Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ПОЗДНЯКО́ВСКАЯ КУЛЬТУ́РА

  • рубрика

    Рубрика: Археология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 26. Москва, 2014, стр. 583

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: С. В. Кузьминых

ПОЗДНЯКО́ВСКАЯ КУЛЬТУ́РА, ар­хео­логич. куль­ту­ра позд­не­го брон­зо­во­го ве­ка (17/16–13/12 вв. до н. э.) в Ниж­нем и Сред­нем По­очье, Вол­го-Ок­ском ме­ж­ду­ре­чье, По­су­рье, пра­во­бе­реж­ных рай­онах Ма­рий­ско-Чу­ваш­ско­го По­вол­жья. На­зва­на по по­се­ле­нию у совр. с. Позд­ня­ко­во (На­ва­шин­ский р-н Ни­же­го­род­ской обл., Рос­сия). Пер­вые па­мят­ни­ки ис­сле­до­ва­ны в 1880-е гг. А. С. Ува­ро­вым. Вы­де­ле­на в 1927 Б. С. Жу­ко­вым и О. Н. Ба­де­ром под назв. П. к., Б. А. Куф­ти­ным как под­бор­нов­ская куль­ту­ра.

Фото Е. С. Азарова Керамические сосуды из грунтовых могильников поздняковской культуры: 1 – Берёзовый Рог; 2 – Фефелов Бор II (Рязанская обл.). Исторический музей (Москва).

По­се­ле­ния на ко­рен­ных и пер­вых над­пой­мен­ных тер­ра­сах рек и озёр. По­лу­зем­лян­ки че­ты­рёх­уголь­ной фор­мы (от 9×6 м до 18×12 м), уг­луб­лён­ные до 0,8 м, и сла­бо за­глуб­лён­ные со­ору­же­ния (до 0,2 м), стол­бо­вой кон­ст­рук­ции, с дву­скат­ны­ми кры­ша­ми, там­бу­ром-вхо­дом, 1–2 оча­га­ми в цен­тре. Мо­гиль­ни­ки – кур­ган­ные (ран­ний этап) и грун­то­вые (позд­ний) близ по­се­ле­ний, иног­да и на их тер­ри­то­рии. Под не­боль­шой на­сы­пью, ок­ру­жён­ной ро­ви­ком, обыч­но на­хо­ди­лись 1–3 (до 11) не­глу­бо­кие 4-уголь­ные ямы (ши­ри­ной 0,85–1,0 м, дли­ной до 1,5 м; исключение – на Борисоглебском могильнике: 3–3,8× 2,8× 2–2,5 м), иног­да со сту­пень­ка­ми и под­стил­ка­ми из ор­га­нич. ма­те­риа­лов, с 1 (ре­же пар­ным)  по­гре­бе­ни­ем. В осн. скор­чен­ные тру­по­по­ло­же­ния, го­ло­вой час­то на се­ве­ро-во­сток (с от­кло­не­ния­ми), еди­нич­ны тру­по­сож­же­ния. Близ мо­гил и в на­сы­пи кур­га­нов – сле­ды ри­ту­аль­ных ко­ст­ров. Ин­вен­тарь: со­су­ды (ча­сто в на­сы­пи кур­га­на и близ мо­гил), ору­дия и ору­жие, ук­ра­ше­ния. Ке­ра­ми­ка – бан­ки и горш­ки (в по­гре­баль­ных па­мят­ни­ках час­то ост­ро­рё­бер­ные), с плос­ким (еди­нич­но с круг­лым) дном, в осн. с при­ме­сью ша­мо­та. Ор­на­мент в верх­ней час­ти со­су­да на­но­сил­ся гре­бен­ча­тым штам­пом, про­чер­чи­ва­ни­ем, рез­цом, разл. от­тис­ка­ми. Зо­наль­но рас­по­ло­жен­ные ком­по­зи­ции пред­став­ле­ны пря­мы­ми и ло­ма­ны­ми ли­ния­ми, зиг­за­гом, ба­хро­мой, ме­ан­дром, сва­сти­ка­ми, «флаж­ка­ми», сет­кой, ром­ба­ми, тре­уголь­ни­ка­ми, «жем­чу­жи­на­ми», ям­ка­ми и др. Мед­ные и брон­зо­вые но­жи, сер­пы, то­по­ры-кель­ты, ши­лья, иг­лы, на­ко­неч­ни­ки ко­пий и дро­ти­ков, кин­жа­лы, ви­соч­ные коль­ца, брас­ле­ты, в т. ч. же­лоб­ча­тые, пла­стин­ча­тые на­клад­ки, про­ни­зи, бля­хи, пер­ст­ни и др. Ка­мен­ные зер­но­тёр­ки, пес­ты, була­вы, крем­нё­вые на­ко­неч­ни­ки стрел, скреб­ки, но­жи и др. В За­се­чен­ском мо­гиль­ни­ке най­де­ны ос­тат­ки ок­ра­шен­ных ма­ре­ной (Rubia tinctorum) шерстяных тканей. Тра­ди­ции ме­тал­ло­об­ра­бот­ки свя­за­ны с Ев­ра­зий­ской ме­тал­лур­гич. про­вин­ци­ей. Вы­яв­ле­ны ос­тат­ки брон­зо­ли­тей­ных мас­тер­ских с мно­го­числ. об­лом­ка­ми ли­тей­ных форм. В За­се­чен­ском мо­гиль­ни­ке за­фик­си­ро­ва­но по­гре­бе­ние ли­тей­щи­ка. В ос­но­ве хо­зяй­ст­ва – жи­вот­но­вод­ст­во с до­ми­ни­ро­ва­ни­ем круп­но­го ро­га­то­го ско­та; раз­во­ди­ли так­же ло­ша­дей и сви­ней. Важ­ную под­соб­ную роль иг­ра­ли охо­та и ры­бо­лов­ст­во.

Про­ис­хо­ж­де­ние П. к. свя­зы­ва­ют с про­дви­же­ни­ем в 1-й четв. 2-го тыс. до н. э. в сев. рай­оны ле­со­сте­пи Рус­ской рав­ни­ны но­си­те­лей сруб­ной куль­ту­ры и её взаи­мо­дей­ст­ви­ем с по­ство­ло­сов­ской, ша­гар­ской и др. ме­ст­ны­ми куль­ту­ра­ми. На про­тя­же­нии все­го су­ще­ст­во­ва­ния П. к. взаи­мо­дей­ст­во­ва­ла с тек­стиль­ной ке­ра­ми­ки куль­ту­рой, что при­ве­ло к ас­си­ми­ля­ции осн. час­ти но­си­те­лей П. к. Тра­ди­ции П. к. в ран­нем же­лез­ном ве­ке фик­си­ру­ют­ся на па­мят­ни­ках про­дол­жав­шей су­ще­ст­во­вать куль­ту­ры тек­стиль­ной ке­ра­ми­ки, в дья­ков­ской куль­ту­ре, го­ро­дец­кой куль­ту­ре. Часть но­си­те­лей П. к. в хо­де ми­гра­ции на юго-за­пад при­ня­ли уча­стие в фор­ми­ро­ва­нии бон­да­ри­хин­ской куль­ту­ры. Эт­нич. при­над­леж­ность П. к. ос­та­ёт­ся дис­кус­си­он­ной. Но­си­те­ли П. к. – ев­ро­пео­и­ды с чер­та­ми ла­по­но­ид­но­сти. Пред­по­ла­га­ет­ся связь П. к. с фин­но-угор­ски­ми груп­па­ми на­се­ле­ния брон­зо­во­го ве­ка, под­верг­ших­ся за­мет­но­му влия­нию степ­ня­ков, но­си­те­лей иран­ских язы­ков.

Лит.: Жу­ков Б. С. Ра­бо­ты по па­лео­эт­но­ло­гии в СССР за 1918–1925 гг. // Эт­но­гра­фия. 1926. № 1/2; Куф­тин Б. А. Но­вая куль­ту­ра брон­зо­вой по­ры в бас­сей­не р. Оки на озе­ре Под­бор­ном близ г. Ка­си­мо­ва Ря­зан­ской гу­бер­нии // Ма­те­риа­лы к до­ис­то­рии Цент­раль­но-про­мыш­лен­ной об­ла­сти. М., 1927; Ба­дер О. Н. Бас­сейн Оки в эпо­ху брон­зы. М., 1970; По­по­ва Т. Б. Пле­ме­на позд­ня­ков­ской куль­ту­ры // Тру­ды Го­су­дар­ст­вен­но­го ис­то­ри­че­ско­го му­зея. М., 1970. Вып. 44; Эпо­ха брон­зы лес­ной по­ло­сы СССР. М., 1987; Че­ля­пов В. П. За­се­чен­ский кур­ган­ный мо­гиль­ник. Ря­зань, 1992; Ар­хео­ло­гия Мор­дов­ско­го края: Ка­мен­ный век, эпо­ха брон­зы. Са­ранск, 2008.

Вернуться к началу