Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ОРОНТУ́РСКИЙ ТИП ПА́МЯТНИКОВ

  • рубрика

    Рубрика: Археология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 24. Москва, 2014, стр. 465

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Н. П. Матвеева

ОРОНТУ́РСКИЙ ТИП ПА́МЯТНИКОВ (орон­тур­ский этап), груп­па ар­хео­ло­гич. па­мят­ни­ков, да­ти­руе­мых ок. 6–9 вв., в та­ёж­ной и тун­д­ро­вой зо­не Зап. Си­би­ри. Рас­про­стра­не­ны в осн. в Ниж­нем Приобье и час­ти Ср. При­обья, до р. Пыш­ма в Ниж­нем При­то­бо­лье на юге, до п-ова Ямал на се­ве­ре; отд. па­мят­ни­ки из­вест­ны на р. Пя­си­на на се­ве­ро-вос­то­ке, в Боль­ше­зе­мель­ской тун­д­ре на за­па­де. О. т. п. вы­де­лен В. Н. Чер­не­цо­вым в 1957, на­зван по го­ро­ди­щу близ оз. Орон­тур в бас­сей­не Кон­ды (Хан­ты-Ман­сий­ский ав­то­ном­ный окр., Рос­сия). Ра­нее рас­смат­ри­вал­ся в рам­ках ниж­не­об­ской куль­ту­ры; ны­не эти па­мят­ни­ки от­но­сят­ся к 2 хро­но­ло­гич. груп­пам: зе­ле­но­гор­ской 6–7 вв. (на­зва­на по се­ли­щу Зе­лё­ная Гор­ка, близ совр. г. Са­ле­хард, Яма­ло-Не­нец­кий ав­то­ном­ный окр.) и ку­чи­мин­ской 8–9 вв. (на­зва­на по Ку­чи­мин­ско­му 5-му го­ро­ди­щу близ совр. дер. Сай­га­ти­на, Хан­ты-Ман­сий­ский ав­то­ном­ный окр.). Па­мят­ни­ки во­жпай­ско­го ти­па (на­зван по го­ро­ди­щу Вож-Пай близ совр. дер. Ку­ше­ват, Яма­ло-Не­нецкий ав­то­ном­ный окр.), да­ти­руе­мые в рам­ках 9–10 вв., рас­смат­ри­ва­ют как фи­наль­ные для О. т. п. или как осо­бую куль­ту­ру. На пе­ри­фе­рии ареа­ла О. т. п. вы­де­ле­ны ма­ло­изу­чен­ные па­мят­ни­ки лю­ли­кар­ско­го (на­зван по го­ро­ди­щу Лю­ли­кар, Бе­рё­зов­ский р-н Хан­ты-Ман­сий­ско­го ав­то­ном­но­го окр.) и тын­ско­го (на­зван по Тын­ско­му кос­ти­щу, Га­рин­ский гор. окр. Све­рд­лов­ской обл.) ти­пов.

Тобольский историко-архитектурный музей-заповедник Бляха с изображением «воинской пляски», найденная на территории бывшего Берёзовского округа Тобольской губернии. Серебро. Тобольский историко-архитектурный музей-заповедник.

Ис­сле­до­ва­ны в осн. го­ро­ди­ща в та­ёж­ной зо­не, ран­ние – пл. 1–3 тыс. м2, мы­со­вые или под­пря­мо­уголь­ной (со скруг­лён­ны­ми уг­ла­ми) фор­мы на воз­вы­шен­но­стях, с не­боль­ши­ми ва­лом и рвом; на ку­чи­мин­ском эта­пе по­яв­ля­ют­ся го­ро­ди­ща с 2–3 ли­ния­ми обо­ро­ны, с 2–3 ук­ре­п­лён­ны­ми час­то­ко­лом пло­щад­ка­ми пл. ок. 2 тыс. м2 ка­ж­дая, с во­рот­ны­ми со­ору­же­ния­ми. В ря­де слу­ча­ев про­сле­же­но рас­по­ло­же­ние до­мов дву­мя ря­да­ми так, что их вхо­ды на­прав­ле­ны друг к дру­гу. Пря­мо­уголь­ные по­лу­зем­лян­ки стол­бо­вой кон­ст­рук­ции, пл. 25–70 м2, с оча­гом в цен­тре, в т. ч. на зем­ля­ном воз­вы­ше­нии, за­бран­ным в сруб или ка­мен­ную об­клад­ку, с зем­ля­ны­ми на­ра­ми вдоль стен, с ко­ри­до­ро­об­раз­ным вхо­дом. В При­по­ля­рье из­вест­ны се­зон­ные по­се­ле­ния с ок­руг­лы­ми (диа­мет­ром до 7 м) по­лу­зем­лян­ка­ми с оча­гом в цен­тре. Тру­по­по­ложе­ния вы­тя­ну­ты на спи­не, в про­стых не­глу­бо­ких ямах, в де­рев. гро­бах или лод­ках, ори­ен­ти­ро­ва­ны но­га­ми к ре­ке, в ин­вен­та­ре по­гре­бе­ний: ору­жие, ору­дия, ук­ра­ше­ния, ке­ра­ми­ка, ли­тые куль­то­вые из­де­лия. На ку­чи­мин­ских па­мят­ни­ках ча­ще встре­ча­ют­ся пар­ные и кол­лек­тив­ные по­гре­бе­ния, боль­ше па­рад­но­го ору­жия и ук­ра­ше­ний, в т. ч. ме­тал­лич. полые ру­ко­яти но­жей, ру­ко­яти кре­сал, греб­ней с зоо­морф­ным де­ко­ром, ан­тро­по­морф­ные идо­лы. Из­вест­ны жерт­вен­ные мес­та – в Ка­нин­ской пе­ще­ре, Чань­вен­ской пе­ще­ре в При­ура­лье, Лак­сей­ской, Шай­тан­ской пе­ще­рах на р. Ив­дель, на соп­ке Хар­де-Се­де на Яма­ле, на мы­се Ян­гпинг-Нел на р. Сев. Сось­ва, на Тын­ском и Ту­манском кос­ти­щах на р. Тав­да. Ке­ра­ми­ка – круг­ло­дон­ные при­зе­ми­стые горш­ки с низ­кой шей­кой и ча­ши, ук­ра­шен­ные в верх­ней час­ти же­лоб­ка­ми, ва­ли­ка­ми или утол­ще­ния­ми, вдав­ле­ния­ми, от­тис­ка­ми гре­бен­ча­то­го, глад­ко­го, фи­гур­ных штам­пов в ви­де от­рез­ков, дуг, ром­бов, кре­сто­вид­ных фи­гур и др., об­ра­зую­щих зо­наль­ные узо­ры (для О. т. п. по­ка­за­тель­ны со­стоя­щие из раз­но­на­прав­лен­ных тре­уголь­ни­ков, «ле­се­нок»); на позд­них со­су­дах пре­об­ла­да­ют от­пе­чат­ки гру­бой круп­ной гре­бён­ки. Сре­ди на­хо­док: же­лез­ные но­жи, на­ко­неч­ни­ки ко­пий и стрел, кле­щи; кос­тя­ные на­ко­неч­ни­ки стрел, ру­ко­яти, лож­ки, ши­лья, ору­дия для раз­ми­на­ния ко­жи и раз­гла­жи­ва­ния швов; брон­зо­вые ук­ра­ше­ния, ли­тые пти­це­вид­ные идо­лы; гли­ня­ные тиг­ли, схе­ма­тич­ные фи­гур­ки лю­дей (в осн. си­дя­щих) в ме­хо­вой оде­ж­де. Ре­мен­ная гар­ни­ту­ра, брас­ле­ты, шу­мя­щие под­вес­ки, ви­соч­ные коль­ца, грив­ны, пу­го­ви­цы, бу­сы, ору­жие и др. на­ход­ки име­ют ана­ло­гии в ло­мо­ва­тов­ской куль­ту­ре, не­во­лин­ской куль­ту­ре и близ­ких им па­мят­ни­ках При­камья. Най­ден­ная на территории быв. Бе­рё­зов­ско­го окр. То­боль­ской гу­бер­нии бля­ха с изо­бра­же­ни­ем «во­ин­ской пля­ски» (рис.) име­ет ана­ло­гии сре­ди ме­ст­ных гра­ви­ро­вок на се­реб­ря­ных со­су­дах, по­сту­пав­ших в При­ка­мье и При­обье из Ср. Азии и Ира­на. В ос­но­ве хо­зяй­ст­ва – охо­та (в т. ч. пуш­ная), ры­бо­лов­ст­во, на се­ве­ре – оле­не­вод­ст­во и вспо­мо­гат. мор­ской зве­ро­бой­ный про­мы­сел, а так­же до­маш­ние ре­мёс­ла.

О. т. п. сфор­ми­ро­вал­ся на ос­но­ве ме­ст­ных тра­ди­ций, для 6–7 вв. от­ме­че­ны влия­ния (пред­по­ло­жи­тель­но в свя­зи с ми­гра­ция­ми) на­ро­дов Сев. Ура­ла, для 8–9 вв. – вклю­че­ние в тран­съев­ра­зий­скую тор­го­вую сис­те­му с со­хра­не­ни­ем при­ори­те­та зап. свя­зей, во­ен. кон­флик­ты, вы­де­ле­ние эли­тар­ных вое­ни­зи­ро­ван­ных групп на­се­ле­ния. О. т. п. сме­ня­ет­ся в кон. 9 в. па­мят­ни­ка­ми кин­ту­сов­ско­го ти­па Обь-Ир­тыш­ской куль­тур­но-ис­то­ри­че­ской общ­ности.

Лит.: Мо­гиль­ни­ков ВА. Уг­ры и са­мо­дий­цы Ура­ла и За­пад­ной Си­би­ри // Фин­но-уг­ры и бал­ты в эпо­ху сред­не­ве­ко­вья. М., 1987; Фе­до­ро­ва НВ., Зы­ков АП., Мо­ро­зов ВМ., Те­ре­хо­ва ЛМ. Сур­гут­ское При­обье в эпо­ху сред­не­ве­ко­вья // Во­про­сы ар­хео­ло­гии Ура­ла. Ека­те­рин­бург, 1991. Вып. 20; Ушед­шие в хол­мы: куль­ту­ра на­се­ле­ния по­бе­ре­жий се­ве­ро-за­пад­но­го Яма­ла в же­лез­ном ве­ке. Ека­те­рин­бург, 1998; Зе­ле­ный яр: ар­хео­ло­ги­че­ский ком­плекс эпо­хи Сред­не­ве­ко­вья в Се­вер­ном При­обье. Ека­те­рин­бург; Са­ле­хард, 2005; Ка­ра­ча­ров КГ. Сред­не­ве­ко­вье на Сред­ней и Ниж­ней Оби // III Се­вер­ный ар­хео­ло­ги­че­ский кон­гресс. Те­зи­сы док­ла­дов. Ека­те­рин­бург; Хан­ты-Ман­сийск, 2010.

Вернуться к началу