Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

АРХЕОЛО́ГИЯ

  • рубрика

    Рубрика: Археология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 2. Москва, 2005, стр. 315-322

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Л. И. Авилова, И. О. Гавритухин, А. Р. Канторович, С. В. Кузьминых

АРХЕОЛО́ГИЯ (от греч. ἀρχαῖος – древ­ний и ...ло­гия), от­расль ис­то­рич. нау­ки, изу­чаю­щая про­шлое че­ло­ве­че­ст­ва по ве­ще­ст­вен­ным ис­точ­ни­кам. Пред­мет А. обу­слов­лен так­же на­ли­чи­ем пе­рио­дов, сто­рон или яв­ле­ний ис­то­рии, не от­ра­жён­ных в пись­мен­ных и изо­бра­зит. па­мят­ни­ках или уст­ной ин­фор­ма­ции. Объ­ек­том А. яв­ля­ют­ся в пер­вую оче­редь ар­хео­ло­гич. па­мят­ни­ки, но им мо­гут быть прак­ти­че­ски лю­бые сле­ды че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти. К па­мят­ни­кам А. от­но­сят­ся ос­тат­ки древ­них по­се­ле­ний (сто­ян­ки, се­ли­ща, тел­ли, го­ро­ди­ща, го­ро­да), фор­ти­фи­ка­ци­он­ные, про­из­вод­ст­вен­ные со­ору­же­ния и др. сле­ды хо­зяйств. дея­тель­но­сти, мо­гиль­ни­ки, свя­ти­ли­ща и др. куль­то­вые объ­ек­ты, кла­ды и отд. на­ход­ки древ­них ве­щей. А. как вид на­уч. дея­тель­но­сти вклю­ча­ет по­ле­вые ис­сле­до­ва­ния, ка­ме­раль­ные (ла­бо­ра­тор­ные) ра­бо­ты, ана­лиз (кри­ти­ку ис­точ­ни­ка), ре­конст­рук­цию ис­то­рич. яв­ле­ний и про­цес­сов. На­ря­ду с об­ще­ис­то­ри­че­ски­ми или при­вле­кае­мы­ми из др. на­ук, для А. ха­рак­тер­ны спе­ци­фич. ме­то­ды ис­сле­до­ва­ния.

Впер­вые тер­мин «А.» встре­ча­ет­ся у Пла­то­на («Гип­пий Боль­ший», гл. 285) в зна­че­нии «рас­ска­зы, све­де­ния о ста­ри­не». Ана­ло­гич­но это сло­во упот­реб­ля­ли в эл­ли­ни­сти­че­ской тра­ди­ции (Диодор Си­ци­лий­ский­, Дио­ни­сий Га­ли­кар­нас­ский, Ио­сиф Фла­вий и др.). По­сле дол­го­го пе­ре­ры­ва тер­мин воз­ро­дил проф. Гёт­тин­ген­ско­го ун-та Х. Г. Гей­не, при­ме­нив­ший его в 1767 для опи­са­ния и клас­си­фи­ка­ции па­мят­ни­ков клас­сич. ис­кус­ст­ва. В отеч. ис­то­рио­гра­фии 19 в. А. вклю­ча­ла раз­но­об­раз­ные све­де­ния о древ­но­сти, пре­им. о пред­ме­тах ста­рины. В ря­де совр. на­уч. школ под А. под­ра­зу­ме­ва­ют по­ле­вую и ка­ме­раль­ную прак­ти­ку, а так­же свя­зан­ные с ни­ми ана­ли­тич. про­це­ду­ры, то­гда как для обо­зна­че­ния нау­ки, ис­поль­зую­щей эти ре­зуль­та­ты, упот­реб­ля­ют тер­ми­ны «до­исто­рия», «про­тои­сто­рия», «ан­тро­по­ло­гия» и др.

Методы и отрасли археологии

Фанагория (древнегреческий город на Таманском полуострове, Россия), участок района «Верхний город» (раскопки В. Д. Кузнецова). Фото Д. В. Кузнецова

По­ле­вые ис­сле­до­ва­ния в А. вклю­ча­ют вы­яв­ле­ние (раз­вед­ку), опи­са­ние и не­по­сред­ст­вен­ное изу­че­ние па­мят­ни­ков. Кур­га­ны, го­ро­ди­ща, древ­ние со­ору­же­ния и не­ко­то­рые др. па­мят­ни­ки мож­но вы­явить по внеш­ним при­зна­кам, в др. слу­ча­ях – по кон­цен­тра­ции на­хо­док или об­на­же­ни­ям слоя. Ино­гда при изу­че­нии па­мят­ни­ков ис­поль­зу­ют при­бо­ры, фик­си­рую­щие в зем­ле сле­ды че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти по на­ли­чию по­ка­за­тель­ных хи­мич. эле­мен­тов или по плот­но­сти ис­кусств. со­ору­же­ний, ко­то­рая от­ли­ча­ет­ся от ок­ру­жаю­щих на­пла­сто­ва­ний (гео­ра­да­ры, элек­тро­мет­рия), аэ­ро­фо­то­съём­ку и др. Осн. спо­соб изу­че­ния па­мят­ни­ков – рас­коп­ки ар­хео­ло­ги­че­ские. К важ­ней­шим ме­то­дам, при­ме­няе­мым в их хо­де, от­носит­ся стра­ти­гра­фи­че­ский, со­стоя­щий в вы­яв­ле­нии на­пла­сто­ва­ний, об­ра­зо­ван­ных в ре­зуль­та­те че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти (куль­тур­ный слой), на­блю­де­нии за их по­сле­до­ва­тель­но­стью и взаи­мо­свя­зью (см. Стра­ти­гра­фия). Осо­бых ме­то­дик тре­бу­ет под­вод­ная ар­хео­ло­гия. В хо­де по­ле­вых ис­сле­до­ва­ний спе­циа­ли­сты стре­мят­ся по­лу­чить ар­хео­ло­гич. ком­плек­сы, т. е. груп­пы од­но­вре­мен­ных ма­те­риа­лов. Ком­плек­сы мо­гут быть за­кры­ты­ми, ко­гда од­но­вре­мен­ность на­хо­док фик­си­ру­ет­ся в не­по­тре­во­жен­ном по­гре­бе­нии, кла­де, объ­ек­те, пе­ре­кры­том за­ва­лом, и т. д. На­ход­ки од­но­го стра­тигра­фич. слоя трак­ту­ют­ся как ус­лов­но за­кры­тые ком­плек­сы. До­ку­мен­та­ция о по­ле­вых ис­сле­до­ва­ни­ях и по­лу­чен­ные кол­лек­ции пе­ре­да­ют­ся на хра­не­ние в со­от­вет­ст­вую­щие гос. уч­ре­ж­де­ния и яв­ля­ют­ся важ­ней­ши­ми но­си­те­ля­ми ин­фор­ма­ции о па­мят­ни­ках. С по­ле­вой А. свя­за­ны ох­ра­на и му­зее­фи­ка­ция па­мят­ни­ков, про­ти­во­дей­ст­вие не­за­кон­ным, гра­би­тель­ским рас­коп­кам. Ма­те­ри­ал, по­лу­чен­ный в хо­де по­ле­вых ис­сле­до­ва­ний, ста­но­вит­ся ис­точ­ни­ком А., ря­да дис­ци­п­лин (ну­миз­ма­ти­ка, эпи­гра­фи­ка, сфра­ги­сти­ка и др.) и от­рас­лей ис­то­рич. зна­ния.

Раскоп на "Романовом дворе" в Москве: на переднем плане – надворная печь из большемерного кирпича, на заднем плане, в борте раскопа, видна последовательность разных типов использования этой терр... Фото Н. А. Кренке

Ка­ме­раль­ная и ла­бо­ра­тор­ная ра­бо­та вклю­ча­ет рес­тав­ра­цию, ат­ри­бу­цию, спец. изу­че­ние на­хо­док. Фор­маль­но-ти­по­ло­гич. ме­тод име­ет це­лью ор­га­ни­за­цию ар­хео­ло­гич. ма­те­риа­ла, он со­сто­ит в вы­де­ле­нии и сис­те­ма­ти­за­ции ти­пов на­хо­док по ма­те­риа­лу, на­зна­че­нию, фор­ме. Функ­ции ору­дий тру­да по сле­дам ра­бо­ты на них и на объ­ек­тах, под­верг­ших­ся об­ра­бот­ке эти­ми ору­дия­ми, по­мо­га­ет оп­ре­де­лить тра­со­ло­гия. Ме­тал­ло­гра­фич. ана­лиз вы­яв­ля­ет тех­но­ло­гич. приё­мы из­го­тов­ле­ния ме­тал­лич. из­де­лий на ос­но­ве ана­ли­за их струк­ту­ры, изу­чае­мой по сре­зам (шли­фам). Спек­траль­ный ана­лиз ис­поль­зу­ет­ся для изу­че­ния хи­мич. со­ста­ва, ре­кон­ст­рук­ции тех­но­ло­гич. ре­цеп­тов (ти­пов спла­вов), вы­яс­не­ния ис­точ­ни­ков сы­рья и др. ха­рак­те­ри­стик изде­лий из ме­тал­лов, стек­ла, ре­же – кера­ми­ки. Ряд ме­то­дов пет­ро­гра­фии по­мо­га­ет вы­явить ме­сто­ро­ж­де­ния, где до­бы­ва­ли ка­мень для из­де­лий; при изу­че­нии ке­рами­ки пет­ро­гра­фич. ана­лиз по­зво­ля­ет вы­яс­нить тех­но­ло­гию её про­из-ва, ха­рак­тер и ре­цеп­ты под­го­тов­ки фор­мо­воч­ной мас­сы. На ос­но­ве ря­да ла­бо­ра­тор­ных ме­то­дов офор­ми­лись спец. на­прав­ле­ния ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ний, час­то на­хо­дя­щие­ся на сты­ке на­ук, напр. ис­сле­до­ва­ние древ­них про­из­водств (ме­тал­лур­гии, стек­ло­де­лия и т. д.). Для ре­кон­ст­рук­ции хо­зяйств. и эко­ло­гич. сис­тем древ­но­сти при­вле­ка­ют­ся па­лео­бо­та­ни­ка, па­лео­зоо­ло­гия (см. Па­ле­он­то­ло­гия), ланд­шаф­то­ве­де­ние и др. нау­ки. Па­лео­ан­тро­по­ло­гия да­ёт ин­фор­ма­цию о по­ло­воз­ра­ст­ном со­ста­ве, бо­лез­нях, трав­мах, об­ра­зе жиз­ни, ан­тро­по­ло­ги­ческих (ра­со­вых) осо­бен­но­стях групп древ­не­го на­се­ле­ния.

Важ­ней­шей про­це­ду­рой ис­сле­до­ва­ний в А. яв­ля­ет­ся от­но­си­тель­ная и аб­со­лют­ная (ка­лен­дар­ная) да­ти­ров­ка на­хо­док. Ис­ход­ные дан­ные для от­но­си­тель­ной хро­но­ло­гии да­ют по­ле­вые на­блю­де­ния в рам­ках стра­ти­гра­фич. ме­то­да. Од­но­вре­мен­ность или по­сле­до­ва­тель­ность сме­ны ти­пов ве­щей и отд. при­зна­ков (эво­лю­ци­он­ные ря­ды) ис­сле­ду­ет­ся в рам­ках ти­по­ло­гич. ме­то­да. Ме­то­ды пе­ре­крё­ст­ной да­ти­ров­ки и срав­ни­тель­ный по­зво­ля­ют оп­ре­де­лить од­но­вре­мен­ность ком­плек­сов по на­ли­чию оди­на­ко­вых ве­щей. При груп­пи­ров­ке ком­плек­сов и ве­щей, в т. ч. по хро­но­ло­гич. прин­ци­пу, ис­поль­зу­ют ме­то­ды ста­ти­сти­ки и ком­би­на­то­рики. Пла­ни­гра­фич. ме­тод ос­но­ван на вы­де­ле­нии раз­но­вре­мен­ных зон па­мят­ни­ка. Аб­со­лют­ная хро­но­ло­гия ус­та­нав­ли­ва­ет­ся по на­ход­кам мо­нет, над­пи­сей и др. ве­щей, где есть ука­за­ние на ка­лендар­ную да­ту, при со­пос­тав­ле­нии па­мят­ни­ков А. с ис­то­рич. яв­ле­ния­ми, ве­щей – с да­ти­ро­ван­ны­ми изо­бра­же­ния­ми и т. д. При­ме­ня­ют­ся и ес­те­ст­вен­но-на­уч. ме­то­ды, та­кие, как ден­д­ро­хро­но­ло­гия, ра­дио­уг­ле­род­ные ме­то­ды да­ти­ро­ва­ния, па­лео­маг­нит­ный ме­тод, ме­то­ды тер­мо­лю­ми­нес­цен­ции, ра­дио­мет­рии и др.

Кар­то­гра­фи­ро­ва­ние рас­про­стра­не­ния ве­щей по со­от­вет­ству­ю­щим ти­пам по­зво­ля­ет изу­чать эко­но­мич., куль­тур­ные, по­ли­тич. свя­зи. Вы­де­ле­ние групп па­мят­ни­ков со сход­ны­ми чер­та­ми да­ёт воз­мож­ность ре­кон­ст­руи­ро­вать древ­ние хо­зяй­ст­вен­но-куль­тур­ные и ис­то­ри­ко-куль­тур­ные общ­но­сти, оха­рак­те­ри­зо­вать мн. сто­ро­ны их жиз­ни (см. Куль­ту­ра ар­хео­ло­ги­че­ская). Со­пос­тав­ле­ние ха­рак­те­ри­стик и ареа­лов этих групп де­ла­ет воз­мож­ным про­сле­дить раз­ви­тие и др. из­ме­не­ния в куль­ту­ре, пре­ем­ст­вен­ность или сме­ну на­се­ле­ния, на­прав­ле­ние ми­гра­ций и т. д. Срав­не­ние с дан­ны­ми письм. ис­точ­ни­ков по­зво­ля­ет ус­та­но­вить эт­но­ни­мы и др. на­зва­ния фик­си­руе­мых А. общ­но­стей, свя­зан­ные с ни­ми со­бы­тия и в то же вре­мя да­ёт уни­каль­ную ин­фор­ма­цию для до­пол­не­ния и уточ­не­ния этих све­де­ний. Рет­ро­спек­тив­ный ме­тод по­зво­ля­ет про­сле­дить в глубь ве­ков це­поч­ку от куль­тур, ото­жде­ст­в­ляе­мых с из­вест­ны­ми по письм. ис­точ­ни­кам на­ро­дами, к их пред­ше­ст­вен­ни­кам. Це­лые пе­рио­ды че­ло­ве­че­ской ис­то­рии ре­кон­струи­ру­ют­ся на ос­но­ве А. в со­труд­ни­че­ст­ве с язы­ко­зна­ни­ем, эт­но­ло­ги­ей, фи­зи­че­ской ан­тро­по­ло­ги­ей и др. нау­ка­ми.

Не­об­хо­ди­мость спе­циа­ли­за­ции при­ве­ла к оформ­ле­нию в рам­ках А. на­прав­ле­ний, изу­чаю­щих отд. ре­гио­ны и пе­рио­ды. Ар­хео­ло­гич. пе­рио­ди­за­ция ис­то­рии че­ло­ве­че­ст­ва ос­но­ва­на на сис­те­ме трёх «ве­ков» (ка­мен­ный век, брон­зо­вый век, же­лез­ный век), со­от­вет­ст­вую­щих сме­не осн. ма­те­риа­лов, ис­поль­зо­вав­ших­ся при про­из-ве ору­дий тру­да и ору­жия. Эти про­цес­сы со­про­во­ж­да­лись из­ме­не­ния­ми в эко­но­ми­ке, со­ци­аль­ной и по­ли­тич. ор­га­ни­за­ции, идео­ло­гии древ­них об­ществ. Гра­ни­цы ме­ж­ду эпо­ха­ми дос­та­точ­но ус­лов­ны, вы­де­ля­ют пе­ре­ход­ные пе­рио­ды ме­ж­ду ни­ми, на разл. тер­ри­то­ри­ях их сме­на шла с раз­ной ско­ростью. Прин­цип де­ле­ния на эпо­хи по на­зва­ни­ям пре­об­ла­даю­щих ма­те­риа­лов вос­хо­дит к ми­фо­ло­гич. пред­став­ле­ни­ям, под­хо­ду к ис­то­рии не в куль­тур­но-тех­но­ло­ги­че­ском, а в фи­ло­соф­ско-эти­че­ском смыс­ле. В по­эме Ге­сио­да «Тру­ды и дни», «Ме­та­мор­фо­зах» Ови­дия и у др. ан­тич­ных ав­то­ров в по­ве­ст­во­ва­нии о сме­не брон­зо­во­го ве­ка же­лез­ным учи­ты­ва­ют­ся и тех­но­логич. по­ка­за­те­ли. Они ста­ли ре­шаю­щи­ми в кон­цеп­ции Лук­ре­ция, пи­сав­шего о сме­не ка­мен­но­го, мед­но­го и же­лез­но­го ве­ков («О при­ро­де ве­щей»). Ана­ло­гич­ные на­блю­де­ния вы­ска­зы­ва­лись и в Древ­нем Ки­тае (напр., Юан Кан, 1 в. н. э.). Сис­те­му трёх ве­ков в А. пред­ло­жил в 1836 дат. учё­ный К. Ю. Том­сен при сис­те­ма­ти­за­ции му­зей­ных кол­лек­ций, под­твер­дил и раз­вил его уче­ник Е. Я. Вор­со. В рам­ках этих эпох вы­де­ля­ют­ся бо­лее дроб­ные пе­рио­ды, ло­каль­ные хро­но­ло­гич. шка­лы, ис­поль­зу­ют­ся об­ще­ис­то­рич. или, напр., гео­ло­гич. пе­рио­ди­за­ции.

В осо­бые на­прав­ле­ния офор­ми­лись ис­сле­до­ва­ния ме­то­до­ло­гии и ис­то­рио­гра­фии А., тес­но свя­зан­ные с фи­ло­со­фи­ей, ис­то­ри­ей нау­ки и об­ществ. мыс­ли.

История зарубежной археологии

Осо­бое вни­ма­ние к древ­ним пред­ме­там из­дав­на ха­рак­тер­но для че­ло­ве­че­ской куль­ту­ры, не­ред­ко они име­ли и са­краль­ное зна­че­ние. В 6 в. до н. э. ва­ви­лон­ский царь На­бо­нид рас­ка­пы­вал фун­да­мен­ты древ­них хра­мов в по­ис­ках над­пи­сей пред­ше­ст­вен­ни­ков. В рам­ках др.-кит. и ан­тич­ной тра­ди­ций па­мят­ни­ки про­шло­го спе­ци­аль­но опи­сы­ва­лись и со­по­став­ля­лись с др. ис­точ­ни­ка­ми (Кон­фу­ций, Ге­ро­дот, Сы­ма Цянь, Стра­бон, Пав­саний­ и др.). С эпо­хи эл­ли­низ­ма древ­но­сти ин­те­ре­со­ва­ли кол­лек­цио­не­ров про­из­ве­де­ний иск-ва, со­би­ра­те­лей ред­ко­стей и в Древ­нем Ри­ме обо­зна­ча­лись тер­ми­ном antiquitates. В ср.-век. Ки­тае на­ча­ла скла­ды­вать­ся спец. нау­ка Цзиньши сюэ (уче­ние о ме­тал­лах и кам­нях), изу­чаю­щая древ­ние на­ход­ки и над­пи­си на них. Осо­бое вни­ма­ние к ан­тич­ным древ­но­стям и их спец. до­бы­че ха­рак­те­ри­зу­ет эпо­ху Воз­ро­ж­де­ния и по­сле­дую­щий пе­ри­од раз­ви­тия гу­ма­ни­стич. ми­ро­воз­зре­ния в Ита­лии, Фран­ции, Анг­лии (15–18 вв.). Вни­ма­нию ев­роп. нау­ки к древ­но­стям др. ци­ви­ли­за­ций спо­соб­ст­во­ва­ли Ве­ли­кие гео­гра­фи­че­ские от­кры­тия и по­сле­до­вав­шие экс­пе­ди­ции сол­дат, тор­гов­цев, мис­сио­не­ров, пу­те­ше­ст­вен­ни­ков, ос­та­вив­ших опи­са­ния па­мят­ни­ков, мно­гие из ко­то­рых позд­нее бы­ли ут­ра­че­ны. При­вле­ка­ют вни­ма­ние и ев­роп. древ­но­сти (напр., Бир­ка). В нач. 18 в. ря­дом ис­сле­до­ва­те­лей, со ссыл­кой на эт­но­гра­фич. дан­ные, был обос­но­ван те­зис о при­над­леж­но­сти на­хо­ди­мых в Ев­ро­пе ка­мен­ных ору­дий древ­ним лю­дям. Од­ним из пер­вых анг­лий­ское «Об­ще­ст­во ди­ле­тан­тов» с 1750-х гг. ор­га­ни­зо­вы­ва­ло спец. экс­пе­ди­ции для рас­ко­пок Афин, об­сле­до­ва­ния Паль­ми­ры, Ба­аль­бе­ка. Во­ен. экс­пе­ди­цию На­по­ле­о­на I в Еги­пет (1799) со­про­во­ж­да­ли учё­ные и ри­со­валь­щи­ки. Со 2-й пол. 18 в. на­ча­лось сис­тема­тич. изу­че­ние па­мят­ни­ков Ин­дии. Кни­га Дж. Брю­са (1790) от­кры­ла учёным ци­ви­ли­за­цию Ак­сум­ско­го цар­ст­ва в Эфио­пии. Рас­коп­ки в Гер­ку­ла­ну­ме (с 1711) и Пом­пе­ях (с 1748) сти­му­ли­ро­ва­ли ин­те­рес к бы­то­вым древ­но­стям. Из­да­ют­ся сво­ды ан­тич­ных на­хо­док (напр., Б. де Мон­фо­ко­на, т. 1–15, 1719–24).

В 19 в. ро­ман­тический ин­те­рес к на­цио­нальному про­шло­му, раз­ви­тие ес­теств. и ис­то­рич. наук спо­соб­ст­во­ва­ли рас­ши­ре­нию кру­га и но­во­му ка­че­ст­ву ис­сле­до­ва­ний в А. В 1824–31 про­во­ди­лись пер­вые рас­коп­ки Галь­шта­та, с 1820-х гг. на­ча­лись мас­со­вые рас­коп­ки гроб­ниц эт­ру­сков, сис­те­ма­ти­зи­ро­ва­лись коллекции ря­да му­зе­ев Ев­ро­пы. Ж. Бу­ше де Перт и др. ис­сле­до­ва­те­ли ста­ли свя­зы­вать на­ход­ки древ­ней­ших ка­мен­ных ору­дий с людь­ми, ко­то­рые бы­ли со­вре­мен­ни­ка­ми ма­мон­тов и др. ис­ко­пае­мых жи­вот­ных. До­ка­за­тель­ст­ва это­му да­ли ис­сле­до­ва­ния Э. Лар­те гео­ло­гич. сло­ёв древ­них пе­щер­ных стоя­нок (с 1830-х гг.). Дж. Л. Сте­фенс в хо­де экс­пе­ди­ций 1839 – нач. 1840-х гг. ­от­крыл па­мят­ни­ки древ­них ци­ви­ли­за­ций Аме­ри­ки (майя). Франц. кон­сул на Ближ­нем Вос­то­ке П. Э. Бот­та в 1843–46 про­вёл рас­коп­ки ас­сир. го­ро­да Дур-Шар­ру­кин, вско­ре О. Г. Лей­ард на­чал ра­бо­ты в Ни­не­вии, об­сле­до­ва­лись др.-перс. рель­е­фы и над­пи­си в Бе­хи­сту­не, в 1844 опуб­ли­ко­ван Астра­бад­ский клад. С 1844 К. Р. Леп­си­ус рас­ка­пы­вал па­мят­ни­ки Ме­ро­ит­ско­го цар­ст­ва в Су­да­не. На­ча­ли соз­да­вать­ся спец. на­уч. цен­тры ис­сле­до­ва­ния ан­тич­ных па­мят­ни­ков (в 1848 – франц. ар­хео­ло­гич. шко­ла в Афи­нах и др.). С 1848 про­во­ди­лись рас­коп­ки «ра­ко­вин­ных ку­хон­ных куч» позд­не­го ка­мен­но­го ве­ка на се­ве­ре Ев­ро­пы. За­су­ха 1853–54 спо­соб­ст­во­ва­ла об­на­ру­же­нию в озё­рах Швей­ца­рии свай­ных по­се­ле­ний ка­мен­но­го и брон­зо­во­го ве­ков с хо­ро­шо со­хра­нив­ши­ми­ся ор­га­нич. ос­тат­ка­ми и стра­ти­гра­фи­ей, эта­лон­ной кол­лек­ции Ла­те­на. В 1860-х гг. на­ча­лись це­ле­на­прав­лен­ные рас­коп­ки кельт­ских оп­пи­дов, опи­сан­ных Г. Ю. Це­за­рем (Але­зия, Биб­рак­та). В 1870-е гг. стал из­вест­ным Аму­дарь­ин­ский клад, об­сле­до­ва­лись па­мят­ни­ки древ­ней­ше­го иск-ва (Аль­та­ми­ра). Па­мят­ни­ки древ­не­го ка­мен­но­го ве­ка бы­ли от­кры­ты в Юж. Афри­ке (1850-е гг.), в Ин­дии (1863). Од­ним из пер­вых об­раз­цов на­уч. ра­бо­ты с ве­ществ. па­мят­ни­ка­ми явил­ся кор­пус др.-греч. над­пи­сей нем. ис­то­ри­ка А. Бё­ка (вып. 1–10, 1825–59), со­дер­жа­щий ре­кон­ст­рук­цию ут­рат, оп­ре­де­ле­ние под­де­лок, ти­по­ло­гию ис­точ­ни­ков, раз­но­сто­рон­ний ком­мен­та­рий. В 1866 в Не­в­ша­те­ле по ини­циа­ти­ве уче­ни­ка Э. Лар­те Г. де Мор­ти­лье про­ве­дён пер­вый Ме­ж­ду­нар. кон­гресс дои­сто­рич. ан­тро­по­ло­гии и ар­хео­ло­гии. При­вле­че­нию об­ществ. вни­ма­ния к А. в 1870-х гг. спо­соб­ст­во­ва­ли рас­коп­ки Г. Шли­ма­на в Трое, Ми­ке­нах и др. цен­трах, опи­сан­ных Го­ме­ром.

В по­след­ней тре­ти 19 – нач. 20 вв. про­и­зо­шло оформ­ле­ние А. как нау­ки. С 1863 Дж. Фио­рел­ли и его уче­ни­ки при рас­коп­ках Пом­пей уде­ля­ли специальное вни­ма­ние фик­са­ции и ре­кон­ст­рук­ции на­хо­док. С 1870-х гг. В. Дёрп­фель­дом при рас­коп­ках Олим­пии, про­во­див­ших­ся под рук. Э. Кур­циу­са (уче­ни­ка А. Бёка), соз­да­ва­лась ме­то­ди­ка ра­бо­ты с куль­тур­ным сло­ем и мас­со­вым ма­те­риа­лом. Ана­ло­гич­ные раз­ра­бот­ки бы­ли и в др. экс­пе­ди­ци­ях. Скла­ды­ва­лась ме­то­ди­ка рас­ко­пок и ра­бо­ты с па­мят­ни­ка­ми др. ти­пов и эпох (О. Г. Питт-Ри­верс и др.). У. М. Пит­ри об­ра­тил вни­ма­ние на на­ли­чие ми­кен­ских ве­щей в Егип­те, а еги­пет­ских – в Ми­ке­нах и син­хро­ни­зи­ровал ком­плек­сы, за­ло­жив ос­но­ву ме­тода пе­ре­крё­ст­ной да­ти­ров­ки (1889). Ши­рокий ре­зо­нанс с кон. 19 в. име­ли раз­ра­бот­ки О. Мон­те­лиу­са в об­лас­ти типо­ло­гич. ме­то­да. На­ча­лось ак­тив­ное исполь­зо­ва­ние кар­то­гра­фич. ме­то­да, изу­че­ние эт­но­ге­не­за и ми­гра­ций до­письм. на­ро­дов на ос­но­ве рет­ро­спек­тив­но­го ме­то­да (О. Мон­те­ли­ус, Г. Кос­си­на). По­яви­лись став­шие клас­си­че­ски­ми ве­ще­вед­че­ские раз­ра­бот­ки: О. Альм­гре­на о фи­бу­лах (1898), Б. Са­ли­на о гер­ман­ском зве­ри­ном сти­ле (1904) и др. На­ча­лась сис­те­ма­тич. пуб­ли­ка­ция ис­точ­ни­ков по ка­те­го­ри­ям (напр., свод рас­пис­ных ан­тич­ных ваз – с 1920-х гг.). С пер­вых де­ся­ти­ле­тий 20 в. при­ме­ня­ет­ся аэ­ро­фо­то­съём­ка, про­во­дят­ся под­вод­ные ис­сле­до­ва­ния, но­вые пер­спек­ти­вы ко­то­рым да­ло вне­дре­ние ак­ва­лан­га (Ж. И. Кус­то). С 1930-х гг. по­лу­чи­ла раз­ви­тие «ланд­шафт­ная А.», под­ра­зу­ме­ваю­щая изу­че­ние ком­плек­са па­мят­ни­ков в их при­родном ок­ру­же­нии. Раз­мах ис­сле­до­ва­ний по­зво­лил пред­ста­вить в кон. 19 – нач. 20 вв. обоб­ще­ния по А. и древ­ней­шей ис­то­рии прак­ти­че­ски всех круп­ных стран Ев­ро­пы.

К нач. 20 в. сло­жи­лись ба­зо­вые сис­те­мы хро­но­ло­гии. В 1865 Дж. Леб­бок вы­де­лил в ка­мен­ном ве­ке эпо­хи па­лео­ли­та и не­оли­та, на­ме­тив их под­раз­де­ле­ние. В 1869–83 Г. де Мор­ти­лье дал пе­рио­ди­за­цию па­лео­ли­та (шелль, ашель, му­стье, со­лют­ре, мад­лен), позд­нее А. Брёйль до­ба­вил оринь­як. Вы­де­ле­на эпо­ха ме­ж­ду па­лео­ли­том и не­оли­том – ме­зо­лит. К кон. 19 в. до­ка­за­но на­ли­чие пе­ре­ход­ной эпо­хи ме­ж­ду ка­мен­ным и брон­зо­вым ве­ка­ми – эне­о­ли­та. В кон. 19 – нач. 20 вв. поя­ви­лись де­таль­ные сис­те­мы пе­рио­ди­за­ции и хро­но­ло­гии брон­зо­во­го и же­лез­но­го ве­ков ря­да ре­гио­нов Ев­ро­пы (О. Тиш­лер, О. Мон­те­ли­ус, Ж. Де­ше­летт, Н. Оберг и др.). В 1894 У. М. Пит­ри опуб­ли­ко­вал пер­вые ито­ги ис­сле­до­ва­ния и пе­рио­ди­за­ции до­ди­на­стич. Егип­та. В 1902 В. Дёрп­фельд, пред­ло­жив да­тиро­ван­ную стра­ти­гра­фию Трои, за­ло­жил ос­но­ву хро­но­ло­гии брон­зо­во­го ве­ка Вост. Сре­ди­зем­но­мо­рья, ра­бо­та в этом на­прав­ле­нии бы­ла про­дол­же­на А. Эван­сом.

В нач. 20 в. поя­вил­ся це­лый ряд уточ­не­ний в об­лас­ти пе­рио­ди­за­ции па­лео­лита Ев­ро­пы, на­ча­лось изу­че­ние его ло­каль­ных групп (Г. Обер­май­ер, А. Брёйль и др.), офор­ми­лась схе­ма сме­ны оле­де­не­ний и меж­лед­ни­ко­вых пе­рио­дов в Аль­пах, сыг­рав­шая важ­ную роль в изу­че­нии и да­ти­ров­ке куль­ту­ры древ­ней­ших лю­дей. По ма­те­риа­лам рас­ко­пок 1919–1920 в Ланг­ман­н­ерс­дор­фе (Ав­ст­рия) впер­вые бы­ли опи­са­ны ос­тат­ки ста­цио­нар­но­го па­лео­ли­тич. жи­ли­ща. Сис­те­ма­тич. ис­сле­до­ва­ния Д. Гар­род (с 1929) в Па­ле­сти­не за­ло­жи­ли ос­но­ву изу­че­ния па­лео­ли­та Ближ­не­го Вос­то­ка, свя­зан­но­го с древ­ней­ши­ми на­ход­ка­ми Homo sapiens. С 1920-х гг. ис­сле­ду­ет­ся па­лео­лит Ки­тая (Чжо­уко­удянь и др.). В 1944 Х. Мо­виу­сом бы­ла вы­дви­ну­та кон­цеп­ция на­ли­чия куль­тур­ных зон уже в аше­ле. В фор­ми­ро­ва­нии но­во­го эта­па изу­че­ния па­лео­ли­та важ­ную роль сыг­ра­ли обоб­ще­ния Ф. Бор­да, раз­ра­бо­тан­ный им и др. спе­циа­ли­ста­ми ста­ти­стич. ме­тод опи­са­ния ин­ду­ст­рий. От­кры­тия в Вост. и Юж. Аф­ри­ке открыли новые пер­спек­ти­вы в изу­че­нии ан­тро­по­ге­не­за (Р. Дарт, Р. Брум, Л. Ли­ки).

С 1880-х гг. на Бал­ка­нах и в По­ду­на­вье был от­крыт ряд зем­ле­дельч. куль­тур эпо­хи эне­о­ли­та (Вин­ча, Бо­ян, ли­ней­но-лен­точ­ной ке­ра­ми­ки куль­ту­ра, Ку­ку­тень, Ка­ра­но­во, гу­мель­ниц­кая куль­ту­ра) и на­ча­ла брон­зо­во­го ве­ка (ба­ден­ская куль­ту­ра и др.). В нач. 20 в. ста­ли из­вест­ны­ми древ­ние зем­ле­дельч. куль­ту­ры Ме­со­по­та­мии (Ха­лаф, Са­марра­, Убейд и др.). В 1929 на кон­грес­се вос­то­ко­ве­дов в Ба­гда­де пред­ло­же­на пе­рио­ди­за­ция их даль­ней­ше­го раз­ви­тия (Убейд – Урук – Джем­дет-Наср), по­сле рас­ко­пок 1943–44 бы­ла вы­де­ле­на ещё бо­лее древ­няя куль­ту­ра Хас­су­на. С от­кры­тия в 1948 Р. Брейд­ву­дом по­се­ле­ния древ­них зем­ле­дель­цев Джар­мо на­чалось изучение за­ро­ж­де­ния зем­ле­де­лия и про­из­во­дя­ще­го хо­зяй­ст­ва в це­лом, пер­вые признаки которого датировали 8–7-м тыс. до н. э. Рас­ко­па­ны па­мят­ни­ки древ­ней­ших зем­ле­дель­цев (Ие­ри­хон в Па­ле­сти­не; Ча­тал-Хю­юк, Хад­жи­лар, Чай­ю­ню в Ана­то­лии; Гу­ран в го­рах За­гро­са; Сот­то на Синд­жар­ской рав­ни­не; Али-Кош в Юго-Зап. Ира­не), вхо­дя­щие в т. н. зо­ну «пло­до­род­но­го по­лу­ме­ся­ца» (от За­гро­са до юго-вост. Сре­ди­зем­но­мо­рья). Для пе­ре­хо­да от при­сваи­ваю­ще­го хо­зяй­ст­ва к про­из­во­дя­ще­му Г. Чайл­дом был пред­ло­жен тер­мин не­о­ли­ти­че­ская ре­во­лю­ция (см. так­же Мел­ларт Дж.).

В по­след­ние де­ся­ти­ле­тия 19 в. в Ме­со­по­та­мии бы­ли най­де­ны ос­тат­ки ас­сир. го­ро­дов, от­кры­та шу­мер­ская ци­ви­ли­за­ция с древ­ней­ши­ми го­ро­да­ми Ур, Урук, Ла­гаш (Л. Вул­ли, Э. де Сар­зек), изу­ча­лись па­мят­ни­ки др. куль­тур (А. Па­ро и др.), об­на­ру­же­ны бо­га­тей­шие ар­хи­вы кли­но­пис­ных до­ку­мен­тов. На ру­бе­же 19 и 20 вв. от­кры­та хетт­ская ци­ви­ли­за­ция со сто­ли­цей Хаттусас (Г. Винк­лер). В ходе работ Р. Кольдвея в Вавилоне были заложены основы методики изучения структуры и последовательно­сти застройки городов Древнего Восто­ка. Рас­коп­ки Ж. де Мор­га­на в Су­зах, Р. Гирш­ма­на на Гис­са­ре, Э. Шмид­та на Си­ал­ке да­ли стра­ти­гра­фич. ос­нову изу­че­ния древ­ней ци­ви­ли­за­ции в Ира­не и её ис­то­ков (Ба­кун). А. Эванс от­крыл эгей­скую куль­ту­ру брон­зо­во­го ве­ка на Кри­те со сто­ли­цей в Кнос­се. С 1920-х гг. на­ча­лись сис­те­ма­тич. рас­коп­ки круп­ней­ших цен­тров в Па­ле­сти­не и Си­рии (Асор, Библ и др.). В 1930-х гг. ста­ла из­вест­на ана­то­лий­ская куль­ту­ра эпо­хи брон­зы (Алад­жа-Хю­юк). Рас­коп­ки в Си­рии вы­яви­ли про­цесс раз­ви­тия куль­тур эпо­хи брон­зы в бас­сей­не Ев­фра­та (М. Мал­ло­ван). Свод по стра­ти­гра­фии па­мят­ни­ков Ближ­не­го Вос­то­ка брон­зо­во­го ве­ка был опуб­ли­ко­ван К. Шеф­фе­ром в 1948.

В 1920-х гг. бы­ла от­кры­та ци­ви­ли­за­ция Ха­рап­па и Мо­хенд­жо-Да­ро, за­тем – её пред­ше­ст­вен­ни­ки в Ин­дии и Па­ки­ста­не. С 1950-х гг. ста­ли из­вест­ны древ­ней­шие ци­ви­ли­за­ции Аф­га­ни­ста­на (Мун­ди­гак, Шор­ту­гай, Даш­лы). В 1920-е гг. на­ча­лось сис­те­ма­тич. ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ние бо­га­тей­шей куль­ту­ры Ки­тая (Ю. Г. Ан­дер­сон, А. Стейн), фор­ми­ру­ют­ся ме­ст­ные на­уч. шко­лы, ор­га­ни­за­ци­он­ная струк­ту­ра кит. А. Пио­не­ра­ми изу­че­ния Мань­чжу­рии ста­ли рос. ар­хео­ло­ги В. Я. Тол­ма­чёв, В. В. Пон­сов и др. Важ­ную роль в ста­нов­ле­нии А. как нау­ки в Япо­нии сыг­ра­ло об­ра­зо­ва­ние Ан­тро­по­ло­ги­че­ско­го (1884) и Ар­хео­ло­ги­че­ско­го (1896) об­ществ, на­чав­ших сис­те­ма­тич. рас­коп­ки. С кон. 19 в. япон­ские и ко­рей­ские ар­хео­ло­ги ве­дут рас­коп­ки в Ко­рее. На­ча­ло ис­сле­до­ва­ниям в Мон­го­лии по­ложи­ла рос. ака­де­ми­че­ская экс­пе­ди­ция В. В. Рад­ло­ва, в 1899 Н. М. Яд­рин­це­вым бы­ли от­кры­ты ор­хо­но-ени­сей­ские над­пи­си, сто­ли­ца им­пе­рии монго­лов Ка­ра­ко­рум; мн. па­мят­ни­ки в нач. 20 в. иссле­до­ва­ли рос. и фин. учё­ные, с экс­пе­ди­ции Р. Ч. Эн­д­рю­са в 1920-е гг. на­ча­лось изу­че­ние ка­мен­но­го ве­ка.

С кон. 19 – нач. 20 вв. сис­те­ма­тич. раскоп­ки ста­ли про­во­дить­ся в цен­трах ци­ви­ли­за­ции до­ис­пан­ской Аме­ри­ки – Ме­зо­аме­ри­ке и Ан­дах (Те­ноч­тит­лан, Тео­тиу­а­кан, Па­ча­ка­мак, Тиау­а­на­ко и др.), поя­ви­лись пер­вые пе­рио­ди­за­ции раз­вития этих куль­тур (М. Га­мио, 1909; Г. Спин­ден, 1917; М. Уле, А. Л. Крё­бер, 1927). С 1920-х гг. рас­ши­ря­ет­ся тер­ри­то­рия ис­сле­до­ва­ний, оформ­ля­ют­ся шко­лы ла­ти­но­амер. ар­хео­ло­гов, бы­ли от­кры­ты ци­ви­ли­за­ции оль­ме­ков, Мон­те-Аль­ба­на и др., па­мят­ни­ки за­се­ле­ния Аме­ри­ки че­ло­ве­ком (Ми­до­ук­рофт, куль­ту­ра Кло­вис и др.), ран­не­зем­ле­дель­чес­ких куль­тур (Теу­а­кан, Валь­ди­вия, Ту­ма­ко, Ча­вин, Па­ра­кас и др.). Ны­не изу­че­на б. ч. кон­ти­нен­та, вы­де­ле­ны де­сят­ки ар­хео­ло­гич. куль­тур, уточ­няют­ся пе­рио­ди­за­ция и да­ти­ров­ка на ос­но­ве ес­те­ст­вен­но-на­уч. ме­то­дов.

По­сле обоб­ще­ния Дж.  Бен­том (1893) ре­зуль­та­тов ви­зу­аль­ных об­сле­до­ва­ний в Сев. Эфио­пии, в нач. 20 в. в Ак­су­ме, Аду­ли­се и на др. па­мят­ни­ках на­ча­лись рас­коп­ки, с 1950-х гг. принявшие сис­те­ма­ти­че­ский характер и ох­ва­тив­шие со­пре­дель­ные тер­ри­то­рии. С 1-й пол. 20 в. на­ча­лось изу­че­ние древ­ней жи­во­пи­си Са­ха­ры (Тас­си­лин-Ад­джер), ци­ви­ли­за­ций Зап. Са­ха­ры (Га­на, Кум­би-Сале, Фец­цан). В ре­зуль­та­те раз­гро­ма брит. вой­ска­ми Бе­ни­на в 1897 бы­ло при­вле­че­но вни­ма­ние к ци­ви­ли­за­ци­ям Ни­ге­рии, с 1910 на­ча­лись рас­коп­ки Ифе, за­тем бы­ла от­кры­та бо­лее ран­няя куль­ту­ра Нок, па­мят­ни­ки ашан­ти. В Юж. Афри­ке ос­тат­ки го­ро­ди­ща Зим­баб­ве ста­ли из­вест­ны с 1868, но изу­чение го­су­дарств и куль­тур же­лез­но­го ве­ка в этой час­ти кон­ти­нен­та на­ча­лось в 1930-х гг. Рас­коп­ки на па­мят­ни­ках Вост. Аф­ри­ки (Аза­ния, Кил­ва, Мо­га­ди­шо) ве­дут­ся с 1920-х гг. С 1960-х гг. появля­ют­ся обоб­ще­ния по древ­ней ис­то­рии и А. Аф­ри­ки, на­ча­лись сис­те­ма­тич. ис­сле­до­ва­ния, при­вед­шие к от­кры­тию мн. куль­тур, их по­сле­до­ва­тель­но­сти на оп­ре­де­лён­ной тер­ри­то­рии. Изу­че­ние Древ­не­го Егип­та к кон. 19 – нач. 20 вв. вы­шло на но­вый уро­вень (У. М. Пит­ри, Г. Мас­перо­, Г. Франк­форт). Ши­ро­кий об­ществ. ре­зо­нанс име­ли от­кры­тие Г. Кар­те­ром в 1922 не­ог­раб­лен­ной гроб­ни­цы фа­рао­на Ту­тан­ха­мо­на, с 1956 – ме­ж­ду­нар. спа­са­тель­ные ра­бо­ты в зо­не за­то­п­ле­ния Асу­ан­ских пло­тин.

В кон. 19 – 1-й пол. 20 вв. сфор­ми­ро­ва­лась сис­те­ма на­уч. цен­тров и по­сто­янно дей­ст­вую­щих экс­пе­ди­ций по изу­че­нию ан­тич­но­сти Сре­ди­зем­но­мо­рья и Ближ­не­го Вос­то­ка. Круп­ней­шие франц. ис­сле­до­ва­ния про­во­ди­лись в Дель­фах, на ост­ро­вах Эгей­ско­го м., в Си­рии, Ли­ва­не, Ира­не, Сев. Аф­ри­ке, анг­лий­ские – на Ки­пре, в Ма­лой Азии, Егип­те, Па­лести­не, аме­ри­кан­ские – в Ко­рин­фе, Афи­нах, Се­лев­кии, Ан­ти­охии, Ду­ра-Ев­ро­посе, Олин­фе, не­мец­кие – в Олим­пии, Пер­га­ме, ав­ст­рий­ские – в Эфе­се и др. На па­мят­ни­ках Гре­ции, Ита­лии, Ис­па­нии ра­бо­та­ют так­же мно­го­числ. ме­ст­ные и ино­стран­ные экс­пе­ди­ции. Мас­со­во изу­ча­ют­ся ан­тич­ные па­мят­ни­ки кон­ти­нен­таль­ной Ев­ро­пы, осо­бен­но Гал­лии, Верх­не­го и Сред­не­го По­ду­на­вья. Пуб­ли­ку­ют­ся фун­дам. раз­ра­бот­ки осн. ка­те­го­рий мас­со­во­го ма­те­риа­ла: стек­лян­ной и крас­но­ла­ко­вой по­су­ды, ам­фор (Д. В. Гар­ден, Ф. Фре­мерс­дорф, В. Грейс, Дж. Хейс, И. Гор­лан, П. Дю­пон). С 1950-х гг. боль­шее вни­ма­ние уде­ля­ет­ся позд­не­ан­тич­ным, ви­зан­тий­ским, ср.-век. древ­но­стям Сре­ди­зем­но­мо­рья.

К кон. 19 – нач. 20 вв. соз­да­ны фун­дам. обоб­ще­ния по ар­хео­ло­гии групп ев­роп. на­ро­дов: эт­ру­сков (М. Пал­ло­ти­но), кель­тов (К. Жюл­ли­ан), ге­тов и да­ков (В. Пыр­ван), гер­ман­цев (К. Мюл­лен­гоф, Г. Кос­си­на, К. фон Шу­хардт, Н. Оберг, Т. Ар­не), сла­вян (Л. Ни­дер­ле). Ба­зу для изу­че­ния ран­не­го Сред­неве­ко­вья в Центр. Ев­ро­пе дал труд Й. Хам­пе­ля (1900). В 1920–60-х гг. по­лу­чи­ли ха­рак­те­ри­сти­ку осн. груп­пы древ­но­стей эпо­хи Ве­ли­ко­го пе­ре­се­ле­ния на­ро­дов, бы­ли про­сле­же­ны ис­то­ки ми­гра­ций ря­да на­ро­дов в Центр. Ев­ро­пу с вос­то­ка, их хро­но­ло­гия (А. Ал­фёл­ди, Д. Лас­ло, Н. Фет­тих, И. Вер­нер, И. Ков­риг), на­ча­лась сис­те­ма­тич. пуб­ли­ка­ция па­мят­ни­ков (се­рия «Гер­ман­ские древ­но­сти эпо­хи пе­ре­се­ле­ния на­ро­дов» и др.). В ра­бо­тах Я. Пе­тер­се­на, Х. Арб­ма­на и др. раз­ра­бо­та­ны ос­но­вы ти­по­ло­гии и хро­но­ло­гии ря­да ка­те­го­рий на­хо­док, за­ложе­на ос­но­ва совр. А. ви­кин­гов эпо­хи. По­сле 2-й ми­ро­вой вой­ны уси­лилось вни­ма­ние к А. сла­вян, осо­бен­но к па­мят­ни­кам эт­но­ге­не­за, пер­вых го­су­дарств, го­ро­дов (Й. По­улик, Я. Эйс­нер, Ю. Кост­шев­ский; см. так­же Праж­ская куль­ту­ра), в 1965 офор­ми­лась Ме­ж­ду­нар. уния слав. ар­хео­ло­гии (с 1960 про­во­дят­ся её кон­грес­сы). Соз­да­ны но­вые обоб­ще­ния по ар­хео­ло­гии Ев­ро­пы же­лез­но­го ве­ка (Я. Фи­лип, Я. де Фрис и др.). Чёт­кую фор­му­ли­ров­ку по­лу­чи­ла хро­но­ло­гия ме­ро­винг­ско­го пе­рио­да (К. Бёнер, Б. Шмидт), «вар­ва­ров» Ев­ро­пы рим. вре­ме­ни (Х. Ю. Эг­герс, К. Год­лов­ский). Ар­хео­ло­гич. рас­коп­ки да­ли но­вый ма­те­ри­ал для ис­сле­до­ва­ния многих сто­рон ев­роп. ис­то­рии вплоть до позд­не­го Сред­не­ве­ко­вья и на­ча­ла Но­во­го вре­ме­ни.

К нач. 21 в. ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния ох­ва­ти­ли прак­ти­че­ски все стра­ны. Во 2-й пол. 20 в. объ­ём до­бы­вае­мых ма­те­риа­лов уд­ваи­вал­ся ка­ж­дые 10–15 лет. С 1960-х гг. ве­дут­ся ра­бо­ты по фор­ма­ли­за­ции опи­са­ний (Ж. К. Гар­ден и др.), соз­да­нию баз дан­ных, вне­дре­нию ком­пь­ю­тер­ных ме­то­дов в А. Важ­ное зна­че­ние в фор­му­ли­ров­ке про­бле­ма­ти­ки ар­хе­оло­гич. ис­сле­до­ва­ний иг­ра­ли те­оре­тич. раз­ра­бот­ки ря­да на­уч. школ и на­прав­ле­ний 2-й пол. 20 в. («но­вая ар­хе­оло­гия», «кемб­рид­жская шко­ла», «про­цес­су­ализм» и др.). Тен­ден­ци­ей совр. А. ста­ла ин­тен­си­фи­ка­ция ра­бо­ты с па­мят­ни­ком, стрем­ле­ние по­лу­чить от не­го мак­си­мум ин­фор­ма­ции при ми­ним. раз­ру­ше­нии в хо­де изу­че­ния с при­вле­че­ни­ем ком­плек­са ес­теств. на­ук и их мето­дик.

История отечественной археологии

На раз­ви­тие А. в Рос­сии по­влия­ли ог­ром­ная тер­ри­то­рия, раз­но­об­ра­зие куль­тур, срав­ни­тель­ная уда­лён­ность от оча­гов древ­ней пись­мен­но­сти. Это оп­ре­де­ли­ло и осо­бое зна­че­ние А. в изу­че­нии отеч. ис­то­рии. В Рос­сии ин­те­рес к древ­но­стям пер­во­на­чаль­но про­яв­лял­ся в со­би­ра­нии ред­ко­стей и дра­го­цен­но­стей в кня­же­ских и цар­ских со­кро­вищ­ни­цах, цер­ков­ных риз­ни­цах. Пётр I пы­тал­ся по­ста­вить ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния на уро­вень гос. по­ли­ти­ки. В ука­зе о Кун­ст­ка­ме­ре (1718) на­зна­ча­лось воз­на­гра­ж­де­ние за най­ден­ные «ста­рые ве­щи», при­чём от­ме­ча­лось зна­че­ние кон­тек­ста на­ход­ки – «все­му де­лать чер­те­жи, как что най­дут». На­ча­лось со­би­ра­ние си­бир­ских древ­но­стей (Си­бир­ская кол­лек­ция Петра I­), про­ве­дены об­сле­до­ва­ние и об­ме­ры Бол­га­ра, Дер­бен­та. В хо­де ака­де­ми­че­ских экс­пе­ди­ций Д. Г. Мес­сер­шмид­та (1720–27), И. Г. Гме­ли­на (см. Гме­ли­ны) и Г. Ф. Мил­ле­ра (1733–43) ис­сле­до­ва­лись кур­га­ны в Си­би­ри, в 1763 А. П. Мель­гу­новым – «цар­ский» кур­ган ски­фов «Ли­тая мо­ги­ла» под Ели­са­вет­гра­дом. В. Н. Та­ти­щев в 1730-х гг. пред­ло­жил пер­вую ин­ст­рук­цию для сбо­ра све­де­ний по А., эт­но­гра­фии и гео­гра­фии. Опи­са­ния древ­но­стей со­став­ля­лись и во 2-й пол. 18 в., в хо­де ака­де­мич. экс­педи­ций под рук. И. К. Ки­ри­ло­ва, П. С. Пал­ла­са, И. И. Ге­ор­ги, П. И. Рыч­ко­ва, Н. П. Рыч­ко­ва, И. И. Ле­пё­хи­на и др.

С кон. 18 в., ко­гда в со­став Рос­сии во­шло При­чер­но­мо­рье, ста­ла ин­тен­сив­но раз­ви­вать­ся ан­тич­ная и скиф­ская А. На­ча­лись сис­те­ма­тич. опи­са­ние и пер­вые рас­коп­ки др.-греч. го­ро­дов, раз­ра­бо­та­на про­грам­ма их изу­че­ния (И. А. Стемп­ков­ский, 1827). Об­ществ. ин­те­ре­су к А. спо­соб­ст­во­ва­ла дея­тель­ность А. Н. Оле­ни­на. Ши­ро­кую из­вест­ность по­лу­чи­ли рас­коп­ки в 1830 кур­га­на Куль-Оба, с сер. 19 в. – «цар­ских» кур­га­нов ски­фов (Алек­сан­д­ро­поль­ский кур­ган, Чер­то­млык, Боль­шая Близ­ни­ца) и сар­матский ком­плекс Хох­лач (1864). Про­дол­жа­лось опи­са­ние древ­но­стей Азии (И. Г. Спас­ский, А. Гум­больдт). В 1823 К. Ф. Ка­лай­до­вич опуб­ли­ко­вал ис­сле­до­ва­ние о ря­зан­ских древ­но­стях, в т. ч. о зна­ме­ни­том кла­де зо­ло­тых ве­щей, най­ден­ном в Ря­за­ни Ста­рой. З. Хо­да­ков­ский и В. В. Пас­сек вы­дви­ну­ли про­грам­му изу­че­ния древ­но­стей сла­вян и др. на­ро­дов Вост. Ев­ро­пы. В сер. 19 в. П. С. Са­вель­ев и А. С. Ува­ров про­ве­ли рас­коп­ки па­мят­ни­ков Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ской Ру­си. Наи­бо­лее яр­ки­ми фи­гу­ра­ми в рос. А. 3-й четв. 19 в. бы­ли  И. Е. За­бе­лин и Ува­ров. По­яви­лись ар­хео­ло­гич. му­зеи в го­ро­дах Ни­ко­ла­ев (1803), Фео­до­сия (1811), Одес­са (1825), Керчь (1826), бо­га­тей­шая кол­лек­ция па­мят­ни­ков А. со­сре­до­то­чи­лась в Эр­ми­та­же. Ор­га­ни­зо­ва­ны на­уч. об­ще­ст­ва – Ис­то­рии и древ­но­стей рос­сий­ских при Моск. ун-те (1804), Ис­то­рии и древ­но­стей в Ри­ге (1834), Дер­пте (1838), Одес­се (1839), Ар­хео­ло­го-ну­миз­ма­ти­че­ское в С.-Пе­тер­бур­ге (1846), ре­ор­га­ни­зо­ван­ное с вклю­че­ни­ем сла­вя­но-рус. от­де­ла в 1851, Мо­с­ков­ское ар­хео­ло­ги­че­ское об­ще­ст­во (1864), по ини­циа­ти­ве ко­то­ро­го с 1869 со­би­ра­лись Ар­хео­ло­ги­че­ские съез­ды, Об-во лю­би­те­лей кав­каз­ской ар­хео­ло­гии (1873). В 1859 бы­ло соз­да­но цен­траль­ное гос. уч­ре­ж­де­ние – Им­пе­ра­тор­ская ар­хео­ло­ги­че­ская ко­мис­сия. Важ­ны­ми цен­тра­ми А. ста­ли Ис­то­ри­че­ский му­зей го­су­дар­ст­вен­ный, ос­но­ван­ный в 1872 и от­кры­тый в 1883 в Мо­ск­ве, Ми­ну­син­ский му­зей (с 1877), Кав­каз­ский му­зей в Тиф­ли­се (ос­но­ван в 1853).

К кон. 19 – нач. 20 вв. ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния ох­ва­ти­ли всю тер­ри­то­рию Рос­сии, вплоть до ок­ра­ин и со­пре­дель­ных го­су­дарств (В. В. Рад­лов, Г. Н. По­та­нин, Н. М. Яд­рин­цев, А. В. Ад­риа­нов, И. Р. Ас­пе­лин, С. Ф. Оль­ден­бург, П. К. Коз­лов, А. Ю. Яку­бов­ский, Н. И. Ве­се­лов­ский, В. В. Бар­тольд, Н. Я. Марр, П. С. Ува­ро­ва и др.). Го­то­ви­лись и пуб­ли­ко­ва­лись ар­хео­ло­гич. кар­ты – сво­ды па­мят­ни­ков по гу­бер­ни­ям. Сфор­ми­ро­ва­лась сис­те­ма ар­хео­ло­гич. об­ра­зо­ва­ния, вклю­чав­шая уни­вер­си­те­ты, об­ще­ст­вен­ные Мо­с­ков­ский ар­хео­ло­ги­че­ский ин­сти­тут и Пе­тер­бург­ский ар­хео­ло­ги­че­ский ин­сти­тут. Из­да­ны пер­вые учеб­ни­ки и по­со­бия по А. (лек­ции Н. И. Ве­се­лов­ско­го, В. А. Го­род­цо­ва, А. А. Спи­цы­на).

Основатели Российской академии истории материальной культуры. 6–7 августа 1919 в саду Эрмитажа (Петроград). Слева направо: сидят В. В. Бартольд, Б. В. Фармаковский, И. Э. Грабарь, С. Ф. Ольденбу... Архив Института материальной культуры в С.-Петербурге

В 1870–80-х гг. от­кры­ты па­лео­ли­тич. сто­ян­ки: Ка­ра­ча­ро­во под Му­ро­мом, Кос­тён­ки-1 под Во­ро­не­жем, а так­же на Ук­раи­не, в Кры­му, на Кав­ка­зе, в Си­би­ри. Ин­те­рес к пер­во­быт­ным древ­но­стям про­яви­ли ес­те­ст­во­ис­пы­та­те­ли (И. С. По­ляков, В. В. До­ку­ча­ев, А. А. Ино­стран­цев, И. Д. Чер­ский, А. А. Шту­кен­берг, Д. Н. Ану­чин и др.), в ре­зуль­та­те по­лучил раз­ви­тие ком­плекс­ный под­ход, со­от­вет­ст­вую­щий ми­ро­во­му уров­ню это­го на­прав­ле­ния А. Имен­но они на­ча­ли изу­че­ние ме­зо­ли­та и не­оли­та лес­ной по­ло­сы Вост. Ев­ро­пы (куль­ту­ра Кун­да, вол­го-кам­ская куль­ту­ра и др.). Ис­сле­до­ва­лись не­оли­тич. па­мятни­ки в Центр. Рос­сии (во­ло­сов­ская куль­ту­ра), При­ла­до­жье, у Бе­ло­го мо­ря. В 1890-х гг. В. В. Хвой­ка от­крыл эне­о­ли­ти­че­скую три­поль­скую куль­ту­ру. По ма­те­риа­лам рас­ко­пок 1901–03 В. А. Го­род­цов соз­дал пе­рио­ди­за­цию степ­ных куль­тур брон­зо­во­го ве­ка, в лес­ной зо­не Рос­сии вы­яв­ле­на фать­я­нов­ская куль­ту­ра. От­кры­тие в 1912 Сей­мин­ско­го мо­гиль­ни­ка и Бо­ро­дин­ско­го кла­да по­зво­ли­ло Го­род­цо­ву и А. М. Тальг­ре­ну сфор­му­ли­ро­вать про­бле­ма­ти­ку, свя­зан­ную с сей­мин­ско-турбин­ской куль­ту­рой­. Для ис­сле­до­ва­ния брон­зо­во­го и на­ча­ла же­лез­но­го ве­ков на Кав­ка­зе важ­ное зна­че­ние име­ло от­кры­тие ко­бан­ской куль­ту­ры, Май­коп­ско­го кур­га­на. Изу­ча­лись не толь­ко вы­даю­щие­ся, но и рядо­вые ски­фо-сар­мат­ские па­мят­ни­ки, го­ро­ди­ща (В. Г. Ти­зен­гау­зен, А. А. Боб­рин­ский, Н. Е. Бран­ден­бург, В. А. Го­род­цов). От­кры­ты куль­ту­ры ран­не­го же­лез­но­го ве­ка лес­ной зо­ны (анань­ин­ская куль­ту­ра, пья­но­бор­ская куль­ту­ра, дья­ков­ская куль­ту­ра, Мо­щи­но). Од­ним из пер­вых в ми­ре в 1899 В. А. Го­род­цов высту­пил с про­грам­мой изу­че­ния древ­ней ке­ра­мич. по­су­ды. Ак­тив­но изу­ча­лись фин­но-угор­ские древ­но­сти (И. Р. Ас­пелин, А. М. Тальг­рен, А. А. Спи­цын). Ис­сле­до­ва­ние ан­тич­ных ма­те­риа­лов при­об­ре­ло сис­те­ма­тич. ха­рак­тер, но­ва­тор­ским бы­ло их рас­смот­ре­ние в кон­тек­сте вар­вар­ско­го ок­ру­жения (В. В. Ла­ты­шев, С. А. Же­бе­лёв, М. И. Рос­тов­цев, Б. В. Фар­ма­ков­ский, впер­вые в Рос­сии на­чав­ший изу­чать па­мят­ни­ки ши­ро­ки­ми пло­ща­дя­ми, дав­ший об­ра­зец ис­сле­до­ва­ния древ­них го­ро­дов). Раз­ви­ва­лось, в осн. на сты­ке с ис­кус­ст­во­ве­де­ни­ем, ви­зан­ти­но­вед­че­ское на­прав­ле­ние, важ­ное и для по­ни­ма­ния рус. куль­ту­ры (Н. П. Кон­даков, Ф. И. Ус­пен­ский), наибо­лее ак­тив­но ви­зант. древ­но­сти ис­следо­ва­лись при рас­коп­ках Хер­со­не­са, в 1882 на­ча­ло ра­бо­тать Па­ле­стин­ское пра­во­слав­ное об­ще­ст­во, в 1895 – Рус­ский ар­хео­ло­гич. ин-т в Кон­стан­тино­по­ле. На ру­бе­же 19 и 20 вв. бы­ли от­кры­ты за­ру­би­нец­кая куль­ту­ра и чер­ня­хов­ская куль­ту­ра, от­ра­жаю­щие ла­тен­ское и рим. влия­ние в Вост. Ев­ро­пе, ран­не­сла­вян­ские древ­но­сти (С. С. Гам­чен­ко). В нач. 20 в. ис­сле­до­ва­ны эта­лон­ные па­мят­ни­ки эпо­хи Ве­ли­ко­го пе­ре­селе­ния на­ро­дов на Кав­ка­зе, в Кры­му, степ­ной и ле­со­степ­ной зо­не (Бо­ри­сов­ский мо­гиль­ник, Су­ук-Су, Но­во­гри­горь­ев­ка, Пе­ре­ще­пин­ский клад, Мар­ты­нов­ский клад). С 1860-х гг. на­ча­лось сис­те­ма­тич. ис­сле­до­ва­ние др.-рус. кур­га­нов, со­пок, го­ро­дов (А. П. Бо­гда­нов, Д. Я. Само­ква­сов, В. Б. Ан­то­но­вич, В. И. Си­зов). А. А. Спи­цын в 1899 пред­ло­жил кар­ти­ну рас­се­ле­ния вост.-слав. пле­мён, со­вмес­тив дан­ные А. и др.-рус. ле­то­пи­сей; Н. И. Реп­ни­ков дал куль­тур­ную стра­ти­гра­фию Ста­рой Ла­до­ги; был рас­ко­пан «кня­же­ский» кур­ган Чёр­ная мо­ги­ла. Я. И. Смир­нов соз­дал ос­ново­по­ла­гаю­щее опи­са­ние цен­траль­но­ази­ат., в осн. са­са­нид­ской, то­рев­ти­ки бо­га­тей­ше­го со­б­ра­ния этих древ­но­стей в Эр­ми­та­же, составлен­но­го пре­им. из нахо­док в При­ура­лье. На­ча­лось изу­че­ние па­мят­ни­ков Бул­га­рии Волж­ско-Кам­ской, ср.-век. ко­чев­ни­ков (сал­то­во-ма­яц­кая куль­ту­ра, Бе­ло­ре­чен­ские кур­га­ны и др.). Ис­клю­чи­тель­ное зна­че­ние для ос­мыс­ле­ния древ­но­стей Вост. и Центр. Ев­ро­пы, Бал­кан име­ло изд. «Рус­ские древ­но­сти в па­мят­ни­ках ис­кус­ст­ва» (Н. П. Кон­да­ков, И. И. Тол­стой, вып. 1–6, 1889–99).

Не­смот­ря на слож­но­сти по­сле­ре­во­лю­ци­он­ных лет, ги­бель или эмиг­ра­цию мн. вы­даю­щих­ся учё­ных, кос­тяк рос. А. со­хра­нил­ся. Имп. ар­хео­ло­гич. ко­мис­сия со­ста­ви­ла ос­но­ву Рос. гос. ар­хео­ло­ги­че­ской ко­мис­сии (1918) (с 1919 – Рос­сий­ская, с 1926 – Гос. ака­де­мия ис­то­рии ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры в Ле­нин­гра­де, ГАИМК). В 1924 на ба­зе МГУ был соз­дан НИИ ар­хео­ло­гии и ис­кус­ст­во­зна­ния. Ар­хео­ло­ги до­ре­во­лю­ци­он­ной шко­лы осн. вни­ма­ние уде­ля­ли под­го­тов­ке но­вых кад­ров и обоб­щаю­щих ра­бот (в т. ч. учеб­ни­ков и об­зо­ров – С. А. Же­бе­лёв, В. А. Го­род­цов, А. А. Спи­цын, Б. С. Жу­ков, Ю. В. Го­тье), про­дол­же­нию по­ле­вых ис­сле­до­ва­ний, обес­пе­чив пре­ем­ствен­ность раз­ви­тия отеч. А. Рас­ши­ре­нию фрон­та ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ний спо­соб­ст­во­вал рас­цвет крае­ве­де­ния в 1920-е гг. С кон. 1920-х гг. по­ли­тич. реп­рес­сии за­тро­ну­ли мн. ар­хео­ло­гов. Опи­ра­ясь на со­цио­ло­гич. схе­мы и тео­рию ста­ди­аль­но­сти Н. Я. Мар­ра, в кон. 1920-х гг. не­ко­то­рые мо­ло­дые учё­ные пред­при­ня­ли по­пыт­ку по­строе­ния но­вой А., но с сер. 1930-х гг. вуль­гар­но-со­ци­оло­гич. на­прав­ле­ние в А. ста­ло се­бя из­жи­вать. На пер­вый план бы­ла вы­дви­ну­та за­да­ча изу­че­ния ис­то­рии кон­крет­ных на­ро­дов СССР. В 1937 ГАИМК бы­ла пре­об­ра­зо­ва­на в Ин-т ис­то­рии ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры АН СССР (с 1959 – Институт ар­хео­ло­гии), сло­жи­лась сис­те­ма пе­рио­дич. и се­рий­ных пуб­ли­ка­ций по А. В кон. 1950-х – нач. 1960-х гг. на ос­но­ве дос­ти­же­ний сов. А. соз­да­ны раз­де­лы в ака­де­мич. из­да­ни­ях «Ис­то­рия куль­ту­ры Древ­ней Ру­си», «Очер­ки ис­то­рии СССР», «Все­мир­ная ис­то­рия». В 1960-е гг. на­ча­лась пуб­ли­ка­ция вы­пус­ков се­рии «Сво­да ис­то­ри­че­ских ис­точ­ни­ков», в 1980-е гг. – обоб­щаю­щей 20-том­ной «Ар­хео­ло­гии СССР» (с 1993 «Ар­хе­оло­гия»).

Московские археологи. Фото нач. 1930-х гг. Слева направо: стоят Б. Н. Граков, А. В. Арциховский, В. Д. Блаватский, П. С. Рыков, А. С. Башкиров, Г. Ф. Дебец, Л. А. Евтюхова, Н. А. Прокошев, А. Я. Брюсо... Архив Института археологии РАН

По­ле­вые ис­сле­до­ва­ния в СССР дос­тиг­ли бес­пре­це­дент­ных объ­ё­мов, осо­бен­но на но­во­строй­ках. На­ча­ло бы­ло по­ло­же­но в 1927 ис­сле­до­ва­ния­ми при строи­тель­ст­ве Днеп­ро­гэса. В 1930-х гг. бы­ли про­ве­де­ны мас­штаб­ные рас­коп­ки по трас­се ка­на­лов Мо­ск­ва – Вол­га и Вол­га – Дон, в зо­не строи­тель­ст­ва Перм­ской, Яро­слав­ской, Су­хум­ской, Куй­бышев­ской ГЭС, Во­ро­неж­ской ГРЭС, Моск. мет­ро­по­лите­на, же­лез­ных до­рог на Юж. Ура­ле. В по­сле­во­ен­ные го­ды ис­сле­до­ва­ния на но­во­строй­ках про­во­ди­лись во всё воз­рас­таю­щих мас­шта­бах. В 1950–60-х гг. уда­лось опуб­ли­ко­вать ма­те­риа­лы Куй­бы­шев­ской, Ста­лин­град­ской, Кам­ской, Вот­кин­ской, Вол­го-Дон­ской, Ка­хов­ской и др. экс­пе­ди­ций, но в даль­ней­шем на­уч. об­ра­бот­ка и из­да­ние ма­те­риа­лов ста­ли всё за­мет­нее от­ста­вать от тем­пов рас­ко­пок. Со 2-й пол. 1980-х гг. тем­пы раскопок сни­зи­лись, но в по­след­ние го­ды вновь вы­рос­ли. На­ря­ду с но­во­стро­еч­ны­ми дей­ст­во­ва­ли экс­пе­ди­ции ря­да на­уч. и учеб­ных уч­ре­ж­де­ний, му­зе­ев. Пуб­ли­ка­ция по­лу­чен­ных ма­те­риа­лов – од­на из важ­ней­ших за­дач отечествен­ной археологии.

В СССР ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния ох­ва­ти­ли прак­ти­че­ски все ре­гио­ны и эпо­хи. Бы­ли за­ло­же­ны фун­дам. ос­но­ва А. Кав­ка­за (А. А. Мил­лер, Б. А. Куф­тин, А. А. Иес­сен, Б. Б. Пи­от­ров­ский, Е. И. Круп­нов и др.) и сис­те­ма ме­ст­ных ар­хео­ло­гич. цен­тров. От­крыт ряд стра­ниц ис­то­рии и куль­ту­ры Сред­ней Азии и Ка­зах­ста­на (М. Е. Мас­сон, С. П. Тол­стов и др.), уча­стие в ра­бо­тах экс­пе­диций из цен­тра сти­му­ли­ро­ва­ло фор­миро­ва­ние школ ме­ст­ных ар­хео­ло­гов. Ра­бо­та в Си­би­ри, на Даль­нем Вос­то­ке, в Мон­го­лии при­ве­ла к от­кры­тию ря­да яр­ких па­мятни­ков, куль­тур, пер­вым обоб­ще­ни­ям этих ма­те­риа­лов (Б. Э. Пет­ри, С. А. Те­п­ло­ухов, С. И. Ру­ден­ко, М. П. Гряз­нов, С. В. Ки­се­лёв, К. В. Саль­ни­ков, В. Н. Чер­не­цов, А. П. Ок­лад­ни­ков и др.), в этом на­прав­ле­нии всё боль­ший раз­мах при­об­ре­та­ют ис­сле­до­ва­ния си­бир­ских цен­тров ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ний. На­ча­то сис­те­ма­тич. изу­че­ние Вол­го-Ураль­ско­го ре­гио­на (А. В. Шмидт, Д. Н. Эдинг, А. П. Смир­нов, В. Ф. Ге­нинг, А. Х. Ха­ли­ков и др.), про­дол­жае­мое их уче­ни­ка­ми в ря­де на­уч. цен­тров. Ис­сле­до­ва­лись куль­ту­ры Ев­ра­зий­ской сте­пи от брон­зо­во­го ве­ка до Зо­ло­той Ор­ды (Н. Е. Ма­ка­рен­ко, Б. Н. Гра­ков, К. Ф. Смир­нов, М. И. Ар­та­мо­нов, Г. А. Фё­до­ров-Да­вы­дов и др.). Сфор­ми­ро­ва­лись по­сто­ян­ные экс­пе­ди­ции по изу­че­нию ан­тич­ных цен­тров При­чер­но­мо­рья и При­азо­вья, а так­же их ок­ру́­ги (А. А. Мил­лер, В. Ф. Гай­ду­ке­вич, В. Д. Бла­ват­ский, Д. Б. Ше­лов, Н. И. Со­коль­ский и др.). Про­дол­жа­лось ис­сле­до­ва­ние Цен­траль­ной (П. П. Ефи­мен­ко, Б. А. Жу­ков, О. Н. Ба­дер и др.) и Сев.-Зап. Рос­сии (А. Я. Брю­сов, В. И. Рав­до­ни­кас, Н. Н. Гу­ри­на и др.). Изу­че­ние па­мят­ни­ков При­бал­ти­ки, на­ча­тое ещё в Рос. им­пе­рии, в 1920–30-е гг. раз­ви­ва­лось в тес­ном кон­так­те с на­уч. шко­ла­ми Гер­ма­нии и Фин­лян­дии, а по­сле вой­ны – с ря­дом на­уч. цен­тров СССР (Х. А. Мо­ора, М. Х. Шми­де­хельм, В. А. Лыу­гас и др.).

Ис­сле­до­ва­ние ка­мен­но­го ве­ка в СССР свя­за­но с ря­дом от­кры­тий и фун­да­мен­тальных обоб­ще­ний (Г. А. Бонч-Ос­мо­лов­ский, П. П. Ефи­мен­ко, С. Н. За­мят­нин, П. И. Бо­ри­сков­ский, А. Н. Ро­га­чёв, М. В. Вое­вод­ский, А. Я. Брю­сов, М. Е. Фосс, О. Н. Ба­дер, А. П. Ок­лад­ни­ков и др.). Сис­те­ма­ти­че­ски­ми ста­ли ис­сле­до­ва­ния куль­тур эне­о­ли­та и брон­зо­во­го ве­ка (Т. С. Пас­сек, С. Н. Би­би­ков, С. А. Те­пло­у­хов, П. С. Ры­ков и др.). Бы­ли раз­ра­бо­та­ны ос­но­вы А. древ­них сла­вян и их со­се­дей (П. Н. Треть­я­ков, И. И. Ля­пуш­кин, М. А. Ти­ха­но­ва, В. П. Пет­ров, Ю. В. Ку­ха­рен­ко, В. В. Се­дов, И. П. Ру­са­но­ва и др.). В об­лас­ти др.-рус. А. сфор­ми­ро­ва­лись по­сто­ян­но дей­ст­вую­щие экс­пе­ди­ции в круп­ней­ших го­ро­дах, на­ча­то изу­че­ние се­ла, сде­ла­ны от­кры­тия и обоб­щающие исследования др.-рус. куль­ту­ры (А. В. Ар­ци­хов­ский, Б. А. Ры­ба­ков, Н. Н. Во­ро­нин, М. К. Кар­гер, Г. К. Ваг­нер, Б. А. Кол­чин, В. Л. Янин и др.). На­ча­ли скла­ды­вать­ся отеч. шко­лы ве­ще­ве­де­ния (Г. Ф. Кор­зу­хи­на, А. К. Ам­броз, И. Б. Зе­ест и др.). Ар­хео­ло­гич. ма­те­риа­лы да­ли но­вую ба­зу для раз­ви­тия ну­миз­ма­ти­ки (А. Н. Зо­граф, А. А. Бы­ков, В. В. Кро­пот­кин, В. М. По­тин и др.). С 1960-х гг. на­чи­на­ют ак­тив­но ис­поль­зо­вать­ся ес­те­ст­вен­но-на­уч. и ма­те­ма­тич. ме­то­ди­ки ра­бо­ты с мас­со­вым ар­хео­ло­гич. ма­те­риа­лом (Б. А. Кол­чин, С. И. Ру­ден­ко, В. И. Цал­кин, Г. А. Фё­до­ров-Да­вы­дов и др.). В 1970–80-е гг. дис­ку­ти­ру­ют­ся ме­то­до­ло­гич. про­бле­мы А. (В. Ф. Ге­нинг, Л. С. Клейн и др.). Но­вые пер­спек­ти­вы в изу­че­нии древ­ней и ср.-век. ис­то­рии да­ли ис­сле­до­ва­ния ар­хео­ло­гич. па­мят­ни­ков уни­каль­ной со­хран­но­сти и при­ме­не­ние ме­то­дик комп­лекс­но­го ис­точ­ни­ко­ве­де­ния (см. Ве­ли­кий Нов­го­род, Бе­ре­стя­ные гра­мо­ты, Кагалы, Укок и др.).

Сов. экс­пе­ди­ция­ми сде­лан ряд от­крытий и за пре­де­ла­ми СССР. С 1948 с пе­ре­ры­ва­ми ра­бо­та­ли со­вет­ско-монг. экс­пе­ди­ции, в 1957–59 – экс­пе­ди­ция в Ал­ба­нии, в 1969–79 – в Аф­га­ни­ста­не, в 1969–80, 1985 – в Ира­ке, а так­же экс­пе­ди­ции в Си­рии, Йе­ме­не, Венг­рии, Бол­га­рии, во Вьет­на­ме, на Ку­бе и в др. стра­нах.

Ор­га­ни­за­ци­он­ная струк­ту­ра совр. рос. А. вклю­ча­ет ака­де­мич. Ар­хео­ло­гии ин­сти­тут (Мо­ск­ва), Ис­то­рии ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры ин­сти­тут (С.-Пе­тер­бург), Ин-т ар­хео­ло­гии и эт­но­гра­фии (Но­во­си­бирск), Ин-т ис­то­рии и ар­хео­ло­гии (Ека­те­рин­бург), Ин-т ис­то­рии, ар­хео­ло­гии и эт­но­гра­фии на­ро­дов Даль­не­го Вос­то­ка (Вла­диво­сток). От­де­лы или ин­сти­ту­ты А. име­ют рес­пуб­ли­кан­ские фи­лиа­лы РАН и рес­пуб­ли­кан­ские ака­де­мии. Ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния осу­ще­ст­в­ля­ют ка­фед­ры А. и ар­хео­ло­гич. ла­бо­ра­то­рии в МГУ, СПбГУ, уни­вер­си­те­ты др. го­ро­дов, мн. му­зеи стра­ны, ряд иных гос. и имею­щих ли­цен­зию уч­ре­ж­де­ний. Пре­дос­тав­ле­ние пра­ва на про­ве­де­ние рас­ко­пок и др. ар­хео­ло­гич. ис­сле­до­ва­ний на всей тер­ри­то­рии Рос­сии, а так­же кон­троль за их ка­че­ст­вом осу­ще­ст­в­ля­ет От­дел по­ле­вых ис­сле­до­ва­ний, на­хо­дя­щий­ся в Мо­ск­ве; до­ку­мент, удо­сто­ве­ряю­щий это пра­во, – «От­кры­тый лист».

Лит.: Го­род­цов В. А. Бы­то­вая ар­хео­ло­гия. Курс лек­ций. М., 1910; он же. Ар­хео­ло­гия. М.; П., 1923. Т.1: Ка­мен­ный пе­ри­од; Же­бе­лев С. А. Вве­де­ние в ар­хео­ло­гию. П., 1923. Ч. 1–2; Мил­лер А. А. Ар­хео­ло­ги­че­ские раз­вед­ки. М.; Л., 1934; Ар­ци­хов­ский А. В. Вве­де­ние в ар­хео­ло­гию. 2-е изд. М., 1941; Фор­мо­зов А. А. Очер­ки по ис­то­рии рус­ской ар­хео­ло­гии. М., 1961; Мон­гайт А. Л. Ар­хео­ло­гия За­пад­ной Ев­ро­пы. М., 1974; Binford L. R. For theory bulding in archaeology. N. Y.; L., 1977; Clarke D. L. Analytical archaeology. 2nd ed. L., 1978; Ге­нинг В. Ф. Очер­ки по исто­рии со­вет­ской ар­хео­ло­гии. К., 1982; Djin­djian F. Méthodes pour l’archéologie. P., 1991; Ле­бе­дев Г. С. Ис­то­рия оте­че­ст­вен­ной ар­хео­ло­гии, 1700–1917 гг. СПб., 1992.

Вернуться к началу