Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

АБУ́-ЭРТЕ́ЙЛА

  • рубрика

    Рубрика: Археология

  • родственные статьи
  • image description

    Электронная версия

    2020 год

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: С. Е. Малых

АБУ́-ЭРТЕ́ЙЛА (англ. Abu Erteila), археологический памятник, включающий административно-храмовый комплекс периода Мероитского царства (1–4 вв.) и некрополь 4–17 вв., на южной стороне Вади-эль-Хавада в 190 км к северо-востоку от г. Хартум (Судан). Находится в 7,5 км к югу от г. Мероэ и в 1 км к югу от Аулиба, с которым в древности Абу-Эртейла имела общее искусственное хранилище воды (хафир) Хош-эль-Кафар (Хор-Аулиб).

Как археологический объект Абу-Эртейла впервые упомянута в 1911 г. британским археологом Дж. Кроуфутом. Частичные раскопки франко-суданской экспедиции (П. Ленобль, С. М. Ахмед) в 2003 г., систематические исследования российско-итальянской экспедиции (Э. Е. Кормышева, Э. Фантусати) с 2009 г. (детальная разведка; раскопки – с 2010).

Памятник состоит из трёх холмов (комов). Сооружения административно-храмового комплекса сложены из сочетания обожжённого и сырцового кирпича с отдельными каменными деталями. Храм прямоугольной планировки в древнеегипетской традиции (11×21 м; пилон, гипостиль, пронаос и наос) располагался на центральном холме (Ком II). Его ориентация по оси запад – восток с отклонением к югу, видимо, обусловлена направлением русла Нила в этом месте. В наосе обнаружены подставка под священную барку, алтарь из тёмного и жертвенник из жёлтого песчаника. На подставке высечены имена царя Натакамани и царицы Аманиторе (1 в.), их преемника Соркарора (Шоркарора), а также богини Исиды (первые двое отмечены и в надписи на алтаре). Гипостильный зал имел две колонны из жёлтого песчаника, на одной частично сохранился рельефный декор из листьев аканта и фигур царя и богов. Перед пилоном находились постаменты для двух статуй, выявлены фрагменты одной из них в виде сокола из жёлтого песчаника. С севера и юга к храму пристроены помещения-хранилища, а также дополнительные святилища (в них найдены две подставки под священные барки с именами Натакамани и Аманиторе, изображением богинь, держащих небо, упоминанием Исиды). На стенах храма и прилегающих построек расчищены остатки фресок с мотивами древнеегипетского (процессии дароносцев, знаки «сема-тауи») и римского (батальная сцена, предположительно бой гладиаторов) искусства. В одном из помещений найден постамент с плохо сохранившейся росписью (заметны части шести луков, вероятно связанные с древнеегипетской традицией изображать внешних врагов в виде девяти луков).

В переотложенных слоях Кома II выявлены выполненные из песчаника фрагменты статуэток, фигурных водостоков в виде сидящих и лежащих львов, архитектурных деталей с рельефными изображениями (например, архитрав с крылатым солнечным диском, фланкированным кобрами-уреями; колонны с короной и именем Амона на одном фрагменте и Хапи – на другом). Определение основного божества, почитавшегося в храме, затруднительно. Присутствие сакральной символики, связанной с разными богами [Амон, Исида, львы (Апедемак), сокол (Хор), фаянсовая статуэтка Бастет], может отражать синкретический характер религии Мероитского царства. Вероятно, важное место занимал царский культ и коронационные обряды, которые могли проводиться в честь царя или непосредственно над ним (например, при путешествии по культовым местам вдоль Вади-эль-Хавада: Хамадаб, Аулиб, Абу-Эртейла, Баса).

На Коме I (западном) выявлены остатки прямоугольного в плане многокомнатного здания (18×22 м). Изучено более 20 помещений, вдоль стен двух из них в землю были вкопаны крупные цилиндрические сосуды для углей с целью обогрева. Судя по наличию культовой керамики с царской и религиозной символикой, каменному архитраву с изображением солнечного диска, фланкированного кобрами-уреями, а также столовой посуде, можно предположить, что сооружение являлось административно-жилым комплексом. Возможно, оно служило жилищем верховного жреца храма в Абу-Эртейле и временной царской резиденцией.

Изучение Кома III (восточного) находится на начальной стадии: выявлены фрагменты стен небольшого сооружения (15×6 м) из сырцового кирпича, найдены фрагменты колонн с именами царя Натакамани и царицы Аманиторе.

В сооружениях на Комах I и II обнаружена многочисленная керамика ритуального и бытового назначения (1–3 вв.), декор на отдельных сосудах включает художественные мотивы древнеегипетского искусства (знаки «анх» и «хекер», кобры-уреи с солнечными дисками на головах, бутоны лотосов, короны атеф и хену). Среди бытовых предметов доминируют каменные зернотёрки, обнаружено керамическое декорированное пряслице и, предположительно, весовые гирьки из необожжённой глины. Встречаются предметы из фаянса: бусины, амулет в виде кобры-урея, целые и фрагментированные статуэтки богов (вероятно, Апедемак, Бастет). На Коме II найдено бронзовое кольцо с изображением грифона, сидящего на кобре-урее.

Надписи с именами Натакамани, Аманиторе и Соркарора позволяют отнести строительство храма и остальных зданий к 1 в. Комплекс в целом неоднократно перестраивался, затем постепенно пришёл в упадок и был заброшен к сер. 4 в. 

Впоследствии Комы I и II стали служить кладбищем. Грунтовый могильник 4–17 вв. (датировка установлена в т. ч. на основе радиоуглеродного метода) содержит захоронения чаще со смешанным погребальным обрядом, иногда выделяется христианский и мусульманский; ориентация различная, по сторонам света; подавляющее большинство – безынвентарные. В редких случаях на телах обнаружены ожерелье и браслет из скорлупы страусового яйца, стеклянные бусины, нашитые на одежду.

Развитие Абу-Эртейлы органично вписывается в историю и дополняет картину становления, эволюции и упадка мероитских храмовых комплексов, созданных и функционировавших при поддержке царской администрации эпохи расцвета и заката Мероитского царства (Аулиб, Баса, Вад-Бан-Нага, Мувейс и др.).

Кормышева Э. Е. Археологическая экспедиция в Абу Эртейле (Судан) : Сезоны 2009–2010 годов / Э. Е. Кормышева, С. Е. Малых, Е. Фантусати // Исторические записки. –Москва : Наука, 2012. – Вып. 14 (132). – С. 369–390.
Кормышева Э. Е. Абу Эртейла: новый административный центр империи Мероэ (Северный Судан) / Э. Е. Кормышева, С. Е. Малых, Е. Фантусати // Восток. Афро-азиатские общества : история и современность. – Москва, 2014. – № 2. – С. 121–141.
Malykh S. E. Late Meroitic pottery of Abu Erteila: local traditions and foreign influence // Bulletin de Liaison de la Céramique Égyptienne. – Le Caire : Institut français d’archéologie orientale, 2017. – Vol. 27. – P. 137–180.
Лебедев М. А. Трава махареб в некрополе Абу Эртейлы (Судан) : неизвестный ритуал или бытовое действие? // Вестник Института востоковедения РАН. – 2019. – № 1. – С. 94–104.
Лебедев М. А. Языческие погребальные традиции в средневековых погребениях в устье Вади Хавад // Восток. Афро-азиатские общества: история и современность. – 2018. – № 5. – С. 103–112.
Лебедев М. А. «Следуй по слою» : стратиграфия как источник по истории храмового комплекса в Абу Эртейле (Судан) // Восток. Афро-азиатские общества : история и современность. – 2019. – № 6. – С. 71–84.
Куватова В. З. Романизирующая батальная сцена из мероитского храма Абу Эртейлы (Судан) : сравнительный анализ // Вестник Института востоковедения РАН. – 2019. – № 4. – С. 78–90.
Abu Erteila. Excavations in Progress / E. Kormysheva [et al.]. – Moscow : Institute of Oriental Studies RAS, 2019.

Вернуться к началу