Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

МО́НТЕ-АЛЬБА́Н

  • рубрика

    Рубрика: Археология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 21. Москва, 2012, стр. 61

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Д. Д. Беляев

МО́НТЕ-АЛЬБА́Н (Monte Albán), го­род са­по­те­ков на выс. ок. 1900 м над уров­нем мо­ря, в 9 км к вос­то­ку от совр. г. Оа­ха­ка (Мек­си­ка). Древ­нее на­зва­ние не­из­вест­но; в ко­ло­ни­аль­ное вре­мя из­вес­тен как Дан­ни-Ди­паа («Ук­ре­п­лён­ный холм»), назв. М.-А., ве­ро­ят­но, взя­то из ев­роп. ры­цар­ских ро­ма­нов. Впер­вые упо­ми­на­ет­ся в до­ку­мен­тах 17–18 вв. Не­од­но­крат­но по­се­щал­ся и опи­сы­вал­ся в 19 в. Пер­вые рас­коп­ки амер. ар­хео­лога М. Са­вил­ла (1897–98) и мекс. ар­хео­ло­га Л. Бат­ре­са (1901); круп­ней­шие (и на­ча­ло ре­кон­ст­рук­ции) – мекс. ар­хео­ло­гов А. Ка­со, И. Бер­на­ля, Х. Ако­сты (1931–49). В 1970–80-е гг. – ис­сле­до­ва­ние по­се­ленч. сис­те­мы (амер. ар­хео­ло­ги Р. Блан­тон, С. Ко­ва­лев­ски, Г. Фейн­ман, Л. Ни­ко­лас и др.). С 1992 ис­сле­до­ва­ния мекс. ар­хео­ло­гов М. Вин­те­ра, Н. Роб­ле­са и др.

Фото Д. В. Соловьёва Монте-Альбан. Общий вид.

Ос­но­ван в 5 в. до н. э. как сто­ли­ца во­ж­де­ст­ва на се­ве­ре до­ли­ны Оа­ха­ка. В 3–2 вв. до н. э. пло­щадь со­став­ля­ла 442 га, на­се­ле­ние – 10–15 тыс. чел. В 4–5 вв. н. э. – пл. 475 га, нас. ок. 20 тыс. чел. Го­род был час­тич­но ок­ру­жён ка­мен­ной сте­ной. Со 2 в. до н. э. М.-А. – сто­ли­ца пер­во­го в Ме­зо­аме­ри­ке го­су­дар­ст­ва, ох­ва­ты­вав­ше­го зна­чит. часть до­ли­ны Оа­ха­ка. Ко 2 в. н. э. им был за­воё­ван ряд об­лас­тей за пре­де­ла­ми Оа­ха­ки, ус­та­нов­лен кон­троль над тор­го­вы­ми пу­тя­ми ме­ж­ду тер­ри­то­ри­ей Центр. Мек­си­ки и ти­хо­оке­ан­ским по­бе­режь­ем. Про­цве­та­нию М.-А. спо­соб­ст­во­ва­ло пло­до­ро­дие зем­ли, на­ли­чие дре­ве­си­ны, во­ды, гли­ны, слан­ца, со­ли, из­вест­ня­ка. М.-А. был тес­но свя­зан с Тео­тиу­а­ка­ном, от­ку­да по­став­лял­ся об­си­ди­ан.

Яд­ро М.-А. – Гл. пло­щадь (300×150 м), ог­ра­ни­чен­ная плат­фор­ма­ми и 2 ря­да­ми мо­ну­мен­таль­ных по­стро­ек (боль­шой дво­рец на юго-вос­то­ке, ста­ди­он для иг­ры в мяч на се­ве­ро-за­па­де, хра­мы, «Га­ле­рея плен­ни­ков»). На вер­ши­не Сев. плат­фор­мы (230×220 м, выс. 10 м) был уг­луб­лён­ный двор, ок­ру­жён­ный хра­ма­ми, двор­ца­ми, ре­зи­ден­ция­ми зна­ти. На вер­ши­не Юж. плат­фор­мы (130: 130 м) – 2 по­строй­ки, раз­де­лён­ные дво­ром, в цен­тре ко­то­ро­го на­хо­дил­ся ал­тарь. В цен­тре пло­ща­ди бы­ли зда­ния, в т. ч. зда­ние J с три­ум­фаль­ны­ми ие­рог­ли­фич. над­пи­ся­ми (2–1 вв. до н. э.). «Га­ле­рея плен­ни­ков» (зда­ние L; 4–2 вв. до н. э.) со­держит бо­лее 300 ка­мен­ных мо­ну­мен­тов с изо­бра­же­ния­ми и ка­лен­дар­ны­ми име­на­ми плен­ни­ков с от­руб­лен­ны­ми го­ло­ва­ми и вы­пу­щен­ны­ми внут­рен­но­стя­ми (т. н. тан­цо­ров). Оче­вид­но, в ней за­пе­чат­лён ход за­вое­ва­ния до­ли­ны Оа­ха­ка. В 3–6 вв. н. э. осн. фор­мой письм. па­мят­ни­ков в М.-А. ста­ли над­пи­си на сте­лах, по­свящён­ные во­ца­ре­ни­ям, за­вое­ва­тель­ным по­хо­дам и ри­туа­лам са­по­тек­ских ца­рей. Часть стел рас­по­ла­га­лась на пло­ща­ди, дру­гие бы­ли вму­ро­ва­ны в сте­ну Юж. плат­фор­мы. Цар­ские гроб­ни­цы (по­гре­бе­ния 43 и 11 – 3–1 вв. до н. э.; 104 и 105 – 3–5 вв. н. э.) и за­хо­ро­не­ния зна­ти рас­по­ла­га­лись под по­лом зда­ний или в цен­тре внутр. дво­ров в ка­мен­ных ка­ме­рах, час­то с на­стен­ны­ми рос­пи­ся­ми и при­то­ло­ка­ми с ие­рог­ли­фич. над­пи­ся­ми. В го­род­ских квар­та­лах ис­сле­до­ва­ны по­гре­бе­ния с под­за­хо­ро­не­ния­ми. Из­вест­ны кол­лек­тив­ные жерт­вен­ные за­хо­ро­не­ния. На скло­нах хол­ма во­круг пло­ща­ди на­хо­ди­лось ок. 2000 жи­лых тер­рас. Ок­ре­ст­ные хол­мы бы­ли за­ня­ты квар­та­ла­ми, со­еди­нён­ны­ми с цен­тром до­ро­га­ми. В при­го­род­ной зо­не бы­ли со­ору­жены оро­си­тель­ные сис­те­мы. Бы­ли раз­ви­ты гон­чар­ное про­из-во («фи­гур­ные ур­ны» – по­гре­баль­ные изо­бра­же­ния пред­ков и бо­жеств; хо­ро­шо обож­жён­ная се­рая ке­ра­ми­ка ти­па G-12; ко­ма­ли для при­го­тов­ле­ния ку­ку­руз­ных ле­пё­шек и др.), об­ра­бот­ка мор­ских ра­ко­вин, об­си­диа­на и др. им­порт­ных ма­те­риа­лов.

С 7 в. са­по­тек­ское гос-во всту­пи­ло в по­ло­су кри­зи­са, в 8–9 вв. двор­цы и хра­мы Гл. пло­ща­ди пе­ре­ста­ют ис­поль­зо­вать­ся или пе­ре­страи­ва­ют­ся, на Юж. плат­фор­ме стро­ит­ся обо­ро­ни­тель­ная сте­на. К 10 в. М.-А. был ос­тав­лен и пре­вра­тил­ся в по­гре­баль­ный центр. От пост­клас­сич. пе­рио­да (10 – нач. 16 вв.) дош­ли гроб­ни­цы са­по­тек­ских и миш­тек­ских пра­ви­те­лей с боль­шим ко­ли­че­ст­вом зо­ло­тых из­де­лий. Для за­хо­ро­не­ния ино­гда ис­поль­зо­ва­лись по­гре­бе­ния клас­сич. вре­ме­ни (напр., по­гре­бе­ние 7). Ны­не в М.-А. на­хо­дит­ся Ар­хео­ло­гич. му­зей. М.-А. вклю­чён в спи­сок Все­мир­но­го на­сле­дия.

Лит.: Caso A. El tesoro de Monte Albán. Méx., 1969; Гу­ля­ев В. И. Древ­ней­шие ци­ви­ли­за­ции Ме­зо­аме­ри­ки. М., 1972; он же. Древ­ние ци­ви­ли­за­ции Аме­ри­ки. М., 2008; Monte Albán: estudios recientes. Oaxaca, 1994; Marcus J., Flannery K. V. Zapotec civilization: how urban society evolved in Mexico’s Oaxaca Valley. N. Y., 1996; Ancient Oaxaca: the Monte Albán State. Camb.; N. Y., 1999; The Cloud people: divergent evolution of the Zapotec and Mixtec civilizations. 2nd ed. Clinton Corners, 2003; Joyce A. Mixtecs, Zapotecs, and Chati­nos: the ancient peoples of southern Mexico. Mal­den, 2010.

Вернуться к началу