­шен­но раз­ный об­лик по мор­фо­ло­гии по­верх­но­сти поч­вы, струк­ту­ре рас­ти­тель­ного по­кро­ва, жи­вот­но­му ми­ру и дру­гим при­зна­кам.

Б. ха­рак­те­ри­зу­ют­ся спо­соб­но­стью уве­ли­чи­вать на про­тя­же­нии ты­ся­че­ле­тий за­пас ор­га­нич. ве­ще­ст­ва, на­ка­п­ли­вая его в ви­де тор­фа; на его об­ра­зо­ва­ние идёт в сред­нем 5–20% го­дич­но­го при­рос­та фи­то­мас­сы, ко­то­рая по­сле опа­да в ана­эроб­ной сре­де не ус­пе­ва­ет раз­ло­жить­ся. Вер­ти­каль­ный при­рост слоя тор­фа в сред­нем за вре­мя су­ще­ст­во­ва­ния Б. бо­ре­аль­ной зо­ны (8–11 тыс. лет) обыч­но со­став­ля­ет 0,1–0,8 мм в год. В ус­ло­виях юж. тай­ги тол­щи­на слоя тор­фа мо­жет дос­ти­гать 10 м; в тун­д­ре, в об­лас­ти веч­ной мерз­ло­ты в Вост. Си­би­ри – ок. 1 м; в зо­нах с уме­рен­ным кли­ма­том, в суб­тро­пи­ках, где воз­раст Б. зна­чи­тель­но боль­ше, из­вест­ны слу­чаи, ко­гда тор­фя­ные от­ло­же­ния из­ме­ря­ют­ся де­сят­ка­ми мет­ров.

Природное разнообразие болот

Фото А. А. Сирина Низинное черноольховое болото.

Ис­хо­дя из со­дер­жа­ния ми­нер. ве­ществ в пи­таю­щих Б. во­дах их при­ня­то под­раз­де­лять на три эко­ло­гич. груп­пы – Б. грун­то­во­го, ат­мо­сфер­но-грун­то­во­го, ат­мо­сфер­но­го вод­но­го пи­та­ния. Им со­от­вет­ст­ву­ют на­зва­ния Б.: по ти­пу рас­ти­тель­но­сти – эв­троф­ные (с фи­то­це­но­за­ми, от­ли­чаю­щи­ми­ся вы­со­кой тре­бо­ва­тель­но­стью к ми­нер. пи­та­нию), ме­зо­троф­ные (с рас­те­ния­ми сред­ней тре­бо­ва­тель­но­сти), оли­го­троф­ные (с рас­ти­тель­но­стью, при­спо­соб­лен­ной к очень бед­ным ми­нер. эле­мен­та­ми поч­вам); по ме­сто­по­ло­же­нию на рель­е­фе – ни­зин­ные, пе­ре­ход­ные и вер­хо­вые.

Фото Т. Ю. Минаевой Верховое болото.
Фото А. А. Сирина Болота в Западной Сибири.

Б. грун­то­во­го вод­но­го пи­та­ния (ни­зин­ные, эв­троф­ные) рас­по­ла­га­ют­ся в по­ни­же­ни­ях рель­е­фа (мес­тах вы­со­ко­го уров­ня грун­то­вых вод) – на по­ло­гих скло­нах при близ­ких во­до­упор­ных сло­ях, в при­тер­рас­ных час­тях пойм, в до­ли­нах рек, в зо­не на­пор­но­го подъ­ё­ма вод и т. п.; их по­верх­ность во­гну­тая или пло­ская. Бо­га­тый ми­нер. со­став (100–300 мг/л) грун­то­вых вод, вклю­чаю­щий кар­бо­нат и гид­ро­кар­бо­нат каль­ция, обес­пе­чи­ва­ет ней­траль­ную ре­ак­цию поч­вен­ной сре­ды, а тор­фы име­ют по­вы­шен­ную золь­ность (6–15%). Та­кие ус­ло­вия бла­го­при­ят­ны для раз­ви­тия поч­вен­ных бес­по­зво­ноч­ных и мик­ро­орга­низ­мов, обес­пе­чи­ваю­щих по­вы­шен­ную сте­пень раз­ло­же­ния тор­фа. Для та­ких Б. ха­рак­тер­ны чёр­ная оль­ха, ель, бе­рё­за (в Си­би­ри – кедр, ли­ст­вен­ни­ца); в на­поч­вен­ном по­кро­ве – осо­ка, тро­ст­ник, ро­гоз, хво­щи, гип­но­вые мхи. Здесь оби­та­ют ка­ба­ны, во­дя­ные кры­сы, по­лёв­ки, мно­го птиц (ку­ли­ки, бо­лот­ные ку­роч­ки, ко­ро­сте­ли и др.). В Рос­сии ни­зин­ные Б. обыч­ны в дель­тах Вол­ги, До­на и Ку­ба­ни.

Б. ат­мо­сфер­но-грун­то­во­го вод­но­го пи­та­ния (пе­ре­ход­ные, ме­зо­троф­ные) име­ют мень­шую ми­не­ра­ли­за­цию вод, ха­рак­те­ри­зу­ют­ся сла­бо­ки­слой ре­ак­ци­ей сре­ды, обед­нён­ным со­ста­вом рас­ти­тель­но­сти, по­ни­жен­ной золь­но­стью тор­фа (4–5%). В дре­вес­ном яру­се пре­об­ла­да­ют со­сна и бе­рё­за, в на­поч­вен­ном по­кро­ве – сфаг­но­вые мхи, са­бель­ник, пу­ши­ца и др. рас­те­ния.

Б. ат­мо­сфер­но­го вод­но­го пи­та­ния (вер­хо­вые, оли­го­троф­ные) рас­по­ла­га­ют­ся на во­до­раз­де­лах. Они пи­та­ют­ся толь­ко за счёт ат­мо­сфер­ной пы­ли и вла­ги, обед­нён­ной эле­мен­та­ми ми­нер. пи­та­ния (от не­сколь­ких до де­сят­ков мг/л); это соз­да­ёт ус­ло­вия для по­вы­ше­ния ки­слот­но­сти поч­вен­ной сре­ды и об­ра­зо­ва­ния тор­фов низ­кой сте­пе­ни раз­ло­же­ния и ма­лой золь­но­сти (1–3%). Сток с этих Б. осу­ще­ст­в­ля­ет­ся пре­им. че­рез верх­ний (до 30–70 см), или «дея­тель­ный», слой, во­до­про­ни­цае­мость ко­то­ро­го зна­чи­тель­но вы­ше рас­по­ло­жен­ной под ним «инерт­ной» тол­щи. За­пас вла­ги в ней мо­жет умень­шать­ся в осн. за счёт ис­па­ре­ния и ма­ло влия­ет на пи­та­ние рек. В ши­ро­ко пред­став­лен­ных в та­ёж­ной зо­не вер­хо­вых Б. при­рост тор­фа бо­лее ин­тен­си­вен в се­ре­ди­не, чем на их пе­ри­фе­рии (т. н. цен­траль­но-оли­го­троф­ный тип); при этом фор­ми­ру­ет­ся вы­пук­лый тор­фя­ник, воз­вы­шаю­щий­ся на 2–7 м. На зре­лых ста­ди­ях раз­ви­тия вер­хо­вых Б. по гря­дам и мик­ро­по­вы­ше­ни­ям про­из­ра­ста­ют низ­ко­рос­лая со­сна, ли­ст­вен­ни­ца, кус­тар­нич­ки (ба­гуль­ник, ха­ме­даф­не бо­лот­ная, кар­ли­ко­вая бе­рё­за, ве­реск, под­бел), а в по­ни­же­ни­ях и ме­ж­ду коч­ка­ми (мо­ча­жи­нах) – не­ко­то­рые ви­ды сфаг­но­вых мхов, шейх­це­рия, оче­рет­ник. Центр. час­ти та­ких Б. не­ред­ко до­хо­дят в сво­ём раз­ви­тии до т. н. дис­троф­ных ста­дий с мерт­во­пок­ров­ны­ми уча­ст­ка­ми, яв­ле­ния­ми эро­зии и об­ра­зо­ва­ни­ем боль­шо­го ко­ли­че­ст­ва вто­рич­ных озер­ков и озёр. На скло­нах и ок­раи­нах та­ких Б. дол­го со­хра­ня­ют­ся ме­зо- и эв­троф­ные фи­то­це­но­зы.

Биосферная роль болот

Осн. за­пас ор­га­нич. ве­ще­ст­ва Б. раз­ме­ща­ет­ся в вод­ной сре­де: тор­фя­ник на 80–95% объ­ё­ма со­сто­ит из во­ды, 5–20% по­лу­раз­ло­жив­ших­ся рас­тит. ос­тат­ков и не­боль­шо­го ко­ли­че­ст­ва га­зов. По не­ко­то­рым дан­ным, в тор­фе со­дер­жит­ся за­пас уг­ле­ро­да, при­бли­зи­тель­но рав­ный ат­мо­сфер­но­му. На тер­ри­то­рии Рос­сии бо­лее тре­ти поч­вен­но­го уг­ле­ро­да со­сре­до­то­че­но в тор­фе, что зна­чи­тель­но пре­вы­ша­ет его со­дер­жа­ние в фи­то­мас­се ле­сов. По совр. оцен­кам, Б., на­ря­ду со свя­зы­ва­ни­ем ди­ок­си­да уг­ле­ро­да ат­мо­сфе­ры, мо­гут вы­де­лять в неё ме­тан и ди­ок­сид азо­та, об­ла­даю­щие су­ще­ст­вен­но бо­лее силь­ным пар­ни­ко­вым эф­фек­том.

Использование болот

Ис­поль­зо­ва­ние бо­лот тра­ди­ци­он­но свя­за­но с их био­ло­гич. ре­сур­са­ми – яго­да­ми (клю­к­ва, го­лу­би­ка, мо­рош­ка), гри­ба­ми, ле­кар­ст­вен­ны­ми рас­те­ния­ми, сфаг­но­вым мхом (ис­поль­зо­вал­ся в сель­ском строи­тель­ст­ве и в ка­че­ст­ве под­стил­ки для ско­та). Б. яв­ля­ют­ся так­же цен­ны­ми охот­ничь­и­ми угодь­я­ми. Ни­зин­ные и пой­мен­ные Б. при ме­лио­ра­ции и окуль­ту­ри­ва­нии пре­вра­ща­ют­ся в цен­ней­шие зем­ли для вы­ра­щи­ва­ния с.-х. куль­тур, а так­же в вы­со­ко­про­дук­тив­ные се­но­ко­сы и па­ст­би­ща. Зна­чит. пло­ща­ди лес­ных Б. осу­ша­лись для по­вы­ше­ния про­дук­тив­но­сти ле­сов. На­ко­нец, Б. – объ­ек­ты на­уч. ис­сле­до­ва­ний био­раз­но­об­ра­зия, эко­ло­гии и т. п. Все эти ви­ды ис­поль­зо­ва­ния яв­ля­ют­ся наи­бо­лее ща­дя­щи­ми и дол­го­сроч­ны­ми. В рай­онах боль­шой за­бо­ло­чен­но­сти не­ред­ко раз­ме­ще­ны пром. объ­ек­ты и транс­порт­ная ин­фра­струк­ту­ра (до­ро­ги, тру­бо­про­во­ды), ве­дёт­ся ин­ди­ви­ду­аль­ное строи­тель­ст­во. Но са­мое «жё­ст­кое» ис­поль­зо­ва­ние Б. свя­за­но с до­бы­чей тор­фа для по­лу­че­ния энер­гии, при­го­тов­ле­ния тор­фо­ком­по­ст­ных сме­сей и удоб­ре­ний, ис­поль­зо­ва­ния в ка­че­ст­ве тех­нич. сы­рья (напр., в ме­ди­ци­не, хи­мич. пром-сти). Вы­ра­бо­тан­ные тор­фя­ные за­ле­жи труд­но под­да­ют­ся ре­куль­ти­ва­ции в с.-х., лес­ные уго­дья, ры­боводч. пру­ды и др. Ес­те­ст­вен­ное же вос­ста­нов­ле­ние тор­фяни­ка тре­бу­ет ты­ся­че­ле­тий. По­это­му торф яв­ля­ет­ся прак­ти­че­ски не­вос­ста­но­ви­мым при­род­ным ре­сур­сом. Для сев. и се­ве­ро-зап. об­лас­тей Ев­роп. Рос­сии, где за­бо­ло­чен­ность ох­ва­ты­ва­ет 30–40% тер­ри­то­рии, осу­ше­ние в сель­ском и лес­ном хо­зяй­ст­вах – не­об­хо­ди­мая ме­ра для до­рож­но­го строи­тель­ст­ва. Од­на­ко в Рос­сии зна­чи­тель­ные в про­шлом ме­лио­ри­ро­ван­ные пло­ща­ди без долж­но­го со­дер­жа­ния и вос­ста­нов­ле­ния осу­ши­тель­ной се­ти че­рез 30–50 лет обыч­но ока­зы­ва­ют­ся вто­рич­но за­бо­ло­чен­ны­ми; в Ев­ро­пе ок. 20% Б. со­всем ис­чез­ли, а бо­лее 50% не про­ду­ци­ру­ют торф. В Да­нии и Ни­дер­лан­дах в ес­теств. со­стоя­нии со­хра­ни­лось ме­нее 1% Б., в Фин­лян­дии 60% Б. осу­ше­но в це­лях ле­со­вод­ства.

Заповедание болот

За­по­ве­да­ние бо­лот в Рос­сии от­ра­жает сло­жив­шую­ся сис­те­му тер­ри­то­ри­аль­ной ох­ра­ны при­ро­ды. Как часть ланд­шаф­та они ох­ра­ня­ют­ся в гос. за­по­вед­ни­ках (напр., в Ас­т­ра­хан­ском, Бо­лонь­ском, Во­дло­зёр­ском, Рдей­ском, Юган­ском), нац. пар­ках и др. осо­бо ох­ра­няе­мых при­род­ных тер­ри­то­ри­ях. Фау­на Б. ох­ра­ня­ет­ся или ог­ра­ни­че­на в поль­зо­ва­нии в пре­де­лах охот­ничь­их за­каз­ни­ков. Ок. 10% пло­ща­ди вод­но-бо­лот­ных уго­дий, имею­щих ста­тус ме­ж­ду­нар. зна­че­ния в рам­ках Кон­вен­ции по ох­ра­не ме­сто­оби­та­ний во­до­пла­ваю­щих птиц (Рам­сар, 1971), при­хо­дит­ся на тор­фя­ные бо­ло­та (с за­ле­жью тор­фа св. 50 см). Вер­хо­вые Б. та­ёж­ной зо­ны и сев. рай­онов, где они за­ни­ма­ют боль­шие пло­ща­ди, зна­чи­тель­но луч­ше пред­став­ле­ны в ка­че­ст­ве за­по­ве­дан­ных, чем Б. хвой­но-ши­ро­ко­ли­ст­вен­ной, ле­со­степ­ной и степ­ной зон. В двух по­след­них боль­шин­ст­во ес­теств. Б. транс­фор­ми­ро­ва­но в хо­зяй­ст­вен­но ис­поль­зуе­мые пло­ща­ди разл. на­зна­че­ния.

Лит.: Су­ка­чев В. Н. Бо­ло­та, их об­ра­зо­ва­ние, раз­ви­тие и свой­ст­ва. 3-е изд. Л., 1926; Гал­ки­на Е. А. Бо­лот­ные ланд­шаф­ты и прин­ци­пы их клас­си­фи­ка­ции. Л., 1946; Кац Н. Я. Ти­пы бо­лот СССР и За­пад­ной Ев­ро­пы и их гео­гра­фи­че­ское рас­про­стра­не­ние. М., 1948; Ива­нов К. Е. Во­до­об­мен в бо­лот­ных ланд­шаф­тах. Л., 1975; Clymo R. S. The limits to peat bog growth // Phylosophical Transaction of the Royal Society. Ser. B. 1984. Vol. 303; Вом­пер­ский С. Э. Роль бо­лот в круго­во­ро­те уг­ле­ро­да // Био­гео­це­но­ти­че­ские осо­бен­но­сти бо­лот и их ра­цио­наль­ное ис­поль­зо­ва­ние. М., 1994.

Вернуться к началу