Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КОФУ́Н

  • рубрика

    Рубрика: Археология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 15. Москва, 2010, стр. 523

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: С. А. Комиссаров, Е. Э. Войтишек

КОФУ́Н (кур­ган­ная куль­ту­ра; кур­ган­ный пе­ри­од; япон. «древ­ний кур­ган»), ар­хео­ло­гич. куль­ту­ра (куль­тур­ная общ­ность) и ис­то­рич. пе­ри­од в рам­ках ран­не­го Сред­не­ве­ко­вья (3–7 вв.) на Япон­ских о-вах. Рас­про­стра­не­на от се­ве­ра о. Хон­сю (рай­он совр. г. Сен­дай) до се­ве­ро-вос­то­ка о. Кю­сю; центр – в до­ли­не На­ра. Опи­са­ния кон­ст­рук­ции и со­ста­ва ин­вен­та­ря «им­пе­ра­тор­ских» кур­га­нов со­дер­жат­ся в япон. ле­то­пи­си «Ни­хон сё­ки» (за­вер­ше­на в 720). Пер­вые офиц. рас­коп­ки кур­га­на Са­му­райд­зу­ка (ны­не пре­фек­тур­а То­ти­ги, к се­ве­ру от То­кио) про­вёл М. Ми­цу­ку­ни (внук ос­но­ва­те­ля ди­на­стии То­ку­га­ва) в 1692. На­уч. рас­коп­ки с нач. 20 в. (А. Тюи­ти, М. Йонэ­ки­ти, Т. Кэнд­зо, К. Ха­ма­да и др.). Из бо­лее 10 тыс. вы­яв­лен­ных кур­га­нов на ос­но­ва­нии письм. ис­точ­ни­ков 188 и 522 по­гре­бе­ния вы­де­ля­ют как гроб­ни­цы «им­пе­ра­то­ров» или «им­пе­рат­риц» и чле­нов их се­мей; с кон. 19 в. на рас­коп­ки этих мо­гил на­ло­жен мо­ра­то­рий, из ко­то­ро­го ред­ко де­ла­ли ис­клю­че­ния по спец. раз­ре­ше­нию япон. имп. дво­ра. В 2008 про­ве­де­но об­сле­до­ва­ние кур­га­на Го­са­си (на тер­ри­то­рии совр. г. На­ра), при­пи­сы­вае­мо­го «им­пе­рат­ри­це» Дзин­гу (тра­диц. да­та 201–269), и ус­та­нов­ле­на его да­ти­ров­ка – ок. 400. К. под­раз­де­ля­ют на 3 эта­па: кон. 3–4 вв. (свя­зан с Яёй куль­ту­рой), кон. 4–5 вв., 6–7 вв.

Кофун. Фигурки ханива высотой 64,2 и 57,3 см (предположительно мужчина и женщина, исполняющие ритуальный танец). Город Энами, префектура Саитама. Ок. 5 в. Национальный музей (Токио).
Кофун. Вид сверхуна курган Дайсэнрё, близ города Осака.

Кур­га­ны пра­ви­те­лей мо­гут за­ни­мать пло­щадь до 486×305 м при со­хра­нив­шей­ся выс. 35 м [кур­ган Дай­сэн­рё, при­пи­сы­вае­мый «им­пе­ра­то­ру» Нин­то­ку (тра­диц. да­та 313–399)], с нач. 5 в. раз­ме­ры кур­га­нов умень­ша­ют­ся. Для «Боль­ших» кур­га­нов («им­пе­ра­тор­ских» и эли­ты) ти­пич­на ко­ну­со­вид­ная на­сыпь с уп­ло­щён­ным тра­пе­цие­вид­ным вы­сту­пом («в фор­ме за­моч­ной сква­жи­ны»), ок­ру­жён­ная 1–3 рва­ми с во­дой, ино­гда до­пол­нен­ны­ми из­го­ро­дью из кам­ней. На позд­нем эта­пе по­яв­ля­ют­ся кур­га­ны, вось­ми­уголь­ные в плане (осо­бое зна­че­ние циф­ры 8 свя­зы­ва­ют с влия­ни­ем кит. кос­мо­ло­гии), а так­же круг­лые, на 2-сту­пен­ча­том квад­рат­ном ос­но­ва­нии, вы­ло­жен­ном кам­нем. На скло­нах на­сы­пи ус­та­нав­ли­ва­лись, в за­ви­си­мо­сти от ста­ту­са по­гре­бён­но­го, до не­сколь­ких ты­сяч гли­ня­ных фи­гур (ха­ни­ва). Пер­во­на­чаль­но мо­гиль­ные ка­ме­ры час­то уст­раи­ва­ли в на­сы­пи; во 2-й по­ло­вине К. – под на­сы­пью; на позд­нем эта­пе по­яв­ля­ет­ся ко­ри­дор, ве­ду­щий к ка­ме­ре. Сте­ны ка­ме­ры и ко­ри­до­ра час­то оформ­ля­лись ка­мен­ны­ми пли­та­ми или скре­п­лён­ной из­ве­стью клад­кой; ино­гда по­верх на­но­си­лась рос­пись крас­но­го цве­та с ми­фо­ло­ги­че­ски­ми и бы­то­вы­ми сю­же­та­ми в кит.-кор. сти­ле. Гроб-ко­ло­да из япон­ско­го кед­ра (в позд­ний пе­ри­од – из кам­ня или ке­ра­ми­ки) мог по­ме­щать­ся в сар­ко­фаг из га­леч­ной об­клад­ки или ка­мен­ных плит, ред­ко – из де­ре­ва. В со­ста­ве ин­вен­та­ря – брон­зо­вые по­зо­ло­чен­ные ко­ро­ны кор. про­из-ва, брон­зо­вые зер­ка­ла (ки­тай­ские и их ме­ст­ные ко­пии), на­бор же­лез­но­го, ред­ко брон­зо­во­го ору­жия, дос­пе­хи, кон­ское сна­ря­же­ние, брас­ле­ты и бу­сы из жа­деи­та, гор­но­го хру­сталя, ага­та и др., под­вес­ки-ма­га­та­ма («в фор­ме за­пя­той»), желез­ные сош­ни­ки, мо­ты­ги, сер­пы, то­по­ры, пи­лы, гвоз­ди, ке­ра­ми­ка ти­па суэ (сде­ла­на на гон­чар­ном кру­ге по кор. образ­цам, вы­со­ко­тем­пе­ра­тур­но­го об­жи­га, пе­пель­но-се­ро­го цве­та, с за­гла­жен­ной по­верх­но­стью или лож­но­тек­стиль­ным де­ко­ром). Ря­дом с наи­бо­лее бо­га­ты­ми гроб­ни­ца­ми для ин­вен­та­ря со­ору­жа­лись отд. кур­га­ны-кла­до­вые [в кур­га­не Ария­ма, при­пи­сы­вае­мом «им­пе­ра­то­ру» Од­зин (тра­диц. да­та 270–310; по совр. ис­сле­до­ва­ни­ям, кон. 4 – нач. 5 вв.), най­де­но бо­лее 3 тыс. ме­тал­лич. клин­ков и др.]. С кон. 6 в. по­яв­ля­ют­ся тру­по­сож­же­ния, свя­зы­вае­мые с рас­про­стра­не­ни­ем на Япон­ских о-вах буд­диз­ма. Мо­ги­лы ме­нее знат­ных лю­дей (т. н. го­ри­зон­таль­ные гроб­ни­цы) уст­раи­ва­лись в на­сы­пях кур­га­нов; от­дель­но рас­по­ла­га­лись грун­то­вые мо­ги­лы с не­боль­шой на­сы­пью и ог­ра­ни­чен­ным на­бо­ром ин­вен­та­ря.

По­се­ле­ния К. (до 1 км2) час­то ок­ружа­лись зем­ля­ным ва­лом. Жи­ли­ща пря­мо­уголь­ные в пла­не (6–10×3–5, до 13,8×11,6 м), как пра­ви­ло, за­глуб­ле­ны на 0,5 м, сте­ны из­нут­ри об­ши­ва­лись де­ре­вом. Су­дя по на­ход­кам ха­ни­ва в фор­ме жи­лищ, су­ще­ст­во­ва­ли на­зем­ные до­ма с де­рев. сте­на­ми, вы­со­ко под­ня­тым по­лом, дву­скат­ной тро­ст­ни­ко­вой или со­ло­мен­ной кры­шей с вы­де­лен­ным конь­ком и от­вер­стия­ми-ды­мо­хо­да­ми с двух сто­рон. Вход, как пра­ви­ло, на юж. сто­ро­не, на­про­тив – ке­ра­мич. печь, хо­зяйств. ямы. В ка­ж­дом по­се­ле­нии бы­ло не ме­нее од­ной ме­тал­лур­гич. мас­тер­ской. Изу­ча­лись ке­ра­мич. гор­ны, мас­тер­ские кам­не­ре­зов. Обыч­но ис­поль­зо­ва­лась ке­ра­ми­ка ти­па хад­зи (леп­ная, крас­но­го цве­та, час­то круг­ло­дон­ная, про­дол­жав­шая тра­ди­ции куль­ту­ры Яёй), ка­мен­ные и ке­ра­мич. пряс­ли­ца, же­лез­ные но­жи, сер­пы, ши­лья и др. В ос­но­ве хо­зяй­ст­ва – за­лив­ное ри­со­вод­ст­во; письм. ис­точ­ни­ки сви­де­тель­ст­ву­ют о строи­тель­ст­ве в нач. 5 в. «ве­ли­ких ка­на­лов» в Яма­си­ро (ны­не пре­фек­ту­ра Кио­то); в Хо­энд­за­ка (г. Оса­ка) ис­сле­до­ва­ны скла­ды, в ко­то­рых мог­ло хра­нить­ся до 4500 т ри­са.

Куль­ту­ра К. сло­жи­лась на ме­ст­ной ос­но­ве, при зна­чит. ки­тай­ском и, осо­бен­но, кор. влия­нии (в т. ч. ми­гра­ции с тер­ри­то­рии Ко­реи). «Ми­ли­та­ри­за­цию» по­гре­баль­но­го ин­вен­та­ря в кон. 4 – нач. 5 вв. объ­яс­ня­ют уча­сти­ем «кон­ти­нен­таль­но­го всад­ни­че­ско­го» ком­по­нен­та в фор­ми­ро­ва­нии япон. ари­сто­кра­тии и куль­ту­ры. По­яв­ле­ние не­ко­то­рых же­лез­ных па­ла­шей с коль­це­вым на­вер­ши­ем, пла­стин­ча­тых шле­мов, сё­дел с вы­со­кой лу­кой, круг­лых стре­мян свя­зы­ва­ют с сянь­бэй­ским влия­ни­ем че­рез ко­рей­ское (ко­гу­рё­ское; см. в ст. Ко­гу­рё) по­сред­ни­че­ст­во. Кон­так­ты но­си­ли дву­сто­рон­ний ха­рак­тер. Тер­ри­то­ри­аль­ные груп­пы «Боль­ших» кур­га­нов при­ня­то со­от­но­сить с про­то­го­су­дарств. об­ра­зо­ва­ния­ми, о ко­то­рых со­об­ща­ют япон. ле­то­пи­си. На их ос­но­ве в 3–4 вв. фор­ми­ру­ет­ся гос-во Яма­то, с пра­ви­те­ля­ми ко­то­ро­го так­же свя­зы­вают не­ко­то­рые «Боль­шие» кур­га­ны К. Ис­поль­зо­ва­ние кур­га­нов для по­гре­бе­ния зна­ти про­дол­жа­лось и в сле­дую­щий пе­ри­од япон. ран­не­го Сред­не­ве­ко­вья (Асу­ка).

Лит.: Во­робь­ев М. В. Древ­няя Япо­ния. М., 1958; Кон­до Ё. Эпо­ха кур­га­нов в ви­де за­моч­ной сква­жи­ны. То­кио, 1983 (на япон. яз.); Bar­nes G. L. Protohistoric Yamato: archaeo­logy of the first Japanese state. Ann Arbor, 1988; Оно А., Ха­ру­на­ри Х., Ода С. Ат­лас по ар­хео­ло­гии Япо­нии. То­кио, 1992 (на япон. яз.); Ме­ще­ря­ков А. Н., Гра­чев М. В. Ис­то­рия древ­ней Япо­нии. 2-е изд. СПб., 2003; Ни­хон ко­ко­га­ку-о ма­на­бу хи­то-но та­мэ-ни. Ки­о­то, 2004.

Вернуться к началу